Рецензии на книгу «Ртуть»

ISBN: 5-17-037490-9, 5-9713-4400-5, 5-9762-0909-2
Год издания: 2007
Издательство: АСТ, АСТ Москва, Хранитель
Серия: Монохром
Цикл: Енох Роот (Барочный цикл), книга №1

Алхимия и герметика.
"Королевское искусство" и "искусство королей".
Загадочная наука, связавшая в прочную цепь магов и авантюристов, философов и чернокнижников.
Алхимиков то принимали как равных, то жгли на кострах Святой инквизиции. Перед вами - история одного из последних алхимиков Европы.
История тайн и приключений, чудес и мистических открытий.
Потрясающая интеллектуальная фэнтези, открывающая читателю новую грань таланта Нила Стивенсона!

Переводчик: Екатерина Доброхотова-Майкова

Развернуть

Лучшая рецензия на книгу

Рецензия на книгу Ртуть
Оценка: 4  /  4.2
Хроника одного спектакля

- Почтенная публика! Рады приветствовать вас на нашем спектакле «Битва за дифференциальное счисление, или Куций *** большой политики»! Только у нас! Алхимики и маги, любовь и кровь, смерть и богатство, пикантные приключения и неожиданные сюжеты! Калейдоскоп! Щекотка для нервов и полезная информация для самообразования!

Интерлюдия.
Поднимается занавес.

Декорации английского учебного заведения. Зеленые лужайки и каменные стены.

На сцену выходит худенький белобрысый мальчик. Он смотрит в небо. Притаившиеся одноклассники выскакивают из засады и закидывают его яблоками. Мальчик убегает.
ПАФОСНЫЙ ГОЛОС ИЗ-ЗА КУЛИС:
- Это был Исаак Ньютон!!!

Смена декораций на американские болота.

На сцене пожилой профессор сколачивает хибарку. Кругом раскиданы части механизмов и перфокарты.
ПАФОСНЫЙ ГОЛОС ИЗ-ЗА КУЛИС, слегка повизгивая:
- Это будущий Массачусетский технологический институт!!!

Смена декораций на кабинет где-то в Германии.

На сцене Лейбниц морщит лоб и что-то пишет. Проходит минут двадцать. Зал скучает.
ПАФОСНЫЙ ГОЛОС ИЗ-ЗА КУЛИС, пуская «петуха» от восторга:
- Это изобретение двоичного кода!!!

Смена декораций на некий европейский город.

На сцену выталкивают напуганную женщину в чепце. Поспешно поклонившись, она вновь скрывается за кулисами.
ПАФОСНЫЙ ГОЛОС ИЗ-ЗА КУЛИС, захлебываясь ПАФОСОМ и брызжа слюнями:
- Это была пра-пра-пра-прабабушка Альберта ЭЙНШТЕЙНА!!!!111

Первое действие.
На сцене - декорации Англии.
Выходят белобрысый юноша с набором иголок и АВТОР.
АВТОР объявляет:
- А сейчас подросший Исаак Ньютон проведёт опыт по изучению кривизны глазного яблока! Просьба вывести детей из зала.
Затемнение.
Вернувшиеся дети находят своих родителей позеленевшими. Театральные служащие бегают между рядов с тазиками.

***
На сцене – декорации Лондона.
Выходит группа красиво одетых горожан, ведущих легкую остроумную беседу. Неожиданно один из них прерывает свой анекдот и обращается к залу хорошо поставленным голосом экскурсовода:
- Вам будет любопытно узнать, что пересечение этих улиц было создано лишь после Великого пожара. Посмотрите налево - мы проезжаем стройку будущего собора…
(обзорная экскурсия по старому Лондону на сорок минут)
Театральные служащие разносят по рядам сувенирную продукцию и предлагают сфотографироваться с тауэрским вороном или королевским гвардейцем.

***
На сцене суета сует. Напудренные дамы танцуют, бравые молодцы поигрывают бицепсами, всадники устраивают джигитовку, нищие живописно устраиваются на ночлег и поют ангельскими голосами. Ньютон и Лейбниц решают задачки на скорость. Публика в восторге – наконец-то начались обещанные приключения.
Внезапно АВТОР выходит и начинает зачитывать подробную процедуру удаления камня из мочевого пузыря в условиях XVII века.
По требованию родителей служащие торопятся вывести детей из зала.
Конец первого действия.

Антракт.

Родители дегустируют коктейли и набираются храбрости перед следующим действием. Для детей работает студия аква-грима «Усекновение носа и выжигание клейма в Олд-Бейли».

Второе действие.
На сцене - декорации разоренной Вены.
Крылатые гусары маршируют, прекрасные одалиски спасаются, страсти бурлят. Публика ревет от восторга.
Всеобщее благоденствие прерывает АВТОР, появившийся на сцене с улыбкой на устах и медицинским справочником наперевес.
Дети покорно тянутся к выходу уже без напоминаний со стороны служащих.

***
На сцене – романтические пейзажи. Звучит романтическая музыка.
Романтическая девушка и романтический бродяга объясняются в любви. Но романтический бродяга имеет неромантический физический изъян, мешающий окончательному воссоединению влюбленных. Дамы в зале тихонько плачут.
Неожиданно театральные служащие вновь просят вывести из зала детей.
Затемнение.
По возвращении дети находят дам счастливо улыбающимися. Покрасневшие мужчины рассматривают свои кулаки и прикидывают их диаметр, смущенно ерзая на стульях.

