Рецензии на книгу «Жизнь Дизраэли»

ISBN: 978-5-17-075965-1, 978-5-271-38708-1, 978-5-226-04589-9
Год издания: 2012
Издательство: АСТ, Астрель, ВКТ
Серия: Зарубежная классика
Язык: Русский

Бенджамин Дизраэли, граф Биконсфилд. Самый известный английский политик XIX века. Советник и друг королевы Виктории, без помощи которого Британия вряд ли стала бы "империей, над которой никогда не заходит солнце". Блестящий оратор. Человек тонкого ума и великолепной эрудиции. Однако чем пришлось поступиться Дизраэли на тернистом пути к вершинам власти? Увлекательный роман Андре Моруа совершенно по-новому раскрывает перед нами личность Бенджамина Дизраэли - выходца из семьи разбогатевших иммигрантов, которому удалось воплотить юношескую мечту "стать великим человеком".

Развернуть
Рецензия эксперта Эксперт от троичного Бога
Оценка Myrkar:   5  /  4.2
Торжество английской весны

Жизнь рассеянного по всей земле народа всю историю человечества полнилась историями трагических событий. Новая эра превратила их стремления и амбиции в острейшее противостояние с теми, кто отныне причащался Святых Даров перед истинной Пасхой, а не лил кровь в память прообразующего спасения. Имя Дизраэли говорит само за себя - д'Израэли. Его история почти что история подобного перерождения избранного народа: от романтической амбициозности и остроумного тщеславия к тихой смиренной скромности, от восторга политических побед во времена личных финансовых сложностей до размеренной супружеской любви. Он был третьим в поколении евреев, которые, переселившись в Англию, из богоизбранного народа становились во внуках народом своей страны. И Дизраэли как будто олицетворял символ становления британской нации, приближаясь тем самым к тому, что всегда отличало людей древнего мировоззрения от людей веры. Хотя он не стал верующим, приняв англиканство, но он был верен своим взглядам, своим стремлениям. И несомненно он стал верным супругом.

Биография от Моруа написана удивительным слогом, перемежающим настоящие романтические страсти с меткими цитатами политиков. Невозможно не восторгаться вместе с юным Дизраэли, зараженным стремлением стать великим человеком, не восхищаться нежностями брака по расчету (расчету на мирную и ровную семейную жизнь), не проникаться мудростью прошедшего сложный жизненный путь дряхлеющего человека. Он был тем, кто старался прочувствовать эпоху и дух народа, но не хотел быть частью той или иной партии, потому что нация - личность, и для ее становления также нужна личность у власти. Но, как становится понятно в дальнейшем, Англия - не то место, где что-то можно изменить. И правильным выводом становится присоединение к консервативной партии.

Биография Дизраэли показана у Моруа всегда через противостояние двух людей, двух партий, двух властей, двух друзей... По-хорошему, у Дизраэли и не было врагов - со всеми ними он был солидарен, и так становился победителем. Он умел ставить ультиматумы и пользоваться положением. От стиля денди он дошел до весомости личности настоящего политика. Но это не произошло бы без противостояния не только с другими, но и с самим собой. Дизраэли перед каждым броском в неизвестность пишет новый роман - репетирует свою программу, режиссирует свою жизнь. Периоды его удач совпадают с ростом продаж его сочинений и наоборот. Интересно, как он создавал себе имя не с помощью сил периодической печати, а через творчество, создавая на основе реальных прототипов воображаемые события и сочиняя действенные речи для выступлений в парламенте. Он выработал один стиль для палаты общин, а перейдя в палату лордов, - другой. И эти изменения меняли и всю политическую жизнь Англии.

