Поделиться:

Мир чудес

ISBN: 5-352-00948-3
Год издания: 2004
Издательство: Азбука-классика
Серия: Красная серия
Цикл: Дептфордская трилогия, книга №3

Мир чудес - это автобиография мага и волшебника Магнуса Айзенгрима, история его подъема из бездны унижения к вершинам всемирной славы. Будучи произведением вполне самостоятельным, "Мир чудес", однако, завершает "Дептфордскую трилогию" "букеровского лауреата" Р.Девиса, так что читавшие "Пятый персонаж" и "Мантикору" узнают наконец ответ на вопрос: "Кто убил Боя Стонтона?"

читать дальше...

Книга в подборках

Анастасия Завозова рекомендует
Все мы ищем информацию "что почитать?" разными способами, в том числе получая рекомендации друзей, знакомых, коллег или известных людей. Для меня с недавних…
Gyta
livelib.ru
Оголенное тело на обложке
Подборка художественных книг (за исключением любовных романов), на обложках которых красуется женское или мужское тело.

Noel-13
livelib.ru
20 век. Англоязычные писатели за пределами Великобритании и США
Подборка посвящена англоязычным писателям-классикам 20 века. Лучшие произведения! Прошу НЕ ДОБАВЛЯТЬ писателей Великобритании и США, есть отдельные…
nastyprokk
livelib.ru

Рецензии читателей

1 марта 2016 г., 10:30
5 /  4.232
Жизнь постороннего

Есть люди со странным складом ума, эмоциональные эксбиционисты. Кажется, что они одержимы тягой вывернуть свою личную жизнь наизнанку и всласть потрясти ей перед общественностью. Это те, кто любит поговорить по телефону о семейный делах в офисе, не обращая внимания на то, что рядом сидят десять коллег и им, скорее всего, неудобно слушать о чужих гастрономических пристрастиях, проблемах с пищеварением и кафелем в ванной, о том какой же козел некто Вася и почему какая-то Люся вчера ушла от мужа. Я всегда думала, что было бы, если каждый из таких людей решился написать свою автобиографию? Ничего хорошего, но они хотя бы чем-то себя заняли.

Автобиография тем интересней, чем скрытнее жизнь вел герой, чем упорнее охранял он границы личного. Магнусу Айзенгриму никогда не хотелось о себе рассказывать, много лет он был вынужденным интровертом и привык к роли постороннего. Его мемуары это история нескольких людей, живших в его теле. Чтобы стать Магнусом Айзенгримом, великим иллюзионистом с мировой известностью, ему пришлось несколько раз родиться и несколько раз умереть.

«Мир чудес» - затянувшееся интервью. Но «затянувшееся» в хорошем смысле этого слова. Антураж циркового, театрального закулисья без того имеет сладкую притягательность, но главный в романе всё же этот неспешный, беспристрастный рассказ о том, как прозаично становятся волшебниками и о том, какими чудесными мерзавцами могут быть люди, дарящие радость восторженной публике. Такое шоу уродцев, ярко демонстрирующее нравственные и физические изъяны человеческой натуры.
картинка reader261352
Кто убил Боя Стонтона? – наименее важный вопрос. Путешествуя в прошлом с мастером иллюзий, забываешь о том, что важно, что не очень, где обман, а где реальность.

Рамзи всю жизнь искал святость и боготворил «малоумную» особу, Стонтон старший верил в стиль и поклонялся английскому принцу, Стонтон младший выдумал мир прагматичности, Айзенгрим своими руками творил волшебство. Так или иначе, все жили в иллюзорном мире, мире чудес.
картинка reader261352

Робертсон Дэвис – ювелир от литературы, и все книги Дептфордской трилогии сверкают талантом их создателя. «Мир чудес» - одна из тех историй, об окончании которых сожалеешь. Я бы сама задала ещё тысячи вопросов Магнусу, только бы этот диалог никогда не заканчивался. Только, кто же мне даст?.. ;)

17 февраля 2015 г., 03:03
5 /  4.232

Не верится, что Дептфордская трилогия закончена. Прямо-таки глыба в моем читательском опыте; книги, которые попадали в список любимых, но стояли там особняком в сторонке от остальных, потому что они дают совсем не то, что дарят другие любимые книги. Каждую из трех читаешь без каких-либо эмоций, медленно, а забываются сюжетные повороты быстро, но удивительным образом все три части оставляют за собой неизгладимый след.

