Гюстав Флобер - Госпожа Бовари
Госпожа Бовари 3,9

Моя оценка

"Госпожа Бовари" - великий роман французского писателя Гюстава Флобера. Главная героиня - Эмма Бовари - страдает от невозможности осуществить свои мечты о блистательной, светской жизни, полной романтических страстей. Вместо этого она вынуждена влачить монотонное существование супруги небогатого провинциального врача. Тягостная атмосфера захолустья душит Эмму, но все ее попытки вырваться зa пределы безрадостного мира обречены на провал: скучный муж не может удовлетворить запросов супруги, а ее внешне романтичные и притягательные любовники на самом деле эгоцентричны и жестоки. Есть ли выход из жизненного тупика?..
Серия: Классика
Издательство: Фоліо

Лучшая рецензия на книгу

La_Roux

Эксперт

Меняющая реальность на книги

31 августа 2021 г. 20:38

385

3 Сколько душ погубила страсть и любовь..

Очередной роман, который показал - насколько сильной бывает страсть и настолько же губительной она оказывается для влюбленных..

Вдвойне опасней, когда любит один, а второй принимает.. а потом и вовсе хочет избавиться от "навязчивой" дамы, которая живет и дышит своим возлюбленным.

Как женщина может потерять себя и свое счастье - читать здесь, в этой книге. Хотя на эту тему написано не мало историй. Растворишься вот так в мужике - а ему это и не надо вовсе. И тогда-то и приходит катастрофа!

Сюжет трагичен не столько своим финалом, а вообще всеми событиями. Мне лично непонятно такое явление, да - замужем скучно, муж раздражает, к ребенку равнодушна и вот появляется объект, на которого Госпожа Бовари и обрушивает свое цунами выстраданных чувств. Только кому это надо?!..

Жаль таких вот…

Развернуть

Госпожа Бовари — Гюстав Флобер, роман
Перевод: Александр Ромм

ISBN: 978-966-03-4533-1

Год издания: 2009

Язык: Русский

Переводчик: А. Ромм

Тип обложки: твердая
Количество страниц: 416
Тираж: 3 000 экз.

Возрастные ограничения: 18+

Госпожа Бовари
Идея романа была подана Флоберу в 1851 году. Он только что прочёл для друзей первый вариант другого своего произведения — «Искушение Святого Антония», и был ими раскритикован. В связи с этим один из друзей писателя, Максим дю Кан, редактор «La Revue de Paris», предложил ему избавиться от поэтического и высокопарного слога. Для этого дю Кан посоветовал выбрать реалистичный и даже будничный сюжет, связанный с событиями в жизни обычных людей, современных Флоберу французских мещан. Сам же сюжет был подсказан писателю ещё одним другом, Луи Буйле (именно ему посвящён роман), который напомнил Флоберу о событиях, связанных с семьёй Деламар.

Эжен Деламар учился хирургии под руководством отца Флобера — Ахилла Клефоаса. Не обладая никакими талантами, он смог занять место врача лишь в глухой французской провинции, где женился на вдове, женщине старше его. После смерти жены он встретил молодую девушку по имени Дельфина Кутюрье, ставшую затем его второй женой. Романтическая натура Дельфины не вынесла, однако, скуки провинциальной мещанской жизни. Она начала тратить деньги мужа на дорогие наряды, а затем и изменять ему с многочисленными любовниками. Мужа предупреждали о возможных изменах жены, но он в это не поверил. В возрасте 27 лет, запутавшись в долгах и теряя внимание со стороны мужчин, она покончила с собой. После смерти Дельфины мужу открылась правда о её долгах и подробности её измен. Он не смог этого вынести и через год также скончался.

