Клайв Стейплз Люїс - Космічна трилогія: Мерзенна сила
3,9

Моя оценка

Космічна трилогія: Мерзенна сила 3.9
Після мандрів далекими планетами у третьому романі славнозвісної «Космічної трилогії» Клайва Стейплза Люїса ми повертаємося на Землю, у звичне для автора англійське університетське середовище. Головні герої– Джейн і Марк Стадоки, молоде подружжя, яке опиняється в самій гущі доволі моторошних подій. Як і в перших двох романах, перед читачем розгортається майстерно зображене протистояння сил добра і зла. Врешті-решт добро бере гору, проте війна триває і далі…
Цикл: Космическая трилогия, книга №3
Издательство: Свічадо

Лучшая рецензия на книгу

17 мая 2021 г. 19:55

1K

3

И все-таки Льюис не писатель, а теолог, философ и всё остальное. Слишком абстрактно, слишком символично, метафорично, поучительно и т.д... как когда-то не смогла прочитать "Хроники Нарнии", из-за того что не успела это сделать в детстве, так и тут. Дочитать дочитала, но было тяжело. Трауберг в послесловии размышляет на тему "детскости", в глубоком смысле этого слова, у Льюиса. Как по мне, это не детское, а скорее университетское. Хотя, я понимаю, о чем речь - как раз об этой обобщенности, работе крупными мазками. Но я все еще считаю, что лучшее им написанное - "Пока мы лиц не обрели" (ГЕНИАЛЬНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ) - там как раз переосмысляется миф, и такой способ выражения образов уместен. Все остальное мне не дается. А стиль, на самом деле, у него один, что в Нарнии, что здесь, что в "Пока…

Развернуть

ISBN: 978-966-395-414-1

Год издания: 2011

Язык: Украинский

Серія: Космічна трилогія
Мова: Українська
Кіл-ть сторінок: 432
Формат: 150х205 мм
Обкладинка: Тверда

Возрастные ограничения: 16+

"Космическая трилогия" родилась в результате пари, заключенного Льюисом и Толкином: Льюис должен был попробовать свои силы в научной фантастике, а Толкин – попытаться написать роман о путешествии во времени. Толкин свой роман так и не закончил.

Льюис считается одним из крупнейших апологетов христианства ХХ века. Его произведения издавались во всем мире миллионными тиражами; можно смело утверждать, что Льюиса читали больше, чем всех богословов нашего времени вместе взятых. Кроме того, он обладал необыкновенным талантом умело и органично сочетать в едином контексте античную мифологию, элементы средневекового мировоззрения и христианские взгляды - здесь равных ему еще надо поискать.

Любители классической научной фантастики "Космическую трилогию" иногда критикуют, ведь автор не ставил себе целью научную достоверность и не обращал внимания на технические детали. Зато ценители литературы по философским подтекстом над романами трилогии просто наслаждаются - немного найдется книг, где перед читателем разворачивается такая грандиозная картина мироздания, затрагивается столько болезненных вопросов, связанных с развитием современной цивилизации, и столько вопросов собственно философских, затрагивающих первоосновы человеческого бытия.

Автор не ставил себе целью научную достоверность и не обращал внимания на технические детали, но немного найдется книг, где перед читателем разворачивается такая грандиозная картина мироздания, затрагивается столько болезненных вопросов, связанных с развитием современной цивилизации. Действие третьего романа, "Мерзейшей мощи", происходит в Англии , в привычной для Льюиса университетской среде. В предисловии автор пишет: "В этой книге накоплен немало различных небылиц и чертовщины ... От меня зависело то, чтобы показать, как та чертовщина сталкивается с представителями какой-то обычной, всеми уважаемой профессии, поэтому из числа всех профессий я выбрал свою - не потому, конечно, что университетские работники легче поддаются на происки всевозможной нечисти, а только потому , что это единственная профессия, которую я знаю достаточно хорошо, чтобы о ней писать." Рэнсому в этом романе отведена несколько второстепенная роль, но на первый план выходят Джейн и Марк Стадоки - типичные представители той же университетской среды, молодые супруги, оказываются в самой гуще довольно жутких событий. Как и в первых двух романах, перед нами - противостояние сил добра (возглавляемое Рэнсомом сообщество из Сент-Эн) и зла (Национальный институт координированных экспериментов), мастерски изображенное на фоне причудливого переплетения легенд артуровского цикла, античной мифологии и даже намеков на еще не опубликованные в то время рукописи Толкина. В конце концов добро берет верх, однако война продолжается и дальше ...

Клайв Стейплз Льюис существует как бы в двойной тени: как христианского эссеиста его «перекрывает» Гилберт Кит Честертон, как автора художественных историй — Джон Рональд Руэл Толкин, ближайший друг Льюиса и его «крестный».

В пересказе Натальи Леонидовны Трауберг, переводившей всех троих, это выглядело так: Льюис и Толкин долго спорили о вере, и главным доводом Льюиса оставался тезис — все ваше христианство просто миф. Толкин неизменно в ответ фыркал: дескать, ну и что ж, что миф? Миф — это просто способ описать реальность, которую нельзя выразить иначе. Очередной виток подобного диалога состоялся на совместной прогулке 19 сентября 1929 года (зафиксировано лично Льюисом), когда в голове у филолога что-то щелкнуло и произошло, видимо, то, что он вынес в заголовок автобиографии, которая называется «Настигнут радостью».

Как богослова Льюиса помнят. О том, что он писал христианские сказки, большой мир узнал, когда вышла голливудская экранизация «Льва, Колдуньи и Платяного шкафа» — первой книги из цикла «Хроник Нарнии». Но про то, что кэмбриджский литературовед гибридизировал сай-фай и фэнтэзи в «сказках для взрослых» (которые Толкин терпеть не мог не меньше, чем истории для детей из-под пера лучшего друга), забыли по большей части все, кому не надо. Но вовсе не всегда справедливо.

Возьмем «Мерзейшую мощь» — заключительную и лучшую, третью часть «теологической научно-фантастической» «Космической трилогии» Льюиса. Если в первых двух романах серии герои путешествовали по другим планетам, то тут местом действия является Земля, где в послевоенной Англии обустроили уютный ад под названием Государственный Научно-Исследовательский Институт Лабораторных Изысканий (ГНИИЛИ). В ГНИИЛИ оживляют отрубленные головы, планируют пробудить Мерлина и установить на планете (и вне) научное царство Антихриста. Молодой социолог Стэддок поступает на работу в институт, быстро убеждается, что руководство в прямом смысле слова бесы и в конце концов оказывается перед моральным испытанием, за которым, подводит к мысли автор, физическая гибель лишь станет дополнением, так сказать, смерти духовной.

«Мощь» — это мощный довод, что Толкин был неизбирательно критичен к крестнику. В романе Льюиса есть сарказм, царапающий за плевру макабр, и красиво выстроенный предельный конфликт, который вырастает из обстоятельств, чья фантастичность ничуть не снижает нравственные и экзистенциальные ставки. Плюс ко всему столкновение христианских ценностей и сциентизма образца 1945 года и сегодня читается актуально. Нет причин не верить переводчице Трауберг: этот, безусловно, дидактический роман — «о смирении, с помощью которого только и можно преодолевать торжествующее вокруг зло».

Иван Напреенко

Номинант: 2008 г.Прометей (Зал славы)
2003 г.Прометей (Зал славы)

Кураторы

Я представляю интересы автора этой книги

Рецензии

Всего 4

17 мая 2021 г. 19:55

1K

3

И все-таки Льюис не писатель, а теолог, философ и всё остальное. Слишком абстрактно, слишком символично, метафорично, поучительно и т.д... как когда-то не смогла прочитать "Хроники Нарнии", из-за того что не успела это сделать в детстве, так и тут. Дочитать дочитала, но было тяжело. Трауберг в послесловии размышляет на тему "детскости", в глубоком смысле этого слова, у Льюиса. Как по мне, это не детское, а скорее университетское. Хотя, я понимаю, о чем речь - как раз об этой обобщенности, работе крупными мазками. Но я все еще считаю, что лучшее им написанное - "Пока мы лиц не обрели" (ГЕНИАЛЬНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ) - там как раз переосмысляется миф, и такой способ выражения образов уместен. Все остальное мне не дается. А стиль, на самом деле, у него один, что в Нарнии, что здесь, что в "Пока…

Развернуть
Pachkuale_Pestrini

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

14 февраля 2019 г. 16:20

2K

5

Вот и закончилась "Космическая трилогия". Льюис, конечно, гениален - в самом сакральном, высоком, религиозном смысле этого слова. Как радостно было вновь увидеть Рэнсома - тем радостнее, что показан он глазами других, центральных, персонажей, и от этого выглядит как-то... объемнее. Как будто ты сперва несколько лет жил душа в душу с соседом по комнате, а потом наблюдаешь за ним через телек - он, например, космонавт, или там спортсмен известный - и ты одновременно и следишь за его жизнью, и вспоминаешь совместные приключения. Примерно такое чувство нахлынуло на меня при появлении в одной из глав дорогого профессора филологии. В романе две основные линии - и они пребывают в совершенном равновесии (примечательно - они о супругах, и равновесие тут обретает какой-то сокровенный смысл; по сути…

Развернуть

Подборки

Всего 16

Похожие книги

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Популярные книги

Всего 982

Новинки книг

Всего 60
`