№37 в Топ 100
Поделиться:

Искра жизни

ISBN: 5-17-004031-8, 5-17-008591-5
Год издания: 2002
Издательство: АСТ, Фоліо
Серия: Зарубежная проза XX века

Что остается у людей, захлебывающихся в огненном водовороте войны? Что остается у людей, у которых отняли надежду, любовь — и, по сути, даже саму жизнь?
Что остается у людей, у которых не осталось просто НИЧЕГО? Всего-то — ИСКРА ЖИЗНИ. Слабая,но — негасимая. Искра жизни, что дает людям силу улыбаться на пороге смерти. Искра света — в кромешной тьме...

читать дальше...

Содержание

Дополнительная информация об издании

Тип обложки: твердая
Количество страниц: 448
Тираж: 5 000 экз.

История

Роман Эриха Марии Ремарка, вышедший в 1952 году. Книга посвящена его сестре Эльфриде, которую нацисты обезглавили в 1943 году. Действие романа происходит в концлагере близ города Меллерн. В действительности такого лагеря, как и города, не существовало, но при его описании Ремарк взял за основу данные о Бухенвальде. За основу же города Меллерн был взят его родной город Оснабрюк. Сам Ремарк в концлагере никогда не был, но при написании романа использовал официальные отчеты и свидетельства очевидцев

еще...

Книга в подборках

«Книжная полка». Тур 17. Июнь 2016. Голосование завершено.
«Книжная полка». Тур 17. Июнь 2016
В этой подборке собираются все фотографии, принимающие участие в июньском туре игры "Книжная полка". На каждую…
book_shelf
livelib.ru
Немецкоязычная классика. 20 век.
Подборка посвящена классикам немецкой литературы 20 века. Лучшие произведения! Помощь в пополнении подборки приветствуется))
Голосуйте за любимые…
nastyprokk
livelib.ru

Рецензии читателей

27 октября 2014 г., 12:23
5 /  4.606


"...лень души, страх… паралич совести — вот наше несчастье… "

Я отключила все мысли. И чувства.  Чувства в первую очередь. Не думать.  Не брать в голову.  Просто читать. 
Но нельзя читать эту книгу, не волнуясь и не переживая.  И её нельзя не читать.  Кто-то должен это знать. Кто- то должен это помнить. И этот "кто-то"- мы.  
Концентрационный лагерь Меллерн (читай Бухенвальд). Где-то там, внизу, пылает город. Война добралась и до мирных немецких жителей, теперь они тоже знают, что такое смерть, бомбёжка, разруха, потери близких.  Правда о голоде они не знают ничего.  Может они и несчастны, но сыты. А здесь, в аду на земле, несколько тысяч скелетов живут надеждой и мыслями о кусочке хлеба. Они давно уже забыли, что такое нормально спать, есть, ходить в туалет,- в общем всё, что в обычной жизни казалось естественным, здесь стало пределом мечтаний. 
Почему так случилось? Почему одни люди сочли себя богами и вершили судьбы других одним росчерком пера, одним движением руки. Почему, чтобы им жилось хорошо, миллионы должны были страдать?

В лагере Меллерн есть ещё один лагерь- Малый. Сюда попадают те, кому жить осталось считанные дни, кто уже  не может работать, двигаться и иногда даже мыслить. Они "мусульмане", даже не третий сорт, не брак, их просто уж  нет, хотя они ещё живы. А среди них- небольшие искорки, горстка ветеранов, которые всеми силами поддерживают друг друга, потому что вызволение уже близко, потому что годы, проведённые здесь не позволяют им умирать безропотно, потому что смерть ушедших товарищей не должна быть бессмысленной, потому что они, не смотря ни на что,- люди, хоть с них годами пытались сделать бессловесный скот.  
509 (он давно уже не упоминает своего имени), Бергер, Бухер, Лебенталь, Агасфер, 11-летний поляк Карел, - делают всё, что в их силах, чтобы дожить до светлого дня. Чтобы не сломаться, они поддерживают друг друга, как могут: скудной пищей, драными одеждами умерших и просто словами надежды.  Они "сотрудничают" из сопротивлением из большого лагеря, прячут оружие, людей. Они  понемножку складывают костёр, который, придёт время, вспыхнет так, что тысячу искр осветят эту окровавленную землю и зажгут свет в глазах  несчастных скелетов, которые вновь станут людьми.  
Ремарк, как всегда, проникает в самое сердце. Ранит словами, обжигает образами 
Его немецкие офицеры, эсесовцы, да и вообще все те, кто издевался над заключёнными,- это не просто изнанка человеческой души, это её ад, её чернейшие стороны, о которых многие и не подозревали, пока не почувствовали власть. И даже понимая, когда иногда приходило прозрение, что зарвались, некоторые всё же находили объяснения своим чудовищным поступкам, как, например комендант лагеря, оберштурмбаннфюрер СС Бруно Нойбауер. Кажется, что он живёт в своём придуманном мире, где пьют французское шампанское, разводят примулы и тюльпаны, кормят кроликов и радуются каждому дню. То, что у вверенном ему лагере тысячами умирают пленные, это какое-то недоразумение, ведь он хороший начальник, и всего лишь исполняет приказы. Даже в критической ситуации он ещё надеется на то, что его поймут и простят. 

За все эти годы, когда любая критика была исключена, он привык считать фактом то, во что ему самому хотелось верить. Поэтому он и сейчас ожидал от заключенных, что они видят в нем того, кем он сам хотел казаться — человека, который по мере сил заботится о них, несмотря на трудные условия. О том, что это люди, он давно уже забыл.


Хочется несколько слов сказать о сопротивлении. Да только где найти такие слова, которые передали бы всю степень восхищения  людьми, которые даже в тех нечеловеческих условиях находили в себе силы и мужество бороться и поднимать других. Левинский, Вернер, - они сплотили вокруг себя массы, благодаря им многие заключённые дожили до освобождения. 
Но вот здесь чувствуется, что Ремарк не очень жалует  коммунистов. Он их почти сравнивает с нацистами, с людьми, которые за идею готовы на всё. Как показало время, не так уж и не прав оказался писатель. 

Такая страшная, очень тяжелая книга заканчивается на позитивной ноте. Конечно, не все дождались светлого часа, многие погибли в ту роковую для всех ночь. Но тех, кому посчастливилось выжить, ждёт будущее. Неважно какое, они об этом не думали, и, конечно же будет тяжело, но они свободны, они теперь люди не просто для себя, а для всех. И они не герои. Их не надо чествовать. Давайте просто помнить.  

Ф/М 2013
18/25

24 сентября 2012 г., 10:21
5 /  4.606

В концлагере Меллерн не было газовых камер, что являлось предметом особой гордости коменданта. Он с радостью подчеркивал, что в Меллерне люди умирают естественной смертью.

Германия, концлагерь, конец войны.. горы трупов, пытки, голод.. дружба, искра жизни, надежда. Великолепная книга. Книги о концлагерях всегда до боли обжигают душу, пронзаются в сознание. Мы никогда, никогда не должны забывать это.

Пятьсот девятый, Бергер, Бухер, Лебенталь, Агасфер и Левинский, Вернер.. Они не сломаются, они никогда не сломаются. Ведь они надеются, верят. Они не слабые (если только физически), они сильнее многих, и если хоть кто-то из них начнет терять веру, другой поможет ему. Они как семья. Они - братья. Они не бросят друг друга. Почти все они - обитатели 22 барака Малого лагеря, сброшенные со счетов эсэсовцами, но никак не расстающиеся с жизнью. Они столько пережили, что просто не могут позволить себе не узнать, что там будет дальше. Что будет после ада.
Для меня они стали родными. Героями. Людьми, которыми можно восхищаться. Они никогда не пересеклись бы в жизни (хотя двое из них знали друг друга и раньше), они все разные. Но они приспособились, переучились, они подстроились и они живут вместе. Каждый делает что умеет и помогает другому чем может. Они научились добывать еду, нашли слабые места у охранников. Просто они верят. А читатели верят, что они спасутся. Они не переступили через себя, они остались людьми. И это дает им силы жить.
Да, все они по-разному мечтают о будущем. Не мечтают. Верят, что отомстят. А кто-то верит, что месть - это замкнутый круг. У них разные взгляды на жизнь, но они сходятся в одном - Они хотят жить. Ведь пока в них теплится Искра жизни...

20 октября 2013 г., 22:17
4 /  4.606

Для меня, как автомата, поглощающего чернуху достаточно спокойно и без того, чтобы во время чтения получить серьезные моральные травмы ну или хотя бы неотступные мысли об ужасах узнанного (хотя и такое бывало), было главным правильно отнестись к этому роману. Мне с самого начала было известно, что речь здесь не идет о мемуарах и разоблачениях, что автор никогда не был в концентрационном лагере, но что он использовал официальные отчеты и свидетельства. Так что я все-таки ожидала сборник зверств, может быть и похлеще автобиографических произведений. Со стороны оно получается многим живее и осмысленней, это естественно.

Но все получилось совсем не так, а даже и лучше. Плюсом романа стало как раз то, что он является чисто художественным произведением. Упор в нем сделан не на систему лагеря, не на описание зверств, не на вопиющие жестокость и несправедливость – в общем, ни на что из того, что и так всем известно. Никаких из ряда вон выходящих мерзостей, никаких красочных описаний, короче говоря, ни одной попытки шокировать читателя или выжать из него слезы. Это не значит, что во время чтения не испытываешь сильных чувств – совсем нет, даже наоборот, но они возникают сами собой, по мере восприятия общей картины, а не посредством нарочито расписанных ужасов. Это огромный плюс. Ну да кто поспорит с писательским мастерством Ремарка.

Так вот. Соль в том, что это роман о людях. Не о том, как они страдали, а о том, как они умудрялись выжить в этом страдании. Как пускали все силы на то, чтобы не быть сломленными. После многих лет, проведенных в лагере, уже и смерть далеко не так страшна, как опасность потерять самого себя и превратиться в опустошенную оболочку, неспособную не то что на сопротивление, а на хоть какие-то мысли и чувства, кроме потребности поесть и поспать. Далеко не всем удалось сохранить себя, далеко не все сумели продержаться до конца и пережить его. Но кто-то все-таки смог – не без мучительных трудов, но смог. Можно сколько угодно выбивать жизнь из человека, но даже после многих лет ада внутри него все-таки тлеет искра жизни. И если на нее повеет ничтожным ветерком надежды, она загорится чуть ярче. Но и тогда не так просто уберечь ее от угасания. Наоборот, сложнее, ведь так страшно потерять эту всполохнувшую искорку, что куда лучшим кажется умереть.

Также следует отдать Ремарку должное за описание нацистов. Не кажется приемлемым такое слово, но это здорово, в основном что касается коменданта. Просто потрясающе вырисовался этот человек – старавшийся быть во всем примерным, наивно убеждающий себя в том, что все делает правильно, похоронивший в глубине души все страхи и все то, о чем не хотелось думать. Уже не раз встречались мне на страницах книг такие люди, но все как-то мельком, а тут удалось подробно изучить душу подобного субъекта. Благодаря этому и отличное разделение проявилось: люди, благими убеждениями затолкавшие совесть куда подальше, и безмозглые трусы, которые, опьяненные возможностью безнаказанно убивать, превратились в ненасытных палачей. Ну а все вместе – встречайте, нацисты.

Вывод, в общем, очевиден: хороший роман. Мастерски написанный, сильный и трогательный.

20 декабря 2015 г., 15:41
4 /  4.606

У 246 пользователей "Искра жизни" занесена в любимые книги. Как вы это делаете? Как можно любить эту книгу? Это произведение Ремарка можно уважать, его можно бояться, им можно восхищаться и много чего еще, но только не любить. Потому что то, что там происходит - это действительно страшно.

Главные герои поделены на два лагеря. С одной стороны - уникальные личности, сохранившие волю к жизни (несмотря на условия, которые и нечеловеческими не назовешь, это вообще за гранью воображения), не потерявшие надежду и не озлобившиеся. Имена многих были утеряны... Шесть миллионов. Шесть. Каждый раз, когда я попадаю на передачи о концлагерях на Viasat History, мне не по себе. Это слишком много. И это не погибшие в военных действиях.

С другой стороны - надзиратели, функционеры нацистского режима. Симпатичных личностей среди них не было, но... рискуя быть неправильно понятой, хочу сказать, что намного больше я приняла людей, которые были честны. То есть, они понимали, чем они занимаются и не строили иллюзий, не искали себе оправданий за свои действия. И были те, кто считал, что они подчиняются режиму (такие оправдания работают, если ты обыкновенный солдат, а не человек, который стал начальником, ведь не за красивые глазки ты стал начальником, всегда есть возможность остаться рядовым) и не несут совершенно никакой ответственности.

Что касается сюжета. Я довольно долго не могла запомнить имена и связи между героями в книге, потому Ремарк почему-то не посчитал нужным отделять хотя бы как-то смену действия внутри глав. По существу же я уже сказала. Это страшно. Воистину хочется спросить: "Человек ли это?" Ведь не может быть такой ненависти, такой слепоты, такой жестокости, такой неискренности. А оказалось - может. Впрочем... еще давным-давно брат убил брата. Что уж тут ждать.

А Ремарка я еще долго в руки не возьму. Нужно время.

10 июля 2015 г., 10:58
4 /  4.606

Пока это лучшее, что я когда-либо прочитала у Ремарка. Вчера я плевалась, сегодня с удивлением прочитала что-то стоящее. Но это не меняет моего отношения к этому писателю. Отсутствие большого количества диалогов "за жизнь" и наличие всего 2 женщин сыграли огромную облагораживающую роль на произведение и помогли мне сохранить свое душевное равновесие. Наверное, текст о концлагерях трудно испортить.

Больше всего понравились обрисованные нравы заключенных и противоречия в мировоззрении нацистов. Получились очень хорошие человеческие портреты. Всегда удивляло, как люди могут быть так жестоки и стойки. В центре внимания находится человек, существо невероятно стойкое, особенно если истощение не убивает жажду жизни. Пусть эта жажда течет маленьким ручейком, почти затухает под напором ветра, но она то, что поддерживает скелет под названием Человек на ногах. Эта батарейка нашего механизма. Душа, сила? Нет, все не то, главное - жажда жизни.

Сильным фоновым шумом, выбивающимся из общей картины, стал спор (якобы за 10-12 лет до и тогда) Вернера и 509-ого. Этакая попытка автора постфактумом показать опасность коммунистов, но это так сильно выпадало из общей картины. Рассуждения о прогрессе и человеческих ценностях, когда тысячи ползающих скелетов готовы сделать все, что угодно, ради еды, выглядят надуманными и абсолютно лишними. Именно прогресс привел к созданию газовых камер да и самих концлагерей. Дешево стоит этот прогресс.

10 ноября 2014 г., 05:19
5 /  4.606

Какая тяжёлая книга!!!

При том, что от Ремарка прочитано уже относительно много романов, эта книга стала самой тяжёлой в эмоциональном плане. Да оно и понятно — сама тема — нацистский концентрационный лагерь — невесёлая. Но всё же книга отличается от других концлагерных книг, читанных ранее. И в тех всё было безрадостно и неразвлекательно, и там картинки лагерной "нежизни" приводили в смятение, но у Ремарка почему-то всё оказалось и труднее, и впечатлённее, и суровее. Возможно отчасти это можно объяснить тем, что абсолютное большинство предыдущих таких книг были написаны нашими отечественными авторами, и речь в них шла в основном о судьбах советских военнопленных. А Ремарк пишет о немецких заключённых — в основном о политических, хотя упоминает и вводит частично в действие и уголовных, а также частично о евреях из разных европейских стран, и людях некоторых других наций и народов.

Но всё-таки самое главное ужасающее в своей обыденности и простоте — вот эта самая расписанная порой по минутам жизнь-борьба за существование, когда каждый миг твоей жизни совсем от тебя самого не зависит, и в любой момент твоя жизнь может быть не просто уничтожена, но буквально поругана и растоптана эсэсовцами и их подручными из числа заключённых. Да собственно она и есть и поругана и растоптана и ежедневно убиваема десятками и сотнями...

Но всё-таки есть те, кто сумел сохранить в себе крупицы человеческой гордости и достоинства, человеческой силы воли и организованности, чтобы противостоять этому смертельному давлению. И это при том, что эти люди являются самой слабой, практически списанной со счетов частью заключённых, уже отстранённых от всех работ и загнанных на домирание в некий малый лагерь, в своеобразную дизентерийную резервацию, в гетто с одним только вариантом выхода — "в трубу". И этой силы воли и организованности хватает не только на то, чтобы выжить самому, но ещё и на то, чтобы спасти тех кого можно спасти, и даже на организацию спасения всего лагеря в целом в ситуации, когда готовится практически поголовное уничтожение всех и вся, и даже на личный подвиг и поединок...

Читать книгу очень тяжело, но непременно нужно, особенно сейчас, когда поднимают головы профашистские и пронацистские, националистические радикальные силы — люди должны знать, что на самом деле творилось в этих КЦ, Причём описываемый лагерь совсем не принадлежал к числу "лагерей смерти", а наоборот, комендант его слыл едва ли не "либералом"...

Не могу не отметить особо два книжных места (хотя можно отдельно выделять несколько эпизодов и обсуждать их).

Когда на город впервые был совершён налёт союзной авиации и город подвергся бомбёжке, то комендант лагеря убеждённо восклицает в ответ на реплику своего водителя, что немцы тоже бомбили Ковентри, Варшаву и Роттердам

"Это не то же самое... То диктовалось стратегической необходимостью. А это — чистое убийство"

Очень знакомая философия двойных стандартов, не правда ли...

И второе место в романе, где встречаются два заключённых, которые сейчас, будучи в лагере, объединены антифашистской борьбой в одно целое, но при этом тот, который стоит на коммунистических позициях, твёрдо и уверенно говорит, что после войны они наверняка окажутся по разные стороны баррикад, и что его оппонент, будучи человеком либеральных взглядов и убеждений, вполне может быть помещён буквально в этот же самый лагерь, и по отношению к нему как к политическому противнику вполне могут быть применены едва ли не те же самые меры воздействия, что применяли СС по отношению к ним обоим, Разве что пытать бы не стали, но заставили бы работать или расстреляли бы — говорит опять-таки убеждённый в своей правоте член компартии. Ужасающая в своей простоте правда, которую так открыто озвучил Ремарк!!!

Книгу рекомендую всем неравнодушным людям! Неравнодушным и думающим...

17 апреля 2015 г., 07:29
5 /  4.606
Скелет номер 509 медленно приподнял голову и открыл глаза.

Так начинается эта книга. И продолжение не менее страшно, чем ее начало. У меня книга вызвала массу эмоций, а на устах одно: "страшная книга".
Фашистский концлагерь, обычный, не лагерь смерти, где уничтожение поставлено на поток. Комендант даже считал его очень гуманным.

Газовых камер в Меллерне не было. Комендант этим обстоятельством особенно гордился. Он с удовольствием повторял — у них, в Меллерне, умирают только естественной смертью.

Вдобавок конец войны сделала его еще более мягким.

К тому же за десять лет существования отлаженный механизм концлагеря Меллерн все-таки подустал и разболтался, — ведь даже новоиспеченному, идеологически выдержанному и фанатично преданному идеалам эсэсовцу со временем прискучивает истязать скелеты. Они недолго выдерживают, да и реагируют как-то вяло.


Однако в целом за годы войны немецкие концлагеря стали, пожалуй, даже гуманными. Теперь людей здесь почти не мучили — всего лишь травили в газовых камерах, забивали насмерть, расстреливали или измочаливали на тяжких работах, а потом морили голодом. А если иной раз и сжигали кого в крематории заживо, так это не по злому умыслу, а скорее, по недосмотру, от переработки, а еще потому, что иные из этих скелетов очень уж не любят двигаться

Всего лишь... Вот это всего лишь и показано в книге. Даже не все, лишь очень маленькая толика этого "всего лишь". И это местами просто невозможно читать, настолько это страшно. Как может человек превратиться в такой скот, что начинает такое вытворять над другими людьми. И эта книга, написанная совсем не советским автором, даже не любящим коммунистов (в книге об этом ясно сказано, наверное, поэтому книгу и не переводили в советском союзе), свидетельство бесчеловечности той войны. Свидетельство того, что уничтожались не только евреи. Потому что сейчас бытует такая точка зрения, что евреев - да, уничтожали, а всех остальных нет. Конечно, нет, их "всего лишь забивали насмерть, расстреливали или измочаливали на тяжких работах, а потом морили голодом". Нет, вы не подумайте, мне и в голову не приходит отрицать Холокост и то, что евреев и цыган планово уничтожали, это просто отголосок спора, который Я вела с одним человеком в жж, который мне доказывал, что евреев уничтожали, а для всех остальных чуть ли не рай был. Поэтому мне кажется, что эту книгу надо читать всем. Чтобы не приходилось вести такие споры. Чтобы люди ПОМНИЛИ. Хотя о чем Я говорю, эту тему поднимал еще и тогда сам Ремарк в книге:

Все вот это будут отрицать и постараются забыть. И нас тоже. И многие из нас тоже захотят все забыть.

И как удобно уже тогда было списывать все на приказ, что мне приказали. А этого вот я не знал (ну или не хотел знать, какая разница). И уже тогда можно было сказать:

Германия, которая всегда стремилась только к миру, подвергается жестокому и вероломному нападению. Неприятель, видя, что на поле брани он терпит поражение, в отчаянии хватается за последнее средство: вопреки всем нормам международного права он самым подлым образом бомбит мирные немецкие города. Разрушает церкви и больницы. Убивает беззащитных женщин и детей. Впрочем, ничего другого от этих недочеловеков и выродков ждать не приходится.

Это ж очень удобно видеть только те несправедливости, совершенные по отношению к ним. Правда уже тогда находились люди, которые начинали понимать.

— Мы их тоже бомбили. — Альфред неотрывно смотрел на дорогу. — И первыми начали. Я сам летал. На Варшаву, Роттердам, Ковентри. Это уж потом меня ранило, ну и демобилизовали.
Нойбауэр, не веря своим ушам, воззрился на шофера. Да что это такое творится сегодня? Сперва Сельма, теперь вот водитель! Неужто и впрямь больше никто не боится?
— Это — совсем другое дело, Альфред, — сказал он. — Совсем другое. То была стратегическая необходимость. А тут самое настоящее убийство.

Много страшного в этой книге. И вместе с тем книга на удивление светлая. Все-таки удивительное отношение у Ремарка к людям. Оно прослеживается во всех книгах. Он верит в людей, как мне кажется. Нет, он не приглаживает действительность. Да, у него в книгах, в том числе и в этой, описаны и дружба, и взаимовыручка, но он также описывает и поступки людей, которые возмущают до глубины души. Как развращает власть, как можно предавать своих товарищей, пытаться отобрать у них крохи еды. Он все это знает, видит, не закрывает на это глаза, несет и это в своих книгах, и вместе с тем он не осуждает их, он не ненавидит их. Он ненавидит такие поступки, однозначно их оценивает, поступки, но не людей, их совершивших.
И даже среди описаний всего этого ужаса находится место для крох юмора, для любви. И для нормальных человеческих чувств, последние следы которых пытались вытравить из людей фашисты.

Ведь это тоже очень важно… что-то давать…

Что-то давать, даже когда у тебя самого ничего практически нет. Чтобы остаться человеком.
Отзыв получился очень сбивчивым и почему-то совершенно сухим. Наверное, такое бывает, когда эмоции настолько переполняют, что выразить их просто нет никакой возможности.

2 июля 2015 г., 13:17
5 /  4.606

Невероятная книга! Хотя большинство говорят, что Ремарк - нудный писатель, ни за что не соглашусь после прочтения стольких его книг, ни одна из них не заставила меня поскучать даже минуты.
Как детально описана эта страдальческая жизнь, это рвение выжить, это стремление хотя бы немножечко быть счастливым. Я действительно переживала все эмоции, которые автор преподнес в этой книге. Рекомендую тем, кто хотел бы всерьез задуматься о тяжкой судьбе людей и попытаться понять их чувства и мысли.
Жестокий мир войны и в тоже время никак не погасшая искра жизни "скелетов" заставляет нас, обычных людей, задуматься о том, как мы счастливы, не видя и не слыша войны. Начитавшись Ремарка, ночью мне снилась война, мне было страшно... Какое же счастье просыпаться и знать, что мир погряз в быту и не знает что такое бомбы и автомат. Цените жизнь, ведь те у кого ее практически не было имели какую-то надежду на спасение.

27 июля 2014 г., 15:32
5 /  4.606

От этой книги болит сердце, натягиваются все нервы. Кажется, что страница за страницей Ремарк срезает сантиметр за сантиметром твою кожу. Страшная, безжалостная, жуткая, беспощадная и неотвратимая и сверхчеловеческая проза жизни в которой царит сплошная смерть.

"Слишком много смерти пролегло между прежде и теперь."

После таких книг не знаешь, как жить. Как договориться со своей совестью? Как убедить себя, что ты, коткретно ты не виноват в том, что случилось? Что ты не имел возможности это предотвратить.
Я знаю только один выход - просто молиться о всех сожженных в аду тех крематориев.
И помнить, чтобы ложь не получила вновь победу в сердцах и душах современных "добропорядочных граждан", безоговорочно верящих в следующее:

"Приказ есть приказ, для нашей совести этого вполне достаточно."

картинка Virna
Від цієї книги болить серце, натягуються всі нерви. Здається, що сторінка за сторінкою Ремарк зрізає сантиметр за сантиметром твою шкіру. Страшна, безжалісна, жутка, безпощадна і невідворотня та надлюдська проза життя в якому панує суцільна смерть.

"Слишком много смерти пролегло между прежде и теперь."

Після таких книг не знаєш, як жити. Як договоритись із своєю совістю? Як переконати себе, що ти, коткретно ти не винен в тому, що сталось? Що ти не мав можливості цьому зарадити.
Я знаю лиш один вихід - просто молитись за всіх спалених у пеклі тих крематоріїв та інших пеклах. І памятати, щоб брехня не отримала знов перемогу в серцях і душах сучасних "добропорядний громадян", що беззастережно вірять в таке:

"Приказ есть приказ, для нашей совести этого вполне достаточно."
29 августа 2015 г., 16:15
5 /  4.606

Боже мой, Боже мой, что за книга! Она просто разрывала мне сердце, страшная, мощная, выбивающая из под ног землю, эта книга меня покорила и придавила к самой земле. Угнетение, месть, надежда, безразличие, ненависть, поддержка, предательство, этот список можно продолжать бесконечно долго и он не отобразит всего того, о чем идет речь. Я не могу облечь происходящее в слова, но Ремарк смог, он сумел и сделал большое дело, мастерски, талантливо, реалистично, представив все жестоко и до боли невыносимо, низкий поклон!

История одного концлагеря, когда война уже была практически на исходе. Когда узнала, что сюжетное время март 1945 я очень обрадовалась, так как знала, что линия фронта уже переместилась в Германию и русские через месяц-другой захватят Берлин. Вначале мне грело сердце то, что я об этом знаю, но понемногу тепло остывало, ибо приходило понимание того, что заключенные-то этого не знают! И я сама прониклась той депрессией и безысходностью, безнадежностью и смирением перед каждодневными смертями. Дрожь пронизывала каждый раз, когда у "скелетов" появлялся малейший намек на надежду, когда понимала, что искра жизни еле тлеет и даже самая никчемный проблеск надежды является спасительным дуновением, что поддерживает жизнь.

Но как бы СС не стремились всех уничтожить, унизить, добить, доходяги сопротивлялись силе, унижению и даже самой смерти. Ну вот откуда у них брались силы, веди они не знали, что творится за стенами лагеря, что поддерживало в них человечность 3-5-10 лет??! Очень большое внимание автор уделяет именно проявлению человечности (в рамках определенной группы), альтруизму, состраданию.

Хоть и были в самой книге слова о том, что дух можно сломить, а обратное только романтические россказни, герои книги на своем же примере доказали, что даже насилие не всегда работает. Но помимо сопротивления духа еще было и силовое сопротивление, партия зэков. Как же бесновалась на политические намерения, как можно еще не освободившись от одной тирании планировать другую?? Это же абсурд, абсолютно непробиваемый. Хладнокровность с которой об этом рассуждают не пугает, но пугает жестокость планов к тем, кого тогда спасали.

— Так почему же ты все-таки не с нами?
— Именно поэтому. Если ты, выбравшись отсюда, доберешься до власти ты прикажешь меня ликвидировать. Я же тебя — нет. Вот это и есть причина.

А еще у Ремарка отличное чувство юмора, черного юмора.
Книга волнующая, жуткая и незабываемая, рекомендую всем.
Автор ушел в любимые и в списке становится на одного немца больше.

все 152 рецензии

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
Осталось
154 дня до конца года

Я прочитаю книг.