***
Сцена преображается в палубу корабля. Дети кричат и топают от радости. В разгар абордажного боя выходит экскурсовод, включает микрофон и просит внимания. Публике читается небольшая лекция об устройстве парусных судов. Демонстрируются слайды. Дети заняты раскрасками с Джеком Воробьем.
Конец второго действия.

Антракт
В буфете тематическое угощение «Что ели лондонцы в XVII веке». Желающие приобретают кулинарные книги с автографом АВТОРА. Места общего пользования также оформлены в соответствии с эпохой. АВТОР азартно подписывает брошюры по санитарно-эпидемиологическому контролю и демонстрирует всем желающим муляж чумных бубонов.

Третье действие.
Занавес поднимается под озорную увертюру. На сцене – Амстердам, чистенькие голландки, благородные кавалеры.
Начинается хитроумная интрига с переодеваниями.
Интрига обрывается шумным выволакиванием громоздких династических схем. Звучит лекция о салическом законе. Проводится небольшая проверочная работа на листочках.
Схемы унесены, интрига возобновлена, но публика отвлеклась и шепотом сверяет ответы с соседями. Особо продвинутые ищут ответа в гугле.
Конец третьего действия.

Все актеры выходят и кланяются.
Взрослая публика оглушительно хлопает. Утомленные дети дремлют в фойе, куда их в очередной раз вывели, да там и забыли. Театральные служащие предлагают приобрести на память программку и завязанную узлом 10-дюймовую баранью кишку.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Рецензия на книгу Ртуть
Оценка: 2.5  /  4.2
Это была для меня самая долгая книга в «Долгой прогулке» за все три года игры. Правда. И, знаете, дело не только и не столько в её объёме (который, к слову, превышает стандартные размеры ДП-шных бонусов чуть ли не вдвое, если верить моей читалке), а в том, что это совершенно не моя литература. И самое обидное то, что и своё впечатление посредством одной лишь оценки выразить не могу, ведь я осознаю, что ставить одну звёздочку книге, автор которой проделал просто титанический труд, просто неправильно. Да и сомнений в том, что у неё есть своя аудитория читателей-почитателей. Но вот мне к ним присоединиться, увы, не довелось.
Итак, с самого начала, как только я приступила к чтению, я, помнится поделилась с девочками в беседе, что книга мне вполне нравится. И правда: слог неплох, перевод особых нареканий не вызывает, интересный (хоть, конечно, и совсем уже не уникальный) ход с нелинейным повествованием. Да ещё и вставки в виде кусков из пьесы. Плюс вполне себе любопытные персонажи. Енох Красный сразу заинтересовал меня тем, что даже я, гуманитарный гуманитарий, заподозрила что-то неладное с его возрастом. Да и история жизни Даниеля Уотерхауза, однокашника и друга Исаака Ньютона (который, к слову, оказался той ещё бякой), показалась мне небезынтересной (возможно, что именно потому, что он был его другом). Правда, увы, ненадолго (если быть точной, то живой интерес к сюжету стал угасать приблизительно после событий, происходивших в Британии во время чумы).
О главных минусах книги лично для меня.
- В последнее время меня стали смущать слишком большие объёмы произведений. Особенно, если книга мне не интересна. Особенно, если я понимаю, что ну очень многое из неё можно было бы выбросить без особых потерь для сюжета. Если первая часть «Ртути» была прочитана довольно быстро и без особых напряг, то уже последнюю (и самую небольшую часть) я просто выстрадала. На отдыхе. В горах. Пока мои друзья веселились. Только потому, что я все такая ответственная (нет), а вовсе не из страха, что во время моей грядущей поездки в столицу мой капитан не убьёт меня.
- Естественные науки. Блин, ну что тут скажешь-то?! Я за 9 лет после окончания школы стала самым настоящим гуманитарием. Увы и ах.
- Финансы и натурфилософия. В первом случае см. предыдущий пункт. Ну, а в случае с натурфилософскими пространными размышлениями см. пункт 1.
- Главные герои. Даниэль – персонаж-функция, которым манипулируют в своих интересах все, кому не лень. Как по мне, будь он самостоятельным, вырванным из контекста персонажем, его ценность равнялась бы нулю. История Элизы местами также интересна, но сама героиня не вызывает никаких эмоций. Всё ждёшь, что вот-вот картонка-Элиза (как и многие другие персонажи, если не сказать, что все) упадёт. Джек, ещё один протагонист, более… живой? настоящий? Но даже ему чего-то не хватает.
- Остальные персонажи. Их вы на страницах книги встретите бессчётное множество. Реальных исторических деятелей и выдуманных. Кого-то вы вместе с протагонистами встретите, так сказать, во плоти, кого-то упомянут в разговоре или в письме. Здесь и Д'Артаньян, и уже упомянутый ранее Ньютон, Лейбниц, Людовик XIV, Кромвель (частенько всплывал в воспоминаниях в первой части), Карлы (английские), Джон Локк, Джон Уилкинс и прочие-прочие. Имён уйма. Перечислила лишь те, что сразу пришли на ум. Ну и, как вы, наверное, догадываетесь, при наличии картонных протагонистов, мечтать о живых второстепенных персонажах не приходится.
- Скажем так, физиологические подробности в большом количестве (особенно во второй части). Нет, я не ханжа, но, блин, это перебор. И дело не только в описании любовных сцен. Почему, ну почему если в книге или в фильме есть хоть одна мерзкая сцена, она попадётся мне именно во время еды (описание заразившегося чумой)?!
Как итог: книга забудется просто молниеносно (дорогие долгопрогульщики! Если вдруг у кого-то ещё есть сомнения в том, что я не дочитываю книги до конца, молю: в данном случае устройте разборки побыстрее, а то с тем количеством событий, что сейчас происходят в моей оффлайн жизни, я ничего не вспомню уже через недельку-другую!), не оставив после себя ни-че-го. Хотя, не совсем так. Я всё-таки в процессе чтения прочитала краткие биографии пары-тройки упомянутых исторических лиц. Вот за это спасибо. А точно не спасибо за то, что потеряла несколько часов отдыха загородом (правда, здесь в большей степени моя собственная вина: нефиг было лениться и оставлять последние 20% на время отдыха в надежде «почитать перед сном»).
Ну, и по классике. Главный вопрос книги, на который, увы, я так и не получила достойного ответа. Кто же такой Джон Голт Енох Красный?
Рецензия на книгу Ртуть
Оценка: 3  /  4.2
Шпионские страсти или, Шпион, выйди вон!

Где-то, в какой-то стране, в каком-то из подвалов, какой-то секретной службы, разбирались завалы бумажек и среди общей потрепанности, обглоданности и пожелтелости, до состояния "не трогай!.. а все уже рассыпалось", нашлась странная женская вышивка. Некто разбиравшие завалы повертели это да и бросили в кучу ненужного, ну кому нужно то, что знавало лучшие дни, а сейчас выглядит хуже половой тряпки, да и вездесущие грызуны уже не раз испробовали ее на зуб.

Разве знали эти бестолочи, что где-то, в какой-то, когда-то, от этой вышивки зависела жизнь людей, что там спрятана история и не одна, и что к ней приложили усилия не только женские руки, а еще и умы великих ученных, что это не просто крестики, это первый бинарный код.

Ведь где-то и когда-то сплелись разумы в желании классификации книг, в желании уберечь себя от подглядывания и понеслось! Вот она эра открытий! Градусники, маятники, часы и единое время. Вот они первые зачатки разума на далеком континенте стремящие найти молодых и необычных и втянуть их в университет и пусть пока это всего лишь хижина, зато потом! Потом... но это будет уже не где-то и когда-то, это будет точно известно где и когда и не имеет отношения к вышивке.

К ней же имеют отношения доктора, ученые, короли, военачальники, сироты стремящиеся выжить, наложницы стремящиеся жить, графы, завоеватели и покорители. Если бы одни не стремились, другие не думали, а третье не хотели знать тайн первых двух, никогда бы женская рука не вышила бы эти крестики, в которых хранится ее история и история расположения войск, с именами и датами.

Вышивка устремляется в мусоросжигатель и вдруг маленькая ручонка выхватывает ее из вороха пожелтелых бумаг, рассматривает, прижимает к груди и прячет там, чтобы никто не узнал. Дома уже под тусклым светом лампы, мальчишка, что ухватил вышивку, рассматривает ее и приходит в восторг, он ведь узнает это, понимает этот язык, ему надо время, надо немного посидеть, узнать подумать, порешить. И в процессе расшифровки он учит язык, погружается в историю Нидерландов, Франции, Германии, Великобритании, даже про Россию приходится узнать. А сколько языков, дат, имен, проходят через него и вот уже в 2003, совсем не из под детской ручонки выходит книга "Ртуть". "Фантастика, альтернативная история!" - сыпят критики и читатели, но выросший мальчик знает, что все это настоящая правда, ведь до сих пор он хранит старую вышивку. Хранит бережно, вдали от крыс, влажности, сквозняков, только показать никому он ее не может, потому что откроется где-то и когда-то, а этого нельзя допустить, можно лишь удивляться, что сейчас никто не знает что ещё в 17 веке. Великий немецкий учёный Лейбниц считал:

«Вычисление с помощью двоек... является для науки основным и порождает новые открытия... При сведении чисел к простейшим началам, каковы 0 и 1, везде появляется чудесный порядок».

А двоичная система появилась в 1605 году в работах Томаса Хэрриота. Вот вам и альтернативная история, вот вам ваше не знание.

И лишь иногда до автора доходят письма с единственным вопросом - почему "Ртуть"?

Рецензия на книгу Ртуть
Оценка: 4  /  4.2

Какое коварство - предложить мне в мобе начало книги, да еще такой, что хочется прочитать все.
На самом деле, в начале я не ожидала ничего "такого" - ни Ньютона, ни Лейбница, ни Ольденбурга, ни разработки десятичной меры. Книга просто бурлит открытиями, смешениями эмоций, стилей (там есть и кусочек пьесы, хочется предупредить). В ней есть все: подковерные интриги - пожалуйста, известные личности - пожалуйста, утопические идеи - вот они, конфликт отцов и детей - тоже получите.
Книга, конечно, не документальная, но зато читателю позволено погрузиться в атмосферу создания мира таким, каким его видим мы, когда люди только открывают многое, что для нас будет очевидно. Когда люди только формируют некоторые привычки, которые позже станут чуть ли не символом нации.

- … как это зовётся?
— Ч'хай, шай, цха или тья. Я знаю одного голландского купца, у которого в Амстердаме лежат тонны этой травы.
Кларк хихикнул.
— О нет, Енох, не втравливайте меня в заморскую торговлю. Этот чхай довольно безобиден, но я не думаю, что англичане когда-либо согласятся пить нечто настолько иноземное.

Автор играет с героями, читателем, реальностью, а мы позволяем ему это, поскольку прелесть именно в этом - в игре, в атмосфере. Погрузитесь в этот мир, живите вместе с героями. Это весьма занимательное приключение!

Рецензия на книгу Ртуть. Книга 1. Ртуть
Оценка: 4.5  /  4.2

Если взять за углы скатерть с уставленного кушаниями праздничного стола и сложить тряпошку в оригами, то оказавшийся внутри мятый жирный ком начинки очень напомнит по фактуре, текстуре и вкусу данное произведение Нила Стивенсона. Если ещё и начать копаться в содержимом, сюрпризы гарантированы: то кусочек торта с вишенкой, то ножка индейки, то горчичка, то острозубая вилка... а, у нас же книга, — тогда философия и натурфилософия, шпионские и политические интриги, алхимия и придворные страсти, почти детектив и религиозные разборки, чума и сражения с пиратами. Всё смешано в отличную кучу, и нелинейное повествование только добавляет книге пикантности.
Самое смешное, что «Ртуть» была очень вкусной.

Наспойлерить в рецензии невозможно, потому что в принципе невозможно пересказать сюжет. Поскрипев минут пять серо-розовыми шестерёнками, я высмотрела в книге две истории: с одной стороны, перед нами подробная биография натурфилософа и созерцателя Даниеля Уотерхауза, с другой — история познания природы. Нет, даже не так — ПОЗНАНИЯ. Всю книгу кипит бешеная исследовательская деятельность неважно чего, точнее, всего подряд, деятельность безвекторная и хаотическая, жадная и часто бессмысленная. Непонятно, то ли автор восторгается научным энтузиазмом своих героев, то ли высмеивает его. Арифметическая машинка — и подбор синонимов к «срамному уду», почти летательный аппарат — и шизофренические опыты с человеческим речевым аппаратом, проводимые, слава Богу, на трупе. Зверикам, попавшим в лапы исследователям, повезло меньше: от того, что естествоиспытатели сотворили с живой собакой, не по себе было даже им самим — животное кричало так, что на шум заглянули соседи и вежливо поинтересовались, скоро ли прекратится «опыт». Умом понимаю, что эти манипуляции могли быть очень полезными (или нет) для науки вообще и медицины в частности, а трепетное сердце просит применить к самим исследователям те же хирургические процедуры, — и да, без наркоза.
В любом случае, перед нами высококонцентированная история появления вещей и явлений, в наше время ставших уже привычными, так что познавательные мотивы в книге тоже присутствуют.

Ещё один спорный момент: наличие в «Ртути», в том числе, так сказать, в «главных ролях», реальных исторических лиц. За тех бедолаг, кто уже помер и в суд на клеветников не подаст, особенно обидно; оно, конечно, смешно бывает читать, допустим, как уважаемый ктулховед Говард Ф. Лавкрафт с рюкзачком за плечами шпарит по катакомбам и сражается с зомбями что твой Индиана Джонс (движуху см. тут: Томас Уиллер - Арканум ), но уважение ж должно быть к человекам? Бедняга Исаак Ньютон вообще кочует из книги в книгу, и вот в этой тоже засветился. Стивенсон, правда, обошёлся с ним бережно (приписанные нетрадиционные наклонности не в счёт, сэр Исаак уже и привык, наверное), и готовенький образ учёного мужа иногда даже вызывает доверие (но не симпатию). Помимо Ньютона мы познакомимся и с альтернативными Лейбницем и Гуком — в общем, весь цвет тогдашней науки подсобрался.

Что в книге хорошо: философско-религиозные рассуждения, которым отведено немало места. Не знаю, насколько они свежи и оригинальны, но мне очень понравилось, прямо смаковала некоторые моменты. Что очень хорошо: юмор, добродушно-беззлобный, и главный герой Даниель, спутником повертевшийся на орбите всех местных «мастодонтов от науки». Такой весь мягкий и наивный дядька, способный сообразить, что стал жертвой интриг лишь тогда, когда ему об этом будет сказано прямым текстом — умилял временами человек.

Не знаю, сохранится ли формат подачи материала в остальных книгах серии, но читать их буду обязательно. Зацепило.

Рецензия на книгу Ртуть
Оценка: 5  /  4.2

Подходит ко мне как-то раз юный читатель, 6 класс, шахматы, щеки наперевес, и спрашивает, чего у нас в библиотеке по физике есть, ну знаете, я вот сам за лето прочитаю, чтобы ко мне учительница не лезла. То есть понимаете, он уже себе представляет уровень учительницы. Взял феймановские лекции, через 10 дней принес, сказал, им в астрономическом кружке не так интересно рассказывали. Потом мне пришлось ему из взрослого отдела весь научпоп от «Династии» перетаскать, вперемежку с пособиями для поступающих, еще постперестроечного разлива, где ни слова о тестах, ну вы понимаете. И вот как-то этот юноша мне и говорит: "Я вот тут обмозговываю теорию происхождения всего из ничего, которое было до большого взрыва. Подробности не могу вам рассказать, у меня даже семантических (!) обоснований пока нет, но я вот читаю, много думаю, мне надо пока мозг у меня молодой и восприимчивый, вот я вот это обязательно докажу". И сейчас вы эти строки читаете, просто знайте, что где-то в центре нашей страны, есть некий мальчик, который еще и в пубертат не вступил, и у него ряд проблем: доказать недоказуемое, выбрать чем заниматься более детально - физикой или биологией, и вот как сделать так, чтобы еще в планшете успеть поиграть. Есть мозги, которые в стандарт егэ не запихнуть и это радует. Есть надежда, что несмотря на все старания образовательной системы идет смена научной парадигмы, и как в своё время наука потеснила алхимию, так и некие молодые мальчики и девочки, вытеснят закостеневших академиков, которые в своих очень узких специальностях конечно спецы, но галактический размах знаний не вытянут.

Не мне вам напоминать о Европе в период Возрождения, когда все эти штудия гуманитарис из античности пыль выбили и даже своего добавили. Это в учебниках они сейчас в первой главе куце историю своих наук представляют, и для многих единственное, что про того же Ньютона известно, это яблоко и закон тяготения. А Гук это тот чувак, который впервые живую клетку разглядел в микроскоп. Между тем еще древние греки прекрасно в оптике разбирались, не хуже Гука. Что же такое произошло в начале Нового времени, что отодвинуло на задний план алхимию и богословие? И позволило ученым сделать то, что не смогли или не захотели сделать античные мыслители? Вот в Барочном цикле у Стивенсона есть прекрасная версия событий, это вам не параграф номер один осилить, это больше тысячи страниц удивительной панорамы жизни европейских ученых и мимопроходящих королей и прочих мошенников и авантюристов.
А если вы Криптономикон уже читали, то здесь как раз дальние предки его главных героев действуют, и сама идея шифров будоражит лучшие умы Европы.

Если говорить о структуре, то первый роман Барочного цикла поделен на три части, где в первой главным героем будет Даниэль Уотерхауз и его флэшбеки о юности в Лондоне, и странной дружбе с Исааком Ньютоном и делами Королевского ученого общества. Вторая часть рассказывает о Джеке Шафто (божиньки, сколько знакомых имен) и Элизе, и их попытках обрести свое место в мире наживы и голландской биржи. И третья часть объединяет всех персонажей, и Стивенсон, как настоящий натурфилософ помещает все вещества в реторту и накаляя огонь в тигле, заставляет нас завороженно смотреть, как выплавляется нечто, доселе никем не виденное, по имени Научная Картина Мира и Вера в Технический Прогресс.

Кому не читать: яростным фанатам игры престолов, потому что обидно будет осознать, что то, что делает Мартин, это такой Стивенсон для бедных. И чуваку, который мои рецки в неформат заносит тоже читать строго воспрещается, его тонкая душевная организация не вынесет персонажа по прозвищу Куцый Хер.

Рецензия на книгу Ртуть. Книга 1. Ртуть
Оценка: 4  /  4.2

Книга одновременно нравится и не нравится, тяжело, когда вы с автором на разной волне.
У меня в последнее время подъем любви к биографиям и историческим романам, а «Ртуть» представляет собой очень вольный исторический роман. Это напомнило мне «Карту времени» (которая написана на 5 лет позже, но прочитана мною раньше), вот только подача материала в этих книгах различна, не смотря на схожие идеи. В «карте» много внимания уделяется описаниям и размышлениям, а главное, делается акцент на одном герое, и только после полного его раскрытия происходит переход на другого. «Ртуть» более диалоговая книга, в которой все скинуто в одну кучу. Помимо "привычного повествования" в тексте есть пьеса и письма, что вообще превращает все в один сплошной диалог. Нас лихорадит во временных промежутках, кидает от героя к герою, и все постоянно болтают. Если «карту» можно сравнить с насыщенным днем, где ты посетил много мест, встретил много людей, обсудил много вещей – и все эти «много» в голове отложились, то «Ртуть» представляет собой один очень длинный вечер болтовни в компании – на утро убей не вспомнишь, о чем вы вечером разговаривали. В обеих книгах среди главных героев громкие имена (Гербер Уэллс, Исаак Ньютон, Лейбниц), и оба раза мне резало это слух. Одно дело, когда реальная биография, люди как-то живее выглядят, тут в обоих случаях герои скорее карикатурные. Ньютон вообще какой-то сумасшедший маньяк, честно слово.
Из плюсов - в «Ртути» мне очень понравилась наука и ирония. Причем, настоящая ирония, в виде сложного интеллектуального юмора, опирающегося на знания, исторические события, жизненные ситуации. В плане науки – забавляло и поражало, когда в один ряд ставили какие-то сумасшедшие эксперименты и эксперименты, приведшие к настоящим изделиям наших дней (строительный уровень, например). Книга перегружена английской политикой и религиозными склоками, которые мною совершенно не изучены, так что весь «сок» этих ухищрений до меня не дошел. И много отсылок идет к «Криптономикону», из-за чего тоже, увы, не все понятно. А про пиратов я вообще не люблю читать, как и про военные действия, так что под финал моральную усталость начали добивать жанровые предпочтения.
Я понимаю головой, что книга сложная и интересная, заслуживает своих наград и фанатов, но по душе мне общая картина не пришлась, только отдельным кусочками. Именно ситуационность, рваность и отсутствие целостной картины меня вводят в ступор, хотя диалоги действительно понравились.

Рецензия на книгу Ртуть
Оценка: 5  /  4.2
Когда нельзя положиться на свою силу, приходится уповать на чужие слабости.

Я была готова к масштабности. Первый том Барочного цикла настолько ощутимо утяжелял мой рюкзак, что сразу было понятно - будет круто. Правда в самом начале я здорово буксовала, пытаясь вникнуть во все исторические и научные подробности, потом смирилась с тем, что какую-то часть не смогу понять сколько бы ни пыталась и чтение пошло полегче. Стивенсон конечно крут. Нереально крут. Не зря я так долго носила его книги в хотелках, не зря я так долго откладывала эту встречу.