«Мир чудес» - самая отстраненная из всех трех книг. Здесь два рассказчика: роман написан от лица нашего старого знакомого Данстана Рамзи, но большая часть текста – прямая речь иллюзиониста Магнуса Айзенгрима. «Пятый персонаж» был автобиографией, адресованной одному человеку и написанной историком. «Мантикора» была исповедью в форме дневника и диалогом с психотерапевтом. «Мир чудес» оказался представлением: рассказ Магнуса правдив, но все же и театрализован, именно этот персонаж максимально отстранен от читателя, именно его история менее всего задевает наши эмоциональные струнки, хотя по факту его жизнь получилась сложнее остальных. Нас ведут за кулисы, но актер остается актером.

А как прекрасно само закулисье во всей его неприглядности! Там бардак, там грязь, интриги, склоки, но там и романтика, которой нет и не может быть в жизни историка, посвятившего жизнь монографиям о святых, или адвоката, всю жизнь ослепляемого блеском своего отца.

Я по-прежнему считаю, что все три романа можно читать в любом порядке, и они будут по-разному раскрывать свой сюжет. Эта великая тайна, с которой так носятся авторы аннотаций, на самом деле занимает ничтожно малую часть во всех трех книгах, и уже в «Пятом персонаже» понятно то, что якобы раскрывается в «Мире чудес». Эта самая таинственная смерть – всего лишь одна из точек соприкосновения трех разных историй, трех непохожих жизней, и не более того.

6 мая 2013 г., 14:23
5 /  4.232
Будь у меня такая власть, я бы принудительно заставляла читать Дептфордскую трилогию полностью, без остановки после «Пятого персонажа». Друзья мои, вы просто не представляете, чего себя лишаете.
Я боюсь трилогий. Боюсь, потому что не каждому автору удается достойно довести начатое до конца, и читатель становится невольным свидетелем увядания идеи. Дэвис велик и могуч, на финал припас шедевр.
ryl4pegu4j1p.jpg
Каждый из нас много раз убеждался в справедливости данного утверждения. Но я сейчас попытаюсь его опровергнуть.
«Мир чудес» - это какое-то запредельное совершенство, созданное с ювелирностью часовых дел мастера.
Я в немом восхищении. Я в шоке.
У меня просто нет слов. Да они и не нужны.
Магнус будет говорить.
19 января 2016 г., 23:33
5 /  4.232
Волшебное мировосприятие Магнуса Айзенгрима

Третья книга Дептфордской трилогии поведает о жизни самого яркого персонажа –Пола Демпстора, ставшего великим и ужасным Магнусом Айзенгримом. Иллюзионистом и актером, судьбу которого определил снежок, брошенный Боем Стонтоном и попавший в голову беременной миссис Демпстор. В результате чего Пол родился раньше срока, а его мать от потрясения и тяжелых родов повредилась рассудком.

Много лет спустя, в Швейцарии, в замке близкого друга и продюсера Магнуса – Лизелотты Негели, в компании гостящих в замке кинодеятелей зайдет разговор о подтексте, который должен присутствовать в любом художественном произведении. Обсуждая тонкую механику творческого процесса, собеседники заговорят о жизненном опыте артиста, который должен стать этим самым подтекстом для иллюзорной жизни его героя. Это вызывает у Магнуса поток воспоминаний о своей жизни, и, как говаривала Лизелотта: "у каждого в жизни наступает исповедальный момент".
А присутствующий там же Данстен Рамзи начнет писать новое жизнеописание Магнуса Айзенгрима, на сей раз правдивое. И на этот раз будет решительно настроен завершить его ответом на вопрос «Кто убил Боя Стонтона». Правда, ответ окажется несколько разочаровывающим и для него, и для читателя :))

Рассказ Айзенгрима о своей жизни действительно откроет перед читателем мир чудес. Внешний – это цирковой балаганчик с таким названием, куда он попадет не по своей воле и где получит первые уроки ремесла иллюзиониста и первое представление о человеческой подлости и низости. И внутренний – это раскрывшееся вопреки всем унижениям его собственное ощущение окружающего мира, как «страны волшебства», редкое в современном обществе чувство волшебности жизни, которое придаст ему черты личности вне времени, человека необыкновенного, сумевшего пройти тяжелейший путь от невежественного и несчастного мальчишки до богатого и знаменитого повелителя иллюзий. Он расскажет благодарным слушателям и о своей дальнейшей жизни бродячего фокусника и жонглера, и о роли дублера-двойника у знаменитой пары артистов старой английской школы, разглядевших в мальчишке искру таланта и получивших от него благодарность на всю жизнь. И о том, как судьба сведет его с Лизелоттой, и как этот творческий союз подарит им интересную и яркую жизнь, а ему принесет дружбу, признание и обеспеченность.
Но, внимая истории приключений героев этой эпопеи, чуткое ухо читателя иногда слышит «смех Мерлина» то ли автора, то ли другого Создателя, сплетающего нити их судеб, предвидящего будущее.

Картинка

5 декабря 2011 г., 13:37
5 /  4.232

Дорогие друзья, у вас есть любовь? Настоящая, безмерная? И вы можете сказать за что любите этого человека или каков он(она)? Не знаю как вам, а мне всегда было трудно отвечать на такие вопросы. С одной стороны, можно говорить бесконечно. Нагромождать одно слово на другое, один образ будет заменять другой, рассказывая, вы будете усиленно подкатывать глаза, в экстазе размахивать руками, но разве кто-нибудь сможет понять вашу любовь?

Я люблю Робертсона Дэвиса и его Дептфордскую трилогию. Именно такой, беспомощной в словах, но очень сильной и преданной любовью. А если говорить об этой, третьей книге трилогии, то она так же вышибает дух, как и две предыдущие. У кого-то именно эта, финальная часть, вышибает дух даже сильнее, чем две предыдущие книги. Для меня она не стала самой лучшей, она явилась закономерным финалом, БИГ-БАДА-БУМ, разрушающим серость моего существования чудом обожания. Если продолжать говорить в целом о трилогии - две предыдущие книги - смысловой подтекст третьей, но боже мой, ведь этот подтекст по своей художественной силе на ваши чувства и ум ни капли не уступает этой, гениальной последней книге.

Читайте "Пятый персонаж". О оставшиеся две книги вы захотите прочесть и сами, без моей рекомендации...

В наилюбимейшее. В библиотеку. На перечитывание. В советы самым лучшим друзьям, самым тонким ценителям реальной магии слова.

20 декабря 2016 г., 19:00
5 /  4.232

Самая морально тяжелая книга из всей «Депфордской трилогии». Частично эта книга продолжает предыдущие две части «Пятый персонаж» и «Мантикору». Но, в то же время, это полностью самостоятельное произведение.
Главный герой этой части - Под Демпстер, он же позже Магнус Айзенгрим, известный иллюзионист. Долгое время в родном городке считали, что он убежал из дома с циром. Тут же рассказывается, что произошло с этим героем на самом деле. А еще, мы здесь снова встречаем старину Рамзи, и видим его глазами Магнуса. И этот Рамзи очень даже не плох.
Вся книга представляет собой исповедь Пола Демпстера, рассказывающего как он превратился в Магнуса Айзенгрима. Стоил ли мировой успех «семи лет в аду», как называет герой свое время пребывания в бродячем цирке? Это трудный вопрос, каждый решает его для себя, но без этих лет Пол Демпстер не стал бы всемирно известным илюзионистом.
Мне очень понравилась вторая часть, представлявшая собой описание сеанса психоализа. Было бы очень интересно прочитать сеанс психоанализа от лица Пола Демпстера. Ему он был гораздо нужнее, чем сыну Боя Стонтона. Остался в этом герое какой-то надрыв, заставляющий думать, что он так и не смог до конца победить своих демонов, а только загнал их подальше. Этот герой вызвал у меня скорее сочувствие, чем восхищение.
Лирическо-филосовские отступления героев, предающихся после очередной порции рассказа Магнуса о своей жизни приятной беседе, показались мне очень уместными. Они давали отдых от тяжелой судьбы героя и расслабляли, напоминая, что все уже в прошлом.
Эта книга показалась мне совсем другой, чем две предыдущие в серии. Она раскрывает новую грань таланта автора.

24 февраля 2012 г., 22:05
5 /  4.232

Мир чудес - такая книга, что я прям даже не знаю.

С одной стороны, в ней есть то, что я просто терпеть не могу в книгах - когда персонажи в якобы непринужденном диалоге пересказывают сюжет предыдущих книг. В стиле: "А потом тебя сразил инфаркт. Помнишь?" Ну серьезно, кто на такое покупается?

Зато.

Тут есть доппельгангеры, тему которых я до сих пор очень люблю.
И тут есть закулисье. Много, много закулисья.

Изнанка цирка, изнанка театра и изнанка гастролей - даже целых две изнанки. А так же несколько изнанок людей и, к моему глубочайшему огорчению, изнанка первой части. К слову, единственная, которой лучше бы и не было, потому что она делает Пятого персонажа немного хуже, чем он был.

Это как рекурсивная красивая игрушка: это рассказ персонажа, который приводит рассказ другого персонажа, а временами еще и обсуждения прочих рассказа другого персонажа. И сквозь эту призму подобий и разнообразий невероятно интересно смотреть и продираться.
Так что книга хороша.

Дэвис - это да.

14 сентября 2015 г., 17:32
4 /  4.232

Что уж тут сказать, очень жаль расставаться с творением Робертсона Дэвиса, несмотря ни на что. «Мир чудес» – не самая лучшая часть дептфордской трилогии, да и сама трилогия оказалась отнюдь не тем, что я успела себе вообразить, прочитав аннотацию (ох уж эти аннотации!). И я вовсе не поклонница театра, и цирк тоже люблю лишь немногим больше. Тем более меня никогда не интересовали закулисные подробности: представление должно оставаться представлением. Но! Стоило приложить немного писательского таланта и повествование о нелегкой судьбе Пола Демпстера, о его пути с самого дна к вершинам славы заиграло новыми красками. На биографию это, конечно, не слишком похоже – скорее правы многочисленные рецензенты, пишущие о схожести повествования с театральной постановкой. Что само по себе – уже неплохой читательский опыт, н так ли?

28 мая 2017 г., 12:28
5 /  4.232

картинка majj-s

Полгода назад книжное пространство взорвала "Маленькая жизнь" Ханьи Янагихары горькая,больная, тяжёлая книга. С мальчиком,  многократно становившимся объектом сексуальных преступлений,  в центре повествования. Вопреки обстоятельствам, герой получает образование, обретает дружбу, любовь, всеобщее уважение, богатство, почет. Чтобы остаться на всю жизнь искалеченным, как физически, так и морально. Неспособным адекватно ответить на предлагаемую  ему любовь, не сумевшим простить и принять себя. Несчастным. 

Это взгляд на жизнь, который можно условно назвать фрейдистским: психотравма , нанесенная в детстве, практически не имеет шансов быть до конца изжитой, оставляя мучительный гандикап без срока давности у имевшего несчастье  пережить. Помочь мог бы психолог, но для этого нужно прежде исповедаться в происшедшем, а как быть, если воспоминания столь мучительны, что пациент не может преодолеть болевой порог и выпустить себя из темницы прошлого? Нет ответа. 

Я с великим уважением к венскому гению, но взгляда на жизнь придерживаюсь юнгианского: есть океан общественного бессознательного, хранящий "все образы, всех былей отпечатки", иными словами мифологические архетипы ,  сколько их есть у человечества (основных на диво немного, вариантов без счета). Вот из этого-то океана или колодца происходятсценарии всего, чему суждено случиться с нами в жизни. 

Чаще всего незначительные для окружающих, но исполненные эпохальной значимости для нас, проживающих их. В редких случаях героические, жертвенные, мученические. В особых -сочетающие то и другое. Об этом может быть очень интересно читать или слушать, но не приведи Господь воплотить.

И теперь главное: мир архетипов формировался в дремучие времена дикости и так уж устроен, что по большей части находит приемлемыми чудовищные, на взгляд современного человека,  преступления. Не оправдывает и не признает  естественными, но принимает возможность пройти через; пережить, стать жертвой чего то страшного и остаться жить. Не утратить внутренней целостности, достоинства и самоуважения. "Мир чудес" Робертсона Дэвиса - это та же история, взгляд с юнгианской точки зрения. 


Ребёнок, до которого никому нет дела, кроме помешанного на религии отца, а внимание, уделяемое детям религиозными фанатиками - товар специфического сорта, без которого им лучше бы обойтись. Сумасшедшая мать совершила что-то постыдно непристойное, за что весь городок ненавидит её, а отец держит на привязи. Дети насмехаются над мальчиком, дразня "сыном блудницы", особенность местного диалекта такова, что фонема "у" заменяется на "я" ( в оригинале, разумеется иначе: "whore" -"huur", но Робертсону Дэвису очень повезло с русским переводом Григория Крылова).

Итак, малец, никогда не знавший ласки и нежности, но обладающий задатками огромного таланта, впервые в жизни оказывается в месте, где дар может раскрыться и в обществе человека, в совершенстве владеющего искусством, которому он и мечтать не смеет научиться. Заслужив внимание этого человека. Он украл у отца деньги, чтобы попасть сюда и страшится наказания. А кумир насилует ребенка в вонючем сортире прямо тут, на ярмарке. Как вам такая ситуация?

Не хочу сказать, что "Маленькая жизнь" и история Джуда вторичны, что с того, что "Мир чудес" написан тридцатью годами раньше, я уже говорила: основных вариантов сценария на диво немного. Скорее напротив, важно диаметрально различие в способе осмысления одного сценария. Там и тут похищенный растлённый мальчик, которого долго и нещадно после эксплуатируют. В обеих книгах выросший герой добивается многого. Разница в том, что один (фрейдов взгляд на вещи) несет свой портативный ад, как улитка домик всю оставшуюся жизнь; а второй (юнгов: ты - совокупность всех составляющих твоей личности, всех сценариев, которые тебе суждено разыграть, но ни один из них не властен над тобою всем) оставляет его за спиной.

Я не могла не затронуть этого аспекта, завершая знакомство с "Дэпфортской трилогией", заключительный роман которой много интереснее, глубже, ярче, весомее одной этой жуткой истории и говорить о нем можно бесконечно (как обо всем, написанном Дэвисом). Только, понимаете, заглавие"Мир чудес" - не дань саркастической иронии. Мир исполнен чудес, странных, страшных, прекрасных. И в итоге он даст тебе те, которые сам ты более всего расположен взять у него. Аллилуйя!

13 июня 2015 г., 21:16
5 /  4.232

Не прошло и полугода с прочтения Мантикоры как я закончила, наконец, Дептфордскую трилогию. Одна история, рассказанная тремя разными людьми с трех разных позиций завершается там же, где начиналась и тем же, чем начиналась - злополучным снежком и смертью Боя Стонтона. Но рассказчики накладывают свой отпечаток на стиль повествования. Сперва мы видим произошедшее с точки зрения историка Рамзи, и рассказывает он нам ее с помощью архетипов исторических и мифологических. Затем совершаем психологический экскурс вместе с проходящим терапию в Цюрихе сыном Стонтона. И, наконец, погружаемся в мир зрелищных искусств вместе с Магнусом Айзенгримом.
Это в каком-то смысле возвращение к истокам (именно из античного театра пришли к нам традиционные архетипы, в т. ч. "пятый персонаж") и в то же время квинтэссенция предыдущих частей - нарочитая, броская, зрелищная. От дешевого ярмарочного аттракциона, через аффектированность театральных подмостков и яркий китч иллюзиона, вместе с главным героем мы подходим к самому современному из искусств - кинематографу.
В трех томах, трех историях отражается великое путешествие архетипов через виды искусства. Люди меняются и искусство меняется вместе с ними, но истории вечны. "И сколько бы времени нам ни осталось, мы будем пересказывать их - в том или ином виде" (с)

все 49 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
230 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов