3,9

Моя оценка

Александр Зиновьев - ученый, мыслитель, художник, поэт, автор пророческих "Зияющих высот", впервые опубликованных в Швейцарии в 1976 году.
Этот "социологический", по словам писателя, роман,…
Развернуть
Серия: Русская классика XX века
Издательство: Эксмо

Лучшая рецензия на книгу

14 апреля 2024 г. 00:49

82

3 Добротная критика в плохой оболочке.

Пусть меня простят все книжные боги от Гомера до Ерофеева, но я сдался за пятьдесят страниц до финиша. Выдохся, потерял всякий интерес. Чтение было схоже с мучением. Понимаю почему именно такая форма донесения мыслей была выбрана в тот момент времени, возможно тогда людям было безумно интересно искать кто же зашифрован за всем этим огромным перечислением имён, но сейчас, когда Советский Рим разрушен хотелось бы прочитать структурированную критику от уважаемого Зиновьева. При всём моём пиетете к Советскому Союзу частично принимаю многие замечания от автора, который хотел не только критиковать, но так же улучшать, развивать страну в которой он жил, а в дальнейшем был из неё выдворен. Спустя годы, возвращаясь домой, он неоднократно произнесёт что в Союзе была настоящая свобода в отличие от…

Развернуть

ISBN: 978-5-699-22857-7

Год издания: 2008

Язык: Русский

Страниц 736 стр.
Формат 84x108/32 (130х200 мм)
Тираж 4000 экз.
Твердый переплет

Роман имеет полифоническую структуру без выраженного сюжета. Книга разбивается на фрагменты со сложной и запутанной композицией. Также Зиновьев использует приём «книга в книге» (трактаты Шизофреника и Клеветника, книга «Все о крысах»). Разнообразие литературных приёмов помогает Зиновьеву создать подробную картину изображённого в романе общества «ибанизма». Роман описывает идеологизированное общество, погрязшее во лжи и зашедшее в тупик. Жизнь ибанца наполнена скукой и серостью обыденных мелочей и подчиняется социальным законам. Немногие положительные герои романа трагичны: талантливый художник Мазила не может реализовать свой дар, Шизофреник не может опубликовать свои труды, Болтун решает добровольно уйти из жизни.

Текст изобилует пародийными неологизмами: (Братия — Партия, дьяволектический ибанизм — диалектический материализм, Театр на Ибанке — Театр на Таганке и т. п.) Персонажи романа носят обобщённый характер (например Крикун, Клеветник, Социолог, Сотрудник). В части персонажей угадываются аллюзии на реальных персонажей: Хозяин — И. В. Сталин, Хряк — Н. С. Хрущёв, Правдец — А. И. Солженицын, Мазила — Э. И. Неизвестный и так далее. Прозвища персонажей указывают на профессии (Журналист, Писатель), социальный статус (Сотрудник, Академик, Претендент) или качества персонажей (Стукач, Карьерист). Часть персонажей анонимны: Некто, Девица, Он, Она. Важную роль в произведении занимают диалоги, охватывающие все стороны бытия персонажей. В описании и диалогах научный, квази- и псевдонаучный стиль соседствует с вульгаризмами, анекдотами и высмеиванием канцеляритов советского официоза.

Впервые роман издан в швейцарском издательстве «L'Âge d’Homme» 26 августа 1976 года и был переведён на более чем двадцать языков[1]. Роман, совмещая философские и социологические рассуждения, фантастические элементы, сатиру и фарс, описывает общество «реального социализма».

В СССР книга распространялась нелегально. Реакцией на публикацию книги стало увольнение Зиновьева из Института философии АН СССР, исключение из КПСС, лишение всех званий и наград (в том числе и военных). В 1978 году после публикации следующей своей книги «Светлое будущее» Зиновьев вместе с семьёй был выслан из страны и лишён советского гражданства.

В СССР «Зияющие высоты» впервые легально были изданы во время «перестройки» в 1991 году.

С юности интересовавшийся творчеством Александр Зиновьев участвовал в составлении стенгазет. Во время службы в армии в 1942—1945 годах он писал стихи, в том числе «Балладу о неизвестном курсанте», впоследствии восстановленную для «Зияющих высот» (поздняя версия вошла в российское издание).

В 1945 году Зиновьев придумал словосочетание «зияющие высоты», ставшее впоследствии заглавием романа. После армейской службы, в 1946 году Зиновьев показал черновик своей «Повести о предательстве» Константину Симонову, который посоветовал уничтожить рукопись из соображений безопасности. Зиновьев последовал совету и оставил литературную деятельность почти на тридцать лет.

Толчком к возвращению к литературному творчеству стали события «пражской весны». Зиновьев описывал своё состояние как «поворот к бунту». Предпосылками к написанию романа стали опыт публицистических статей, публичные лекции и эссе об Эрнсте Неизвестном. Зиновьев решил изложить свои размышления о коммунистическом обществе в форме книги. Размышляя над стилем повествования, он решил писать «так как пишется», фрагментарно совмещая научный стиль, прозу и поэзию. Основная часть книги была написана летом 1974 года на даче в Переделкино. Опасения преследования со стороны органов госбезопасности, неуверенность в том, что процесс написания книги не будет прерван, во многом определили структуру произведения, состоящую из множества отрывков, которые можно было бы воспринимать как самостоятельные произведения.

В конце 1974 года Зиновьев решил, что материала для книги достаточно, и в начале 1975 года законченный вариант рукописи был переправлен во Францию, после чего черновики книги Зиновьев уничтожил. По словам Зиновьева, после переправки выяснилось, что две части книги — «Сказка о Московии» и «Исповедь отщепенца» пропали. Восстанавливая утраченные фрагменты, Зиновьев напишет две книги «Светлое будущее» и «Записки ночного сторожа».

Рукопись отклоняют русскоязычные французские издательства. Напечатать книгу согласился Владимир Дмитриевич в издательстве «L’Age dʼHomme». Первый тираж книги печатается 7 августа в Бельгии, в городе Лёвен, в типографии Rosseels Printing.

В СССР книга издана впервые «Независимым издательством „ПИК“» в двух томах в 1991 году. Для советского издания Зиновьев изменил структуру книги: часть текста об Эрнсте Неизвестном была изъята, вместо трёх частей роман делился на пять. Также книга включила расширенное «Предисловие».

У пивного ларька регулярно собирается кружок интеллигентов. У них нет имён, только клички. Шизофреник считает себя открывателем новой дисциплины «социодинамика» и пишет на эту тему трактаты. Другие члены кружка обсуждают также широкий круг интеллигентских тем: ужасы недавней истории, научно-технический прогресс и будущее страны, цензура, образование, интриги в академических кругах, современные им писатели, модные (в то время) коллективные письма, поездки за границу и особенности западного мира (знакомые многим из них лишь понаслышке). Знаменитый, но бедный скульптор Мазила рассказывает о конфликте со всесильным Хряком, об исключении из Союза Художников, о своих проектах, а также нравах артистической среды. Обсуждаются театральные постановки и прочие новости культуры. Звучат воспоминания Клеветника (возможно, и Учителя?) об обучении в лётном училище во времена войны.

Услышанное трансформируется в уме Шизофреника в грандиозную систему, описывающую общество вымышленного города Ибанска, который в то же время — страна, а впоследствии расширяется на всю Землю. Помимо нового «Государства» Платона, перед читателем предстаёт также история Ибанска. Она охватывает периоды Потерянности, Растерянности, Процветания, а также будущее, в котором появляется новая раса, пародирующая описанных Гербертом Уэллсом морлоков.

Incnis Mrsi

Европейская премия Шарля Вейонна за эссеистику (1977).
В 1978 году роман стал лауреатом премии Еврокона в категории «Лучший роман (советский диссидент)».

Лауреат: 1978 г.Премия Медичи (Лучший зарубежный роман)

Кураторы

Рецензии

Всего 7

14 апреля 2024 г. 00:49

82

3 Добротная критика в плохой оболочке.

Пусть меня простят все книжные боги от Гомера до Ерофеева, но я сдался за пятьдесят страниц до финиша. Выдохся, потерял всякий интерес. Чтение было схоже с мучением. Понимаю почему именно такая форма донесения мыслей была выбрана в тот момент времени, возможно тогда людям было безумно интересно искать кто же зашифрован за всем этим огромным перечислением имён, но сейчас, когда Советский Рим разрушен хотелось бы прочитать структурированную критику от уважаемого Зиновьева. При всём моём пиетете к Советскому Союзу частично принимаю многие замечания от автора, который хотел не только критиковать, но так же улучшать, развивать страну в которой он жил, а в дальнейшем был из неё выдворен. Спустя годы, возвращаясь домой, он неоднократно произнесёт что в Союзе была настоящая свобода в отличие от…

Развернуть

24 марта 2021 г. 14:15

3K

5 учебник социологии

опрометчиво относить этот труд только к советским реалиям - социальные законы применимы к любому обществу, не исключая обезьян с волками и баранами. культура СССР послужила неиссякающим источником для шуток и шуточек, конечно, но это просто самый надёжный способ расширить целевую аудиторию и донести свои идеи до максимального числа людей. в популяризаторстве скрыта трагедия обществ - тому же Фрэнку Герберту пришлось сочинять вселенную "дюны", поскольку его цикл экологических статей оказался никому не нужным.

Похожие книги

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Популярные книги

Всего 738

Новинки книг

Всего 241