От торжественной возбужденности первой части книги Моруа ушел в сухость и сладкую печаль в пасторали второй. Казалось, что любовью Дизраэли была его мечта о величии или возвышение английской нации. Далее кажется, что этот человек по-настоящему любит только свою жену, а трудности работы - это второе. Но в самом конце, где он продолжает писать письма уже почившей вечным сном жене, его любовью были цветы. Цветы от "феи" - так он называл королеву Викторию. И цветами этими были подснежники, ставшие впоследствии не только символом Дизраэли, но и всей консервативной партии. Цветы редкие, но обладающие самой сильной волей к жизни, возникая первыми, чуть только весна даст о себе знать. Дизраэли жил этой весной, остроумно отмечая, что и события "Сна в летнюю ночь" у Шекспира происходят в мае. Сама должность премьер-министра почти что созвучна тому цветку, который неизменно появляется первым.

Каждый эпизод жизни Дизраэли дышит весной. Может показаться, что настоящая весна раскрывается только в романтических и смелых мыслях юности... Но Моруа показывает, что это весна сезонная, но возможно вести за собой эту пору круглый год всю свою жизнь. И такая весна будет чем-то вроде непрекращающегося стремления к жизненной активности в потоке любви, отошедшей от чувственного возбуждения к настоящей английской остроумности и выдержанности.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии
Оценка tatalexaros:  4

Я не большой поклонник книг по саморазвитию. Мне редко везет на толковые. И я не большой поклонник биографий. Мне редко попадаются по-настоящему увлекательные. “Жизнь Дизраэли” неожиданно стала своеобразным комбо -- сложный, полный событий путь великого человека, ни на секунду не опускающего руки. Бенджамину Дизраэли не довелось читать Стивена Кови, но Бенджамин Дизраэли и без того прекрасно знал, как взять быка за рога. Поразительно, каких высот смог добиться человек, которому ничего в жизни с неба не падало.

Все, что я знала о Дизраэли раньше, укладывалось в одно слово -- политик. А политика -- не самая моя любимая тема. Но я знала Моруа и была спокойна -- он не мог подвести. Своим неспешным, обходительным и очень мелодичным слогом он может повествовать о чем угодно, а я буду с готовностью внимать и наслаждаться. Под его пером даже скучная политика превращается в увлекательное поле боя.

Я не представляю, как рассказать о человеке, столь объемном, столь целостном и столь отчетливо видящим свои цели. Он сам себя сделал. Он лепил свою жизнь очень основательно и методично. Он возвращался к началу, если терпел неудачу и снова принимался за работу. Все в этом человеке меня поражает. Его взгляды. Его невероятная сила воли. Его упорство. Его смелость. И даже толстая кожа, которую он был вынужден отрастить. Только так и становятся выдающимися.

Такие люди своею судьбой доказывают, что у каждого есть выбор, независимо от исходных данных. Можно стать яркой вспышкой, а можно весь долгий век прозябать в беспросветной бытовухе. Дизраэли жил ярко и долго. Любил власть и получил ее, имел амбиции и воплотил их, выявлял в себе слабые стороны и незамедлительно делал их сильными. Это ли не пример для подражания? Это ли не мотиватор? Это ли не история ошеломляющего успеха, прочитав которую, хочется встать с дивана и начать воплощать свои мечты?

ваш текст


Жизнь слишком коротка, чтобы быть незначительной.
Дизраэли
Оценка Bagir07:  5
Дизраэли - символ того, что может сделать в холодном и враждебном мире вечная юность сердца.

Чтобы понять о каком интересном человеке эта книга, приведу цитату:

Никто из тех, кто в те времена встречал Дизраэли, не мог отделаться от сложного впечатления могущества и чародейства. Лицо его действительно приобрело неподвижность камня, и он глубоко отличался от окружавших его смертных. "Мне казалось, что я сижу за столом с Гамлетом, или Лиром, или Вечным жидом, – пишет современник и прибавляет: – Многие говорят: какой он актёр! А между тем в конечном счёте остаётся впечатление полнейшей искренности. Иные относятся к нему как к чужеземцу. "Что ему Англия и что он Англии?" Вот тут они ошибаются. Быть ли видом, или радикалом, или тори – это, по-видимому, ему действительно безразлично, но эта могущественная Венеция, эта царственная Республика, над приделами которой никогда не заходит солнце, этот образ чарует его, – или я очень ошибаюсь. Англия – Израиль, обетованная страна его воображение, и, если ему повезёт, он перед смертью будет первым имперским премьер-министром".


Замечаю, что многие влиятельные мужчины женятся на женщинах гораздо старше их. Нужно изучить этот вопрос пошире. У него были очень крепкие отношения с женой, которая была старше его на 12 лет. Он говорил своей жене: "Дорогая, Вы для меня скорее любовница, чем жена".

Думаю, что Дизраэли был интереснейшим человеком в жизни. По настоящему живым. В книге его не раз называют авантюристом. Но если разобраться, каждый человек дела, в каком-то роде авантюрист.
Чего только стоит история, как в 20-ти летнем возрасте будущий премьер министр Великобритании решил печатать журнал на всю страну, не имея ни гроша в кармане. Так при этом ещё и уговорил зятя сэра Вальтера Скотта быть редактором этого журнала. Сэр Вальтер Скотт в те времена был одним из знаменитейших в мире людей. Караваны американцев совершали паломничество в Абботсфорд. Представляете, каким нужно быть авантюристом, чтобы в 20 лет, без гроша в кармане, приехать к родственнику одного из величайших современников и предложить стать редактором журнала. При этом, Дизраэли был восхитительно принят сэром Вальтером Скоттом, как человек суливший зятю прекрасное положение.

Книга интересна и как увлекательный роман, и как книга про политику, и особенно как книга про бизнес.

Также о его легком отношении к жизни говорит, то что он купил замок из его детских мечт, договорившись о получении огромного долга. При этом у него уже были огромные долги с юных лет. В то время для Дизраэли становилось все более и более ясна мысль, что в Англии в известной политической среде человек не имеет никакого значения, если он не владеет землёй. Поэтому ему "пришлось" купить замок.

Книга в очередной раз показывает, насколько сильное оружие слово. Одним из самых главных качеств Дизраэли было умение правильно и красиво говорить.

При чтении книги складывается впечатление, что все было против Дизраэли. За чтобы он не брался, ничего не получалось. Все приходило только с трудом. Только его упорство и легкое отношение к жизни помогли ему добраться до столь, желанного им поста.

Однако чем с большей уверенностью и интересом он преодолевал препятствия, тем больше ему помогал мир. Например часть его долгов, которые были у него на протяжении всей жизни внезапно по завещанию вызвалась оплатить 75 летняя дама.

Эпиграфом одной из глав приведены слова Дизраэли. Слова характеризуют отношение премьер-министра к жизни:

Как можем мы смотреть на наше время как на эпоху утилитаризма? Наоборот, оно бесконечно романтично. Рушатся троны. Короны раздаются, как в волшебной сказке. Могущественнейшие в мире люди – мужчины и женщины – всего несколько лет тому назад были изгнанниками и авантюристами.


У Дизраэли было отличное и я бы сказал чисто английское чувство юмора. Например, вот как он ответил, когда все вокруг ждали от него решения об участии в войне против Турок:

Даже принцессы принимали участие в этом деле. Первый министр, сидя за обедом рядом с принцессой Мэри Кэмбриджской, услышал от неё следующее: "Не могу взять в толк, чего вы ещё ждёте? "– "В данный момент, сударыня?.. Разварную картошку ", – ответил ей лорд Биконсфилд. [Дизраэли]


Еще немного цитат о премьер-минитстре

В частности, подобно людям Востока, душа его [Дизраэли] жила в раздвоении: он жадно стремился к жизненным благам и остро сознавал их тщетность


К сожалению, став наконец премьер-министром Великобритании, Лорд остался один, без любимой супруги. Жизнь стала менее интересной для столь романтической натуры:

Славе только одна цена: её можно положить к ногам тех, кого любишь.
Оценка _Yurgen_:  5
«Он искупал всеобщую пошлость»
«В хорошо организованной стране со старой и нетронутой культурой скорее власть распоряжается человеком, чем человек властью. <...> Дизраэли…может развивать свою деятельность только в очень узких рамках»


Судьба Дизраэли – благодатный материал для романа. Но прав был и Андрэ Моруа, написавший романизированную биографию. Успехи в таком жанре, надо сказать, не так уж часты.

