Борис Пастернак - Доктор Живаго
Доктор Живаго 4,1

Моя оценка

Роман "Доктор Живаго" - одно из выдающихся произведений русской литературы, на протяжении долгих лет остававшееся закрытым для широкого круга читателей в нашей стране, знавших о нем только по скандальной и недобросовестной партийной критике.<br />
Незащищенность и бессмертие творческой личности, интеллигента и художника в переломные моменты жизни нашего народа - центральная тема итоговой книги лауреата Нобелевской премии Бориса Леонидовича Пастернака (1890-196О). Судьба романа, судьба его автора и ткань самого произведения неразрывны в восприятии сегодняшнего читателя.

Серия: Серебряный век
Издательство: Интердом, Центурион

Лучшая рецензия на книгу

AceLiosko

Эксперт

по кофе и прокрастинации

24 мая 2021 г. 16:16

443

0 Свеча горела на столе... И что с того?

Тяжело мне с классикой, а с русской классикой особенно. В витиевато изложенных, запутанных, скачущих туда-сюда образах и мыслях автора очень легко запутаться, что я вполне успешно и сделала. И книга, к тому же, и об ужасах войны в том числе. Причем не о боевых действиях и событиях на фронте, а как этот ужас перемалывает простых людей. Такие истории бывают ещё страшнее.

Признаюсь честно, с историей в общем и России в частности я знакома плохо, поэтому путалась в некоторых формациях, событиях, личностях и датах, но книга, к счастью, не об этом, что, к слову, удивительно, потому автор постарался поместить в неё вообще всё, что только можно.

Здесь и война, и политика, и метания русской души, и лирика, и много чего ещё, и за всей этой мешаниной не уследить. И за обилием сюжетных линий и идей…

Развернуть

Доктор Живаго — Борис Пастернак , роман

ISBN: 5-86514-002-7

Год издания: 1991

Язык: Русский

Возрастные ограничения: 16+

«Доктор Живаго» создавался в течение десяти лет, с 1945 по 1955 год, и является, по оценке самого писателя, вершиной его творчества как прозаика. Роман сопровождён стихами главного героя — Юрия Андреевича Живаго.
Рисуя широкое полотно жизни российской интеллигенции на фоне драматического периода от начала столетия до Великой Отечественной войны, книга затрагивает тайну жизни и смерти, проблемы русской истории, интеллигенции и революции, христианства, еврейства.
Первое издание романа на русском языке вышло 23 ноября 1957 года в Милане в издательстве Giangiacomo Feltrinelli Editore, что стало одной из причин травли Пастернака советскими властями. По мнению Ивана Толстого, издание вышло при содействии ЦРУ США.
В СССР роман в течение трёх десятилетий распространялся в самиздате и был опубликован только во времена «перестройки» 1988 году в журнале «Новый мир».

Главный герой романа, Юрий Живаго, предстаёт перед читателем маленьким мальчиком на первых страницах произведения, описывающих похороны его матери: «Шли и шли и пели „Вечную память“ …» Юра — потомок богатой семьи, сделавшей себе состояние на промышленных, торговых и банковских операциях. Брак родителей не был счастливым: отец бросил семью ещё до смерти матери.

Осиротевшего Юру на некоторое время приютит дядя, живущий на юге России. Затем многочисленные родственники и друзья отправят его в Москву, где он как родной будет принят в семью Александра и Анны Громеко.

Исключительность Юрия становится очевидной довольно рано — ещё юношей он проявляет себя как талантливый поэт. Но при этом решает идти по стопам своего приёмного отца Александра Громека и поступает на медицинское отделение университета, где также проявляет себя как талантливый врач. Первой любовью, а впоследствии и женой Юрия Живаго становится дочка его благодетелей — Тоня Громеко.

У Юрия и Тони было двое детей, однако, затем судьба разлучила их навсегда, и свою младшую дочь, родившуюся после расставания, доктор никогда не видел.

В начале романа перед читателем постоянно возникают новые лица. Всех их свяжет в единый клубок дальнейший ход повествования. Одна из них — Лариса, невольница престарелого адвоката Комаровского, которая всеми силами пытается и не может вырваться из плена его «покровительства». У Лары есть друг детства — Павел Антипов, который впоследствии станет её мужем, и Лара увидит в нём своё спасение. Поженившись, они с Антиповым не могут найти своего счастья, Павел бросит семью и отправится на фронт Первой мировой. Впоследствии он станет грозным революционным комиссаром, сменив фамилию на Стрельников. По окончании гражданской войны он планирует воссоединиться с семьёй, однако, этому желанию так и не суждено будет сбыться.

Юрия Живаго и Лару судьба разными путями сведёт в провинциальном Юрятине-на-Рыньве (вымышленном Уральском городе, прообразом которого послужила Пермь), где они тщетно ищут убежища от уничтожающей всё и вся революции. Юрий и Лариса встретятся и полюбят друг друга. Но вскорости нищета, голод и репрессии разлучат и семью доктора Живаго, и Ларину семью. Два с лишним года Живаго будет пропадать в Сибири, служа военным доктором в плену у красных партизан. Совершив побег, он пешком вернётся обратно на Урал — в Юрятин, где снова встретится с Ларой. Его супруга Тоня, вместе с детьми и тестем Юрия, находясь в Москве, пишет о скорой принудительной высылке за границу. В надежде переждать зиму и ужасы Юрятинского реввоенсовета, Юрий и Лара укрываются в заброшенной усадьбе Варыкино. Вскоре к ним приезжает нежданный гость — Комаровский, получивший приглашение возглавить Министерство юстиции в Дальневосточной республике, провозглашённой на территории Забайкалья и российского Дальнего Востока. Он уговаривает Юрия Андреевича отпустить Лару и её дочь с ним — на восток, обещая переправить их затем за границу. Юрий Андреевич соглашается, понимая, что никогда больше их не увидит.

Постепенно он спивается и начинает сходить с ума от одиночества. Вскоре в Варыкино приходит супруг Лары — Павел Антипов (Стрельников). Разжалованный и скитающийся по просторам Сибири, он рассказывает Юрию Андреевичу о своём участии в революции, о Ленине, об идеалах советской власти, но, узнав от Юрия Андреевича, что Лара всё это время любила и любит его, понимает, как горько он заблуждался. Стрельников кончает с собой выстрелом из охотничьего ружья. После самоубийства Стрельникова доктор возвращается в Москву в надежде бороться за свою дальнейшую жизнь. Там он встречает свою последнюю женщину — Марину, дочь бывшего (ещё при царской России) Живаговского дворника Маркела. В гражданском браке с Мариной у них рождаются две девочки. Юрий постепенно опускается, забрасывает научную и литературную деятельность и, даже осознавая своё падение, ничего не может с этим поделать. Однажды утром, по дороге на работу, ему становится плохо в трамвае, и он умирает от сердечного приступа в центре Москвы. Проститься с ним к его гробу приходят сводный брат Евграф и Лара, которая вскоре после этого пропадёт без вести.

Впереди будут и Вторая мировая, и Курская дуга, и прачка Таня, которая поведает убелённым сединами друзьям детства Юрия Андреевича — Никанору Дудорову и Михаилу Гордону, пережившим ГУЛАГ, аресты и репрессии конца 30-х, историю своей жизни; окажется, что это внебрачная дочь Юрия и Лары, и брат Юрия генерал-майор Евграф Живаго возьмёт её под свою опеку. Он же составит сборник сочинений Юрия — тетрадь, которую читают Дудоров и Гордон в последней сцене романа. Роман завершается 25-ю стихотворениями Юрия Живаго.

Все разговоры героев-интеллигентов – или наивная персонификация авторских размышлений, неуклюже замаскированных под диалог, или неискусная подделка. Все «народные» сцены по языку почти фальшивы: этого Б. Л. не слышит (эпизоды в вагоне, у партизан и др.). Романно-фабульные ходы тоже наивны, условны, натянуты, отдают сочиненностью или подражанием. Заметно влияние Достоевского, но у Достоевского его диалоги-споры – это серьезные идейные диспуты с диалектическим равенством спорящих сторон (как это превосходно показал в своей книге Бахтин), а в «Докторе Живаго» все действующие лица – это маленькие Пастернаки, только одни более густо, другие пожиже замешенные. Широкой и многосторонней картины времени нет, хотя она просится в произведения эпического рода. Это моралистическая (даже не философская) притча с иллюстрациями романтического и описательного характера. Все, что говорится о природе, прекрасно. И об искусстве. И о процессе сочинения стихов (без этих страниц в будущем не обойдется ни один исследователь поэзии Пастернака). И многие попутные мысли и рассуждения (...) И отдельные психологические этюды, разбросанные там и тут по ходу действия. И, конечно, стихи. И еще кое-что. Но великого романа нет. (...) Автор не раз говорит от себя и в речах героев о прелести «повседневности» и «быта», но как раз этого-то почти нет в романе: бытовые подробности приблизительны, вторичны, а часто не точны (и прежде всего условны), как в слабой пьесе, лишенной воздуха и деталей. Есть непонятное внутреннее противоречие. Вначале автор голосом одного из героев говорит, что человек «живет не столько в природе, сколько в истории». Мысль верная, но вся концепция романа насквозь антиисторична даже в пастернаковском понимании истории как «разгадки смерти и ее преодоления». Странная конспективность, а местами неоправданная беглость рассказа выдает неопытность руки немастера или, вернее, мастера иной формы...

Все национально-русское в романе как-то искусственно сгущено и почти стилизовано. Иногда мне казалось, что я читаю переводную книгу (особенно в романических местах) – такая уж это литературно-традиционная Россия. Так пишут и говорят о России, кто знает ее не саму по себе, а по Достоевскому или позднему Бунину. Так и мы, наверное, часто пишем и говорим о загранице. Это почти условная и очень экзотическая Россия самоваров, религиозных праздников, рождественских елок, ночных бесконечных бесед: стилизованная эссенция России. Не потому ли так велик был успех этой книги за границей? (...) Ни одна из сторон русской жизни описанного времени не показана в ней верно и полно. Это в целом очень неуклюжее и антипластичное соединение иногда проницательных, часто тонких, субъективных наблюдений автора с грубо построенным макетом эпигонского романа в манере Достоевского

Александр Гладков

Книга была резко негативно встречена советской официальной литературной средой и отвергнута от печати из-за неоднозначной позиции автора по отношению к Октябрьской революции 1917 года и последующей жизни страны.

Травля писателя началась сразу после публикации книги. Позже она получила саркастическое название «Не читал, но осуждаю!». Эти слова не вымышлены, с них действительно начинались речи обвинителей, привлеченных властными структурами. Гонение было повсеместным. Обвиняющие митинги проходили на заводах и фабриках прямо посреди рабочего дня, на них в обязательном порядке сводили весь штат сотрудников; коллективные письма публиковались в газетах, зачитывались по радио. Обвинители были привлечены как люди, не имеющие никакого отношения к литературе (это были ткачихи, колхозники, работники фабрик и заводов), так и профессиональные литераторы. Читать книгу они действительно не могли, так как она была запрещена, но и не могли отказаться от роли обвинителей.

Факт публикации книги за рубежом был представлен советскими властными партийными структурами как предательство, в то время как в травле поэта многие не видели никакого преступления.

Если рабочие и колхозники действительно могли быть не знакомы с творчеством Пастернака, то советские литераторы осознавали и масштаб поэтического дарования опального поэта, и его сложное общественное положение, когда участвовали в травле.

Публикация романа и присуждение автору Нобелевской премии привела к травле Пастернака в советской печати, исключению его из Союза писателей СССР, оскорблениям в его адрес со страниц советских газет, на собраниях трудящихся. Московская организация Союза писателей СССР, вслед за Правлением Союза писателей, требовала высылки Пастернака из Советского Союза и лишения его советского гражданства. В 1960 году Александр Галич написал стихотворение на смерть Пастернака, где есть такие строчки:

Мы не забудем этот смех,
И эту скуку!
Мы поименно вспомним всех,
Кто поднял руку!

Среди литераторов, требовавших высылки, были Л. И. Ошанин, А. И. Безыменский, Б. A. Слуцкий, С. A. Баруздин, Б. Н. Полевой, Константин Симонов и многие другие.

Следует отметить, что отрицательное отношение к роману высказывалось и некоторыми русскими литераторами на Западе, в том числе В. В. Набоковым.

23 сентября 1958 года Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия с формулировкой «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа».

Иван Толстой, автор книги «Отмытый роман»:



Потому что этот человек преодолел то, что все остальные писатели в Советском Союзе преодолеть не смогли. Например, Андрей Синявский посылал свои рукописи на Запад под псевдонимом Абрам Терц. В СССР в 1958 году был лишь один человек, который, подняв забрало, сказал: «Я Борис Пастернак, я автор романа „Доктор Живаго“. И я хочу, чтобы он вышел в том виде, в котором он был создан». И этому человеку присудили Нобелевскую премию. Я считаю, что эта высшая награда присуждена самому правильному человеку в то время на Земле.

"Доктор Живаго" , 1965 США/Италия; реж. Дэвид Лин
"Доктор Живаго", 2002 Великобритания/Германия/США; реж.Джакомо Кампиотти
"Доктор Живаго", 2005 Россия; реж.Александр Прошкин

Показать ещё

Борис Пастернак «Доктор Живаго»

Я представляю интересы автора этой книги

Рецензии

Всего 538
AceLiosko

Эксперт

по кофе и прокрастинации

24 мая 2021 г. 16:16

443

0 Свеча горела на столе... И что с того?

Тяжело мне с классикой, а с русской классикой особенно. В витиевато изложенных, запутанных, скачущих туда-сюда образах и мыслях автора очень легко запутаться, что я вполне успешно и сделала. И книга, к тому же, и об ужасах войны в том числе. Причем не о боевых действиях и событиях на фронте, а как этот ужас перемалывает простых людей. Такие истории бывают ещё страшнее.

Признаюсь честно, с историей в общем и России в частности я знакома плохо, поэтому путалась в некоторых формациях, событиях, личностях и датах, но книга, к счастью, не об этом, что, к слову, удивительно, потому автор постарался поместить в неё вообще всё, что только можно.

Здесь и война, и политика, и метания русской души, и лирика, и много чего ещё, и за всей этой мешаниной не уследить. И за обилием сюжетных линий и идей…

Развернуть
readinboox

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

19 июня 2021 г. 22:26

65

5 Свеча никогда не угаснет

"Доктор Живаго" - это одна из тех книг, до которых определенно нужно дорасти, и дождаться правильного момента. Я делал около трех-четырех попыток приступить к чтению этого романа, но все они заканчивались тем, что я откладывал книгу в сторону, испуганный непонятностью происходившего и обилием не всегда запоминающихся имен. Но два три дня назад я твердо вознамерился продраться через первые сто страниц и после прочтения оных решить, стоит ли двигаться далее. И меня захватило и понесло... Как всегда, я не буду пересказывать сюжет, тем более книга всем известна, но поподробнее остановлюсь на своих впечатлениях. Первое, о чем хотелось бы сказать, это чувство сострадания и жалости к нашим соотечественникам, которые родились в начале 20 века и перенести все тяготы и невзгоды, выпавшие на долю…

Развернуть

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Популярные книги

Всего 1K

Новинки книг

Всего 334
Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее