Поделиться:

История одного города

Год издания: 1981
Издательство: Детская литература. Москва

"История одного города" Салтыкова-Щедрина, созданная на рубеже 60-70-х годов прошлого века, принадлежит к числу наиболее замечательных произведений не только русской, но и мировой сатирической литературы. Завершает издание литературоведческая статья С.Макашина "Глупов перед судом Щедрина".
Книга содержит уникальные иллюстрации Кукрыниксов.
Для старшего школьного возраста.

читать дальше...

Дополнительная информация об издании

204 стр.
Формат 65x95/32
Тираж 50000 экз.
Суперобложка
Иллюстратор: Кукрыниксы

История

На время оставив работу над циклом «Помпадуры и помпадурши», Салтыков загорелся идеей создания романа «История одного города», тематически родственного «Помпадурам и помпадуршам».

В январе 1869 года сатирик выступает с первыми главами «Опись градоначальникам» и «Органчик» в журнале «Отечественные записки» (№ 1), но до конца года приостанавливает работу, чтобы осуществить идею создания сказок («Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», «Пропала совесть», «Дикий помещик»). Кроме этого, наметилось произведение «Господа ташкентцы», нужно было довести до логического конца «Признаки времени» и «Письма о провинции». Не оставляет Салтыков работу в журнале: появляется серия публицистических и литературно-критических статей и рецензий.

Вернувшись к работе над романом, уже в № 1-4, 9 («Отечественные записки») 1870 года он публикует продолжение «Истории одного города». В 1870 году книга вышла отдельным изданием под названием «История одного города». По подлинным документам её издал М. Е. Салтыков (Щедрин).

«История одного города» вызвала массу толкований и негодований, что заставило Салтыкова ответить на статью известного публициста А. Суворина. Автор критической статьи «Историческая сатира», появившейся в апрельском номере журнала «Вестник Европы» за 1871 год, обвинил писателя в глумлении над русским народом и искажении фактов русской истории, не проникая в глубину замысла и суть художественного своеобразия произведения . И. С. Тургенев называл книгу замечательной и считал, что в ней отражена «сатирическая история русского общества во второй половине прошлого и начале нынешнего столетия».

М. Е. Салтыков-Щедрин знал, что «писатель, которого сердце не переболело всеми болями того общества, в котором он действует, едва ли может претендовать в литературе на значение выше посредственного и очень скоропреходящего». Тем не менее прежний интерес читающей публики к творчеству Салтыкова после публикации романа несколько угас.

еще...

Сюжет

Начинается повесть со слов автора, представляющегося исключительно издателем, который якобы нашёл настоящую летопись с рассказом о вымышленном городе Глупове. После небольшого вступления от лица вымышленного летописца идёт рассказ о «корни происхождения глуповцев», в котором автор даёт первые зарисовки сатиры на исторические факты. Но собственно основная часть повествует о самых выдающихся градоначальниках города Глупова.

Дементий Варламович Брудастый, восьмой градоначальник Глупова правил очень непродолжительный срок, но оставил заметный след в истории города. Он выделился среди других тем, что не был обыкновенным человеком, а в голове вместо мозга у него был странный приборчик, выдававший одну из нескольких запрограммированных в него фраз. После того, как об этом стало известно, начались междоусобицы, приведшие к свержению градоначальника и началу безвластия. За недолгий срок в Глупове сменилось шесть правительниц, которые под разными предлогами подкупали солдат, чтобы захватить власть. После в Глупове воцарился на много лет Двоекуров, образ которого напоминал Александра I, потому что он, оробев, не выполнил какого-то поручения, из-за чего всю жизнь грустил.

Пётр Петрович Фердыщенко, бывший денщик князя Потёмкина, градоначальник «предприимчивый, легкомысленный и увлекающийся», подверг город за время своей власти голоду, пожару, а умер от обжорства, когда отправился в путешествие по подконтрольным ему землям, чтобы почувствовать себя подобным императорам, совершавшим путешествия по стране.

Но дольше всех правил Глуповым Василиск Семёнович Бородавкин, за время своей власти подвергший уничтожению Стрелецкую и Навозную слободы.

еще...

Награды

Иллюстрации к повести «История одного города», выполненные художником А. Н. Самохваловым, в 1937 году были удостоены Гран-при международной выставки в Париже.

еще...

Экранизации

Фильм «Оно» Сергея Овчарова.
Мультфильм «История одного города. Органчик»

еще...

Книга в подборках

Гениальные книги
Чтобы написать просто хорошую и даже популярную книгу, необходима только искра таланта и трудолюбие. Чтобы написать гениальную книгу - нужно родиться гением.…
denisov89
livelib.ru
Происшествие в маленьком городе
Книги, действие которых разворачивается в маленьком городке, где, казалось бы, ничего произойти не может. Все друг друга знают. Почти идиллия. Как вдруг..
AffrontiRegiven
livelib.ru
230 гениальных книг, которые надо прочитать в своей жизни
Этот список был составлен телекомпанией BBC с подачи англоязычных читателей, так что здесь собраны наиболее запомнившиеся им произведения.
Hangeku
livelib.ru

Рецензии читателей

17 июля 2016 г., 06:38
5 /  3.521

Щедрый Щедрин щедро потчует нас сатирой аж чуть ли не на всю русскую историю зараз.
"История...
История не как рассказ, а как летопись, ход времён. Тут и норманнская теория, гласящая, что безмозглые русские не умели сами собой управлять и позвали заморского князя Рюрика. И возведение города "на болотине". И дворцовые перевороты (засилие женщин-градоначальниц). И т.д.
...одного...
Одного, читай, любого. Глупов - собирательный город. Это и ваша Пенза, и ваша Тула, и Псков, и Киров - всего по чуть-чуть.
...города"
Города, читай, страны в целом. Карамзин уже запатентовал название "История Государства Российского", а так Щедрин вполне мог взять его для своего сатирического сочинения.

А ничего более сатирического (и местами прямо таки юмористического) я в русской классике не читывал. Да и в мировой сложно найти нечто столь же значимое (некто Травников в своей лекции подсказал Апулея, Рабле, Гашека и т.д., но и их сатира мне видится "ситуативной"), высмеивающее не отдельное явление, а всю политико-социальную жизнь в совокупности.

Это уже 4-е прочитанное мной произведение Щедрина. Вот уж кто пёкся о своих согражданах, о простых Ивашках и Аксиньюшках! Он не издевается над народом, называя людей головотяпами и глуповцами, наоборот.
"Сказки" и "История одного города" похожи по сатирической составляющей, "Господа Головлёвы" же и "Пошехонская старина" имеют более низкий, почти нулевой градус сатиры и являются скорее историко-социальными романами. Теперь у меня на очереди "Помпадуры и помпадурши" и "Современная идиллия". Щедрин уже встаёт в один ряд с Достоевским и Гоголем как любимый русский классик.

А вот мне кажется, что наличие такого произведения в школьной программе как раз оправдано. Ничего не поймут, говорите? Наоборот: сейчас я уже сильно подзабыл историю своей страны и особенности личностей её "градоначальников" (а вы бы смогли сходу составить "опись" правителей Руси, хотя бы за последние 3 века? Я нет). А пока ты учишься, тебе проще сопоставлять Угрюм-Бурчеева с Аракчеевым, Двоекурова с Александром I, и т.д.
Кстати, нет ли взаимосвязи у щедринского Двоекурова с пушкинским Троекуровым, а у Фердыщенко Достоевского (из "Идиота") с однофамильцем у Щедрина??

Если поиграть в сатиру и вспомнить, что в "Истории одного города" военным методом насаждалось употребление горчицы, или издан был "Устав о добропорядочном пирогов печении", то было бы неплохо в наши дни издать указ "О Щедрина всеми градоначальниками чтении". Право слово, если бы "История одного города" была настольным чтением чиновников, жилось бы обывателям гораздо проще.

5 мая 2012 г., 21:33
5 /  3.521
В чем состоит собственно задача его (летописателя)? В том ли, чтобы критиковать или порицать? — Нет, не в том. В том ли, чтобы рассуждать? — Нет, и не в этом. В чем же? — А в том, легкодумный вольнодумец, чтобы быть лишь изобразителем [...] и об оном предать потомству в надлежащее назидание.

Удивил и порадовал меня литературных дел мастер Салтыков-Щедрин Михаил свет Евграфович. Признаться по совести, я уж совершенно позабыл своё первое знакомство с данным представителем русской классики, которое, по всей очевидности, имел неосторожность произвести будучи ещё юным и беспечным гимназистом. Теперь же, спустя разноцветные годы, хлебнув разносолов жизни и обильно вкусив на собственной шкуре эмпирического опыта, я заново познакомился с данным писателем, так сказать, в полном уме и спокойном сознании. И получилось это знакомство на диво приятным и занятным, я бы даже сказал, удалым и разухабистым. Одно удовольствие читать «Историю одного города», доложу я вам, братики-сударики, да сестрички-сударушки! Конечно, если вы, движимые любопытством, заглянете на Википедию или ещё в какой справочник, дабы почерпнуть там информации о писателе, вас закономерно может смутить, что творил он в 19-том веке. Вы даже можете заподозрить, что предлагаемый фолиант написан на трудно читаемом русском языке, изобилующем устаревшими словами, оборотами и выражениями. Должен признаться, явления из предыдущего предложения имеют место быть, однако сие никоим образом не препятствует чтению, церковно-славянский и старорусский — тут присутствует в пренебрежимо малой пропорции (на 10 абзацев, может, разок или два проскочит, а то и нет), а весь текст целиком — совершенно и определённо читабелен для современников! Теперь, сочту за честь, немного осветить «Историю одного города» с точки зрения жанровой принадлежности, стиля и прочего, из чего обычно составляется литературное произведение. Первое, что стоит отметить: 19-тый век или нет, но в этой книге Салтыков-Щедрин для меня оказался завзятым сюрреалистом-модернистом! Так же данное произведение я бы отнёс к жанру... (внимание!) магического реализма. Да-да, именно так, любезнейшие. И сравнил бы я «Историю одного города» со «Ста годами одиночества» Маркеса, ни много ни мало (скажем так, энергетика схожа отчасти). И у меня большой вопрос, не вдохновлялся ли краем пера латиноамериканец Габриэль Гарсия русской классикой? Второе, что отмечу — это довольно своеобразный, но такой что ли родной абсурдный юмор, великолепная сатира о чиновничьих произволах, которые имеем по сию пору включительно, и сермяжном народе, готовом таким начальством удовлетворяться, лишь бы самому не думать. Такого рода юмор, мы видим впоследствии у таких известных работников пера и чернил, как Булгаков, Зощенко, Ильф с Петровым и других. Ну, и третье, что хотелось бы безо всякой задней мысли отметить, это, конечно, несомненное писательское мастерство. Учитывая то, что на тот момент, русская литература была достаточно скудна на примеры, коими можно было бы вдохновляться начинающему писателю (примеры существовали в зарубежной литературе), Салтыков-Щедрин выглядит уверенным властителем слов и дум. И фантазия и воплощение, на мой взгляд — у него на высоте. Единственный вопрос, который остаётся после прочтения книги: «И что? Что делать-то со всем этим?»... А на него автор-то и не отвечает.

18 октября 2012 г., 20:34
5 /  3.521

К стыду своему, я думал, что Салтыков-Щедрин писал только басни про мартышек и очки и про ворон с сыром, а оказалось, что у него есть сатирические произведения размером с роман XIX века, и «История одного города» – одно из них. Читая, я сначала смеялся, но потом становился все сумрачней и сумрачней. К концу я стал совсем мрачен и суров, как Пушкин от прослушивания «Мертвых душ». Пушкин, по легенде, сказал тогда: «Боже, как грустна наша Россия!» Мне тоже стало так горько и так не до смеха от этого юмора, что захотелось выпить рома с колой и пересмотреть сериал «Друзья».

А грустно стало потому, что «История одного города» – это сатира на русскую историю. Россия выведена под названием города Глупова, да и содержанием глуповской истории является смена градоначальников от первого урода, через садистов, дураков и сладострастных ублюдков до совершенного идиота, причем очень злобного и агрессивного. С первого градоначальника история начинается, смертью последнего заканчивается. История вообще. То есть, и нету у нас другой истории, как истории нашей уродливой деспотической власти, которую мы более чем заслуживаем.
Сама композиция романа, приведенные последовательно портреты градоначальников, каждый из которых – определенный социологический тип, заставляет нас сравнивать «Историю одного города» с гоголевскими «Мертвыми душами». Но почему-то это сравнение оказывается всегда не в пользу Салтыкова-Щедрина. Написано хорошо – да не то что-то. Вроде бы талант могучий – да не такой какой-то. И не понятно, почему. Есть, правда, два не очень убедительных соображения:

1. За большей частью щедринских градоначальников просматриваются реальные прототипы: либеральный лентяй, ставший к концу жизни мистиком, конечно, – Александр I, солдафон-Бородавкин – Николай, Беневолинский, страдающий любовью к законодательству, – Сперанский, «толстомясая» немка – Екатерина II, последний «идиот» Угрюм-Бурчеев – это помесь Аракчеева опять же с императором Николаем I. Читаешь и прозреваешь, в силу своих скромных познаний, насколько точно и язвительно писатель-демократ высмеял того или другого русского монарха. Ну, высмеял, ну, и что дальше? Можно, конечно, провести аналогии с Путиными, Ельциными. И что? Было тошно, а станет еще тошнее. Вот и вся литература. Гоголь же никого конкретного не высмеивал. Против самодержавия и крепостничества не выступал. Большее того, он любил царя и был, стыдно сказать, против отмены крепостного права. А смеялся он над пороками и страстями, присущими людям вне зависимости от политического строя. Он занимался своей демонологией на уровне универсальных ценностей, там, где-то очень высоко над русской землей. И, в результате, «Мертвые души» – великая книга на все времена, а «История одного города» – жутко устаревшая сатира на самодержавие Романовых. Хотя, какой талант был у Салтыкова-Щедрина!

2. И вот еще различие. Если Гоголь и смеялся над русским человеком, то у него получалось хорошо смеяться потому, что он видел в нем потенциальную возможность возрасти над собой, стать лучше, и видел какое-то великое будущее для всей России. А Щедрин не видел. Потому смех Гоголя светлый, а после Щедрина хочется напиться рома с колой!

25 июля 2015 г., 03:22
4.5 /  3.521

Я долго не могла взяться за чтение этой книги, так как с одной стороны мне хотелось с ней познакомиться, плюс огромное впечатление на меня произвели его Господа Головлевы, с другой стороны, ну не люблю Я сатирические произведения, не мой это жанр. Но все-таки желание познакомиться перевесило.
Да, оказалось, что действительно жанр не мой, соответственно книга не принесла очень большого удовольствия, с другой стороны - все-таки есть у нее свои особенности, которые доставили мне приятные минуты, поэтому совсем не жалею, что книгу прочитала.
Тем более, что слушала ее в чудесном исполнении Клюквина, он замечательно подошел к ней.
Книга сама безусловно хороша, и прекрасный язык, и очень тонко подмечены многие моменты жизни, и описаны они замечательны. Так что кто любит сатирические произведения, очень советую почитать (если вдруг еще не читали), тем более что книга не потеряла свой актуальности и сейчас. Потому что тоже самое происходит с чиновниками самых разных рангов, вот ровно так, как описывал Салтыков-Щедрин. Ничего не изменилось.

Дальше...

24 августа 2015 г., 03:49
4 /  3.521

Салтыков-Щедрин - очень неудобный писатель. Не потому что его тяжело читать, отнюдь. А потому что в своих произведениях он абсолютно безжалостен и неудобен всем. Его одинаково не любят современники и потомки, власть и народ, верующие и атеисты. На нем тяжким грузом висит десяток ярлыков (начиная от "классика" и заканчивая "зубоскалом"), потому что факты о нем перевираются и сильно разнятся. Критики усматривали акт беспрецедентного лицемерия в том, что вице-губернатор Рязанской и Тверской областей пишет политическую сатиру и смеется над градоначальниками. По воспоминаниям он и вовсе был человеком злым, неоднозначным. Как и его проза. Однако именно Салтыкову-Щедрину, в отличие от многих других, удалось запечатлеть в слове образ той России, которая жива до сих пор.

"История одного города" написана в форме летописи и частично пародирует известную всем "Повесть временных лет", благодаря чему оказалась непреодолимой задачей для цензуры. В качестве отправной точки Салтыков-Щедрин берет эпизод из "Повести", в котором представители нескольких племен (новгородцы и т.д.) приходят к варягам, чтобы просить себе князей в управители. Именно с этого основополагающего акта безрассудного мазохизма начинаются "История одного города" и история нашей страны. Невеселая история бездарных правителей и раболепствующих обывателей.

картинка zzzloba

Дальше...

15 августа 2016 г., 15:19
5 /  3.521
Одна из центральных книг для меня

Неоцененность этой книги – для меня загадка. В обиход плотно вошли образы из Ильфа и Петрова, Булгакова, Оруэлла – почему же история города Глупова не используется для пересказа очередного выпуска новостей?

Мы вздыхаем по Маркесу, а ведь «История одного города» это наши отечественные «Сто лет одиночества». Найденная еще Салтыковым-Щедриным форма соединения реальности и абсурда для изложения истории принесла Маркесу всемирную известность. И форма эта не устарела до сих пор – к сожалению, добротный реализм не выдерживает реалий нашей жизни, и необходима заправка из бреда, магии, фантастики, алогичности – называйте, как хотите.

Алогичность. Или скрытая от нас логика. Это правит миром Глупова – и сразу вспоминается Кафка с его гениальными романами. И почему-то эти выдуманные миры передают плоть и кровь нашего реального мира лучше, чем все подробные остро-социальные авторы. Вообще у меня в голове всегда выстраивается ветка этой темы – Гоголь с петербургскими произведениями, «История одного города», Кафка как апофеоз, Маркес с «Осенью патриарха».

Если раньше я считала, что «История одного города» это бредовый сон студента перед экзаменом про истории, то сейчас я вижу, что в этот бред погружена вся наша страна ныне, присно и во веки веков. Вот так Салтыков-Щедрин нас всех приговорил, и он прав.

7 ноября 2014 г., 15:52
4 /  3.521

Пока читала, мне всё казалось, что читаю не про нормальных ( в здравом уме) людей,
которые жили в период описываемый в этой книге с 1731г. по 1825г. в России, а про пещерных дикарей.
Ну, то что начальники убогие, это понятно, не удивительно.
Но сам народ в этом городке до того дурак, что сил нет. Читалось очень тяжело, хоть и интересно.
С горем пополам дочитала и хорошо! :)

картинка AlenaRomanova

13 мая 2016 г., 13:10
3.5 /  3.521
«Я… предаю осмеянию… известный порядок вещей»
М.Е. Салтыков-Щедрин


«История одного города» - это не просто шедевр общественно – социальной сатиры, это еще и критика рабской психологии, в центре которой стоит город Глупов с его жителями – глуповцами и «великими» гродоначальниками.

картинка ArinaAnna

Пародию, которою воссоздал Михаил Евграфович в «Итории…» настолько точна, и искусно обыгранная, что не имеет ничего общего с нелепостью и абсурдностью. Его роман можно принять за достоверную действительность, которая преследует нас (или мы ее) на протяжении многих поколений, и оспорить эти факты сложно, ибо это истина, правдивая реальность; это наши плоды, которые мы пожинаем в силу многих причин, но так, увы, и по сей день не можем одолеть. В критическом изображение власти и народа, автор обращает внимание на коренные пороки русской государственной и общественной жизни, которые я, живя в XXI веке наблюдаю, без особых изменений. И сегодня история глуповцов XVIII ст. мало чем отличается от современных. Нас по-прежнему объединяет самодержавие системы, всепоглощающее людские чувства и души на своем пути.

Город Глупов в течение ста лет сменялся гродоначальниками один за другим. Именно они являются ключевыми фигурами в романе. Судьба каждого из них нелепа, трагична и противоречащая нормальной человеческой жизни. Его правители – это злобные, жестокие куклы, которые паразитируют в народе, уничтожая все мыслящее на своем пути. Автор наделил их фамилиями четко определяющие их образ жизни, характеры, внешность. Щедрин не скупился на краски и подробности, и с какой-то горькой иронией описывает своих героев, в образе которых, сосредоточено все - то темное, алчное, рабское, что веками накапливалось в народе. От их карикатурных образов испытываешь граничащие чувства ужаса и комизма; их поступки полны нелепости и болезненной зависимости от тщеславия и наживы. Никто их них не вызывает уважения - кто-то непроходимо глуп, кто-то чрезмерно жесток; либеральные правители – тоже не самый лучший выход, так как их нововведения являются не жизненно необходимыми, а, в лучшем случае данью моде или пустой прихотью. И получается так, что глуповцы каждый раз претерпевают страх, разочарование, ужас и недоумение, так как их правители озабочены не ими, а тем, как бы изъять побольше «недоимок», «откупов», тем самым удовлетворяя свое самолюбие и эгоизм.

картинка ArinaAnna
картинка ArinaAnna
картинка ArinaAnna


Населению Глупова пришло время устыдиться бессмысленной и гибельной несамостоятельности, но, перестав быть глуповцами, необходимо начать новую, неглуповскую, жизнь.

15 ноября 2013 г., 15:47
5 /  3.521

Прекрасная вещь, не зря называется классикой – спустя столько лет более чем актуальна! Мы все, как прежде , читая эту книгу, смеемся над властью, над чиновничьей глупостью и иронично замечаем, что живем не в городе, а в стране «Глупово». Но почему-то не задумываемся – почему же – идут года, рождаются и умирают поколения, а все остается по-прежнему. Однако, ведь все, кого мы называем властью, чиновниками, начальниками берутся из нас, а не прилетают с далекой звезды. Вот, к примеру, работник офиса смеялся над начальником фирмы тихонько, а в глаза нагло льстил, либезил и услужничал – стал начальником отдела (пусть хоть из двух человек) – и какие перемены… И продолжилась жизнь по поговорке: « Я – начальник, ты – дурак; ты – начальник, я – дурак…».
Великолепная книга, которую, мне думается, должен читать каждый с оглядкой на себя, а не на «того парня…» – может и жить тогда будем по-иному.

13 мая 2013 г., 08:15
5 /  3.521
Наконец, всякий администратор добивается, чтобы к нему питали доверие, а какой наилучший способ выразить это доверие, как не беспрекословное исполнение того, чего не понимаешь?


А-а-ах! Вот это я понимаю - прошелся Михаил Евграфович по всему обществу, народу и тем паче единовластию, и не пожалел никого, не постеснялся ничего, и как Угрюм-Бурчеев от Глупова, так и Салтыков-Щедрин от единовластия - камня на камне не оставил.

Полагаю, что вот подобные произведения звонили гроче герценовского "Колокола", кричали погромче тех, кого сейчас принято называть "оппозиционерами". Да поставь ты на каждом углу по человеку, и пусть хором кричат - "царь дурак"! Большинство обывателей только разбегутся в страхе и недоумении. Одни - в искреннем, потому что сочувствуют царю. Другие - тоже в искреннем, потому что для них невдомек, зачем кричать очевидные вещи? Это все равно что ходить по улице с транпарантом "2x2=4". Ну и сам царь, хоть и отправит бунтовщиков куда подальше, но особенно не расстроится по поводу их выступления. Потому что он хоть и дурак, а психологию и лояльность своего народа он прекрасно знает, поскольку сам этот народи и прикармливает, и милостивит, и сечет, и из пушки палит... А вот такие произведения реально напрягают. Потому хоть народ лояльный, хоть нелояльный, а сатира есть сатира, и будет он читать и смеяться. А кому приятно, когда над тобой смеются? Лучше по морде получить, чем понимать, что над тобой смеются принародно.

Много. много нашего русского менталитета развивает и осмеивает Салтыков-Щедрин. И неуемную баранопослушность, и впадение и крайности в крайность, и глубочайшую терпимость, а уж если терпение лопнуло - то жестокость и неуправляемость. Всё, всё это было нам свойственно и тысячу, и пятьсот, и триста, и сто лет назад, и теперь никуда не ушло, никуда не девалось. Все мы немного глуповцы, и чередуются над нами в произвольной последовательности Негодяевы, Брудастые, Фердыщенки, Бородавкины, Двоекуровы. И Угрюм-Бурчеевы над нами тоже были. Были, были!

Бросились в глаза "оправдательные документы". Это чистая психология градоначальничества - сиречь единовластия, оправданная им самим. Как вспомнишь, как цеплялись наши самодержцы за само право единодержавия, с какой неохотой отпускали они его, как задумаешься - а почему? да вот он ответ, в "оправдательных документах". Правда, последние самодержцы понимали, что нельяз быть слишком крутым с народом... но права самодержцев строго соблюдали.

Конечно, надо быть достаточно смелым, чтобы в то время писать и даже публиковать подобные книги. Как известно, в 19 веке и за менее острые произведения писателям давали на орехи.

все 59 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
Осталось
92 дня до конца года

Я прочитаю книг.