4

Моя оценка

Русским образцом... исторического романа назвал М.Кузмин книгу В.Брюсова "Огненный ангел". По определению самого автора, это "правдивая повесть о ведьме", и развивается она на историческом фоне…
Развернуть
Серия: Азбука-классика (pocket-book)
Издательство: Азбука-классика

Лучшая рецензия на книгу

quarantine_girl

Эксперт

без особой фантазии

10 февраля 2024 г. 00:00

430

5 Готические приключения молодого искателя

Так как надо было спешить, то стал я понукать лошадь, но она, споткнувшись, зашибла о камень бабку, — и это ничтожное происшествие повело за собой, как прямая причина, длинный ряд поразительных событий, какие мне пришлось пережить после того дня. Но я уже давно заметил, что только ничтожные случаи бывают первыми звеньями в цепи тяжких испытаний, которую незримо и беззвучно куёт порою для нас жизнь.

Узнала об этой книге совершенно случайно, да и об авторе толком раньше не слышала (возможно, просто не запомнила, но это уже не меняет ситуацию), но получила настоящее наслаждение от чтения этого романа.

На удивление, эта книга похожа на Уна Харт - Хозяйка Шварцвальда , в обоих романах даже есть истории о Мефистофиле и Фаусте и инквизиция. По стилю и паре тем (например, церковь и жестокие…

Развернуть

Огненный ангел, роман

стр. 27-414

ISBN: 5-352-01673-0

Год издания: 2006

Язык: Русский

448 стр.
Формат: 76x100/32 (115x180 мм)
Тираж: 5000 экз.
Переплет: Мягкая обложка

Возрастные ограничения: 12+

Прототипы

Рената - Нина Петровская,Нина Ивановна Петровская (1879-1928) - второстепенная писательница из круга московских символистов, жена С. А. Соколова "Кречетова", поэта и главы издательства "Гриф" - была одной из участниц кружка "аргонавтов".
Рупрехт - В.Брюсов
граф Генрих фон Оттергейм - А.Белый

Биографические источники романа

История написания
(по книге Лавров А. В., Гречишкин С. С. Символисты вблизи. Очерки и публикации.)

Основные этапы авторской работы над книгой
1.1897 г. - поездка в Германию, посещение Кельна,зарождение идеи романа. Начало 1900-х гг. изучение источников и подготовкаматериалов к роману.
2.Июль 1905 г. - 24 сентября 1906 г. - подготовительные планы, наброски сюжетных вариантов и работа над первойредакцией "Огненного Ангела".
3.Конец 1905 г. - попытка изменения замысла в сторону развернутого изображения исторических событий Германии XVI века.
4 Конец 1906 г. - 6 июня 1908 г. - работа над второй редакцией романа, создание окончательного варианта текста "третьей редакции", параллельно печатавшегося в журнале "Весы".
5. 1909 г.- подготовка второго отдельного издания "Огненного Ангела" "работа над примечаниями к роману и подбор иллюстративного материала Таким образом, Брюсов приступил к написанию "Огненного Ангела" в июле 1905 года. Дату окончания романа Брюсов сам зафиксировал в рукописи: "Конец повести. 1908. 6 июня. Теремец" .
Работа над "Огненным Ангелом" продолжалась в общей сложности почти три года одно время параллельно с печатанием законченных глав в журнале "Весы". В "Предисловии переводчика" , датированное в рукописи 1905 годом, Брюсов в концентрированном виде выразил свое понимание истории Германии ХVI века, дав афористические определения сущности гуманизма и Реформации: "Гуманизм, если понимать его широко, если считать его созданием все возрождение наук и искусств, всего вернее определяется одним признаком - неутомимой пытливостью человеческого ума, почувствовавшего свою силу. ... Гуманизм провозгласил самодержавие мысли, и она с жадностью наголодавшегося набросилась на весь мир: на изучение природы, на изучениевсех писателей древности, на собственные смелые метафизические построения. ... Реформация была таким освобождением человеческой совести, как гуманизм - освобождением мысли. ... Были открыты пути к свободному исканию Бога и даже к свободному отрицанию его".
Брюсов отметил также сильные и слабые стороны протестантской религиозной реформы, целиком принимая сторону гуманистов в борьбе с фанатизмом позднего Средневековья. В первых абзацах, давая описание якобы средневековой рукописи, Брюсов, скрывающийся под маской переводчика, предлагает в качестве заглавия своего произведения одновременно два варианта, приписывая один - "Повесть о ведьме" - автору повествования, а другой - "Правдивая повесть" - переписчику рукописи. Предыстория героя произведения, изложенная в "Предисловии переводчика", существенно отличается от окончательного текста. Она содержит инуюмотивацию отъезда в Америку автора повествования (в книге Рупрехт отправляется за океан после итальянского похода 1527 года, завершившегося разграблением Рима, в котором он участвовал как ландскнехт).
По первоначальной версии, главный герой романа "учился медицине в Кельнском университете, но потом избрал военную карьеру и участвовал в подавлении Крестьянского восстания 1525 года. Страшные сцены этой черной годины произвели на автора "Повести" такое тяжелое впечатление, что он вскоре удалился в Америку, где одно время служил в войсках Кортеса"
В окончательной редакции нет даже намека на участие Рупрехта в подавлении Крестьянской войны. И по возвращении из-за океана героя ждала совсем другая участь, нежели в книге: "Вернувшись в Германию, он принял предложение быт врачом при рыцаре Вилькене Штединге, одном из военачальников войска, отправленного епископом Майнцским под стены мятежного Мюнстера , где власть была в руках анабаптистов" . Судя по "Предисловию переводчика", Брюсов предполагал воссоздать в своем романе широкое полотно исторической жизни Германии ХVI века, дать развернутую характеристику гуманизма и реформации, анабаптистского движения и контрреформации. В ряду действующих лиц повествования "Предисловие переводчика" называет, помимо Агриппы Неттесгеймского и Иоганна Вейера, Лютера и Эразма Роттердамского. Большое место в романе должна была занять также проблема ведовства, затронутая опять же в историческом аспекте: "Эта странная, малопонятная нам сторона тогдашней жизни особенно полно представлена в "Повести". В ней проходят перед нами все те явления, которые современники относили к области ведовства, ... рисуется отношение к ведовству различных слоев общества и, наконец, описан судебный процесс против обвиняемой в ведовстве со всеми постыдными обязанностями того времени, не исключая пытки". Характеризуя "тайные знания"- "ведовство, магию, каббалистику", - Брюсов называет их "самыми темными суевериями человечества".
Перестановка акцентов в авторской концепции произведения связана прежде всего с выдвижением на передний план в сознании Брюсова реальных обстоятельств жизни самого поэта, Н. И. Петровской и Андрея Белого, что привело к усилению автобиографической темы в романе. По первоначальному замыслу роман должен был начинаться с описания осады Мюнстера католическим войском, где в стане контрреформации находится главный герой романа - врач Кристиан (Рупрехт). Сохранились черновики двух вполне отделанных глав, развивающих этот вариант начала повествования. После казни анабаптиста Дитрих фон дер Реке вызывает к себе в шатер Кристиана и предлагает ему, приняв ложное крещение, проникнуть со шпионскими целями в осажденный Мюнстер. Характерно, что именно Кристиан, как гуманист, равнодушный к религиозным догматам и таинствам, представляется грубому рыцарю наиболее подходящей кандидатурой, могущей без колебаний принять страшный грех ложного крещения: "Наше войско все из добрых католиков, и никто на это не пойдет, а ты, я знаю, ни в Бога, ни в черта не веруешь". В ответ горожанин Кристиан, оскорбленный высокомерием военачальника, противопоставляет неотесанности и невежеству владетельных феодалов образованность нового сословия: "Ваша милость по обыкновению шутит над тем, что я человек образованный. Но ведь это благородным рыцарям к лицу не знать грамоты, а нам, горожанам, приходится пользоваться умом, если не досталось от предков замков".
По намекам Брюсова, герой, принявший предложение фон дер Реке, именно в Мюнстере должен был встретить "ведьму". Семь других вариантов встречи главных героев достаточно разнообразны. Один из них можно трактовать как продолжение рассмотренной главы. Герой романа, пробираясь в Мюнстер окольным путем, сталкивается на большой дороге с группой крестьян, которые во главе с монахом накинулись с угрозами на молодую женщину, обвиненную ими в колдовстве. Путник, обнажив шпагу, спасает ее от "мужичья", однако между ним и монахом завязывается перебранка, из которой можно понять, что герой романа выполняет задание католического войска: "Смелее других оказался монах. ... "А ты кто такой? Из проклятого войска Иоанна Лейденского? Перекрещенец проклят, из Мюнстера выбежал? Мало вас, лютеранцев, перевешано". "Молчи, негодяй, - сказал я. - Я на службе его величества Императора, и ты поплатишься, если тронешь меня. А как все вы смеете нападать на женщину без позволен властей и без суда?" . Спасенная женщина, лицо которой "напоминало лики ангелов флорентийских картин фра Беато", поражает затем путника способностью вызывать медиумические стуки, - так начинается их роман. Из разговора с хозяином придорожной гостиницы герой узнает, что "ведьму" зовут Елеонора и что она была возлюбленной местного дворянина - "алхимика и магика" - и помогала ему в "его бесовских опытах" "
В четырех вариантах начала романа встреча главных персонажей происходит в гостинице, как и в окончательной редакции "Огненного Ангела". Однако Брюсов в поисках наиболее яркого решения темы то изменяет фон этой встречи - после пира ландскнехтов или, в другом варианте, корпорантов , , то национальность и сословное положение своих героев: знатный итальянский юноша Паоло и герцогиня Маргарета, которую вместе с маленькой дочкой мучают духи. Судя по сохранившимся наброскам, Брюсов придавал большое значение выбору имен персонажей, связывая, должно быть, с их иностранным звучанием особые стилистические задачи. Главный герой романа в черновиках носит следующие имена: Кристиан, Паоло, Леонард, Рупрехт; героиня - Велли, Елеонора, Маргарета, Марта, Магда, Рената.
В нескольких фрагментах третий герой романа - граф Генрих фон Оттергейм - назван Рудольфом фон Эбенбергом "а также Л.", в других вариантах он носит имя Луциан фон Штейн, которое в окончательном тексте отдано его другу и секунданту. Испробовав несколько вариантов начала, Брюсов остановился на таком, который и вошел позднее в опубликованную редакцию произведения: герой, направляющийся из-за океана на родину, в придорожной гостинице встречается с женщиной, терзаемой призраками, и связывает с ней свою судьбу. Этот вариант, в отличие от незавершенных набросков, рассмотренных выше, можно назвать началом первой редакции романа, главные герои которой носят имена: Леонард, Рената и Луциан.
Сюжетная канва первой редакции "Огненного Ангела" в общих чертах совпадает с фабулой в основном тексте, однако некоторые различия очень существенны. Кроме варианта начала от первой редакции сохранились лишь четыре небольших фрагмента.
1. "Третья ночь с Ренатой" - глава, не вошедшая во вторую редакцию. В ней Рената рассказывает Леонарду о своих любовных отношениях с земным воплощением огненного Ангела - Мадиэля "в других вариантах - Агиила или Иефраима" - Луцианом фон Штейном. На листе рукописи этой главы Брюсов сделал карандашную приписку: "Преимущественно" о Белом"
2. Вариант "исповеди" Ренаты. В первой редакции романа он полярно противоположен соответствующему месту в книге. В этом фрагменте огненный Ангел оказывается злым демоном; в нем не Рената побуждает Ангела к земной любви, а наоборот, Агиил "Мадиэль" добивается ее взаимности . Рената отказывает демону. "Тогда Агиил пришел в великий гнев и, став перед ней в образе пылающего столпа, проклял ее малодушие и сказал ей, что она
больше не узрит его никогда". Впоследствии через своего "собрата" Анаила он сообщает Ренате, что "ей явится под видом человека и чтоб она его ждала". Вскоре происходит встреча Ренаты с графом Луцианом, и тот, как и в окончательном тексте, увозит ее в свой замок. Однако "Ренате стал являться демон Бальбан Барбуель и соблазнять ее на грех с ним". Граф узнает об этом и внезапно покидает замок "в окончательном тексте поступок графа мотивирован более туманно". Рената, мучимая раскаяньем, отправляется на поиски Луциана, но демон преследует ее и жестоко истязает; только Леонард избавляет ее от козней дьявола. Этот вариант сюжетной линии вполне логически завершен, но Брюсов не воспользовался им, приблизив фабулу к реальной коллизии в судьбе Андрея Белого и Петровской и придав образу Мадиэля черты "светлого" духа.
3. Черновик дуэли, в котором раненому Леонарду лицо графа Луциана представляется "изваянием Феба-Ангела".
"Любопытно соединение античной символики с христианской, столь свойственное духу Ренессанса".
4. Черновик последней встречи Леонарда с Луцианом после смерти Ренаты, содержащий характерную деталь: "На прощание я подарил Луциану молитвенник Ренаты, написав на нем от своего имени: "память вражды
и любви" "первоначально в рукописи: "память любви и вражды" . Эта надпись дословно повторяет посвящение, предпосланное Брюсовым сборнику своих рассказов "Земная ось": "Андрею Белому память вражды и любви". Прощальная встреча Леонарда с графом "гл. XIX" - конец первой редакции "Огненного Ангела".
Над второй редакцией романа Брюсов работал в промежутке от 24 сентября 1906 г. до 6 июня 1908 г. Она представляет собой связный текст объемом более чем 200 листов . Параллельно со второй редакцией
создавался наборный экземпляр - беловая рукопись "Огненного Ангела" , - который можно считать окончательной "третьей" редакцией романа. Главы во второй редакции переделывались и перебелялись Брюсовым по мере их опубликования в "Весах" в 1907 "№ 1 - 3, 5 - 8 - I - X главы" и в 1908 гг. "№ 2, 3, 5 - 8 - XI - XVI главы". Наборный экземпляр, имеющий пометы Брюсова для типографии, почти идентичен основному тексту "правка гранок была несущественной". Однако и некоторые варианты второй редакции имеют самостоятельное значение. В частности, оригинален набросок рассказа Рупрехта о своем детстве, не имеющий аналогий в книге: "С раннего детства обнаружился у меня характер строптивы и непокорный. Начать с того, что я решительно не выносил подчинения. Я готов был восставать против всего, на что мне указывали как на обязательное. "Мне было всего лет 6." Помню, я был еще совсем ребенком, когда мать учила меня, что надо служить Богу и бороться против козней Дьявола. Я возмутился. Дьявол, который в конце концов должен быть побежден, показался мне более слабой стороной, и, к отчаянию матери, я решительно становился на его
сторону". Рупрехт признается далее, что никогда не испытывал чувства любви и сострадания ни к родителям, ни к товарищам и лгал в юности для утверждения ощущения собственного превосходства. Брюсов, видимо, думал
придать характеру своего героя черты романтического авантюриста, с детства ощущавшего разлад между своей душой и обывательским миром, в соответствии с типом классического "романа приключений".
Среди законченных сцен, не вошедших в книгу, можно назвать также явление привидения Ренате и Рупрехту , эпизод сбора волшебных трав перед полетом Рупрехта на шабаш, содержащий ряд натуралистических
подробностей магического обряда , а также картину исполнения Ренатой вместе с группой монахинь экстатической пляски в дионисийском духе под сводами монастыря, от которой Брюсов отказался, сочтя ее, по всей видимости, не соответствующей последовательно соблюденному правдоподобию исторических аксессуаров эпохи . Самого большого количества вариантов -9 потребовала сцена разговора Рупрехта с доктором Фаустом , В сохранившихся черновиках второй редакции Брюсов отводит Фаусту и Мефистофелю большее место, нежели в окончательном тексте. Кропотливая работа над образом Фауста еще раз свидетельствует об усилении оккультных мотивов в романе "сцена вызывания духа Елены Греческой".
Частично сохранившиеся подготовительные материалы к роману свидетельствуют лишний раз о необыкновенной авторской добросовестности Брюсова, о его аккуратности и скрупулезнейшей работе над источниками. По крупицам воссоздавая исторический фон "Огненного Ангела", Брюсов, в процессе подготовки материалов к роману, составил, например, таблицу европейской монетной системы XVI века , рецепт мази для полета на шабаш и даже специально выписал породы рыб, водящихся в Рейне . Все исследователи обращали внимание на стилизованный титул "Огненного Ангела", призванный свидетельствовать о якобы старинном
происхождении книги. Вот один из вариантов полного титула романа: "Повесть о ведьме, объявившейся в Монастыре св. Катерины, что близ города Бонна, судившейся имперским судом под председательством его преподобия архиепископа Кельнского, сознавшейся под пытками в своих горестных деяниях и казненной 15 мая, года 1535 от воплощения Слова, рассказанная очевидцем" Судя по этому варианту заглавия, Брюсов на какой-то стадии работы допускал возможность смерти своей героини не в темнице инквизиции, а на костре или на виселице. В подготовительных материалах сохранился набросок русского посвящения к "Огненному Ангелу", обращенного к реальной земной женщине "вне всякого сомнения - к Н. И. Петровской": "Женщине достойнейшей и в высшей степени умной, бывшей мне верной подругой эти месяцы, автор благоговейно посвящает сию правдивую повесть" ; в другом варианте Брюсов посвящает книгу "Божественной Маргарите, властительнице Австрии и Бургундии, государыне всемилостивейшей".
Заслуживают упоминания еще некоторые особенности черновиков "Огненного Ангела". Отдельным главам предпослано конспективное изложение их содержания. Например: "Я ее люблю меньше. Она разыгрывает из себя жертву. Мучит всех. Снова бред религиозный" ; или: "Рената натерла меня мазью, дала предписание. Я видел все. Опишу. Но его не видел. Утром. Полагаю, что сон. Но у меня знак на плече. Это единственное чудо". Противоречивость характера Ренаты позволяла Брюсову органично фиксировать в черновиках двоякое решение одной темы. В частности, в набросках последнего разговора Ренаты и Рупрехта в монастырской тюрьме фраза героини:"Милый Рупрехт, как хорошо, что ты пришел, а я умираю" - зачеркнута и изменена на противоположную по смыслу: "Зачем ты здесь? Ты погубил меня и хочешь видеть, как я умираю"

1. Ognisty aniol - фильм, 1986, Польша, реж.Мацей Войтышко
2. Огненный ангел - фильм, 1993, Россия-Великобритания, реж.Брайан Лардж

Кураторы

Рецензии

Всего 67
quarantine_girl

Эксперт

без особой фантазии

10 февраля 2024 г. 00:00

430

5 Готические приключения молодого искателя

Так как надо было спешить, то стал я понукать лошадь, но она, споткнувшись, зашибла о камень бабку, — и это ничтожное происшествие повело за собой, как прямая причина, длинный ряд поразительных событий, какие мне пришлось пережить после того дня. Но я уже давно заметил, что только ничтожные случаи бывают первыми звеньями в цепи тяжких испытаний, которую незримо и беззвучно куёт порою для нас жизнь.

Узнала об этой книге совершенно случайно, да и об авторе толком раньше не слышала (возможно, просто не запомнила, но это уже не меняет ситуацию), но получила настоящее наслаждение от чтения этого романа.

На удивление, эта книга похожа на Уна Харт - Хозяйка Шварцвальда , в обоих романах даже есть истории о Мефистофиле и Фаусте и инквизиция. По стилю и паре тем (например, церковь и жестокие…

Развернуть
olgavit

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

20 марта 2024 г. 09:39

175

2.5 Любить ненавидя

В начале двадцатого века различные магические сообщества были слишком популярны, поэты и писатели Серебряного века бодро подхватили тему, а Брюсов, уж, слишком увлекся. Из аннотации видно, что без ведьмовства дело не обойдется, но не рассчитывала на такое обилие потустороннего, всей этой адской кухни, шабаша, призраков, магических опытов, заклинаний, учения о рангах демонов и тому подобного. Постоянно теряла нить повествования, а возвращаться и перечитывать подобное не было ни малейшего желания, настолько не мое. Мистика очень редко заходит, а здесь какая-то мистика-премистика, настоящий научный трактат с использованием специальный терминов. Религиозная составляющая, тема близкая, тут напрягала неимоверно. Все библейско-философские размышления поставлены с ног на голову, чувствуется,…

Развернуть

Подборки

Всего 173

Похожие книги

Вы можете посоветовать похожие книги по сюжету, жанру, стилю или настроению. Предложенные вами книги другие пользователи увидят здесь, в блоке «Похожие книги». Посоветовать книгу

Популярные книги

Всего 740

Новинки книг

Всего 241