Флоберу была знакома эта история — его мать поддерживала контакты с семьёй Деламар. Он ухватился за идею романа, изучил жизнь прототипа, и в том же году принялся за работу, которая оказалась, однако, мучительно тяжёлой. Флобер писал роман почти пять лет, порой затрачивая на отдельные эпизоды целые недели и даже месяцы. Об этом остались письменные свидетельства самого писателя. Так, в январе 1853-го он писал Луизе Коле:

Я пять дней просидел над одной страницей…

В другом письме он фактически жалуется:

Я бьюсь над каждым предложением, а оно никак не складывается. Что за тяжёлое весло — моё перо!

Уже в процессе работы Флобер продолжал сбор материала. Он сам читал романы, которые любила читать Эмма Бовари, изучал симптомы и последствия отравления мышьяком. Широко известно, что он сам почувствовал себя плохо, описывая сцену отравления героини. Так он вспоминал об этом:

Когда я описывал сцену отравления Эммы Бовари, я так явственно ощущал вкус мышьяка и чувствовал себя настолько действительно отравленным, что перенёс два приступа тошноты, совершенно реальных, один за другим, и изверг из желудка весь обед.

В ходе работы Флобер неоднократно переделывал свой труд. Рукопись романа, которая в настоящее время хранится в муниципальной библиотеке Руана, составляет 1788 исправленных и переписанных страниц. Окончательный же вариант, хранящийся там же, содержит лишь 487 страниц.

Практически полная идентичность истории Дельфины Деламар и описанной Флобером истории Эммы Бовари давала повод считать, что в книге описана реальная история. Однако Флобер категорически это отрицал, утверждая даже, что у мадам Бовари нет прототипа. Однажды он заявил: «Госпожа Бовари — это я!» Тем не менее сейчас на могиле Дельфины Деламар, помимо её имени, имеется надпись «Мадам Бовари».

Роман печатался в парижском литературном журнале «Ревю де Пари» с 1 октября по 15 декабря 1856 года.

Саламбо
Зарождение идеи
После десяти лет изнурительной работы над своим первым романом, «Мадам Бовари» (1856), фоном которого являются тягостные реалии провинциальной Франции, Флобер чувствовал себя истощённым необходимостью описывать ничтожные происшествия и ничтожных героев. Кроме того, скандал вокруг выхода «аморального» романа поставил его, в глазах литературной общественности, в первых рядах зарождающегося движения натуралистов, в то время как сам Флобер считал себя даже не реалистом, а «последним романтиком».

В попытке доказать широту своих художественных взглядов Флобер взялся за написание книги об одной из наименее изученных в то время цивилизаций древнего Средиземноморья — Карфагене. Выбор столь экзотической темы позволял ему дать волю своему воображению и в то же время с головой погрузиться в чтение трудов античников, к которым он был с юных лет неравнодушен. Как заметил в своей рецензии Сент-Бёв, археология после открытий Шампольона стала тогда входить в моду, а Теофиль Готье уже печатал роман из древнеегипетской жизни.

Флоберовское представление о карфагенянах выразил один из его любимых авторов, Жюль Мишле, видевший в них «народ угрюмый и унылый, чувственный и алчный, склонный к риску, но лишённый героизма», да к тому же замороченный «свирепой религией, полной ужасающих обрядов». Интуитивно воспринятый Мишле «дух нации» привлекал Флобера как сгущённое соединение всего самого экзотического в древнем мире. Эти романтические представления имеют мало общего с тем портретом этого торгового народа, который удалось воссоздать с началом планомерных арехеологических исследований на территории Карфагена.

Работа над книгой
При отсутствии сколько-нибудь основательных научных исследований на карфагенскую тематику, особенно археологических, Флоберу для подпитки своего воображения приходилось довольствоваться трудами древних писателей, и в первую очередь Полибием. Образ героини по имени Саламбо эволюционировал из беглого упоминания Полибием безымянной дочери Гамилькара, которую тот в награду за верность намеревался выдать за нумидийского правителя Нараву.

За первые месяцы работы над романом Флобер изучил все упоминания Карфагена у древних авторов и перелопатил практически всю изданную в Новое время литературу по Карфагену, от «Полиоркетики» Юста Липсия до 400-страничной монографии о храмовых пирамидальных кипарисах. К концу июля число прочитанных им трудов по древней истории достигло 98-ти, но и после того он продолжал жадно читать всё, что касалось других древних цивилизаций Средиземноморья, угадывая у них много общего с Карфагеном. Некоторые описательные пассажи были подсказаны ему книгами Ветхого Завета, что не преминули отметить учёные рецензенты, вызвав гневную отповедь автора:

Вы твердите, что Библия не является руководством при описании Карфагена (вопрос спорный); согласитесь, однако, что иудеи ближе к карфагенянам, чем китайцы! К тому же в каждой стране есть целый ряд вещей, существующих вечно, без изменений.

Тем не менее Флобер не был удовлетворён прочитанным, ибо оно не позволяло ему увидеть перед собой людей той далёкой цивилизации, вдохнуть в них жизнь. В декабре 1857 г. он пишет одной из своих знакомых:

Чтобы можно было сказать об античном персонаже: «Это правдиво», надо сделать его сугубо жизненным, но кто же видел модель, тип? Чувствую, что нахожусь на ложном пути и что персонажи мои должны говорить иначе. Немало честолюбия в желании войти в душу людей, когда эти люди жили более двух тысяч лет назад, причём цивилизация тех времён не имеет ничего общего с нашей. Я до известной степени вижу истину, но не проникаюсь ею, она не волнует меня!

В начале лета 1858 года Флобер отправляется «на рекогносцировку» в Тунис, где убеждается в ложности избранного им подхода к пунической цивилизации. Однако возвращается он преисполненным надежд на ускорение работы над «бесконечной» книгой. Начинается создание пробных описаний, осторожные опыты нового стиля, разработка фабулы романа. Все предыдущие наброски пришлось предать огню, о чём автор не без горечи сообщает в письме Эрнесту Фейдо:

«Карфаген» надо целиком переделать или, вернее, написать сызнова. Я всё уничтожил. Это было идиотство! Немыслимо! Фальшиво!


Публикация
В 1862 году, после пяти лет кропотливой работы завершив роман, Флобер вступил в переписку с издателем Мишелем Леви о размере авторского гонорара. Ситуация осложнялась тем, что автор настаивал на публикации книги без каких-либо иллюстраций и, сверх того, требовал отложить выпуск книги до окончания публикации «Отверженных» Гюго.

«Саламбо» вполне удовлетворил тягу французской публики, пресыщенной волной реалистических повествований, к восточной экзотике. Много шума наделала сцена принесения младенцев в жертву Молоху, которую Сент-Бёв счёл садистической. Не менее смелым представлялось описание ритуального соединения Саламбо со змеем:

Саламбо обернула змею вокруг бедер, подмышками и между колен; потом, взяв её за челюсти, приблизила маленькую треугольную пасть к краю своих зубов и, полузакрыв глаза, откинула голову под лучами луны. Белый свет обволакивал её серебристым туманом, следы её влажных ног сверкали на плитах пола, звезды дрожали в глубине воды; пифон прижимал к ней свои черные кольца в золотых пятнах. Саламбо задыхалась под чрезмерной тяжестью, ноги её подкашивались; ей казалось, что она умирает. А пифон мягко ударял её кончиком хвоста по бедрам.

Роман был настолько популярен, что вошли в моду платья в «пуническом» стиле и уже год спустя появилось второе издание. Сразу стали появляться переводы на иностранные языки, однако в континентальной Европе роман расходился гораздо лучше, чем в Великобритании и колониях. Уже в 1862 г. в «Отечественных записках» появился русский перевод «Саламбо».

Госпожа Бовари
Идея романа была подана Флоберу в 1851 году. Он только что прочёл для друзей первый вариант другого своего произведения — «Искушение Святого Антония», и был ими раскритикован. В связи с этим один из друзей писателя, Максим дю Кан, редактор «La Revue de Paris», предложил ему избавиться от поэтического и высокопарного слога. Для этого дю Кан посоветовал выбрать реалистичный и даже будничный сюжет, связанный с событиями в жизни обычных людей, современных Флоберу французских мещан. Сам же сюжет был подсказан писателю ещё одним другом, Луи Буйле (именно ему посвящён роман), который напомнил Флоберу о событиях, связанных с семьёй Деламар.

Эжен Деламар учился хирургии под руководством отца Флобера — Ахилла Клефоаса. Не обладая никакими талантами, он смог занять место врача лишь в глухой французской провинции, где женился на вдове, женщине старше его. После смерти жены он встретил молодую девушку по имени Дельфина Кутюрье, ставшую затем его второй женой. Романтическая натура Дельфины не вынесла, однако, скуки провинциальной мещанской жизни. Она начала тратить деньги мужа на дорогие наряды, а затем и изменять ему с многочисленными любовниками. Мужа предупреждали о возможных изменах жены, но он в это не поверил. В возрасте 27 лет, запутавшись в долгах и теряя внимание со стороны мужчин, она покончила с собой. После смерти Дельфины мужу открылась правда о её долгах и подробности её измен. Он не смог этого вынести и через год также скончался.

Флоберу была знакома эта история — его мать поддерживала контакты с семьёй Деламар. Он ухватился за идею романа, изучил жизнь прототипа, и в том же году принялся за работу, которая оказалась, однако, мучительно тяжёлой. Флобер писал роман почти пять лет, порой затрачивая на отдельные эпизоды целые недели и даже месяцы. Об этом остались письменные свидетельства самого писателя. Так, в январе 1853-го он писал Луизе Коле:

Я пять дней просидел над одной страницей…

В другом письме он фактически жалуется:

Я бьюсь над каждым предложением, а оно никак не складывается. Что за тяжёлое весло — моё перо!

Уже в процессе работы Флобер продолжал сбор материала. Он сам читал романы, которые любила читать Эмма Бовари, изучал симптомы и последствия отравления мышьяком. Широко известно, что он сам почувствовал себя плохо, описывая сцену отравления героини. Так он вспоминал об этом:

Когда я описывал сцену отравления Эммы Бовари, я так явственно ощущал вкус мышьяка и чувствовал себя настолько действительно отравленным, что перенёс два приступа тошноты, совершенно реальных, один за другим, и изверг из желудка весь обед.

В ходе работы Флобер неоднократно переделывал свой труд. Рукопись романа, которая в настоящее время хранится в муниципальной библиотеке Руана, составляет 1788 исправленных и переписанных страниц. Окончательный же вариант, хранящийся там же, содержит лишь 487 страниц.

Практически полная идентичность истории Дельфины Деламар и описанной Флобером истории Эммы Бовари давала повод считать, что в книге описана реальная история. Однако Флобер категорически это отрицал, утверждая даже, что у мадам Бовари нет прототипа. Однажды он заявил: «Госпожа Бовари — это я!» Тем не менее сейчас на могиле Дельфины Деламар, помимо её имени, имеется надпись «Мадам Бовари».

Роман печатался в парижском литературном журнале «Ревю де Пари» с 1 октября по 15 декабря 1856 года.

Идея романа была подана Флоберу в 1851 году. Он только что прочёл для друзей первый вариант другого своего произведения — «Искушение Святого Антония», и был ими раскритикован. В связи с этим один из друзей писателя, Максим дю Кан, редактор «La Revue de Paris», предложил ему избавиться от поэтического и высокопарного слога. Для этого дю Кан посоветовал выбрать реалистичный и даже будничный сюжет, связанный с событиями в жизни обычных людей, современных Флоберу французских мещан. Сам же сюжет был подсказан писателю ещё одним другом, Луи Буйле (именно ему посвящён роман), который напомнил Флоберу о событиях, связанных с семьёй Деламар.