Еврей, получивший титул лорда, политик (дважды за карьеру занимал пост премьер-министра), писатель, талантливейший оратор, «Диззи», «Жокей» – и это всё о нём! Перед читателем длинный тернистый путь человека, стремившегося к власти, но, как ни странно, сохранившего некоторые понятия о чести и достоинстве. Оптимизм и артистизм помогали герою книги преодолевать многие барьеры в жизни.

Дизраэли оказался одним из самых любимых премьер-министров королевы Виктории. Он преподнёс ей вожделенный титул императрицы Индии. К вечному сопернику Дизраэли, Гладстону, королева никогда не испытывала симпатии.

Он умел быть благодарным. О своей жене Дизраэли говорил:

– Она уверовала в меня в те времена, когда все люди меня презирали

Большое счастье, редкие по теплоте отношения…

Пожалуй, пример Дизраэли, совершенно особый даже для Великобритании, может послужить образцом для политика… «в хорошо организованной стране».

Рецензия эксперта Эксперт Лайвлиба
Оценка Abaturov:  5

Во всем, что касается истории – я излишне чувствительна. У меня громко стучит сердце, когда я читаю о речах Дизраэли, что уничтожают Пиля, у меня трясутся руки, когда я наблюдаю за борьбой чартистов за новую парламентскую реформу, я чуть ли не плачу, когда вижу, как падает Дизраэли и радуюсь, словно ребенок, когда он вновь поднимается.

Дизраэли – это один из тех людей, которым хочется подражать и которыми хочется восхищаться. Впервые я услышала о нем на истории Англии… великие англичане? Викторианская эпоха? Королева Виктория? Все ничто – перед Дизраэли…
Какой невероятный период в истории, сколько великих людей и необычайных событий, в какой век ему удалось жить и возвыситься!
Дизраэли – мой герой. Бесповоротно. Вот почему я не смогла пройти мимо этой книги.

Прекрасная биография о великом человеке: весь его путь от молодого заносчивого еврея Бенджамина д’Израэли до премьер-министра Великобритании Дизраэли и графа Биконсфилда. Его путь был не легким, он встретил множество преград по дороге к величию, но не отступил и стал тем, кем хотел – «великим человеком», он добился своей власти.
Вся его жизнь вызывает непонятно чувство гордости за то, что на земле был такой человек.

На обеде в театре «Веселые девицы» танцовщицам был предложен вопрос: «За кого бы хотели бы выйти замуж: за Гладстона или Дизраэли?» Все эти хорошенькие девушки выбрали Дизраэли; только одна сказала: «За Гладстона» - и вызвала этим возмущение остальных. «Постойте, - возразила она, - я бы вышла за Гладстона для того, чтобы потом меня похитил Дизраэли и чтобы посмотреть, в каких дураках останется Гладстон».


Противостояние Гладстона и Дизраэли чуть ли не самое захватывающее противостояние Викторианской эпохи. Танцовщицам нельзя абсолютно доверять в вопросах политики, но в данном случае они правы. У Гладстона – безупречная репутация и джентльменство, у Дизраэли – великий ум и любовь Королевы. Сразу вспоминается случай, когда Дизраэли спросили, в чем разница между несчастным случаем и несчастьем и он ответил: «Если, скажем, сэр Гладстон свалится в Темзу, это будет несчастный случай. Но если его оттуда вытащат, это уже будет несчастье».
Острый язык, острый ум – вот он Дизраэли. И потому он победил. И навсегда останется более значительной фигурой того времени.

И как же мне, черт возьми, хотелось бы написать диплом про Дизраэли… но написано уже слишком много, и я не особо вышла умом, чтобы говорить языком науки о таком человеке. Оставим это дело другим. Спасибо Андре Моруа за биографию.

«Они его почитают как святого…
Как святого? Нет, Дизраэли никогда не был святым. Но, может, как древнего бога весны, вечно живого, как символ того, что может сделать в холодном и враждебном мире вечная юность сердца».


2b266791e7f7.jpg
Подлинное величие, сэр.
Оценка NenezClarendon:  3
Это не просто художественная, это романтизированная биография. Господин Моруа склонен к романтике. Сначала я была удивлена, он писал о политическом деятеле. Потом стало понятно, чем Дизраэли очаровал Моруа. Этакий лорд Байрон в юности, красавец, романтик, авантюрист, популярный в свое время писатель. Я восприняла книгу как оправдательную и хвалебную оду непризнанному гению. Не убедил меня Моруа. Всю дорогу он твердил, как Дизраэли умен, гениален, красноречив, благороден. Но где плоды его гениальности? Где великие политически свершения? Все и вся были против него, ему постоянно мешали. Родился не в той семье, ни дворянского титула, ни баснословного богатства (бедными его родители не были), ещё этнический еврей. С таким бэкграундом было почти невозможно сделать политическую карьеру в викторианской Англии. С самого раннего детства он был честолюбив и хотел властвовать. В школе его лидерства не приняли, подвергли остракизму. И поэтому он замкнулся, стал высокомерным. Но при всем своем высокомерии он мог быть обаятельным и нравиться нужным людям. Друзья и женщины дали старт его политической карьере и продвигали его. Он даже обаял саму королеву, хотя вначале она его недолюбливала. Он хотел власти, ему было не важно, какую партию представлять, он менял политические убеждения Ещё одни его оружием были красноречие, политиканство и популизм. В середине жизни Дизраэли переродился, он, оказывается не для себя занимается этим непосильным трудом, а для Англии. Моруа объясняет, что Д. искал себя в молодости, потом он определился со своими взглядами и был им верен. Противоречивые взгляды, но романтичные. Дизраэли мечтал, чтобы рабочие и крестьяне были верны дворянам, а дворяне заботились о рабочих и крестьянах, феодальный социализм. Резкий переход получился, может потому, что события в книге сжатые, некоторые десятилетия написаны в режиме «перемотка», быстро, в нескольких предложениях. Подробно Моруа рассказывает только о системе выборов в английский парламент и его структуре, а также про Берлинский конгресс. От остального остается впечатление, что Дизраэли в парламенте только и делал, что практиковался в изящной словесности.

И вот, спустя 30 лет риторики и интриг Бенджамен добился места премьер-министра. Королева верит в него и прислушивается к его советам. Где же великие свершения? И тут ему снова мешают: королева капризна, лорды упертые, английский народ неповоротлив, подчиненные не слушаются и делают глупости, куча рутинной работа. Всё-таки Д. совершил два великих дела для Англии. Первое. Проявил себя успешным дельцом, оказался в нужное время в нужном месте. Купил у египетского принца акции Суэцкого канала, взяв кредит у Ротшильда под залог Англии. Второе. Без каких либо военных действий, только умелым блефом и выдержкой профессионального игрока в покер добился по итогам русско-турецкой войны передачи Великобритании (которая в этой войне не воевала) Кипра, Гибралтара и Мальты. Остальные 40 лет борьба с оппозицией в Парламенте, скучные текущие внутриполитические вопросы на которых Моруа не заостряет внимание.

Мне было интересно узнать о личной жизни Дизраэли, ведь девочки такие девочки. Про первую любовь упоминают вскользь, была Генриетта, замужняя, прекрасная и капризная, разорила Дизраэли и разбила ему сердце. Никаких милых читательницам подробностей. Как сошлись, почему разошлись? Как он лечил свою рану? Зато про жену написано много, их брак романтизирован и идеализирован. Сначала Мэри Энн и Бенджамен дружили, именно она уговорила своего высокопоставленного друга взять Диззи в парламент. Через несколько лет она овдовела. И тут они поняли, что это не дружба, это любовь. Согласно Моруа он женился не потому, что она была богатая некрасивая не очень умная вдова, к тому значительно старше его, а потому что она была ему хорошим другом и восхищалась им. Он ее полюбил всем сердцем и был всегда ей верен. Все 33 года брака. Мой скепсис не дает поверить в эту сказку. Ведь Дизраэли был таким страстным ценителем женской красоты.
В итоге получилась сказка про еврейского рыцаря, который исполнил свою мечту, добился почестей и признания, к тому же смог послужить Британской империи.
Рецензия эксперта Эксперт Лайвлиба
Оценка fullback34:  5

«Не стоит прогибаться под изменчивый мир.
Однажды он прогнется под нас». Андрей Макаревич

1. Государственные деятели, подобные кометам, метеоритам, метеорам, светочам; трибуны, ораторы, глашатаи, Колумбы географические и политические. Конечно, это – Александр Великий и Наполеон. Жизнь как вспышка, освещающая жизнь и смыслы её сотням миллионов людей, людей согревающая, согревающая короткое мгновение в вековечной холодности и враждебности Вселенной. Дизраэли: «Стране быстро надоедают великие герои, которых она себе создала».
Но есть другие, подобно черной материи и черной энергии Вселенной, составляющие основу её существования, черные или как это принято называть, «серые кардиналы». Ришелье и Мазарини, Кольберы и Бисмарки, Дэн Сэопины и Сусловы. И, разумеется, наш герой – Бенджамин Дизраэли. Справедливо это или нет, но никакой Александр или Наполеон невозможен без этих титанов повседневного политического процесса. И если весь 19 век Европа дышала наследием Наполеона, то великая викторианская эпоха Англии была бы совсем другой без своего титана повседневности – дважды премьер-министра Дизраэли. Ему принадлежат слова: «Англия – ничто, если она не станет метрополией огромной колониальной империи». Без такого титана викторианской Англии невозможна ситуация, возникшая в связи с покупкой Англией акций Суэцкого канала. Дизраэли пришел к единственному в Империи человеку, кто мог решить этот вопрос «на завтра» - Ротшильду. Короткий разговор, короткий диалог. Ротшильд: «Кто выступает гарантом кредита?». Дизраэли: «Британское государство». Люди слова. Люди чести.

2. Снова диалектика: «серые кардиналы» они только там невидимые, где это приличествует и отвечает интересам дела. Яркие и глубокие они в пространстве «около дворцовом». Собственно, блеск здесь – основа невидимости там. Интеллектуалы во власти. Primus inter pаres – Дизраэли. Они- писатели, публицисты, философы, мыслители и прагматики. Иногда прагматичны до тошноты. Но интеллектуальная элита потому и элита, что лучше всех чувствует и выражает только лишь наметившийся общественный запрос. Так и с нашим героем: попытка соединения, сплава ставшей к началу 40-х именно тошнотворной и просто бесчеловечной прагматики работных домов (созданных, кстати сказать, из лучших побуждений, как это почти всегда и бывает), просто уничтоженных Диккенсом в «Прогулке по работному дому», в «Оливире Твиисте» или «Маленьком оборвыше» Гринвуда; сплава прагматики и грёзы, промышленной революции и средневекового рыцарства. Так возникает «Молодая Англия», освященная основателями рыцарским романтизмом действующих политиков. Наш герой и сегодня является духовным отцом европейского политического консерватизма – от Скандинавии до Италии, Испании и Греции. Сегодня он известен в Атлантическом сообществе как создатель концепции народного консерватизма. Уж куда как актуальная тема – следование или отвержение духовного наследия.
Дизраэли-писатель это тема, совершенно отдельная. Что примечательно в писателе? Первое, оно же – главное: верность собственным идеалам. Впервые описав их в романе, писатель превращается в практического политика, преследующего эту идеальную, идеализированную, возможно, цель. Вопрос о том, был ли у Дизраэли спичрайтер также смешон, как предположение о наличии собственных идей у подавляющего большинства действующих в мировой политике деятелей. В книгу не вошел эпизод, когда Дизраэли освистали в палате общин, но наш герой верен себе во всём, поскольку он – колоссально целостен. Так вот, Дизраэли сказал, что придет то время, когда все вы будете внимать каждому моему слову. Вот он – великий стиль великого человека великой империи: не мальчишеская сублимированная обида на весь свет, а великий ответ на любой вызов – самосовершенствование. И верность своему идеалу. Так проходила огранка еврейского бриллианта в короне Британской Империи.
Давайте посмотрим на живой политический процесс того времени через сравнение современников двух политических столпов того времени – Дизраэли и Гладстона: «Враги Д. говорили, что он нечестен; враги Г. говорили, что он честен в самом худшем смысле этого слова; враги Д. говорили, что он не христианин, враги Г. говорили, что он, может быть, прекрасный христианин, но безусловно отвратительный язычник. О Гладстоне говорили, что он во многом может убедить других, а себя – в чём угодно; Дизраэли умел убеждать других, но над самим собой не имел власти». О ком сегодня можно спорить-сравнивать на подобном уровне?
Муруа пишет: «Королева Виктория и Дизраэли были начисто лишены пошлости в мысли». Но Дизраэли ещё утонченный эстет. Посмотрите, какими строками поэмы Мильвуа «Листопад» восхищается наш герой: «Вы, сердцу милые и грустные леса, вещаете и мне печаль своей судьбы». А вот какой Дизраэли-мыслитель: «Все религии, поклоняющиеся красоте, кончают оргиями». А это – Дизраэли-реальный политик о епископе Лондонском: «В его ограниченности чувствуется какой-то странный источник энтузиазма».

3. Жизнь людей, подобных Дизраэли – подвиг, человеческий подвиг. Сделавший себя сам. Но не только не ставшим парвеню, напротив – элитой. Сделав себя, люди, подобные нашему герою, делали свою страну. Они были солдатами, винтиками огромной Державы, оставаясь при этом её, Державы, столпами. Так стоила ли жизнь тех усилий, которые наш герой предпринимал? Дизраэли пишет: «Славе только одна цена: её можно положить к ногам тех, кого любишь». И ещё: «Попытайтесь выполнить свой долг, и вы поймете для чего вы созданы».

Книжка только и исключительно для тех, кто считает себя Наполеоном, ощущая в себе собственную исключительность. Поскольку любая мыслящая личность с полным основанием знает, что её отличает от остальных, то книжка – для всех думающих и сомневающихся в себе и мире. Для всех, стремящихся преодолеть эти сомнения.
Из подборки «100 книг, которые нужно прочесть прежде, чем…»

Оценка fram:  5

Жизнь слишком коротка, чтобы быть незначительной. (Дизраэли)

У писателя-биографа есть большое примущество перед другими авторами: блеск живописуемой личности бросает свой шарм и на саму книгу, их сложно уже разделить; в итоге книга производит самое приятное впечатление (разумеется, тут, как и везде, не без исключений).
В итоге хочется говорить не о таланте Андре Моруа, но о блеске Диззи. Он сумел прожить свою слишком короткую (а разве она умеет быть длинной?) жизнь значительно.
Любимая викторианская эпоха, штрихи к характерам многих политических деятелей - от много интересующего меня Бисмарка до русских послов... Я не интересуюсь политикой, зато интересуюсь историей и личностями. "Думать легко; действовать трудно; действовать согласно тому, как думаешь, самое трудное в мире" (Гете). Дизраэли умел и думать, и действовать. А главное - оглядываясь на свою жизнь, он понял, что в большинстве случаев действовал именно сообразно своим убеждениям; воплотил мечты, описанные им же в романах.
Со стороны любой известный деятель кажется успешным и парящим над облаками. "Жизнь Дизраэли" прекрасно демонстрирует всю глубину падений и всю тяжесть взлетов. Весь блеск взлетов. И всю их горечь. Ведь
Славе только одна цена: ее можно положить к ногам тех, кого любишь. (Андре Моруа)

У вас есть ссылка на рецензию критика?

52 день вызова

Я прочитаюкниг Принять вызов