Количество активных персонажей зашкаливает. Запомнить, кто там с кем пересекается в разные временные этапы очень сложно, но чем больше погружаешься в текст, тем осмысленнее все становится. И вот, спустя 400-500 страниц начинаешь по-настоящему различать, кто что сказал, кто к кому пришел и кто с кем воюет. Контраст между разными книгами очень явный. Первая вся отдана науке, от количества терминов, идей, теорий, экспериментов, обсуждений и споров голова идет кругом, чего стоит один эпизод с исследованием глаза. Здесь все вертятся вокруг науки, все о ней говорят, все ее жаждут и все добиваются милостей тех, кто признан гениями. Вторая книга - это разгул веселья и бахвальства, Джек как нельзя лучше подходит на роль короля воров и бандитов, героя всех отверженных. Он смелый, находчивый и крайне изобретателен, когда дело касается выпутывания из разных ситуаций. А третья книга состоит из сплошных политических интриг и хотя темп у нее пободрее, чем у первой, все равно по интересности она здорово проигрывает историям Джека.

Из-за того, что повествование мечется с места на место (и зачастую из года в год) тяжеловато отслеживать все события, особенно поначалу, когда большая часть героев "на одно лицо". Так что по мере чтения я составляла своеобразную памятку происходящего, осторожнее, дальше спойлеры.

В 1713 году Енох Красный едет в Ньютаун, он ищет Даниэля... и находит.
В этот же момент я абсолютно не понимаю, кто все эти люди, почему они так странно себя ведут и что за темы скользят между строк. Например, что это за Даниэль, зачем он понадобился высокопоставленным особам и откуда Енох знает, где его искать. Но зато во мне сразу же укрепляется ощущение, что этот Енох не так прост как кажется. Надо бы к нему приглядеться.

В 1661-1665 Даниэль и Ньютон вместе в колледже. Они встретились и, если можно так сказать, подружились.
В прошлом все намного проще. То, что объединило их - это не общие интересы. Это готовность Даниэля во всем помогать Ньютону, гениальность которого видна невооруженным глазом.
Затем чума вносит свои коррективы и вот уже Даниэль вместе с Гуком и другими членами Королевского Общества занят жуткими экспериментами. И хотя он еще молод, он уже понимает, что ему никогда не стать великим натурфилософом, он уже смирился с вечной ролью помощника. Но несмотря на все это, Даниэль не просто вспомогательный персонаж, сдается мне, что Стивенсон отвел ему куда более значительную роль во всех предстоящих событиях.
Я же с позором признаю тот факт, что моих скудных познаний совершенно не хватает для понимания всей научной болтовни, которая занимает существенную часть повествования.

В 1713 Даниэль оставляет сына и отправляется в Старый Свет, на корабле он пытается понять, как же так вышло, что он опять возвращается...
Я все еще не слишком понимаю, что тут происходит, почему Енох пересек полмира, чтобы найти Даниэля и заставить его вернуться в Европу. Как все это связано с вставками из прошлого? И, самое главное, в какой момент начнется собственно настоящее. Когда Даниэль доплывет?

В 1683 Джек (у него есть еще и другое имя - Куцый Хер) воюет с турками, спасает Элизу, обзаводится турецкой саблей и турецким конем. Насыщенный год для Джека, не правда ли?
И описание его приключений намного интересней всей возни Гука с линзами или длиннющих рассуждений Лейбница о каком-нибудь очередном открытии. Я бы даже сказала, что Джек стал для меня настоящим спасением, я все ждала, когда же он ворвется в самую гущу событий. Он оказался даже интереснее кулуарных интриг и политически-финансовых махинаций.

В 1713 Даниэль изображает трусливого капитана.
С чего бы? Да надо обмануть пиратов, подманить их поближе, вот настоящий капитан и придумал такую шутку. Надо отметить, Даниэль прекрасно справляется со своей ролью.

В 1673 Даниэль встречает Лейбница. И в очередной раз сокрушается, что ему выпало жить одновременно с такими монстрами натурфилософии как Ньютон, Лейбниц или даже Гук. Он снова и снова пытается отыскать свою нишу, но повсюду видит лишь следы чужого величия. Судьба-злодейка, Даниэля окружают сплошные гении. Правда все эти гении с большим интересом контактируют с Даниэлем, обсуждают с ним свои идеи, делятся открытиями. Так может быть, Даниэль просто не понимает, что давно уже перестал быть просто мальчиком на побегушках?..
И снова я страдаю от того, что почти ничего не помню о Лейбнице, кроме основ его философии. Встречался ли он с Ньютоном, были ли они друзьями, переписывались ли они... ничего не знаю. Что уж говорить о других героях, не могу даже представить, насколько сильно они отличаются от своих реальных прототипов.

В 1713 Даниэль все еще на корабле и совершенно не готов к тому, что посулил ему Енох Роот.

В 1684-1685 Элиза демонстрирует смекалку, острый ум и умение разбираться в вопросах торговли. Она полна идеями, она хочет остаться в Амстердаме, она хочет слиться воедино с этим городом торговцем. И вновь мелькает Енох, он говорит с Элизой, шутит с Джеком - такое ощущение, что он уже заглянул в конец книги и теперь подталкивает остальных персонажей, чтобы они правильно исполнили отведенные им роли. А Джек уезжает в Париж. Их расставание с Элизой полно обыденных прощаний, но почему-то кажется очень печальным.
Поскольку Джек не может без приключений, он продолжает влипать во все мыслимые и немыслимые неприятности. Мой самый любимый момент это бал-маскарад, на котором его приняли за Короля. А все почему? Да потому что Король решил нарядиться Джеком. Да, да, он настолько известен.

В 1685-1689 Даниэль и Элиза несколько раз встречаются, Элиза рожает (но не от Даниэля само собой), а Даниэль, как и его учитель Уилкинс обзаводится камнем в мочевом пузыре. Вообще Элиза крайне интересный персонаж, она мастерски умеет оценивать ситуации и предугадывать ход событий, но все же пару раз здорово ошибалась при оценке противников.

Ближе к концу я начала предвкушать интересную развязку, ведь было очевидно, что Стивенсон не просто так потратил столько времени на описание предыдущих событий, теперь все на своих местах (а Джек в рабстве, но, возможно, это тоже неспроста), все готовы к действиям и что-то должно произойти.

Финал книги насыщен событиями, персонажи, которые до этого были отделены друг от друга километрами пути и целыми годами времени, внезапно оказываются рядом, встречаются, заключают союзы, используют друг друга, строят козни и отчаянно добиваются своих целей. К чему все это приведет? Парочка революций, несколько войн, кто-то сказочно разбогател, кто-то остался без гроша, а Королю поставили пару фингалов в какой-то таверне. Но это еще далеко не все. На самом деле, книга обрывается на самом интересном месте - сумеет ли Гук как следует провести операцию, что дальше стало с Элизой, как Джек спасется из рабства (а в том, что он спасется, я не сомневаюсь), добился ли Даниэль желаемого, кто дальше будет раскачивать политическую лодку... Вопросов тьма - так что без чтения второго тома не обойтись.

Рецензия на книгу Ртуть
Оценка: 3  /  4.2
Ртутное сердце Нила Стивенсона

Когда любой человек слышит слово ртуть, то вероятнее всего самым первым образом у него в голове возникает медицинский (тьфу три раза через плечо!) или уличный термометр (хотя, кажется, уличные градусники давно уже перешли на спиртосодержащие подкрашенные красненьким индикаторы — ртуть имеет относительно высокую температуру замерзания (перехода в твёрдое агрегатное состояние) (ненадёжная память подсказывает, что это около -42 по Цельсию — ВИКИ уточняет, что это -38,83 °C —, а ещё вытаскивает на поверхность сцену из давнего прошлого — отец приносит с улицы замёрзший градусник с застывшей в районе -42 отметкой — вот откуда эта ошибка, осеняет меня).
Другая моя ртутная картинка связана с именем известного маститого советского учёного и по совместительству писателя-фантаста Ивана Ефремова — помнится, есть у него замечательный рассказик, в котором геолог натыкается на мини-озерцо жидкой самородной ртути (чит. И. Ефремов - Озеро горных духов , 1944 г.).
Ну, а какая ни есть начитанность приводит, наконец, к алхимии — специалисты этой «науки» использовали ртуть в процессах добывания золота («Вновь, вновь, золото манит нас. Вновь, вновь, золото как всегда обманет нас» — звучит фоном голос Валерия Ободзинского, спевшего ключевую песню в стареньком теперь уже боевике голливудского происхождения «Золото Маккенны» — NB! не забыть пересмотреть этот почти что полувековой давности простенький фильм с целым букетом знаменитостей в ролях).
Именно вот эта золотоносная ртуть и является внутренним смыслом и вторым планом в содержании романа Нила Стивенсона «Ртуть», именно её алхимический аспект и вытащил наружу саму идею написания этой книги (по крайней мере, так мне кажется).

Вообще роман трудно определить по жанру однозначно. Не то, что в нём нет никакого жанра как такового, скорее наоборот, в книге смешаны сразу несколько содержательных и смысловых оттенков и слоёв, относящихся к самым разным и порой трудно смешиваемым жанрам.

♦ История и альтернативная история — понятно, что на первое место вылезает именно исторический аспект. Вторая половина XVII и начало века XVIII — самая что ни на есть история!

♦ Научно-популярная книга по физико-химии математике и астрономии, да и вообще естествознанию — имена Ньютона и Лейбница, Бойля (без запомнившегося в связке с ним Мариотта) и Гука (помните школьный закон Гука? Вот это он самый и есть), Гюйгенса и Локка (правда,Локк философ, но ведь всё равно человек науки), а также описания различных опытов и приборов, изобретений и открытий — всё это иначе как научпопом и не назовёшь.
А сколько здесь содержится — вперемешку с тем, что стало наукой и частью физики, химии и прочих научных дисциплин — вообще всякой околонаучной всячины; вот уж когда понимаешь, что какими только вопросами естествознания на занимались эти самые учёные и экспериментаторы, какие только опыты не осуществляли в подтверждение (или опровержение) своих собственных или выдвинутых кем-то теорий и гипотез! И какая малая толика исследованного вошла затем в ту или иную науку о природе...

♦ Авантюрный приключенческий роман. Приключений «до ж... носу» (как поёт Виктор Третьяков в своей шуточной «Песне быка-производителя», правда там речь о клевере, но ведь и приключениев пикантного толку тоже хватает), авантюристов и авантюристок пруд пруди. А ещё политический шпионаж и войнушки (времена такие были, то Столетняя война в 14-15 веках, то Алая и Белая Розы в 15 столетии насмерть поссорятся, то все с Испанией за Америку начинают биться, а то Тридцатилетняя разразится, перемешивая людей и курфюрстов-государей, меняя правящие династии и заодно перелопачивая весь общественный уклад); массы военного и невоенного люда сорваны с насиженных мест и шастают по Европе туда-сюда-обратно — в общем, приключения обеспечены всем, и книжному населению, и читателю.

♦ Нельзя не упомянуть о дворцовых и династических тайнах и интригах, ибо описываемые в книге времена перенасыщены таковыми, да и имена всяких там Вильгельмов Оранских, Кромвелей, Анны Гайд вкупе с королевой Анной и прочих Яковов, Карлов и Стюартов с римскими цифровыми номерами (см. список действующих лиц, помещённый в конце девятисотстраничного книжного томика отдельным приложением) не оставляют даже тени сомнения в том, что роман буквально пронизан околотронной вознёй и борьбой за власть.

♦ Любителям клубнички и картинок с шаловливым любвеобильным гипердееспособным кроликом/зайчиком тоже будет на чём задержать своё внимание. Не-не-не, на полную голую натуральную откровенность рассчитывать не стоит, однако для человека с некоторой фантазией эротизма в романе вполне достаточно, чтобы обратить внимание на факт его присутствия.

А теперь о печальке. Как бы ни были хороши герои и персонажи романа (а они и вправду весьма красочны и характерны), как бы ни были приключабельны похождения Элизы и братьев Шафто, какими бы громкими и звонкими не были имена действующих лиц и прочих персонажей этого красочного романа, но отчего-то читать его было чрезвычайно скучно. Некоторое оживление для читателя наступило в книге второй с появлением на сцене Элизы и Джека Шафто, да и то оно длилось недолго, а потом опять началась мутотень. И пусть сердятся и обижаются поклонники Нила Стивенсона, однако мне для знакомства с его барочным циклом вполне хватило книги первой (состоящей из трёх книг — Ртуть, Король бродяг и Одалиска). Что поделаешь, не люблю себя скучающего. И очень жаль, что моё сердце не забилось в унисон с «ртутным сердцем» Нила Стивенсона!

Рецензия на книгу Ртуть
Оценка: 5  /  4.2
Талант - не редкость, редкость - умение выжить при своих талантах.

Для меня это прежде всего книга о самоопределении и той цене, которую за него порой приходится платить. Стивенсон выбрал идеальное для этого время – Европу и Амерку XVII–XVIII веков, время коренных перемен в развитии науки и понимании мира с параллельным жестким религиозным давлением в качестве якоря, тянущего вниз, вернее – назад. Это яркий пример того, как тесно переплетались политика, религия и наука. Конечно, времена штампов существовали всегда, и определение себя к какой-либо группе (в романе в одних только христианских движениях можно запутаться) актуально и сегодня. Однако в переходные времена, так сказать, своеобразного дуализма выбор того, во что верить, и, что важнее, нахождение мужества и возможности в этом признаться, становится особо острой темой. Это хорошо показано на примере персонажа Даниеля Уотерхауза, который периодически разрывается между разумом и верой, свободой и предопределением.

В центре книги находится развитие натурфилософии и отношение к ней различных героев. Стивенсон соединил в своем тексте как реальных людей, таких как Ньютон, Лейбниц и Гук, так и вымышленных персонажей. Смотреть на того, что зарождались мнения о хорошо известных сегодня вещах, весьма интересно. Витиеватые диалоги персонажей о философии, астрономии, физике, математике, душе и т.д. оставляют яркое впечатление. Вообще Стивенсон сделал их словно живущими попеременно в разных текстовых слоях, то они вполне себе обычные романные персонажи, то они словно декламируют свои убеждения на сцене и становятся условными, и т.д. Иными словами, перед нами не столько стилизация под XVII–XVIII века, сколько некий конструкт, коллаж. Он не может быть полностью достоверен, да он и не ставит себе такой цели. Он как пробковая доска, содержит в себе самые главные пункты и идеи, которые можно читать в разном порядке, находить между ними разные связи и т.д.

«Быть европейским христианином (во всяком случае, немудрено, что так думает весь остальной мир) означает строить корабли, плыть на них к любому и каждому берегу, ещё не ощетинившемуся пушками, высаживаться в устье реки, целовать землю, устанавливать флаг или крест, стращать туземцев мушкетной пальбой и – проделав такой путь, преодолев столько тягот и опасностей – доставать плоскую посудину и нагребать в неё речную грязь».

Главы книги эффектно дополняют цитаты из книг того времени. Повинуясь моде, Стивенсон также ловко лавирует между различными временными пластами, что обычно либо привлекает, либо отталкивает читателей). При всей любви автора к деталям очевидно, что он обращал внимание прежде всего на то, что является актуальным и сегодня. Таким образом, при чтении во многом узнаешь современный мир, потому что, честно говоря, мало что меняется. Все так же каждый бьется за место под солнце, все так же существуют политические, научные и религиозные интриги, все такой же хрупкой временами кажется жизнь.

Эта отличная разноплановая и многостилевая книга о становлении современной западной цивилизации, научного метода и т.д. В ней есть все, что угодно: ученые, шпионы, алхимики, дворцовые интриги, войны и т.д. К тому же она позволяет иначе взглянуть на остатки школьных знаний по точным и естественным наукам. Первая часть Барочного цикла.

1 2 3 4 5 ...

У вас есть ссылка на рецензию критика?

324 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов