Рецензии на книгу «На мраморных утесах»

ISBN: 978-5-91103-066-7
Год издания: 2009
Издательство: Ад Маргинем Пресс

Юнгер писал "На мраморных утесах" в 1937, а читал корректуру уже на фронте, в 1939. Это был его первый художественный роман и одновременно изысканная эпитафия на надгробии всей предыдущей эпохи - временном отрезке между двумя мировыми войнами, когда консервативные взгляды еще не означали принадлежности к властной элите, а немецкие писатели еще могли быть желанными гостями в литературных салонах Парижа. Чуткое сердце чувствует пульс самой "истории в зародыше", возвышенный ум провидит неизбежное - скоро все будет кончено. Никто не спасет Большую Лагуну, этот маленький мир гармонии природы и человеческого духа, от варварских банд Старшего Лесничего, олицетворения насилия власти и хаоса, несомого алчной чернью. Рыцарь-аристократ, утонченный эстет вступает в борьбу со своим временем, он обречен, но бесстрашен, ведь за его плечами стоят разум, истина и вечность.
Этот романтический и беспощадный текст высокого модерна в 40-х стал манифестом стиля и борьбы для всей читающей Европы, без различия наций и языков.

Развернуть

Лучшая рецензия на книгу

Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 3  /  4.0

Ради того, чтобы понастоящему оценить всю мощь этого произведения я готова прямо сейчас бежать и учить немецкий. Русский текст великолепен! Слова как бы обволакивают смысл предложения, а предложения сливаются воедино, чтобы образовать мягкий, неподражаемый, безмятежный текст.

Существуют эпохи упадка, когда стирается форма, определяющая жизнь изнутри. Оказываясь в них, мы шатаемся туда-сюда, как люди, потерявшие равновесие. От смутных радостей нас бросает в смутную боль, и сознание утраты, которое постоянно оживляет нас, заманчивее отражает нам будущее и прошлое. Мы живём в ушедших временах либо в дальних утопиях, а настоящее между тем расплывается.


Тотальная безмятежность. Это даже странно, автор говорит этим языком про войну и смерти, а на душе как-то спокойно. Почему автор решил так сделать? Непонятно.

Наверное, ментально находясь в тридцать девятом году по другую сторону баррикады, мои чувства по поводу политической ситуации того времени не совпадают с авторскими, поэтому антиутопический подтекст произведения не задел, и в целом история показалась достаточно скучной, а более вероятно то, что я просто не поняла глубинного смысла.

Если абстрагироваться от подтекста, то останется прекрасно сложенная сказка-притча.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 5  /  4.0
Человеческий порядок подобен космосу в том, что время от времени он, чтобы возродиться по-новому, должен погружаться в огонь.


Красота этого текста завораживает. Каждая фраза, каждая мысль и образ дышат гордым стилем и отличаются эстетический завершенностью. Все слова на своих местах, нет ничего лишнего. За емким повествованием скрывается серьезное идейное наполнение; меж строк угадываются благородство и сила духа писателя. Роман напоминает драгоценный камень: не повергая сомнению его ценность, можно лишь спорить о ее мере, а это уже зависит от того, что важно оценивающему.

По сути, "антинацистская" репутация романа несколько его обедняет. Юнгер, конечно же, писал "На мраморных утесах" под воздействием определенных событий в современных ему обществе и мире, однако это не отменяет важности идей, этой книгой провозглашаемых и защищаемых, для других земель и времен. Наверное, он и сам к этому стремился и потому вместо настоящих названий стран использовал вымышленные, никаких указаний на эпоху не оставил и исключительно широко применял аллегории, метафоры и символы. В этом свете роман предстает куда более значительным и величественным: Старший Лесничий - не обязательно Гитлер, его банды - не строго нацисты, а Лагуна - любая страна, павшая под ударом темных сил, тогда как Германия - частный случай. Поэтому мы и ныне читаем эту книгу и восхищаемся ею.

Посыл ее прост, несмотря на концентрацию иносказаний. Юнгер тоскует по ушедшему миру немецкого романтизма, Европе рыцарей, замков, монастырей, виноградной лозы - в целом, существования, которое зиждется на гармонии между человеком, культурой и природой, на благородстве и чести, верности долгу и традициям. Все это противопоставляется всему, что есть темного в человеке, гибельным устремлениям, берущим начало из древних варварских времен. Атмосфера страха и насилия, сопутствующая деяниям Лесничего, вместо основы для нового порядка оборачивается хаосом и анархией, отрицанием всех ценностей. Признавая, что столь тщательно лелеемая им культура духового аристократизма была одним их источников, питавших росток губительных сил, Юнгер бесповоротно отрекается от последних. Они для него неприемлемы: сначала его герой отстраненно наблюдает гибель старого мира, затем бежит, сохранив мечту и память о великом прошлом.

Да, Эрнст Юнгер, конечно, был мечтателем, но с большой буквы. Дитя прежней Европы, сметенной ураганом мировых войн, он верил в нее как в обетованный мир, возврат к которому не только возможен, но и необходим как единственно верный путь. Прожив столько долгую жизнь, сохранил ли он эту веру? Этого мы не узнаем.

Здесь мне с несомненностью предстало то, в чём я часто сомневался: среди нас встречаются ещё благородные люди, в чьих сердцах живо и подтверждается знание великого порядка.
Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 2.5  /  4.0
Он недостаточно тонко мыслил, чтобы догадаться, что наша лопата безошибочно находит все вещи, которые живут у нас в помыслах.

Прекрасно, когда форма и содержание одинаково великолепны. Терпимо, когда содержание оказывается в разы лучше формы. Но как же, черт побери, сложно с книгами, в которых форма превалирует над содержанием, густым частоколом загораживая то, что автор хотел донести (если хотел, конечно) до читателя. Я не люблю книги из последней категории. Буквально единицы их, таких, в которых сама манера повествования автора может заворожить и убаюкать. И Юнгера к подобным уникальным умельцам у меня рука не поднимется отнести.

Книга написана красиво, но совершенно ни о чем. Упорные поиски в интернете свидетельствуют о том, что Эрнст Юнгер хотел в "На мраморных утесах" излить свою печаль по канувшему в Лету немецкому романтизму, который оказался безжалостно затоптан сапогами нацистов, но я в этом потоке сознания (красивом, не спорю, но каким же нудным!) не увидела ничего, кроме истории двух братьев, которые радостно собирали себе гербарий, а потом оказались в эпицентре противостояния земледельцев и пастухов. И все это без единого диалога! Я понимаю, что не диалоги делают Литературу таковой, но огромные, бесконечные просто абзацы, полные описаний природы, цветов и рутинных действий заставили бы Льва-наше-все-Толстого обзавидоваться и на скорую руку переписать отрывок про дуб, расширив его как минимум до полноценного пятого тома.

Книга оказалась совершенно не моей, слишком уж эстетской и рафинированной. Полнейшее разочарование, давно уже такого не было.

Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 5  /  4.0

lj_ZdzislawBeksinski021.jpg

К чему вообще наркотики на свете, когда есть такие люди как Юнгер?
Ошеломительный удар по мозгам, похлеще любого люсясидитдома трипа.
Провоцирует неконтролируемые смешения классики и авангарда, изящные жесты рук и тягу к псовой охоте.
Остерегайтесь лесничего

Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 4  /  4.0

Чистая незамутнённая эстетика.
Величие природы, гармония человека и природы, сила характера перед лицом насилия, - я не читала об этом более прекрасной книги. Редкий случай - совершенно не хочется копаться в аллюзиях и подтекстах (на дворе конец 1930-х, Юнгер - разочаровавшийся национал-социалист; все предельно прозрачно), хочется просто наслаждаться внешней красотой текста и мрачной, обречённой красотой устаревшего и консервативного мира, который вот-вот разлетится вдребезги.

Я не знаю, что ещё сказать об этой книге, поэтому пусть лучше скажет сам Эрнст Юнгер:
"Человек может гармонировать с силами времени, а может стоять к ним в контрасте. Это вторично. Он может на любом месте показать, чего он стоит. Этим он доказывает свою свободу - физически, духовно и нравственно, прежде всего в опасности. А как он остаётся верен себе: это его проблема. Она же и пробный камень стихотворения.
10 декабря 1972 г.
Э. Ю."

Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 5  /  4.0

Даже среди книг «своего» жанра – иносказательных антифашистских романов, например, «Чумы» Камю, «Войны с саламандрами» Чапека или «Игрушек» Браннера – «На мраморных утёсах» Эрнста Юнгера выделяется особо. Не только потому, что автор романа - немецкий писатель и одновременно капитан фашистской армии, а потому, что романтичность и поэтика этого произведения совершенно, казалось бы, не могут сочетаться, иметь хоть какое-то отношение к ужасам научно-технического-уничтожения-человечества Второй мировой войны.

Выдуманные страны с чарующими названиями (Мавритания, Лагуна, Кампанья, Альта Плана), поэтизация мира растений и животных в традициях немецкого романтизма («росою бы мне выпасть, чтобы пепел впитал меня»), библейские и мифологические аллюзии и Зло в образе Старшего лесничего («он отмерял страх малыми дозами, которые постепенно увеличивал и целью которых был паралич сопротивления»). Но ни подробное описание сюжетных ходов и героев, ни раскрытие многочисленных ассоциаций и аллюзий, ни восторженно-чрезмерные слова не помогут выразить впечатления от «Мраморных утёсов». Подобное не расскажешь, надо читать...

Но в данном случае для понимания романа, безусловно, необходимо и знание личности, биографии писателя. Герой Первой мировой войны, награждённый рыцарскими крестами и даже высшей военной наградой Пруссии Pour le Merite, а после поражения – национал-социалист и автор манифеста тоталитаризма - книга «Рабочий». Но «человек может гармонировать с силами времени, а может стоять к ним в контрасте. Это вторично. Он может на любом месте показать, чего он стоит. Этим он доказывает свою свободу — физически, духовно и нравственно, прежде всего, в опасности. А как он остаётся верен себе: это его проблема». Вот так, без громких отречений от прежних взглядов – в духе, скажем, Томаса Манна, без предательского (а для военного это всегда так) «перехода» на другую сторону, а просто в результате саморазвития, постоянного размышления и осмысления ситуации Юнгер приходит к выводу: «тоталитаризм в действительности – это лишь маска анархии, нигилизма», чему и посвящен в значительной степени этот роман. Затем будет участие в заговоре против Гитлера, что, к счастью для писателя, окончилось только увольнением из армии, и послевоенная аллергия на слово «сопротивление».

Поразительно, но роман немецкого писателя, одного из «провозвестников» фашизма особенно популярен был во Франции, наряду с «Молчанием моря» Веркора. Ещё более удивительно, как распорядилась Судьба: рыцарю старой Европы, умершей в 1916 году где-то под Верденом, обречённому уже тогда, в 30-ые годы XX века тосковать по ушедшему миру Гёте, суждено было прожить долгих 103 (!) года – Юнгер умер в 1998 году, - чтобы увидеть, что осталось от прошлых времён… что ничего не осталось.

П.С. Об одном из героев романа сказано: «он создан, чтобы вступать в высокие градусы огня, как через ворота в отцовский дом». То есть, выносить невыносимое. Символичен в этой связи и финал романа, где речь идёт уже о самом рассказчике-авторе и его брате: «мы вошли через широко открытые ворота, словно в мир отчего дома». Суждено подобное было и Эрнсту Юнгеру…

Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 4.5  /  4.0

Как хорошо... нет, как здОрово, что у этой книги есть и авторские замечания, и вдобавок послесловие переводчика — иначе так до конца бы и не разобрался с теми вторыми и прочими глубинными смысловыми планами, которые автор выписывал посредством этого отлично сложенного, грациозного и презентабельного текста. Впрочем, утверждать, что разобрался до конца, значит лукавить и принимать, а точнее, выдавать желаемое за отсутствующее действительное. Как-то мне этот текст живо напомнил нечто психоаналитическое, как-то сразу в голове замельтешили и засуетились карлыюнги и альфредыадлеры вкупе с зигмундофрейдами, каренхорни и прочими мэтрами психоаналитики (и очень удачно сочетались Юнг и Юнгер...). А поскольку психоанализ всегда мне давался крайне трудно, то можете понять, что точно так же трудно читалась эта отличная книга.

Трудность состоит не в книге, трудность состоит в моих собственных читательских и прочих индивидуальных особенностях. Стремление всегда и всё понять, проанализировать, систематизировать, структурировать, снабдить соответствующей табличкой, инвентарным номером и уложить на подходящую полочку. совсем не всегда помогает понять и принять книгу. И тут я вспомнил недавний случай с другой, тоже флэшмобной книгой Горана Петровича, вспомнил и сказал себе — Толя, расслабься и получи удовольствие. И только я себе это произнёс (поймав недоумевающий взгляд супруги, при сём коротком монологе присутствовавшей), как сразу и действие книги выровнялось, и вместе с кусочками чисто магиреалистической практики стали всё чаще встречаться понимаемые логикой действия, стали происходить события, люди и нелюди стали себя так или иначе вести — пунктирный вначале ручеёк сознания превратился в мощный ровный поток. А уж послесловия и авторские ремарки к книге позволили увидеть чуть глубже и понять автора и его замысел чуть больше.

Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 5  /  4.0

Невероятной силы текст. Могучий, основательный. Чистая, незамутнённая эстетика переживания, проживания, изживания, умирания. Признание в любви сильного к сильному, мудрого – к преходящему, ищущего, живого ума – к нещадной, жестокой, неповторимой Жизни. Юнгер – действительно последний рыцарь; ни у одного современника писателя я не встречала этой удивительной интонации, смеси из горечи и нежности, вылитой в прочных, крепких и таких изящных словах.
На мраморных утёсах живое трепетно любимо во всех формах. Здесь цветок, пёс и человек – равновелики и равнослабы перед лицом смерти. На мраморных утёсах мальчик, сын Рыцаря – то ли святой, то ли рафинированная версия Дэмиана; полнокровный, материальный след ошибок и побед юности, освященный вклад в то, что случится потом. На мраморных утёсах Женщина, которую любил Рыцарь, остаётся только голубоватой тенью в одной доле того момента, когда погружаешься в сон, – вынесенная не то равнодушной, не то заботливой рукой за пределы хронотопа. Беда на мраморных утёсах имеет имя и лицо, но они несущественны в свете выводимой Юнгером идеи о сортах зла: многоликость дурного, убийственного, жестокого написана во вполне метафорических декорациях не как бестелесная «туча», а как сделанный, к несчастью, не из идей, а из плоти и крови человек – самое страшное чудовище. И – самый светлоликий ангел. Мораль Рыцаря, противостоящего Старшему Лесничему – не пластилиновое «добро», но абсолютизированный облик идеального homo sapiens, настолько же реального, насколько и совершенного.

Piccy.info - Free Image Hosting
Удивительная полифоничность ассоциаций: птицы, падающие в огонь – Босховский ад («Сад радостей земных», правая створка триптиха). В сцене ухода из Скита – символические голова, зеркало, фонарь; точные, колючие штрихи Дюреровской гравюры «Рыцарь, смерть и дьявол». А лицо насилия, искривлённое злобой, и не пустые, горящие ненавистью, от чего ещё более ужасные, глаза творящего зло – офорты Гойи из серии «Бедствия войны»; беспощадность того, что способен сделать человек с человеческим, сошедшая с листа 39, «Славный подвиг! [Сражаться] С мертвецами!».

Пространство-время – условны, как и во всяком Великом. История Большой Лагуны не просто могла случиться где и когда угодно – она уже случается. Прямо здесь. Прямо сейчас. Прямо у вас на глазах красота снова и снова будет растоптана, результат долгого, упорного труда снова будет выжжен рукой мыслящего, самого страшного на свете, зла; вечное вновь станет пеплом. Рай должен быть утрачен, чтобы однажды он мог быть вновь обретён.

Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 5  /  4.0

Эрнст Юнгер, фигура, исполняющая боевой танец на теле пылающей Европы перед ружьями захватчиков, бесстрашный герой, величайший поэт, одиозная личность, доказавшая, что хоть Европа и умирает, но есть еще единицы, держащие фронт, будь он эзотерическим или экзотерическим. Касательно "мраморных утесов" хочется сказать, что довольно давно я не встречал произведения, которое я не мог бы процитировать, по причине того, что каждая выдержка из него гениальна, оно неделимо и прекрасно, восхитительная поэтика, ничуть не уступающпя Жану Жене, пробирает до глубины души, вымышленный мир, как и вымышленные события, здесь, воплощаются чуть позже в истории нашего мира, Юнгер выступает как пророк, глашатай надвигающейся беды, но никто его не хочет слышать, ибо мир давно уже состоит не из единиц-героев, а из духовного плебса, холопов воли, жалко жмущихся друг к другу, безликих, ничтожных. Безусловно Юнгер показывает вырождение архетипа победителя, героя, берущего то, что ему положеного, способного как "мавританец" скорее съесть капсулу с ядом, чем потерять честь и достоинство. Твердо заявляю, что "На мраморных утесах" - одно из величайших творений двадцатого века, века разложения и декаданса.

Рецензия на книгу На мраморных утесах
Оценка: 5  /  4.0

Немецкий автор, читать которого не только интересно, но и легко (я проглотил эту книгу за ночь) - жемчужина редкая. Ещё более редкая жемчужина - текст, который можно читать как минимум на двух уровнях, и ни на одном он не утратит своей прелести.
Если кому по душе аллегории и метафоры, "Мраморные утёсы" позволяют окунуться в них с головой; параллели с историей здесь - неожиданны и очевидны одновременно; и красочные пейзажи, написанные Юнгером, можно бесконечно рассматривать с увеличительным стеклом, стараясь распознать и объяснить каждую мельчайшую деталь, наделённую намного более глубоким, чем кажется на первый взгляд, смыслом.
Но вовсе не обязательно пристально вглядываться в каждую фразу в поисках подтекстов; книга хороша и без них. Хороша даже чисто с точки зрения эстетики: язык невероятно красивый и живописный; и хороша тем, что затягивает читателя незаметно, но верно, да так, что потом не вынырнешь - особенность, характерная для произведений в жанре магического реализма вообще, но здесь осуществленная мастерски ненавязчиво; в конце концов, хороша своей сказочностью, которую уж совсем не ждешь, когда речь заходит о столь серьезной теме.
Более того, уверен, что буду перечитывать эту книгу, потому что чувствую: очень много там ещё такого, что в этот раз прошло мимо меня; ну или просто из жажды прекрасного.

1 2

У вас есть ссылка на рецензию критика?

325 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов