Поделиться:

Холодный дом

ISBN: 978-5-17-071605-0, 978-5-271-35843-2
Год издания: 2011
Издательство: АСТ, Астрель
Серия: Зарубежная классика

Один из самых увлекательных романов великого Диккенса.
Роман, который критики и литературоведы всего мира называют первым классическим английским детективом.
Очень "викторианская" история жизни сироты Эстер Саммерсон, вечно разрывающейся между чувством и долгом, переплетается с криминальной линией захватывающего расследования запутанного дела, которое ведет проницательный инспектор Скотленд-Ярда Баккет.

читать дальше...

Содержание

Дополнительная информация об издании

Количество страниц: 1024 стр.
Тираж: 2 000 экз.
Формат: 130х200 мм (средний формат)
Переплет: Твердый переплет
переводчик: М. Клягина-Кондратьева

История

Был начат автором в ноябре 1851, а закончен в августе 1853 года. Как и почти все другие романы писателя, «Холодный дом», прежде чем появиться отдельным изданием, выходил ежемесячными выпусками (20 выпусков с марта 1852 до сентября 1853 года). Отдельно вышел в том же 1853 году с иллюстрациями «Физа» (X. Н. Брауна). В 1854 г. в журнале «Отечественные записки» был опубликован первый русский перевод.

Название «Холодный дом» возникло у Диккенса не сразу, а в процессе работы над произведением, в связи с переменой первоначального замысла. Первоначальный замысел сосредоточивался на «Одиноком Томе» — лондонских трущобах, на условиях жизни, нравственном, духовном и физическом облике нищих и отщепенцев столицы. С переменой замысла сместился идейный и композиционный центр романа — им стал Канцлерский суд, верховный Суд Справедливости, в то время высшая, после палаты лордов, судебная инстанция в Англии.

еще...

Экранизации

Сериал 2005 г., США, Великобритания
В ролях Анна Максвелл Мартин, Дэнис Лоусон, Кэри Маллиган, Джиллиан Андерсон, Том Джорджсон, Чарльз Дэнс

еще...

Книга в подборках

Книга как лекарство
Книги, вошедшие в "лекарственный справочник" по библиотерапии Книга как лекарство Из аннотации: В этом справочнике литературных лечебных средств —…
sleits
livelib.ru
Самые ужасные родители в литературе
Навеяно статьями , с "рейтингами" которых некоторые не согласились. Давайте составим наш LL-список – предлагайте, добавляйте, голосуйте! Внимание: если вы…
takatalvi
livelib.ru
Тяжёлое детство
В этой подборке собраны книги, в которых так или иначе показано тяжёлое детство детей, подростков. Буду рада любой помощи!
tanyafl
livelib.ru

Рецензии читателей

10 ноября 2015 г., 23:39
5 /  4.373
«Надежда, Радость, Юность, Мир, Покой, Жизнь, Прах, Пепел, Растрата, Нужда, Разорение, Отчаяние, Безумие, Смерть, Коварство, Глупость, Слова, Парики, Тряпье, Пергамент, Грабеж, Прецедент, Тарабарщина, Обман и Чепуха. Вот и вся коллекция, – сказал старик, – и все заперты в клетку моим благородным ученым собратом.» Чарльз Диккенс


Если бы Чарльзу Диккенсу пришло в голову стать алхимиком, то он бы непременно получил заветный философский камень!

Ему удаётся невероятное – заставить человека 21-го века, привыкшего к бешеному темпу жизни, которому уже и клипы кажутся слишком длинными, а твиттер – самым удобным форматом для выражения мысли, на неделю переселиться душой и мыслями в викторианскую Англию, проникнуться духом того времени, привыкнуть и начать сопереживать десяткам персонажей и посчитать более, чем тысячестраничный роман слишком коротким. Вроде бы и сюжеты похожие встречались, и литературные приемы давно известны, и, если начать придираться, то можно найти и недостатки, но есть в книге какая-то магия, благодаря которой уже после первых глав понимаешь, что «Холодный дом» будет среди любимых книг и что будешь помнить и возвращаться к роману всю жизнь. Это как «Менины» Веласкеса – вроде бы старый мрачноватый групповой портрет людей давно минувшей эпохи– скучная классика из учебника, но можно полюбить и импрессионистов, и сюрреалистов, и Малевича, и Поллока, и кого угодно ещё, но того, кто хоть раз заглянул в таинственную комнату с зеркалом вслед за инфантой Маргаритой, магия Веласкеса уже не отпустит.

И у Веласкеса и у Диккенса не все изображенные персонажи привлекательны, некоторые и вовсе – уродливы, но все они кажутся подлинными, живыми и связанными между собой сложными эмоциональными, семейными и прочими узами. Поэтому и «Холодный дом» и «Менин» не «читаешь», не «изучаешь», не «рассматриваешь», а проживаешь. Это шедевры, знакомство с которыми обогащает и меняет человека.

Какое отношение имели друг к другу многие люди, которые, стоя на противоположных краях разделяющей их бездонной пропасти, все-таки столкнулись, самым любопытным образом, на бесчисленных путях жизни?


«Холодный дом» с самого начала ошеломляет читателя: десятки самых разных персонажей от лордов и леди до нищих бродяг, многоликий Лондон и его окрестности, родовые дворянские поместья, отвратительные ночлежки, лавки, конторы, театры и трактиры, улицы и кладбища, тенистые парки и зловонные грязные переулки и, конечно, Канцлерский суд. Как не заблудиться, не запутаться? Как разобраться, кто есть кто и что тут к чему, особенно если ты не знаток истории Великобритании? Как мне кажется, Диккенсу удалось найти идеальную пропорцию между масштабностью и вниманием к деталям, описаниями, диалогами и действием, эмоциональностью и сдержанностью. Чувствуется, что «Холодный дом» - произведение человека зрелого, много повидавшего и испытавшего на своей собственной шкуре, чуждого, в равной мере, как наивности, так и цинизму, проницательного, едкого, часто критикующего, но всё же сохраняющего веру в лучшее в человеке. Ощущается и журналистский опыт автора, и писательское мастерство и чисто человеческий опыт человека, самостоятельно пробившего себе дорогу с самых низов и опыт главы многодетной семьи.

К героям романа невозможно оставаться равнодушным, всё как в жизни: кто-то располагает к себе и становится добрым другом, кто-то вызывает раздражение, злость или даже ненависть, кто-то смешит, а кто-то не может вызвать ничего, кроме гадливости и отвращения. С кем-то Диккенс знакомит ближе и даёт возможность наблюдать за изменением поведения и даже характера под влиянием тех или иных событий, а кому-то посвящает лишь пару абзацев, но замечает детали и тонкости, настолько точно характеризующие человека, что большего и не нужно.

Познакомьтесь для примера с единственным другом мистера Талкингхорна, почтенным поверенным, который

i>
внезапно почувствовал (как говорят), что жизнь эта слишком однообразна, и как-то раз, летним вечером, подарил свои золотые часы своему парикмахеру, не спеша вернулся домой в Тэмпл и повесился.

Разве требуется что-то добавить к вышесказанному о человеке? Чарльз Диккенс вообще был неравнодушен к моим коллегам-юристам и английской судебной системе в целом.

Главнейший принцип английской судебной системы сводится к тому, чтобы создавать тяжбу ради самой тяжбы на пользу самой себе.


Развитие событий «Холодного дома» происходит на фоне рассмотрения в Канцлерском суде дела Джарндисы против Джарндисов, длящегося так долго, бессмысленно и беспощадно, что впору вспоминать Кафку с его «Процессом».

Суд можно смело назвать главным героем романа, это то самое чудище, которое «обло, озорно, стозевно и лаяй»:

Тускло светятся окна на лестницах – это закопченные фонари, как глаза Суда справедливости, близорукого Аргуса с бездонным карманом для каждого глаза и глазом на каждом кармане, подслеповато мигают Звездам.


Персонажи Диккенса,так или иначе участвующие в деле Джарндисы против Джарндисов, как будто бы испытываются этой бесконечной тяжбой и призраком вожделенного наследства.

...немного найдется на свете взрослых, зрелых и к тому же хороших людей, которые, стоит им только подать иск в этот суд, не изменятся коренным образом, – которые не испортятся в течение трех лет… двух лет… одного года.


Выдержит ли все судебные перипетии любовь, дружба, родственные чувства, принципы? Можно ли участвовать в этом проклятом деле и планировать свою жизнь, сохранять ясный ум и уважение к самому себе и близким? Можно ли столкнуться с Системой и остаться человеком?

В суде есть что-то манящее беспощадно. Расстаться с ним нет сил. Так что волей-неволей приходится ждать.


В диккенсовском суде есть что-то инфернальное, равно как и в юристах – служителях мрачного «культа»:

Тяжба не спит, мы ее будим, расшевеливаем, двигаем.


И если кто-то думает, что сатирическое изображение викторианского правосудия – это пресно и скучно, то совершенно зря. Даже если читатель далек от юридической казуистики как небо от земли, у Диккенса есть чем его заинтересовать.

В, казалось бы, реалистичном бытоописательном произведении скрываются настоящие готика и даже хоррор. Макабрическое семейство Смоллуидов может изрядно напугать, скажу я вам, особенно если читать «Холодный дом» перед сном. Или же, представьте себе картину: полночь, мрак, смрад занюханного переулка, молодые люди идут на тайную встречу со стариком, обещавшим показать загадочные старые письма, вот они входят в его комнату:

а вот… вот головешка – обугленное и разломившееся полено, осыпанное золой; а может быть, это кучка угля? О, ужас, это он! и это все, что от него осталось; и они сломя голову бегут прочь на улицу с потухшей свечой, натыкаясь один на другого.


Нет-нет, не думайте только, что весь роман мрачный как квартира Смоллуидов, Диккенс прекрасно умеет шутить и описывать комические сцены. О тех же «жутких» юристах есть и такие пассажи:


…Так как же вы думаете, чего хочет юрист, который наводил эти справки?
-Заработать, – отвечает мистер Джордж.
– Вовсе нет!
– Значит, он не юрист, – утверждает мистер Джордж…


Гордость сэра Лестера Дедлока, «струны» мистера Гаппи, сентенции «младенца» мистера Скиппола, миссис Беджер и её три мужа, «хороший тон» мистера Тарвидропа - поводов посмеяться будет предостаточно.

Ещё один забавный момент: читая о Тарвидропе-старшем, я вспомнила майора Пенденниса, а юного Артура Пенденниса мне не раз напоминал Рик. Стало любопытно, могут ли быть связаны «Пенденнис» Теккерея и «Холодный дом» и, как оказалось, могут. Я прочитала, что два популярных романиста конкурировали, а «Холодный дом» написан на пару лет позже романа Теккерея, так что Диккенс вполне мог «намекать» на уже известное читателям-современникам произведение.

Что меня по-настоящему удивило, так это явный матриархат в викторианском романе. Юная Эстер легко заправляет «Холодным домом», леди Дедлок явно «царствует» в семье Дедлоков, миссис Джеллиби, не смотря на мужа и ораву детей, плюёт с высокой колокольни на домашнее хозяйство и посвящает всю свою энергию Африке, превращая старшую дочь в секретаршу, а дом в подобие офиса, похожим образом ведет себя и «одержимая» сомнительной благотворительностью миссис также многодетная Пардигл, мистер Бегнет высказывает своё мнение исключительно устами миссис Бегнет, мистер Снегсби как огня боится своей «крошечки» и т.д. и т.п. Честно говоря, не думала, что в середине 19-го века уже существовала проблема феминизма, однако мистер Диккенс утверждает, что это так и относится к «эмансипэ» крайне неодобрительно. Надо сказать, что как одиозные проявления феминизма, так и критика оного за последние полторы сотни лет не сильно изменились:

Ее миссия, по словам опекуна, заключалась в том, чтобы провозглашать на весь мир, что миссия женщины совпадает с миссией мужчины, а единственная истинная миссия, как мужская, так и женская, состоит в том, чтобы постоянно выдвигать на публичных митингах декларативные резолюции по поводу всего на свете.


Узнаваемый портрет, ведь правда же? Наряду с вышеописанными «женщинами с миссией» Диккенс нарисовал для нас и идеальный образ жены и матери семейства. Это, конечно же, «старуха» Бегнет!

Почему? Потому что старуха из такого металла сделана… который куда дороже… чем самый дорогой металл. И она вся целиком из такого металла!


Эта святая женщина мало того, что, по сути, является главой семьи и принимает все важные решения, но и неизменно сознательно остается на втором плане и не требует никакой благодарности. Более того, мистер Бегнет в глаза даже ни разу не похвалил её за всю жизнь, потому что «дисциплина должна быть», хотя своему другу и признаётся:

Когда она за меня вышла… и согласилась принять обручальное кольцо… она завербовалась на службу ко мне и детям… от всей души и от всего сердца… на всю жизнь.


По Диккенсу удовольствия – это прерогатива мужчин, тогда как для женщин удовольствием должно быть исполнение долга. Поэтому мистеру Скимполу, обремененному женой и детьми дозволяется быть «младенцем» во всех практических вопросах, не заботиться ни о чем и порхать беспечной стрекозой:

но какой толк жить скромно, когда нет денег? С тем же успехом можно было бы жить шикарно.


Многодетному отцу мистеру Джеллиби прощается банкротство и самоустранение от воспитания и заботы о детях, более того, Диккенс ему сочувствует:

Какие радости дает она ему, эта семья? Счета, грязь, ненужные траты, шум, падения с лестниц, неурядицы и неприятности – вот все, что он видит от своей семьи.


Тогда как жизненным кредо хорошей женщины должно быть нечто вроде «самовоспитательной мантры» Эстер:

и если ты еще не очень радуешься тому, что должна исполнять свой долг весело и с удовольствием, во что бы то ни стало и при всех обстоятельствах, то обязана радоваться.


Но, черт побери, при всем при этом, магия таланта Диккенса такова, что забываешь об «идейных разногласиях» и искренне радуешься, что Кедди Джеллиби устраивает свою жизнь совсем не как мать, а миссис Бегнет вновь приходит на выручку мистеру Бегнету.

Что ж, как ни прекрасен Диккенс, но мне пора закругляться, а то завтра с утра – в суд, тяжба не спит, сами понимаете…

6 марта 2016 г., 18:28
4 /  4.373
Многословные рассуждения об ошибке "прожидания" жизни

Как известно, Диккенс - товарищ многословный, но во всех предыдущих его романах мне это нисколько не мешало. Тут мы с ним впервые не совпали. Этот роман оказался первым, в котором я почувствовала все недостатки публикации длинной истории фрагментами из журнала в журнал. Периодически возникало ощущение, что вот тут, именно на этом эпизоде, Диккенс не заканчивает не потому, что так нужно для развития сюжета, а делает это только потому, что хочет еще потянуть, и вытянуть из читателей и издателей дополнительных денег. И возникают многословные рассуждения, постоянные повторы, и прочее, прочее, прочее. Потому что все темы исчерпали себя задолго до того, как автор пожелал, наконец, поставить точку в своем повествовании. Ну и многократно высказанные одни и те же идеи - не становятся более интересными от постоянных повторений, а их количество чрезмерно, возможно как раз из-за того, что автор должен был сообщить свою мысль любому, кто взял в руки очередной номер журнала, вне зависимости от того, читал ли он предыдущие выпуски, или нет.
Наверное, мне куда больше бы понравился роман, если бы в нем не было этих пародийных вставок от имени Эстер. С одной стороны, Диккенс показал себя замечательным мастером, блестяще воссоздав все штампы женских романов своего времени, но с другой стороны, он настолько точно повторил все недостатки книг Шарлотты Бронте, что я неоднократно ловила себя на раздраженном ощущении, что читаю еще одного "Учителя". Постоянные многозначительные недомолвки, ужимки, словечки - все очень точно! Разве что преувеличенной религиозности он себе не позволил, спасибо и на том. В общем, в своем жанре роман замечательный, а вот жанр слегка не мой. Я, как выяснилось, очевидно могу себя отнести к нелюбителям сатиры и пародии, с которыми тут Диккенс, на мой взгляд, слегка перебарщивает. С другой стороны, какое английскому классику до меня дело? Восторженных почитателей ему и без меня достаточно! :)
Попутно в книге я не до конца осознала собственное отношение Диккенса к тому самому Канцлерскому суду, вокруг которого крутится повествование. На мой взгляд, страдания вокруг нерешенного гражданского дела о наследстве со весьма предсказуемым исходом вряд ли так уж обоснованны, но Диккенс так и не высказался, что для него более явная беда - затягивание разрешения дела или "большие надежды"? Сатира затмила суть. :)
С другой стороны, в романе есть две очень важные мысли. Жизнь пройдет мимо, если её целью будет ожидание последующего блага. Если все время откладывать на завтра самое важное, она так и просочится между пальцами. И это он очень точно показал. А тема эта - вечная. И сейчас вокруг нас полно людей, которые живут вполсилы, чего-то ожидая, надеясь что потом - можно будет чего-то нагнать. Как будто есть черновик жизни, который когда-то будет возможно переписать набело... Словом, мысль вечная, и актуальная. Главное, что такое прожидание жизни - в итоге всегда проигрыш. Даже если герой, спустя долгое время и нервотрепки, получил желанное признание, искомое наследство - он потерял время, здоровье, молодость, чаще всего - еще и доверие к людям, испортил отношения с противниками в споре. Ну а если случается так, что он все-таки проиграл в споре... Думаю, что многие из нас встречали в жизни таких вот "вечно обиженных", непонятых, несправедливо наказанных и недовольных. :(
А вторая - еще более простая. Человек сам наполняет свою жизнь, и смыслами, и теплом, и любимыми, и друзьями, и цветами, и гармонией, и птицами. И если дом, где ты живешь, носит название "Холодный дом", это название ничего не предопределяет. Ты сам можешь превратить его в самое теплое и уютное место на земле. И человек, который несет в себе тепло, добро, заботу и радость, может измениться внешне, но сохранить в себе ту самую душевную красоту, которая будет притягивать к нему других. Словом, внешние перемены совсем не всегда влекут за собой перемены внутренние. Суть человека все-таки внутри, а не снаружи.
Вот такие чудесные мысли принес мне Диккенс в своем романе. Жаль только, эти мысли ему показалось необходимым спрятать внутри сатиры, пародии и журнальной сериальности. А в результате - это первый роман Диккенса, в котором я посетовала на объем. И, разумеется, не из-за количества страниц. :)

2 ноября 2015 г., 18:24
4.5 /  4.373

Первое знакомство с Диккенсом я свела добрый десяток лет назад. Чудное было времечко, когда книги в библиотеке я выбирала по беспроигрышному принципу: чем толще книга, тем лучше. И да, с этой точки зрения Диккенс был просто идеален. Еще с той поры классик запомнился мне, как сентиментальный дядюшка, который не прочь пустить скупую слезу над судьбами бедных сироток. Но выбор на «Холодном доме» я остановила, прежде всего, потому, что помимо сироток он обещал мне семейную драму, преступление, мрачные тайны и интриги.

…Забавно, но главная интрига в книге как таковая интригой не является. Впрочем, как мне думается, Диккенс и не планировал нагонять туману вокруг обстоятельств рождения Эстер. Все скелеты в шкафу, все семейные тайны – все на виду и беззастенчиво являют нам тонкую паутину связей, пронизывающих все классовые слои общества, от трущоб до высшего света английской аристократии. Но это вовсе не значит, что «Холодному дому» нечем удивить вас. В его стенах, где явственно ощутим тягостный запах плесени и тлена, где надежда на счастливый исход видится чуть ли не издевкой над судьбами других несчастных, достаточно мрачных закутков, соседствующих со светлыми комнатами с обоями в цветочек и изящной мебелью.

На первый взгляд, кажется, что Диккенс чрезвычайно благосклонен к своим героям. Эстер, Ада и Ричард под крылышком своего опекуна производят впечатление вполне благополучных сирот, а их пристанище, тот самый Холодный дом, на деле уютен и комфортабелен. В его очаге пылает жаркий огонь, у которого находят приют самые разные путники, в том числе и такие упыри, как мистер Скимпол. В общем, вместе со всеми оборочками, занавесочками, узорчиками, драпировками и зеркалами, приятными и причудливыми мелочами, типа вышитых натюрмортов и индийских кресел, наш дом производит впечатление наиприятнейшего места. То ли дело внушительный Чесни Уолд, где поколения Дедлоков ведут мужественную борьбу с подагрой, а на террасе слышатся отчетливые шаги призрака, которые, как всем известно, предвещают недоброе обитателям поместья. Ах, сэр Дедлок, могу ли я теперь признаться, что для меня вы стали одним из любимейших героев «Холодного дома»?..

Но, увы, не за горами тот час, когда другие дома распахнут свои двери для подопечных тяжбы Джарндисов. Невинные маленькие птички, дорого же обойдется вам соседство рядом с Надеждой, Радостью, Юностью, Миром, Покоем, Жизнью, Прахом, Пеплом, Мотовством, Нуждой, Разорением, Отчаянием, Безумием, Смертью, Коварством, Глупостью, Словами, Париками, Тряпьем, Пергаментом, Грабежом, Прецедентом, Тарабарщиной, Обманом и Чепухой!..

«Холодный дом» - очень кинематографичен. И, судя по количеству экранизаций, режиссеры со мной солидарны. В книге Диккенса есть все для того, чтобы заставить современных домохозяек ровно в назначенное время приникать к экранам телевизоров, а там хоть трава не расти. Страдающие безвинные дети, разлученные возлюбленные, тайные связи и тайные браки, матери, лишившиеся младенцев и младенцы, лишенные детства – добротная закваска для качественной мелодрамы. А тем, кто желает острой сатиры в блистательном изложении классика, добро пожаловать в книгу. И да не смутит вас хэппи энд. Он, как и положено, оплачен кровью.

19 декабря 2013 г., 23:30
4 /  4.373

Когда я стану бабушкой, седой старухой с трубкою, я точно запасусь парой-тройкой томов Диккенса и буду получать своё старушачье удовольствие. Времени у меня будет много, а Диккенс достаточно объёмен, чтобы всё это время заполнить. Помню собственную бабулю, для которой сюжет любого произведения сводился к вопросу «кто с кем остался», вот с этим вопросом как раз к Диккенсу. Это типичный сериал, только очень качественный. Впрочем, он и писался, как сериал: печатался частями из журнала в журнал. Так что всё оправдано: медленно-медленно развивающийся, но вроде как закрученный сюжет, семейные тайны, прежде всего, тайна рождения, несчастные сиротки, подлые злодеи, добрый опекун и почти идеальная героиня.
Диккенс хороший стилист, бери любую страницу на выбор:

На улицах такая слякоть, словно воды потопа только что схлынули с лица земли, и, появись на Холборн-Хилле мегалозавр длиной футов в сорок, плетущийся, как слоноподобная ящерица, никто бы не удивился.


Диккенс блестящий сатирик.

… большой свет — всего лишь крошечное пятнышко. В нем много хорошего; много
хороших, достойных людей; он занимает предназначенное ему место. Но все зло в том, что этот изнеженный мир живет, как в футляре для драгоценностей, слишком плотно закутанный в мягкие ткани и тонкое сукно, а потому не слышит шума более обширных миров, не видит, как они вращаются вокруг солнца. Это отмирающий мир, и порождения его болезненны, ибо в нем нечем дышать.


И психолог Диккенс тоже неплохой, хотя его страшно подводит сентиментальность. Но несмотря на все свои видимые достоинства Диккенс не так чтобы сильно глубок. Слишком много быта, слишком много социального. Возможно, даже так: чем короче произведение Диккенса, тем оно глубже (скажем, многие рождественские истории впечатлили больше, чем «Холодный дом»). Мне сейчас про быт не слишком интересно, так что наша главная встреча с Диккенсом впереди (главное – дожить).

27 октября 2011 г., 11:31
5 /  4.373

Всю свою жизнь из разных источников я слышала, что Диккенс – это мрачный писатель, который пишет мрачные книги. И вот в мрачную осеннюю пору я решила, что это как раз то, что нужно для моего мрачного настроения, взяла с полки мрачный Холодный дом и приготовилась погрузиться в мрачную пучину сюжета. Каково же было мое изумление, когда я обнаружила, что читаю превосходную остросоциальную сатиру. Насмешник Диккенс прошелся катком сарказма по своему времени, особенно досталось судебной системе и высшему обществу с его кичливостью и мнимой благотворительностью. По ним он проехался многократно и с явным удовольствием.

Главы, написанные от лица Эстер, столь гипертрофированы «под женский стиль», что невольно приходят мысли об иронии над писательницами-современницами. Вся она создана в лучших традициях женского романа того времени. Самопожертвование, самоотречение, самоотдача. Ее, конечно же, все поголовно любят и уважают, а она, утирая слезинки умиления, не устает уверять, что не достойна этого. Но иногда эта кроткая овечка как что ляпнет, что остается только глазами хлопать и заподозрить таки этот (гротеск) эталон житейской святости в самолюбовании или, как минимум, в кокетстве.
Если верить биографам, то Диккенс знал о жизни своих персонажей всё в мельчайших подробностях, независимо от их роли в сюжете. Неудивительно, что каждое действующее лицо обладает яркой индивидуальностью.

Описание пейзажей и домов может показаться утомительным и занудным в погоне за сюжетом. Если же вчитаться в эти строки с эстетический точки зрения, то их можно сравнить со старыми антикварными часами, которые уже давно остановили свои ход. Вещь непрактичная, но так и притягивает глаз своей величественностью, вызывая восхищение работой мастера и вздохи «эх, умели же раньше делать!»

«Мрачный» Диккенс великодушен к своим героям и финал книги весьма радужен, насколько это вообще возможно.
А еще я слышала, что по-настоящему Диккенса можно оценить только со второго раза. Надо попробовать.

13 ноября 2012 г., 22:59
5 /  4.373

Фух. Диккенс почти реабилитировался в моих глазах. Если до этого все его произведения, попадавшие в мои руки успешно соперничали со снотворным в скорости укладывания меня в постель, то от "Холодного дома" я даже какое-никакое удовольствие получила.

Занимательная история, в которой переплелись судьбы не одного десятка персонажей. Сиротки Ада и Ричард, участники тяжбы Джарднисы противы Джарднисов, собственно мистер Джарднис, их опекун, и его подопечная Эстер; люди, жизни которых переломал Канцлерский суд и просто отбросы общества; кичливая знать и люди, которых высший свет не сумел испортить... У каждого из них - свои радости и свои печали. И у каждого - своя история. А Диккенс - великий искусник - все эти ниточки собрал, и сплел из них огромное полотно...

"Холодный дом" - это истинно английский роман. Ему присуща и островная педантичность (чего только стоят многостраничные описания пейзажей и интерьеров;), и фирменный юморок-сарказм (хоть сейчас бери все, что касается Канцлерского суда, переноси на наши реалии, и получай великолепный фельетон). Но самое-самое, что в "Холодном доме" есть - это монументальность, которая, впрочем, Диккенсу присуща и по предыдущим знакомствам)

Не знаю как для кого, но для меня мистер Чарльз чересчур приторен. Если Остин и Бронте еще можно простить, списав все эти нотки самопожертвования, идеализма, слезы героинь через каждую страницу на то, что "женские романы они такие женские" (с), то Диккенс, как муж зрелый и умудренный уже в который раз вызывает мое удивление, уподобляясь своим молодым и наивным современницам.

Единственное, что меня спасало все много-много страниц "Холодного дома", так это любовь к семейным драмам. Чего-чего, а драматизма у Диккенса не отнять, равно как и искусства сплести паутину из интриг. Но если бы он еще помнил, что "краткость - сестра таланта" (с) - так ему бы просто цены не было))

047/300

11 октября 2013 г., 22:35
5 /  4.373

картинка nevajnokto
Эта книга отразила в себе все то,от чего я прихожу в неописуемый восторг!
Во-первых,это моя любимая Англия с ее задумчивой туманностью.
Во-вторых,это атмосферность-прекрасные описания всего,с чем автор сталкивает читателя:будь то быт,овеянный уютным светом свечей,или хмурый рассвет,застланный низким серым небом,или влажные от моросящего дождя мостовые Лондона,по которым снуют горожане,укрывшиеся зонтами.Ароматы булочных,цокот экипажей и монотонный гул,присущий большим городам.И туман! Это Чудо Природы,от которого все вокруг становится волшебным и мрачно-торжественным,что ли...
В-третьих,это семейные тайны,скелеты в шкафах,интриги-одним словом,интересный сюжет.
Это история Эстер-милой доброй,отзывчивой девушки,чье рождение на свет-это позор:она незаконнорожденная,а значит прОклятая.Девушка рассказывает о своей жизни-так ненавязчиво,ярко,подпитывая прекрасными мелочами,которые она замечает там,где иной и не обратил бы внимания.Она искуссно передает характер каждого человека,который присутствует в ее судьбе-ее любимая подопечная,красавица Ада,ее опекун-замечательный Джон Джарндис,Ричард(кузен,а позднее муж Ады),а также тех многих,кто прошел через ее жизнь.Это настолько неординарные персонажи,что стОит только подумать о любом-так он сразу оживает,встряхивается,поворачивается к читателю и приседает в изящном реверансе.
Жизнь Эстер в Холодном Доме-это калейдоскоп.Здесь она узнала,что такое забота,доброта и искренность со стороны тех,кто был ей дорог,она приобрела жизненный опыт,и самое важное,узнала тайну своего рождения.Здесь она полюбила,страдала,боролась со страшной болезнью...здесь она училась жить!
Я в восторге! В полнейшем! Это же мой любимый Диккенс!!! Самый замечательный рассказчик,собеседник и просто джентльмен!

10 ноября 2015 г., 21:22
5 /  4.373

"Холодный дом" - прекрасный роман с множеством персонажей и сюжетных линий, полный сатиры и юмора, историй любви и детективных расследований. Увлекательная и одновременно глубокая книга. В тексте несколько тем/жанров.

Сатирический роман. Объект сатиры – английская судебная система, которая не имеет ничего общего со справедливостью и истиной. Канцлерский суд в книге – это «чудовище», пожирающее людей: истцы в ожидании решения или разоряются, или сходят с ума, или умирают. В книге много жертв этой страшной системы. Выигрывают только юристы, потому что тяжбы позволяют зарабатывать деньги. Ничего другого суд сделать не может: пока решается дело о наследстве, оно тратится на бесконечные пошлины. Наверно, здесь есть авторское преувеличение (а может всё так и было в той системе), читать это и горько, и смешно. Жаль героев, у которых рушатся надежды. Самые неприятные личности в книге – это юристы. Когда один из них говорит, что желает оставить своим дочерям доброе имя, читатель понимает, что «доброта» и порядочность юриста – это только иллюзия, а на самом деле все они алчные и жестокие люди. Может быть, «злая» и обидная характеристика, но Диккенс писал не о нашей эпохе, а обличал современную ему судебную систему.

Детектив. А вот следователь в романе – человек, прекрасно знающий своё дело и способный распутать сложные дела. Линия преступления и наказания не самая длительная в романе, но очень удачная и тонко вписанная в основное повествование. Сыскная служба в книге весьма благородна, справедлива и честна (особенно на фоне персонажей-юристов).

Любовный роман. В книге несколько историй любви: есть и грустные, и счастливые. Все очень трогательные и задевающие за живое. Здесь уже нет никакого сатирического подтекста (впрочем, линия влюблённого юриста весьма забавна и смешна), любовь бескорыстна, она всё прощает, ломает гордость и заносчивость, меняет людей. В финале идиллия, семейные радости и тёплый дом (пусть он и называется «холодным»). Книга отчасти сентиментальна, особенно в главах, написанных от лица главной героини Эстер, но не затянута (несмотря на объём) и насыщенна историями радости и горя. А какая трогательная отцовская любовь опекуна к своей воспитаннице!

Антифеминистическая книга. В романе есть персонажи – «деятельные» женщины, которых заботит судьба Африки и другие мировые проблемы. Главное для них - общественные и благотворительные дела, обязательно шумные, а домашний быт не имеет никакого значения. Дети этих женщин неухоженные, невоспитанные и необразованные, муж страдает от недостатка хозяйственности своих жён, которым легче любить дальнего, чем близкого и родного человека. А противопоставлены им: Джон Джарндис, занимающийся настоящей благотворительностью (тихой, нужной, помогающей реальным людям, а не иллюзорным), и Эстер – воплощение хозяйственности и практичности. У неё есть и другие достоинства (она добрая девушка), но умение вести домашние дела показано в романе чуть ли не главным женским качеством, главная героиня им обладает, а многие в книге – нет, поэтому её дом полон счастья и достатка (пусть и относительного), а у деятельных благотворительниц есть только разорение семейного очага и неуют.

28 ноября 2015 г., 17:32
4 /  4.373

Если честно, моим первоначальным планом была "Крошка Доррит". Я хотела прочитать ее очень давно, но все руки не доходили и вот, получив новое задание по ДП, я с волнением отправилась за ней в библиотеку... и, к моему сожалению, не нашла. Кто был тем коварным злодеем, забравшим единственный экземпляр романа домой, я не знала, а потому принялась проклинать свою невезучесть и судьбу-злодейку. Тем временем ко мне подошел весьма импозантный дядька с бородкой аля Тони Старк (ох, мистер Старк ♥ ) и крайне настойчиво порекомендовал мне не расстраиваться, а лучше взять почитать "Холодный дом". Скептически взвесив нехилый томик в руках, я таки решилась взять его домой, авось понравится. Кто же знал, что чтение выйдет настолько незабываемое, но обо всем по порядку.

«Опять система! Мне со всех сторон твердят, что вся причина в системе.
Не надо, мол, обвинять отдельных личностей. Вся беда в системе.» ©

«От всех моих прежних привязанностей, от всех моих прежних стремлений и надежд, от всего живого и мертвого мира осталась у меня только вот эта несчастная и только она одна близка мне, а я ей. Связали нас долгие годы общих страданий, и только эту мою связь с людьми еще не оборвал Канцлерский суд.» ©


Роман затрагивает огромное количество социальных проблем и каждый из героев является ярким представителем определенного "пласта" викторианского общества, я бы выделила следующие:

1. На первом плане читатель видит беспощадную бюрократию бесполезнейшего Канцлерского суда, выматывающего людей морально и физически, уничтожающего целые поколения людей, сводящего их в могилы, тюрьмы и сумасшедшие дома. Огромное количество героев затронул главный процесс романа - "Джарндисы против Джарндисов". Так Ричард и Ада (подопечные суда) становятся невольными участниками ужасного процесса, и если Аде удается в силу своей наивности не измениться из-за этого, не потерять себя, то инфантильный Ричард доверяет свою судьбу системе. Повернутый на "положительном решении" процесса, совершенно неспособный хоть немного повзрослеть, он, подобно флюгеру на крыше дома, бросается от одного дела к другому, от одной профессии к другой в надежде, что все образуется и устроится само собой и ничто не способно увлечь его надолго. Легкомысленный лентяй, превратившийся в чудовище под тенью проклятия судебного процесса, в конце его становится даже жаль.

Дальше...

17 ноября 2015 г., 04:38
4.5 /  4.373

Холодный дом - это потрясающая социальная картина Лондона 19в., с этим не поспоришь, но для меня в первую очередь это невероятно уютная и добрая книга, читая её словно попадаешь в Холодный дом и пусть вас не пугает его название, ведь здесь всегда царит покой, а двери открыты для всех и никогда не дует восточный ветер, а только западный, приносящий счастье и свет.

Эта книга похожа на огромную мозаику, автор "складывает" для нас то одну её часть, то другую, но лишь в конце можно увидеть всю картину целиком и она поражает своей целостностью и изяществом, нет ни одной отвлеченной истории, ни одного лишнего персонажа. А персонажи это вообще отдельная история, если обитатели Холодного дома, Джон Джарндис и Эстер Саммерсон вышли у Диккенса до неправдоподобия идеальными, а Эстер так и вовсе искусственная, то всё остальные участники этой истории невыносимо жизненные, яркие и колоритные. Диккенс затронул все слои общества от самых низших до высшего света, но что самое главное все они вызывают бурю чувств и эмоций, от восторга и любви до зубного скрежета и отвращения. И всех их связывает одно многоликое и беспощадное чудовище - Канцлерский суд.

Я же в очередной раз очарована и поражена, сказать, что я получила удовольствие от жизни в этой книге то же самое, что ничего не сказать! Правда у книги есть один минус, очень много повторений, как минимум страниц 100, а то и 150, уходят на пересказ одного и того же, но и на это можно закрыть глаза.

все 78 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
Осталось
157 дней до конца года

Я прочитаю книг.