Andrew Wheatcroft - The Habsburgs: Embodying Empire
0

Моя оценка

The Habsburgs have been described at one extreme as demons - responsible for a 'long history of atrocities'; and, at the other, as dodos - living fossils unable to adapt to the modern world. In reality, the flamboyant royal family appear, in many ways, to have behaved much like most other monarchies. Their story, however, is none the less enthralling for that. It is populated by such unforgettable figures as mad Queen Juana, progressing through Spain with her husband's decaying body; the 'heroically fertile' Maria Theresa; and, the quixotic Maximilian, 'Emperor' of Mexico.
Издательство: Penguin Books

ISBN: 978-0140236347

Год издания: 1997

Язык: Английский

Paperback: 416 pages

О Габсбургах, — пишет автор, — написано мало хорошего за последние столетия. Эту семью либо демонизировали, либо выставляли в качестве эдаких тупиц (dodo), живых реликтов давно ушедшей эпохи. «По сути, они казались неадекватными духу эпохи с XVII века, если не раньше. Сами Габсбурги сделали немало для формирования такого неверного восприятия… Они, за редкими исключениями, стремились, чтобы на них смотрели как на возрождение старой власти».

Современная историография — тысячи книг, — посвященная Габсбургам, считает Уиткрофт, в основном поделена между двумя крайностями: либо тупицы, либо демоны.

В результате мы почти досконально знаем фактографию и биографии, но практически нет серьезных исследований, посвященных «Габсбургам как целостности, рассматривающих «династию» так же, как мы рассматриваем «церковь». Параллель, возможно, не точна, но полезна. Обе были уникальными институтами… Обе были больше, чем сумма элементов, из которых они состояли, и, хотя обе представляли себя в качестве неизменных, обе находились в процессе постоянной адаптации и непрерывного изменения».

Уиткрофта интересует метафизика династии как целого — клана с его мифологией и скрытой идеологией, то есть не столько история, сколько историческая антропология. Автор подчеркивает установку династии на историю и коллективное, противопоставляя Габсбургов (например, Леопольда I и Франца I) Людовику XIV и Наполеону. Если для Людовика фокусом внимания, ≪пупом≫, вокруг которого весь мир вертится, был монарх, и только монарх, то в глазах Леопольда личность на троне была лишь звеном в длинной процессии предков. Если Наполеон предлагал миру свое одиночество в грандиозности, Франц предпочитал Gemutlichkeit — простое и домашнее правление в окружении семьи и обожающего его народа.

К тому, что говорит об историческом значении Габсбургов Уиткрофт, я бы добавил еще одно: в лице императора Священной Римской империи Карла V (1517–1555), властелина трех континентов, блестящего современника французских Франциска I и Генриха II, английского Генриха VIII, Мартина Лютера, Габсбурги соединяют позднюю Античность/раннее Средневековье и эпоху Нового времени — вплоть до наших дней. Соединяют в одном важном отношении — в политическом объединении Европы в целом. Европейская часть империи Карла V превосходила последнюю позднеантичную и первую раннесредневековую империю — империю Карла Великого, раздел которой в Вердене в 843 году положил начало Франции, Германии и Италии. Карл V — это последняя средневековая попытка объединить Европу и в то же время первая нововременная попытка, поскольку она в значительной степени опиралась на внеевропейские, американские ресурсы (серебро прежде всего). В этом плане Карл V заложил основу для того пути, по которому позднее пошли Людовик XIV, Наполеон, Вильгельм II и Гитлер. Однако всем ≪им не сообщили≫ то, что хорошо понял Тютчев: после возникновения империи Петра I в России новое издание империи Карла Великого в Европе сделалось невозможным.

Империи в старом виде — да. А в новом — состоялось. Нынешний Евросоюз, предтечей которого был гитлеровский Евросоюз и в котором на Третий рейх радостно работали французы и чехи, прибалты и голландцы, — это в значительной степени реализация габсбургской мечты Карла V. И эта мечта, несмотря на разделение династии на испанскую и французскую ветви, несмотря на умственное и физическое вырождение ряда отпрысков династии, впечаталась во властно-генетический код Габсбургов. Неслучайно сближение Отто фон Габсбурга с графом Рихардом Николаусом фон Куденхове-Калерги, теоретиком Пан-Европы, с которым Отто в 1922 году учредил Панъевропейский союз, по поводу которого ≪заинтересованно попрыгали≫ Ротшильды. ≪Габсбурги — Ротшильды≫ — не напоминает ли это схему XVI века ≪Габсбурги — Фуггеры≫? Напоминает. Только в XVI веке Габсбурги были хозяевами, а ростовщики — обслугой. Теперь, похоже, наоборот. Sic transit gloria mundi. О том, как эта глория-слава проходит, и написал свою книгу Уиткрофт. Он проходится по основным периодам и персонам в истории Габсбургов — от предыстории династии (графы родом из Эльзаса) до ее расцвета в XVI веке, поражения в Великой (Тридцатилетней) войне XVII века и постепенному упадку — но упадку не вообще, а по сравнению с габсбургским grandioso времен Карла V. Неслучайно автор назвал эпоху 1660–1790-х годов счастливой, по крайней мере для австрийских Габсбургов, — Felix Austria. Для испанских Габсбургов этот период — эпоха упадка и физического вырождения.

В эпоху, которую голландский историк Я. Ромейн назвал ≪водоразделом≫ (1871–1933), Вена стала чем-то вроде ≪сладкого≫ или даже ≪веселого≫ апокалипсиса — есть книги и даже академические курсы с такими названиями. В любом случае Вена той эпохи — это и воплощение fin de siecle, и ≪прощальный поклон≫ Габсбургов, и в известном смысле родина модернизма во всех его проявлениях, включая наиболее уродливые (это время неплохо описано К.Э. Шорске в книге ≪Вена на рубеже веков≫, СПб., 2001).

В 1915 году русская армия по ≪принципу карате≫ — с одного удара вырубит Австро-Венгрию (Австрия стала ≪двойной монархией≫ по Ausgleich 1867 года) из войны и из истории (словно в наказание за черную неблагодарность времен Крымской войны — и это после помощи Николая I Габсбургам в подавлении венгерского восстания 1848– 1849 годов).

Энергия габсбургской эпохи не умерла вместе с империей, в ХХ веке она прорвалась специфически в интеллектуальной, политической и, скажем так, международно-интриганской сфере (в том числе и по части смертельных интриг вокруг позднего СССР). Сегодня отпрыски Габсбургов, финансово завязанные на Ротшильдов, продолжают играть определенную роль в мировой финансово-аристократической системе. И это еще одна причина познакомиться с этой незаслуженно забытой многими старой династией, ведь старые ключи открывают новые замки. По крайней мере иногда.

Я — автор этой книги

Похожие книги

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Популярные книги

Всего 1K

Новинки книг

Всего 232