Эжен Деламар учился хирургии под руководством отца Флобера — Ахилла Клефоаса. Не обладая никакими талантами, он смог занять место врача лишь в глухой французской провинции, где женился на вдове, женщине старше его. После смерти жены он встретил молодую девушку по имени Дельфина Кутюрье, ставшую затем его второй женой. Романтическая натура Дельфины не вынесла, однако, скуки провинциальной мещанской жизни. Она начала тратить деньги мужа на дорогие наряды, а затем и изменять ему с многочисленными любовниками. Мужа предупреждали об возможных изменах жены, но он в это не поверил. В возрасте 27-ми лет, запутавшись в долгах и теряя внимание со стороны мужчин, она покончила с собой. После смерти Дельфины мужу открылась правда о её долгах и подробности её измен. Он не смог этого вынести и через год также скончался.

Флоберу была знакома эта история — его мать поддерживала контакты с семьёй Деламар. Он ухватился за идею романа, изучил жизнь прототипа, и в том же году принялся за работу, которая оказалась, однако, мучительно тяжёлой. Флобер писал роман почти пять лет, порой затрачивая на отдельные эпизоды целые недели и даже месяцы. Об этом остались письменные свидетельства самого писателя. Так, в январе 1853-го он писал Луизе Коле:

Я пять дней просидел над одной страницей…

В другом письме он фактически жалуется:

Я бьюсь над каждым предложением, а оно никак не складывается. Что за тяжёлое весло — моё перо!

Уже в процессе работы Флобер продолжал сбор материала. Он сам читал романы, которые любила читать Эмма Бовари, изучал симптомы и последствия отравления мышьяком. Широко известно, что он сам почувствовал себя плохо, описывая сцену отравления героини. Так он вспоминал об этом:

Когда я описывал сцену отравления Эммы Бовари, я так явственно ощущал вкус мышьяка и чувствовал себя настолько действительно отравленным, что перенес два приступа тошноты, совершенно реальных, один за другим, и изверг из желудка весь обед.

В ходе работы Флобер неоднократно переделывал свой труд. Рукопись романа, которая в настоящее время хранится в муниципальной библиотеке Руана, составляет 1788 исправленных и переписанных страниц. Окончательный же вариант, хранящийся там же, содержит лишь 487 страниц.

Практически полная идентичность истории Дельфины Деламар и описанной Флобером истории Эммы Бовари давала повод считать, что в книге описана реальная история. Однако Флобер категорически это отрицал, утверждая даже, что у мадам Бовари нет прототипа. Однажды он заявил: «Госпожа Бовари — это я!» Тем не менее сейчас на могиле Дельфины Деламар, помимо её имени, имеется надпись «Мадам Бовари».

Госпожа Бовари
Шарль Бовари, закончив колледж, по решению матери начинает учиться медицине. Однако он оказывается не очень смышлён, и только природная старательность и помощь матери позволяют ему сдать экзамен и получить место врача в Тосте — провинциальном французском городке в Нормандии. Стараниями матери же он женится на местной вдове, малопривлекательной, но обеспеченной женщине, которой уже за сорок. Однажды, отправившись по вызову к местному фермеру, Шарль знакомится с дочерью фермера, Эммой Руо, симпатичной девушкой, к которой у него возникает влечение.

После смерти жены Шарль начинает общаться с Эммой и через какое-то время решается просить её руки. Её давно овдовевший отец даёт согласие и устраивает пышную свадьбу. Но когда молодые начинают жить вместе, Эмма очень быстро понимает, что больше не любит Шарля, и что до этого она вообще не знала, что такое любовь. Однако он её любит без памяти и по-настоящему с ней счастлив. Она тяготится семейной жизнью в глухой провинции и в надежде что-то изменить настаивает на переезде в другой (также провинциальный) город Ионвиль. Это не помогает, и даже рождение ребёнка от Шарля не вызывает у неё трепетных чувств (сцена, когда она, унывающая от тягости жизни, в порыве негодования толкает дочку, а та ударяется, что не вызывает сожаления у матери).

В Ионвиле она встречает студента, помощника нотариуса Леона Дюпюи, с которым они подолгу разговаривают о прелестях столичной жизни на обедах в трактире, куда Эмма приходит с мужем — у них возникает обоюдное влечение. Но Леон мечтает о столичной жизни и через некоторое время уезжает в Париж продолжать обучение. Через некоторое время Эмма знакомится с Родольфом Буланже, состоятельным человеком и известным ловеласом. Он начинает за ней ухаживать, говоря слова о любви, которых ей так недоставало от Шарля, и они становятся любовниками в лесу, «под носом» у ничего не подозревающего влюбленного мужа, который сам купил Эмме лошадь, чтобы она совершала полезные прогулки на лошади с Родольфом в тот самый лес. Желая сделать Родольфу приятное и подарить ему дорогой хлыстик, она постепенно влезает в долги, подписывая векселя Лере, пронырливому лавочнику, и тратя деньги без разрешения мужа. Эмма и Родольф счастливы вместе, они часто тайно встречаются, и начинают готовиться к побегу от мужа. Однако Родольф, человек холостой, не готов пойти на это и разрывает связь, написав письмо, прочитав которое, Эмма заболевает и надолго слегает в постель.

Постепенно она поправляется, окончательно же отойти от подавленного состояния ей удаётся лишь тогда, когда в Руане, довольно крупном городе рядом с Ионвилем, она встречает вернувшегося из столицы Леона. Эмма и Леон впервые вступают в связь после посещения руанского собора (Эмма пытается отказать, не приходить в собор, но в конце не перебарывает себя и приходит) в нанятой ими карете, которая полдня носилась по Руану, составляя загадку для местных жителей. В дальнейшем отношения с новым любовником вынуждают её обманывать мужа, говоря, что по четвергам она берет занятия по фортепиано у женщины в Руане. Она запутывается в долгах, наделанных при помощи лавочника Лере. Обманом выудив у Шарля доверенность на распоряжение имуществом, тайно продаёт его приносившее небольшой доход поместье (это откроется Шарлю и его матери позже). Когда Лере, собрав векселя, подписанные Эммой, просит своего приятеля подать в суд, который постановляет изъять в счёт долга имущество супругов, Эмма, пытаясь найти выход, обращается к Леону (он отказывается рисковать ради своей любовницы, воруя несколько тысяч франков из конторы), к ионвильскому нотариусу (который хочет вступить с ней в связь, но ей отвратителен). В конце концов она приходит к бывшему любовнику Родольфу, который так жестоко поступил с ней, но тот требуемой суммы не имеет, а продавать вещицы (составляющие обстановку его интерьера) ради неё не намерен.

Отчаявшись, она тайком в аптеке господина Оме принимает мышьяк, после чего приходит домой. Вскоре ей становится плохо, она лежит в кровати. Ни муж, ни приглашённый знаменитый врач ничем не могут ей помочь, и Эмма умирает. После её смерти Шарлю открывается правда о количестве наделанных ею долгов, даже о изменах — но он продолжает страдать по ней, разрывает отношения с матерью, хранит её вещи. Он даже встречается с Родольфом (отправившись продать лошадь), и принимает приглашение Родольфа выпить с ним. Родольф видит, что Шарль знает об измене жены, и Шарль говорит, что не обижается, в результате чего Родольф признаёт в душе Шарля ничтожеством. На следующий день Шарль умирает у себя в саду, его застаёт там маленькая дочка, которую затем передают к матери Шарля. Через год она умирает, и девочке приходится идти на прядильную фабрику, чтобы заработать на пропитание.

Саламбо
Критики, однако, дружно сетовали на то, что Флобер погнался за лаврами историка и что за доскональными описаниями растаяла психология персонажей. Характерен отзыв Бодлера: «Прекрасная книга, полная недостатков». Флобер, обычно равнодушный к критическим отзывам, посчитал необходимым выступить в печати с опровержениями нападок археолога Фрёнера и влиятельнейшего литератора Сент-Бёва, ставивших под сомнение историческую добросовестность автора. Он кропотливо перечислил исторические источники тех или иных приводимых им деталей:

Вас всё удивляет: и то, что у слонов уши выкрашены голубой краской… и лидийцы в женских платьях, карбункулы из мочи рысей, мандрагоры, о которых говорится у Гиппократа, золотые цепочки на щиколотках, которые встречаются в «Песне Песней», бороды в мешочках, львы на кресте — всё! Так нет же, милостивый государь, я не «позаимствовал все эти детали у негров из Сенегамбии», как вы изволили выразиться.

Благожелательно настроенные к Флоберу критики указывали на недопустимость оценки литературного произведения с точки зрения его соответствия новейшим данным истории и археологии. Восторженные отзывы о романе прислали автору поэт Леконт де Лиль, романист Виктор Гюго («Это прекрасная, могучая и учёная книга… Вы воскресили исчезнувший мир, и с этим поразительным воскрешением вы сочетали потрясающую драму») и композитор Гектор Берлиоз («Я был потрясён, я грезил вашей книгой все эти ночи. Какой стиль! Какие познания в археологии! Какое воображение!»).

Более взвешенную оценку изданного романа дали в своём дневнике Гонкуры, считавшие его «шедевром прилежания, и только»:

Очень утомительны… эти нескончаемые описания, подробнейшее перечисление каждой приметы каждого персонажа, тщательное, детальное выписывание костюмов. От этого страдает восприятие целого. Впечатление дробится и сосредотачивается на мелочах. За одеяниями не видно человеческих лиц, пейзаж заслоняет чувства…

Крайне сдержанную оценку романа дал вообще высоко ценивший Флобера Набоков. Андрей Белый ездил читать роман на берег Тунисского залива, а Куприн попытался вслед за Флобером возродить Иерусалим времён Соломона в повести «Суламифь» (1908), впав при этом, по оценке Мирского, в «удивительную безвкусицу».

Роман печатался в парижском литературном журнале «Ревю де Пари» с 1 октября по 15 декабря 1856 года. После опубликования романа автор (а также ещё двое издателей романа) был обвинён в оскорблении морали и вместе с редактором журнала привлечён к суду в январе 1857 года. Скандальная известность произведения сделала его популярным, а оправдательный приговор от 7 февраля 1857 года сделал возможным последовавшее в том же году опубликование романа отдельной книгой. В настоящее время он считается не только одним из ключевых произведений реализма, но и одним из произведений, оказавшим наибольшее влияние на литературу вообще. В романе присутствуют черты литературного натурализма. Скепсис Флобера по отношению к человеку проявился в отсутствии типичных для традиционного романа положительных героев. Тщательная прорисовка характеров обусловила и очень длинную экспозицию романа, позволяющую лучше понять характер главной героини и, соответственно, мотивацию её поступков (в отличие от волюнтаризма в действиях героев сентименталистской и романтической литературы). Жёсткий детерминизм в поступках героев стал обязательной чертой французского романа первой половине XIX века.

картинка natasha1337
Флобер, препарирующий мадам Бовари. Карикатура 1869 года

Тщательность изображения характеров, точная до беспощадности прорисовка деталей (в романе точно и натуралистично показана смерть от отравления мышьяком, хлопоты по приготовлению трупа к погребению, когда изо рта умершей Эммы выливается грязная жидкость, и т. п.) были отмечены критикой как особенность писательской манеры Флобера. Это отразилось и в карикатуре, где Флобер изображён в фартуке анатома, подвергающим вскрытию тело Эммы Бовари.

Согласно проведённому в 2007 году опросу современных популярных авторов, роман «Госпожа Бовари» является одним из двух величайших романов всех времён (сразу после романа Льва Толстого «Анна Каренина»). Тургенев в своё время отозвался об этом романе как о самом лучшем произведении «во всём литературном мире».

По словам литературного критика Алексея Машевского, в романе нет положительных персонажей: нет героя, который мог бы быть воспринят читателем именно как герой. Можно сказать, что «смерть героя», провозвестником которой стал одноименный роман Ричарда Олдингтона, наступила еще в XIX веке — в «Госпоже Бовари».

1934 - Мадам Бовари (Франция)
1937 - Мадам Бовари (Германия)
1947 - Мадам Бовари (Аргентина)
1949 - Мадам Бовари (США)
1969 - Мадам Бовари (Германия (ФРГ), Италия)
1974 - Мадам Бовари (Франция)
1975 - Мадам Бовари, мини-сериал (Великобритания)
1991 - Мадам Бовари (Франция)
2000 - Госпожа Бовари (Великобритания, США)

1911 - Саламбо (Италия)
1925 - Саламбо (Франция, Австрия)
1960 - Саламбо (Италия, Франция)

Франция - 1934 - Мадам Бовари
картинка LastSeptember
Германия - 1937 - Мадам Бовари
Аргентина - 1947 - Мадам Бовари
картинка LastSeptember
США - 1949 - Мадам Бовари
картинка LastSeptember
Германия (ФРГ), Италия - 1969 - Мадам Бовари
картинка LastSeptember
Франция - 1974 - Мадам Бовари
Великобритания - 1975 - Мадам Бовари (мини-сериал)
картинка LastSeptember
Франция - 1991 - Мадам Бовари
картинка LastSeptember
Великобритания, США - 2000 - Госпожа Бовари
картинка LastSeptember

Франция - 1934 - Мадам Бовари
Германия - 1937 - Мадам Бовари
Аргентина - 1947 - Мадам Бовари
США - 1949 - Мадам Бовари
Германия (ФРГ), Италия - 1969 - Мадам Бовари
Франция - 1974 - Мадам Бовари
Великобритания - 1975 - Мадам Бовари (мини-сериал)
Франция - 1991 - Мадам Бовари
Великобритания, США - 2000 - Госпожа Бовари

Я представляю интересы автора этой книги

Рецензии

Всего 558
La_Roux

Эксперт

Меняющая реальность на книги

31 августа 2021 г. 20:38

385

3 Сколько душ погубила страсть и любовь..

Очередной роман, который показал - насколько сильной бывает страсть и настолько же губительной она оказывается для влюбленных..

Вдвойне опасней, когда любит один, а второй принимает.. а потом и вовсе хочет избавиться от "навязчивой" дамы, которая живет и дышит своим возлюбленным.

Как женщина может потерять себя и свое счастье - читать здесь, в этой книге. Хотя на эту тему написано не мало историй. Растворишься вот так в мужике - а ему это и не надо вовсе. И тогда-то и приходит катастрофа!

Сюжет трагичен не столько своим финалом, а вообще всеми событиями. Мне лично непонятно такое явление, да - замужем скучно, муж раздражает, к ребенку равнодушна и вот появляется объект, на которого Госпожа Бовари и обрушивает свое цунами выстраданных чувств. Только кому это надо?!..

Жаль таких вот…

Развернуть
lastivka

Эксперт

Arbores loqui latine

7 сентября 2021 г. 16:45

189

3

Когда я прочитала эту книгу впервые, лет десять назад, то в голове осталось только вялое недоумение. Ни хорошего, ни плохого, ни, что самое обидное, понимания, почему же эта книга оказалась в списке вечной классики. Не могу сказать, что  при перечитывании сейчас многое изменилось,  хотя теперь я гораздо лучше понимаю характер персонажей и их мотивы, хотя все так же не могу понять, почему все пришло к такому финалу.

Отношение к главной героине всю дорогу колебалось от тоскливейшей тоски до бурного раздражения и желания стукнуть ее чем-нибудь, чтобы она перестала маяться ерундой и со скуки придумывать себе проблемы и занялась уже чем-нибудь продуктивным. Ну не могу, не могу я до конца поверить в ее драму и трагедию, даже со скидкой на время написания книги. Понятно, что я сейчас говорю как…

Развернуть

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Популярные книги

Всего 1K

Новинки книг

Всего 251
Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее