Рецензии на книгу «Сто лет одиночества. Повести. Рассказы (сборник)»

ISBN: 5-17-018863-3
Год издания: 2003
Издательство: Пушкинская библиотека, АСТ
Серия: Золотой фонд мировой классики
Язык: Русский

В томе представлены самые известные произведения колумбийского писателя, классика литературы ХХ века Габриеля Гарсиа Маркеса.

Оценка Diddlina:   2  /  4.2

Как я не люблю вот этот момент у Маркеса, когда начинает пахнуть ближайшим инцестом.

Исследователи, вероятно, находят в этом произведении бездонную и почти сакральную глубину смысла и могут по каждой строчке написать трактат. Но это учёные, им положено. А мне было трудно. Я не против сложной литературы. Но мне было ещё и неинтересно. Как-то не зацепили меня все эти экскременты, завёрнутые в народную одежду, заброшенные на антресоль и зачервившиеся от времени и близкого соседства разного тухлого хлама. Вот! Вот оно! У меня получилось её описать!

Где-то между Аравией и Мексикой... Среди индейцев и испанцев... Где под звуки классических вальсов рождаются неклассические хвостатые младенцы... Чтоб вы поняли, что это за книга, вот вам одна характеризующая цитата:

Спокойно и уверенно, не мешкая, он отчалил от скалистых берегов печали и встретил Ремедиос, обратившуюся в бескрайнюю топь, пахнущую грубым животным и свежевыглаженным бельём. Отправляясь в путь, он плакал.


Вот столько вот чистого пафоса. Хотя куда там! Ниже расскажу, с чем этот пафос смешан.

В книге соседствуют алхимические опыты и проза жизни, что порой создаёт литературных монстров, например, как в случае с юной девочкой, вышедшей замуж и умершей от двойного выкидыша. После страниц ста всей этой каши мне так странно было прочесть о том, что в мире Маркеса тоже идёт дождь!

Воздух был настолько пропитан влагой, что рыбы могли бы проникнуть в дом через открытую дверь, проплыть по комнатам и выплыть из окон.


Это было хлопком холодной воды по голове: "Эй! Ты читаешь произведение живого человека из плоти и крови. Он написал это, потому что у него когда-то имелись какие-то впечатления и размышления, которыми он захотел поделиться". А было не похоже, знаете ли, что это не копипейст из плохого сонника. Ещё одна странность в книге: никто никогда никого не лечит. Наркотические духи Фернанды и шаманские ритуалы Санта Софии не в счёт. Потому и одиноки, что безразличны.

Есть правда у меня в книге и любимый момент - бойня на площади. Даже и не знаю, советовать ли читать книгу из-за него... А вообще я заметила, что "Сто лет одиночества" лучше идут подшофе.

...Книга из подборки семейных саг - многолетнее повествование о жизни рода Буэндиа. Вы спросите, в чем там обещанное автором одиночество? И правда, все на всех женятся, так сказать "запечатляются", изобретают, воюют, путешествуют, секс в любом месте и с любой степени родства людьми.

Они все такие. Сумасшедшие от рождения.


В тексте восемьдесят два упоминания "одиночества" в разном виде. Однако мне больше показалось, что книга не об одиночестве, а о поисках счастья. Именно это все герои и делают, только какими-то извращенными способами. Где у Маркеса может обитать Одиночество? Может оно стоит между двумя типами героев - тем, кто берёт, и кого берут? Есть, например, женщина. К ней в дверь с ноги (либо крадучись, что не более этично) заходит мужчина. И всё - она взята. Или война: повстанцы заходят в город и берут его, хотя некоторые жители даже не в курсе, что война идёт. И женщина в первом случае, и жители городка во втором воспринимаются, как материал, щепки, инструмент. А инструмент, натурально, счастлив быть не может.

Господи! Спасибо тебе за то, что эта книга закончилась! На большее моя детская психика не могла и надеяться!

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии
Оценка TibetanFox:  5

Где-то в потусторонних мирах мойры прядут полотно бытия. Когда на том его клочке, который отвечает за Латинскую Америку, встречается ниточка гнилая, тусклая, одним словом, недоброкачественная — будьте уверены, владелец этой судьбы родится в семье Буэндиа и звать его будут Хосе Аркадио или Аурелиано, а может быть Урсула, Амаранта или Ремедиос, как хромосома ляжет.

Вот мы смеёмся над наивными латиноамериканскими мыльными операми, вроде как страсти в них наигранные, чрезмерные, карикатурные. А после "Ста лет одиночества" понимаешь, что латиносы и есть такие, слегка карикатурные в своих страстях. Мы им, наверное, кажется пассивными амёбками без тени эмоций. Эту карикатурность Гарсиа Маркес доводит до гротеска, но всё же нельзя отрицать — семья Буэндиа не странная до ненормальности, наоборот, она нормальная до странности. Это типичные латиноамериканцы с их не слишком-то радостными судьбами: революционеры, домохозяйки, пылкие любовники, изобретатели, недотёпы... Целая энциклопедия человеческих характеров. Характеры слегка видоизменены, как, например, у Салтыкова-Щедрина, для более яркого эффекта. Но они всё же узнаваемы.

Чем должна быть пропитана ниточка судьбы, чтобы получился типичный Буэндиа?
Тягой к инцесту. Именно из него растут корни и семьи Буэндиа, и самого городка Макондо, чьё название приснилось фантазёру-основателю. От инцеста, верят Буэндиа, рождаются дети со свинячьими хвостами или вовсе игуаны. На протяжении всего романа игуаны и крокодилы остаются упрятанными в человеческие шкурки, но всё равно понятно, что в них кипит холодная кровь, пламень страстей берёт начало из того льда, на который смотрел малыш, будущий полковник Аурелиано. Когда свинячий хвостик всё-таки появляется, рыжие муравьи утаскивают сморщенную пустую шкурку этого уродца. Ему ещё повезло, потому что все остальные Буэндиа внутри такие же пустые, но так явно этого не видно, вот они и мучаются.
Пассионарностью. Не той, возвышенной и гумилёвской, а той, которая скорее называется "шило в заднице". Даже если Буэндиа получается спокойный и флегматичный, он фанатично предаётся какой-нибудь ерунде. Может быть, так они заполняют свою пустоту — шумом, гамом, видимостью действия.
Смертью и тленом. Со смертью у Буэндиа особые отношения, призраков в доме больше, чем живых. Кто-то после смерти стареет, кто-то молодеет, кто-то прибивается к берегу Буэндиа, чтобы умереть второй раз (а первый раз его засосало болото), а затем и третий раз, после смерти — уйти наконец. Где-то слышен клок-клок костей в мешочке, где-то полковник прислонился лбом к дереву да так и застыл, а под тем же деревом сидит престарелый основатель, который просто не обратил внимания, что помер. Кого-то перед смертью судьба скукоживает в крошечного ребёнка, так что хоронить приходится в корзинке. Кого-то присылают в ящике вместо рождественского подарка. Некоторым не везёт ещё больше, читайте, читайте, после смерти им не обрести покой.
Чудесами. Тут даже не столько заслуга Буэндиа, сколько вообще латиноамериканского народа. Даже не буду перечислять, потому что целый каталог бесовщины из романа можно издавать отдельной повестью.
Революцией. Война, бунты, либералы, демократы, восстания рабочих. Без этого не бывает Латинской Америки, увы. Золотых рыбок, волшебных магнитов и танца бабочек недостаточно для того, чтобы понять эту угрюмую, в общем-то, страну. Через все чудеса проглядывают эти чудовищные проявления реальности.
Цикличностью. Возможно нить судьбы сбивается в узелок, так что приходится вновь и вновь переживать одно и то же, только более тускло, менее масштабно. Время истончается и стареет, всё приходит в упадок, потому что если долго-долго ездить по одной и той же спирали, то рано или поздно она прорвётся, и всё сгинет в тартарары.
Одиночеством. Стоит ли раскрывать?

Много ещё чего интересного есть у Гарсиа Маркеса. Если уж браться за его прочтение, то "Сто лет одиночества" нужно ставить одной из первых книг, так много мотивов будет потом раскрыто и дополнено дальше. Хотя я прекрасно понимаю, почему многим этим книга не нравится. Уж слишком резко она пахнет чужаками, рисует непривычное. Что латиносу хорошо, то русскому — магический реализм.

Оценка UltraviolenceG:  4

Маленькое и очень сильное произведение. Написано хоть и сухо, но эмоционально текст передает всю безысходность и тоскливость этого романа.
После прочтения, хочется сказать только одно: Дааа, жизнь порой полное ДЕРЬМО! Именно это слово лучше всего тут подходит.

Полковник - честный и гордый человек, который отслужил свое и ждет обещанной пенсии, но письмо все не приходит...
Полковник с женой живут в нищете и недоедают, но продолжают ждать...
Последнюю еду полковник скармливает петуху, надеясь заработать потом на нем, чтобы хоть зиму пережить, и продолжает ждать письма...
Бедность,голод и болезнь...
Проходят годы, а полковнику никто не пишет... А он все ждёт...

Эта книга о стойкости! О надежде, которая живет в каждом из нас, только вот, как долго можно хвататься за надежду, когда вокруг все рушится?
Очень актуальная на сегодняшний день книга: кругом коррупция, а пенсионеры голодают.
Эту маленькую повесть можно прочитать за 1,5 часа.
Конечно, я бы мог придраться, почему полковник на пенсии не найдет работу, чтобы хоть не голодать, но не стану! Ведь книга совсем о другом, тут надо смотреть и мыслить глубже.
Оценка: 4/5.
картинка UltraviolenceG

Рецензия эксперта Эксперт Лайвлиба
Оценка malasla:  5

Я вообще часто перечитываю книги, но Сто лет одиночесва я перечитываю чаще остальных.
Я очень люблю ее, эту странную историю с самым красивым началом в мире:

Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед. Макондо было тогда небольшим селением с двумя десятками хижин, выстроенных из глины и бамбука на берегу реки, которая мчала свои прозрачные воды по ложу из белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца.



Я знаю ее на память, эту прекрасную фразу. Так же сильно, как ее, я люблю еще только одно предложение из Степного волка, после которого я стала любить то, как написано, так же сильно, как то, что написано. Ну, ту, знаете, там еще про красивую и грустную улыбку Галлера.

Кода я была маленькая, меня всегда пугали, что вот Маркеса нужно читать, составляя попутно генеалогическое древо персонажей, потому что иначе - никак не разобраться.

И это так неправильно.
Они ведь все разные совершенно. Вот как можно спутать Хосе Аркадио, мечтателя, отдавшего судьбу на откуп любви и основавшего целый город, Хосе Аркадио, изрисованного татуировками, как Квикег (хотя мне больше нравится его представлять Человеком в картинках Бредбери - чтоб они двигались и рассказывали истории), и Хосе Аркадио, который любил детей, деньги, и не любил оправдывать надежд?

Но больше всех я, конечно, люблю полковника.
Не за тридцать два неудачных восстания, не за то, что он родился с открытыми глазами и даже не за редкий талант к выживанию в сложные периоды жизни.
А потому что он делал золотых рыбок.

Вы только вслушайтесь, как это звучит - делал золотых рыбок.

Кажется, моя любовь к украшениям в виде рыб - именно от него.

Оценка Marazula:  4

картинка Marazula
Беря в руки любую книгу Маркеса я, по большому счету, уже знаю, что меня ждет. Каким бы ни был сюжет, язык повествования обязательно будет красивым, наполненным ощущениями и выпуклым, ведь Маркес - это как раз тот автор, который обладает умением создавать в своём произведении особую, живую атмосферу и, самое главное, буквально затягивать читателя в эту атмосферу.
"Полковнику никто не пишет" не стало исключением. Эта книга наполнена красками, звуками, запахами. Не всегда они яркие, звонкие и приятные. На самом деле, как раз наоборот, в почете здесь приглушенность и тоскливость, порожденная голодом, нуждой, смирением и долгим ожиданием главных героев. Сюжет истории прост и незамысловат. Пожилая пара, потерявшая сына, а вместе с ним и свою жизнь. Два, по сути уже, старика, которым осталась только призрачная надежда, за которую они цепляются, в глубине себя понимая: все это только тщета.
Впрочем, ожидать от такой небольшой по объему книги невероятных и захватывающих финтов не приходится. Зато даже в этот небольшой объем автору удалось вложить многое. Здесь есть над чем задуматься, на что откликнуться, о чем поразмышлять. Да и в целом эта та книга, которая, наверняка, не поразит ваше воображение, но оставит послевкусие, а это уже многое.

Рецензия эксперта Не кочегары мы, не плотники.
Оценка JewelJul:  4

Слегка нецензурно.

Небольшая повесть, пропитанная дождем, мокрой травой и червями, горем и отчаянием. И голодом.
Голодом, мечтающим о жареных цирковых кошках. Голодом, прикидывающимся тухлыми водорослями в кишках. Голодом, режущим желудок на квадратики слизистой. Голодом, убивающим надежду.

И что-то нынче повсюду мерещатся подспудные мелвилловские бунты. Будь Бартлби полковником, он был бы маркесовским Полковником, которому никто не пишет. Он уж точно "предпочел бы подождать", и не работать на это прошмандоблядское Общество. Ах, он же и ждет, этот Полковник. Ждет. Положенной ему пенсии, письма, чего-то правильного. Он пытается заставить Систему работать, обрекая себя тем самым на маис и голодные рези. Просто обрекая себя. Но ведь когда-то давным-давно что-то же сработало у некого Аурелиано Буэндиа, а Полковник был частью этого что-то. Но заставить себя работать? Работать на Них? Нееет, он отказывается. Этот бунт тихий такой, серый.

У Полковника свой бунт, а у жены Полковника свой. Свой бунт, свой голод- по чистому воздуху - она отказывается дышать. Астма. Раз за разом она сипит, хрипит, задыхается, лежит, открывая рот, как рыба отвергнутая морем, только тут парадокс, тут она - море, и тут она отвергает ослизлую рыбу-Систему. Но раз за разом бунт стихает, и она встает, как неутомимый ванька-встанька, хотя сейчас, кажется, вот-вот готова сдаться насовсем.

Вообще жуткая, фантасмагорическая получается повесть, в которой бес таится в деталях, продуманных до последней точечки. Мать трупа разом превратившаяся в бесформенное нечто, толкающее в смерть. Новые ботинки жмут - как кандалы. Зато старые лакированные ни разу не слышали бранных слов, они скоро развалятся, они просто не готовы к действиям. И белый зонт, укрывающий от дождя-голода, съела моль.
Хотя зубы врача в зеркале - как оскал акулы, готовящейся к нападению. А непродаваемый, неубиваемый петух с горячей, пульсирующей кровью, ярко-красный, видный даже сквозь вечный дождь, клюет мерзких дождевых червей...
- Дерьмо!
Наконец-то Полковник это сказал. Быть может, бунт наконец-то окрасится цветом?

Оценка books_and_tea:  5

Историю рода Буэндиа рассказывает взахлеб, но плавно и с большим мастерством невидимый рассказчик. Запинаясь на полуслове, переходя от одной мысли к другой, путая тебя в повторяющихся именах, снова и снова теряясь в закоулках похожих судеб и увлекая тебя вместе с собой, и вновь и вновь находя дорогу обратно, он повествует о поколениях семьи, каждый член которой обречен на одиночество, но одиночество не внешнее, поскольку в фамильном доме довольно часто находится большое количество народу, нет, но на одиночество внутреннее, подстерегающее человека там, где он меньше всего ожидает с ним столкнуться.

События затягивают как трясина, как зыбучие пески, и с каждой новой страницей всё сложнее становится найти в себе силы, чтобы отложить книгу в сторону и заняться повседневными делами, ведь мир героев книги уже стал твоей реальностью, пусть немного необычной, но всё же убедительной, окружающей со всех сторон, обеспечивающей спокойный, привычных ход вещей или, напротив, преподносящей следующие друг за другом потрясения и волнения, которые, сколь волнующими бы не оказывались, оставляют тебя в относительно отрешенном состоянии.

Генеалогическое древо семьи Буэндиа разрастается на глазах, ветви его сплетаются с ветвями деревьев других родов, пусть мы и не видим их полностью; на нём появляются новые плоды, новые ветви, которые, подобно предыдущим, стремятся в стороны или вверх, или даже вьются вокруг других ветвей. Город Макондо появляется из ниоткуда, выстраиваемый смельчаками-основателями, затем преображается, разрастается, подобно дереву рода, чтобы потом уменьшиться, опустеть, обратиться в пыль, оставив после себя только там и тут засохшие деревья.

Есть в этой книге какая-то магия, какое-то неуловимое, но настойчивое, похожее на влияние музыки, воздействие, которое она оказывает на читателя, усыпляя его внимание и даруя даже не тайное знание законов вселенной, а, подобно рукописям Мелькиадеса, обещание их постижения, которое самостоятельно, как процесс, каким-то непостижимым образом становится ценнее тех самых знаний, которые будут получены в конце пути.

Вечность, завязанная в красивый бант, но кажущаяся бесконечной только с определенной точки, рассматриваемая с разных сторон, постепенно приводит читателя к заключению, что в этом мире заканчивается всё, исчезают даже самые прочные и нерушимые вещи. И хотя они могут продолжать своё существование в другом, им не под силу вернуться обратно, как невозможно было бы отклониться от предначертанной судьбы людям, проживающим свои жизни на страницах этой книги.

Закрывая книгу, ты в прямом смысле этого слова закрываешь двери целого мира уверенным, почти отточенным движением руки, как распахнул их когда-то столь же решительно, чтобы стать безмолвным наблюдателем, не способным и не желающим что либо менять в событиях, призванных из небытия и подготовленных уйти в него же, оставшись, если повезёт, в памяти нескольких людей, возможно, называемых безумцами, но способных поведать миру необыкновенные истории.

Оценка Tarakosha:  4
Каждый да услышан будет...

- Сегодня мне должно было прийти письмо. Обязательно!
- Только смерть приходит обязательно, полковник.

В очередной раз читая Маркеса, я в очередной-же раз поражалась его умению написать историю так, что ты вместе с героями проживаешь её от и до. А еще тому, что его произведения, написанные не вчера и даже не позавчера, актуальны и по сей день. И скорее всего, не потеряют своей остроты и спустя многие годы. Потому как затронутые проблемы и описанные ситуации будут происходить в мире всегда, пока этот мир не изменится в корне. И не изменится в нем отношение власти и государства к человеку, обыкновенному простому человеку, каждый из которых и составляет тот самый народ, ради которого и именем которого делается многое в государствах, не изменится сама суть власть предержащих.

Разве знал он, полковник, как и многие другие его товарищи, когда проливал кровь и боролся за революцию, что потом он будет не нужен никому , кроме старой жены ? А уж государству тем более и в первую очередь. Оно выплюнет его , как отработанный материал, на остров, куда привозят письма только один раз в неделю по пятницам. Разве знал он, что в ответ ему придется только слышать: полковнику никто не пишет. Разве знал, мог знать, что заработанного собственным трудом и горбом нужно еще ждать и выпрашивать как подаяния ?? А некоторые его товарищи так и покинут сей бренный мир, не дождавшись от государства ничего, кроме пинка в благодарность. Этого он тоже еще не знал. Не знал и многого другого . Что голод и болезни изъедают нутро, а надежда остаётся только на петуха, которого он не может продать, не в силах. Продать его, значит предать себя, предать все то, во что верил, чем жил и наступить на горло собственной песне. Оставить себе хоть что-то , когда нет практически ничего.

Вот такая получилась у Маркеса страшная в своей обыденности книга, на страницах которых одиночество и боль, разочарование и подлости. А еще принципиальность и характер. Выстоять и не прогнуться . Не смотря ни на что, Полковник живет, борется и не сдается. И ждет письма вопреки всему.

P.S. Читая эту повесть, я все вспоминала своего родственника, который всю жизнь покупал лотерейные билеты и говорил , что где-то обязательно есть его машина (дело было в СССР). Но так и умер, не дождавшись и не выиграв ее. Ирония судьбы или злая судьба ?? Так и герой Маркеса, как и многие люди , ждут от государства ответа, а оно немо и глухо к просьбам сим. Так и хочется сказать вслед за полковником : Дерьмо...

Оценка Enfance:  4.5

Всегда, в любое время, люди талдычили о чудесах. "Их не бывает!" говорили они.
Но абсолютно зря, ведь они окружают нас повсюду. Вот только дело в том, что не всегда они такие, какими их ожидают увидеть. Так произошло и с ангелом.

Он стар, безобразен, плохо одет...впрочем это не изменяет того, кем он является. Тем не менее, несмотря на то, что произошло такое чудо, что делают люди? Конечно же, им срочно нужно на этом заработать и прочие. Какая разница что там этот ангел? Посидит себе в курятнике тихонько, та и ладно. Они слишком жестоки и черствы.

Как по мне, то в облачении старого ангела очень точно отобразилась человеческая душа, душа вот таких вот людей в чистом её виде. Но стоило им сделать хотя бы шаг в обратную сторону, к добру и это уже становилось началом перемен к лучшему..

Оценка platinavi:  3

Сюжет можно уложить в пару предложений: старик ждет свою пенсию, которой нет из-за бюрократических проволочек, ведет нищенское существование, распродавая остатки имущества и грея душу владением петуха (память о погибшем сыне). Язык прост и не притягателен, герои массовые, но лично для меня не живые. Во главе угла абсурдизм и нелепость бюрократии, основная цель – вызвать жалость к героям и ненависть к правительству. Лично для меня не выдержаны оба направления. Чувствуется, что с литературной точки зрения здесь уместнее была бы фантастика или магический реализм, нужно было гиперболизировать, довести до абсурда уже абсурдное, либо довести до крайности ненависть к правительству, чтобы побудить читателя к политической деятельности, либо довести до крайности сострадание, чтобы читатель сходил и сделал что-нибудь хорошее. Но книга полна бездействия, бесхребетности, смирения, и читателю хочется так же – закрыть и забыть.

1 2 3 4 5 ...

У вас есть ссылка на рецензию критика?

54 день вызова

Я прочитаюкниг Принять вызов