№40 в Топ 100
Поделиться:

Триумфальная арка

ISBN: 5-17-012940-8
Год издания: 2004
Издательство: АСТ, Фоліо

Роман известного немецкого писателя Э. М. Ремарка (1898 - 1970) "Триумфальная арка" повествует о жизни в Европе накануне Второй мировой войны и посвящен хорошо знакомой автору теме эмиграции.

Содержание

Дополнительная информация об издании

Переводчики: Борис Кремнев, Исаак Шрайбер

Тип обложки: твердая
Количество страниц: 528
Тираж: 5 000 экз.

Интересные факты

Было множество предположений, что прототипом главной героини Жоан являлась Марлен Дитрих, с которой Ремарк проводил время в Париже перед началом Второй мировой войны.

Главный герой романа несколько раз упоминается и играет роль эпизодического действующего лица на страницах другого романа Ремарка - "Тени в раю". По сюжету романа Равику удалось выбраться из французского лагеря для интернированных до начала оккупации Франции и эмигрировать в США. Впоследствии Равик поселился в Филадельфии, наладил контакты с местными немецкими эмигрантами и надеялся продолжить свою врачебную практику после сдачи государственного экзамена. Несколькими годами позже сдал экзамен и продолжил врачебную практику в Нью-Йорке. После окончания войны предпочел остаться в США.

В романе главный герой описывает, что видел в детстве созвездие Ориона летом.

"Мальчиком однажды ночью я спал на лугу. Было лето, на небе ни облачка. Перед тем как заснуть, я смотрел на Орион, он висел далеко на горизонте, над лесом. Потом среди ночи я проснулся и вдруг вижу — Орион прямо надо мной. Я запомнил это на всю жизнь."

Орион считается осенне-зимним созвездием в Северном полушарии. Однако, его действительно можно наблюдать с середины августа.

Завязка романа происходит на мосту Альма в Париже 11 ноября 1938 года. Это 20-я годовщина Компьенского перемирия, завершившего Первую мировую войну, а также — десятилетие с момента публикации романа «На Западном фронте без перемен».

еще...

История

Роман впервые опубликован в США в 1945 году; немецкое издание вышло в 1946.

еще...

Сюжет

Действие происходит во Франции 1938-1939 годах. Равик, участник Первой Мировой войны, немецкий хирург, не имеющий гражданства, живёт в Париже и оперирует пациентов вместо менее квалифицированных французских хирургов. Он — один из множества эмигрантов без паспортов или каких-либо иных документов, постоянно находящихся под угрозой ареста и высылки из страны. На родине он помог бежать двум невиновным, пережив после этого пытки в гестапо и гибель своей девушки в застенках, он перебрался во Францию, так как там эмигрантам легче всего жить.

Он случайно знакомится с итальянской актрисой Жоан Маду и завязывает с ней роман, влюблённые то ссорятся, то мирятся. Равику удаётся заманить в лес и убить своего главного мучителя - гестаповца Хааке, пообещав ему визит в элитный бордель. В конце романа начинается война, Жоан получает смертельное ранение от пули ревнивого актёра, Равик отказывается скрыться под личиной русского эмигранта и спокойно отдаётся в руки полиции, устроившей облаву в отеле, где он живёт.

еще...

Экранизации

«Триумфальная арка» — фильм 1948 года с Ингрид Бергман и Шарлем Буайе в главных ролях
«Триумфальная арка» — фильм 1985 года.

еще...

Книга в подборках

«Книжная полка». Тур 17. Июнь 2016. Голосование завершено.
«Книжная полка». Тур 17. Июнь 2016
В этой подборке собираются все фотографии, принимающие участие в июньском туре игры "Книжная полка". На каждую…
book_shelf
livelib.ru

Рецензии читателей

19 февраля 2015 г., 15:48
5 /  4.482

Я много лет старательно избегала Ремарка. Еще в институте мы учили немецкий язык, и мои однокурсницы из рук в руки передавали его книги. Они читали Ремарка в метро, дома, на парах, выходили из аудиторий с заплаканными глазами, приезжали утром на занятия невыспавшиеся и абсолютно удрученные. Я смотрела на них и понимала – не хочу таких книг! И яркости такой не хочу. Тогда в 20 лет яркость эмоций представлялась мне только в позитивном свете и никак иначе. Тогда я еще не умела плакать над книгами, и уж точно не считала нужным выбирать подобную литературу специально.
В общем, прошло уже достаточное количество лет, я пролила немало слез на страницы книг, но от Ремарка по-прежнему шарахалась. Где-то там, на подкорке, ясно и отчетливо было записано: «Ремарка не читать!» Так и было – не читала, – до недавнего времени.
И вот сижу я на кухне с чашкой горячего чая в одной руке, с яблоком – в другой, и перед глазами у меня – «Триумфальная арка», или красивейший из европейских романов XX века. Роман о любви, войне и смерти. Эрих. Мария. Ремарк. И я знаю, что в этой книге отчаяние, тоска, боль, знаю, что пролью немало слез, знаю… и все равно открываю первую страницу… Говорят, что запретный плод – сладок. Вот и Ремарк стал для меня таким «запретным плодом». Сама того не зная, я построила для себя железный занавес, разрушить который было так же восхитительно, как и неимоверно ужасно. Я читала, глотая слезы, и не могла остановиться. Меня засасывало, эта книга притягивала, не отпускала, била по сердцу, заставляла задерживать дыхание от отчаяния, но не давала уйти, не позволяла отдохнуть, прийти в себя. До самой последней страницы она тисками держала меня и безраздельно владела моим вниманием. Она не дарила ни капли надежды, но бросить и не дочитать было совершенно невозможно.

Читать о боли тяжелее, чем испытывать ее самой. Даже сам факт необратимости меркнет перед невозможностью помочь или хотя бы поддержать. Нужно быть неимоверно сильным человеком, чтобы согласиться стать сторонним наблюдателем без единого шанса быть услышанным – хоть связки себе сорви от крика.
Я до сих пор не могу понять, как можно так писать, что даже в счастливых моментах сквозит печалью? И она притягивает – эта сладковатая, терпкая печаль с привкусом одиночества, – в буквальном смысле слова манит. Ей хочется дышать, как дышишь дымом сигарет, ее хочется пить, как кальвадос. И легкий яблочный оттенок в горечи водки будет постоянно напоминать о том, что грусть может быть с привкусом сладости, с ароматом лета. И с ней невозможно бороться, нельзя противостоять, устоять, пережить: либо принять – вдохнуть глубоко в легкие дым, который подарит минуты наслаждения и будет медленно отравлять организм изнутри; либо попытаться сбежать, отказаться, забыться – оставить бутылку кальвадоса на столе нетронутой… хотя бы на сегодня.
«Триумфальная арка» не поразила меня, нет. Эта книга превратила свои печатные слова в кулак и со всего размаху ударила меня в солнечное сплетение. Она заставила меня сжаться от ужаса в комок, тихонько заплакать в подушку и восхищенно замереть перед ней, перед ее величием и каким-то совершенно необъятным пониманием жизни. Ремарк совершенно не жалеет своих читателей, он предлагает им самую жесткую, самую необратимую и удручающую правду жизни – и этим он прекрасен. Его произведения как будто светятся – тусклым желтым светом уличного фонаря, блеклыми каплями дождя на оконном стекле. Но вместе с тем этот приглушенный отсвет настолько уютен и притягателен, что даже в самой критической боли, в самом бездонном отчаянии можно разглядеть потрясающую красоту, нежность и легкость.
Моя однокурсница как-то охарактеризовала книги Ремарка: «Безысходность». Мне показалось, что именно ради этой безысходности и стоит читать его произведения. Пусть я скажу безумно банальную фразу – но именно безысходность учит замечать мелочи вокруг. Когда мир сужается до пределов боли, то в этих границах человек начинает обращать внимание на мелочи – на бабочку, капли дождя, огонек от спички… Книга «Триумфальная арка» заставила меня другими глазами взглянуть на свою обыденность и повседневность.
У Ремарка совершенно потрясающий, просто невероятный язык! Его манера повествования буквально вскружила мне голову. Ремарк столь мастерски простым языком описывает самые повседневные мелочи жизни (которые, порой, и не замечаешь), что хочется сейчас же, немедленно оказаться там и все это прочувствовать самой, увидеть своими глазами.

В окно мягкими пальцами стучался дождь.

На улице стоял вечер с фиолетовыми глазами.

Манто соскользнуло с плеч и черной пеной легло у ее ног.

Спичка крохотной кометой летит на землю.

С площади Этуаль на серебряных ступнях незаметно пришла прохлада.


И это только малая часть примеров прекрасного, волнующего слога Э.М. Ремарка.

Теперь утром, проезжая мимо высоток, я смотрю на окна. За этими окнами чего только не происходит: люди просыпаются, завтракают, ссорятся, мирятся, расстаются, кому-то звонят, кто-то просто смотрит в окно на рассветное небо… А я вижу, что солнышко, которое только-только начинает просыпаться, одинаково радостно и ярко отражается в каждом окне. Ему не важно, что происходит за каждым стеклом, оно просто дарит всем свою яркость, начиная наше утро. Я не могу так же красиво, как Ремарк, написать про эти самые оранжевые лучи в окнах домов, но я вижу их, вот просто вижу солнечных зайчиков и улыбаюсь. И эта красота находит свои слова в душе – те самые, которые нельзя выразить буквами.
Вот так через призму боли и уныния можно увидеть красоту и тепло в самых обычных и повседневных вещах. Учиться жить можно и нужно всегда: в любом возрасте, в любое время, в любой ситуации. Безусловно, хорошо, что есть такие книги – в «Триумфальной арке» настолько большая концентрация ада при жизни, что невольно начинаешь искать те малые крохи позитива, которые автор скудной россыпью поместил на страницах. А после, отрывая взгляд от книги, начинаешь с настойчивой дотошностью осматривать свой мир – здесь лучше, чем там, и это уже совсем неплохо.
Мне кажется, что Эрих Мария Ремарк до умопомрачения любил жизнь. Он видел ее с разных сторон: в его жизни была и любовь, и потери, и война, и смерть. Все это, безусловно, отразилось в его произведениях. Да, конечно, в них слишком много гнетущего, разящего, сбивающего с ног, но невозможно не увидеть безмерную жажду жизни, нескончаемую любовь к ней, желание творить и дышать полной грудью.

28 января 2013 г., 16:46
5 /  4.482
Любовь как болезнь – она медленно и незаметно подтачивает человека, а замечаешь это лишь тогда, когда уже хочешь избавиться от нее, но тут силы тебе изменяют.


Это не книга, нет. Это целая жизнь, пробирающая до мурашек, от которой невозможно оторваться и которая надолго останется в сердце.
На такие книги сложно писать отзывы, даже слишком. Потому что они сбивают с ног и не дают времени, чтобы опомниться. С самых первых строк читателя как будто подхватывает волной, такой огромной, а он сидит на гребне, не в силах ничего изменить, не имея возможности выбраться на берег. Потому что книга – как море. И даже больше.

Два человека. Мужчина, «жалкий романтик, лишенный иллюзий и временно именуемый в этой короткой жизни Равик». Женщина, «амазонка с глазами цвета морской волны, наделенная инстинктом наседки и проповедующая банкирский идеалы», Жоан. Профессиональный хирург, лучший из лучших, которому приходится прятаться от полиции в чужой, однако более родной, чем Германия, стране, не выдавая себя, работая подпольно, отдавая все свои заслуги другому. Актриса, и сама понимающая, что ее талант не идеален, яркая и эмоциональная, отличающаяся от многих и мечтающая о том, чтобы любили и восхищались только ей. Что их объединяет? Любовь, конечно же она. Трагичная, в чем-то сумасшедшая, но однако любовь. Они потрясающие, их невозможно не полюбить. А как меняется Жоан на протяжении всей книги! Впервые мы встречаем безучастную ко всему, «пустую женщину», а к концу она расцветает, меняется до неузнаваемости. И вместе с тем меняет Равика, с ног на голову перевернув его жизнь, всколыхнув старые воспоминания.
А между всем операции, удачные и неудачные, мальчик без ноги, женщина, которая больше никогда не родит. И Кэт со смертью в животе. К ней я особенно привязалась. Она смогла. Она смогла принять это, смогла смириться.
Потом сестра, которой выздоравливающие дарят подарки, а умирающие не дарят ничего. Семья евреев и мальчик, задающий глупый, однако все равно безответный вопрос. И женщина, видящая тараканов, одних тараканов вокруг.
Столько людей, столько образов. И все это в предвоенном Париже, понимающем неизбежность войны, однако все еще надеющемся на то, что кровавые бои его не заденут.
И между тем там остается место для мести, беспощадной, угнетающей, затуманившей рассудок. Однако справедливой. Для меня она более, чем справедлива. Пусть Хааке лишь жалкий человек, выполняющий чьи-то поручения, пусть он на деле никто, однако именно в нем выражается вся злоба, все несчастья - это именно он.
«Время лечит». Люди постоянно твердят это, считая эти слова лучшим утешением, ведь «через пару лет ты и совсем про это забудешь». Однако это не правда, теперь я не верю. Это глупые, глупые слова. Время с прошлым всегда у тебя за спиной, от них никуда не деться, если днем еще возможно скрыться, соорудить неприступную стену, то ночью они обязательно тебя найдут. И они не дают ране зажить, снова и снова напоминая о ней. Время не лечит. Это мне рассказал Равик, а ему я верю.
Знаете, бывает такое, когда полностью, со всеми концами, погружаешься в книгу, что из нее не вытащить никакими способами. А ты как будто стоишь где-то в стороне, за углом, и наблюдаешь за героями. Ведь бывало такое? У меня с «Триумфальной аркой» все было именно так и никак иначе. Хотела смаковать описания, чтобы она тянулась, как патока, эта потрясающая книга, и в начале это даже получалось, а в итоге проглотила ее за один день.
А как она закончилась! И теперь я понимаю, что конец не мог быть никаким другим, только так, пусть жестоко, пусть тяжело, но никак иначе. В конце эта книга ударила наотмашь, а потом выстрелила в шею, попав прямо в седьмой позвонок. И у меня парализовало ноги, потом руки, а потом стало сложно дышать. Это сильная книга, производящая не менее сильное впечатление.

Потрясающий момент, когда каждый их них заговорил на своем языке. Они сломили все преграды, разрушили все стены, но это случилось слишком поздно. А ведь Жоан не раз говорила, что между ними какая-то стена. А когда преграда исчезла, она не смогла вдоволь насладиться этим, не смогла насладиться и тем, что наконец-то полностью заполучила Равика. Именно эта сцена очень сильно меня потрясла.

- Ti amo,* - произнесла она.
Жоан сказала это на языке своего детства. Она слишком устала, чтобы говорить на другом. Равик взял ее безжизненные руки в свои. Что-то в нем оборвалось.


* Люблю тебя (итал.)
И во мне тогда что-то оборвалось.
И до сих пор я под впечатлением, эта книга о многом. Это книга, которая оставляет после себя горькое послевкусие.

24 июня 2016 г., 15:29
5 /  4.482
"Арка" Ремарка

Ничего не меняется: сборная России не умеет играть в футбол, Путин презик, а Ремарк всё так же пишет про войну, любовь и бухло. Ремарк как старый знакомый - всегда знаешь, что от него ожидать; идёшь к нему, зная, что гарантированно получишь много диалогов, лёгкую патетику и грустинку. Вот уже четвёртую книгу (я прежде читал "На Западном фронте без перемен", "Три товарища" и "Ночь в Лиссабоне") у Ремарка повторяются те же элементы и сюжетные ходы:
- война/околовойна;
- алкоголь/выпивание; (Почему у него пьют каждые 2-3 страницы текста? Текст "Арки" вовсе, кажется, пропах алкоголем - в ликёро-водочном не найти столько разновидностей и сортов! Наверное, герои Ремарка алкоголем пытаются заглушить свой страх перед лицом эпохи (см. пункт выше). Неопределённое будущее или горькое прошлое. Выпил - и на полдня стало легче.) ↵ это не смайлик, а закрытая скобка; я не поддерживаю выпивох
- трагическая любовь со смертью женщины в конце ("Три товарища", "Ночь", "Арка"); (Почему у него красотке суждено умереть? Это тоже касается первого пункта. В эпоху, когда мир сошёл с ума, и когда миллионы людей гибнут ни за что, ни про что, смерть двух-трёх красивых женщин в самом расцвете не является чем-то из ряда вон выходящим.) ↵ и гибель женщин мне тоже не по нутру
- преследование гестаповцами/эмигранты ("Ночь" и "Арка");
- проститутки ("Три товарища", "Арка");
- дружба (Три товарища", "Арка").

Развернём тему любви (на ваш взгляд, какова ключевая тема романа: любовь, война, смерть или, может, нечто иное?).

...любовь – не зеркальный пруд, в который можно вечно глядеться. У нее есть приливы и отливы. И обломки кораблей, потерпевших крушение, и затонувшие города, и осьминоги, и бури, и ящики с золотом, и жемчужины...

По Ремарку, счастью в любви не бывать. Любая любовь обречена. И опять таки, виной тому пред- (после-) военное время. Мир в слишком большой агонии, чтобы находить время для любовных утех. Равика в первую очередь заботит мучительное прошлое (Хааке), неустойчивое настоящее (сидение на чемоданах, опаска) и размытое будущее (депортация/концентрационный лагерь), а не любовное вечное (Жоан). Понравился образ бесплодной пациентки, которой вырезали матку - вот она, красивая, великолепная, молодая, но она уже мертва, ибо не сможет родить. Так и любовь во всех ремарковских романах: какой бы сильной и трепетной она ни была, волею случая или по вине ирода диктатора=хирурга, полоснувшего ножом=залпами по нежной плоти, ей суждено умереть.
Что лучше: год любви, но затем смерть, или жить без любви как ни в чём ни бывало? С позиции Равика: не встреть он Жоан, он прожил бы этот год, как жил в Париже предыдущие два. Но! Он бы наверняка уцелел, ведь после смерти Жоан у него опустились руки, наступила апатия (неудивительно: любимая сгинула, война наступила), а живи он как жил, он бы мог скрыться от облавы и бежать в другую страну. С позиции Жоан: Равик подарил ей своей любовью год жизни, иначе бы она умерла ещё раньше, после "ухода" Рачинского.
Считаю любовь Равика и Жоан самой на есть настоящей, ради которой можно прожить год - а потом хоть потоп! Но, но, но, но... Многое смущает. Была ли это любовь такой, когда не можешь жить без другого? Когда мир рушится без? Для Жоан да (хотя, с оговорками: её метания от одного к другому - желание усидеть на двух стульях), а для Равика она стала такой лишь после потери Жоан. Она бы без него погибла, а он всячески пытался от неё отделаться.
Эта любовь к тому же наполовину состояла из людских приличий. Говорят, мол, когда спасаешь чью-то жизнь, то берёшь на себя ответственность за этого человека. Равик не мог бросить Жоан на произвол судьбы. Потому он как бы был "обязан" заботиться о ней, что вылилось в большое чувство. Она: после такой помощи "обязана" была поблагодарить его, что тоже вылилось в любовь. А когда все "обязанности" были исполнены, в сухом остатке осталось много недопонимания и нестыковок.
Только по тому, что я употребил слово "любовь" уже 17 раз (опупеть!), вы могли понять: на мой вкус, это главная тема романа. А по вариациям умереть/сгинуть/погибнуть понятно, что смерть нависла над тем книжным Парижем и всей Европой, как чёрная грозовая туча.

Из 4 прочитанных ремарковских книг не могу выделить фаворита. Все хороши по-своему, хоть и похожи. В этом и класс - знаешь, что Э.М.Р. тебя не разочарует. Я пока в основном ориентировался на самые популярные в читательских кругах романы. А вот какую ремарковскую вещь я куплю следующей - тут вы можете подсказать ;)
Ну а пока, я прохожу под Аркой и выхожу на новое открытое пространство, где ещё обязательно наткнусь на циников-полуалкоголиков и обворожительных обречённых женщин. Зайду в ближайшее местечко, заряжусь парой рюмок кальвадоса - и в путь!

26 марта 2012 г., 09:28
5 /  4.482

Факты бытия просты и тривиальны. Лишь наша фантазия способна их оживить. Она превращает факты, эти шесты с веревками для сушки белья, во флагштоки, на которых развеваются полинялые знамена наших грез.


Каждый раз, когда мне задают вопрос"Твоя любимая книга? Твое любимое кино?" На меня нападет столбняк! Ну как же так, всегда думала я, прочитать столько книг, пересмотреть столько фильмов и при столь обыденном вопросе выдавливать из себя только "эээээ,нуууу". Но вчера вечером все в корне изменилось.
Это даже не книга, это какое-то откровение, над которым хочется плакать, смеяться, жить, впитывать в себя. Первый раз я поймала себя на мысли, что без зазрения совести загибаю у книги углы на понравившихся местах(абсолютное святотатство для меня), потом я твердо решила, что запру эту книгу в шкафу и ни кто не получит ее даже почитать! Она будет моя и только моя!

Видишь огни фонарей и тысячи пестрых вывесок? Мы живем в умирающее время, а в этом городе все еще клокочет жизнь. Мы оторваны от всего, у нас остались одни только сердца. Я был где-то на луне и теперь вернулся… И ты здесь, и ты – жизнь. Ни о чем не спрашивай. В твоих волосах больше тайны, чем в тысяче вопросов. Впереди ночь, несколько часов, целая вечность… пока за окном не загремит утро. Люди любят друг друга, и в этом – все! Это и самое невероятное, и самое простое на свете. Я это почувствовал сегодня… Ночь растаяла, преобразилась в цветущий куст, и ветер доносит аромат земляники… Без любви человек не более чем мертвец в отпуске, несколько дат, ничего не говорящее имя. Но зачем же тогда жить? С таким же успехом можно и умереть…


Все, что когда-то было мной забыто, закинуто куда-то на задворки памяти, все радости и печали при прочтении этой книги нахлынули вновь, как будто вчера. Все прекрасные воспоминания, влюбленности, то прекрасное чувство, когда начинается любовь... Все те горечи, когда она кончается или когда тебя вообще никогда не любили..
Все, абсолютно все всколыхнулось за эти несколько дней чтения. Никогда, никогда со мной такого не было!
А как был несчастен и одновременно счастлив Ремарк, когда писал ее!

Сердце, подумал он. Сердце! Как оно готово на все отозваться. Как учащенно бьется оно! Окно, одиноко светящееся в ночи, отсвет другой жизни, неукротимо бросившейся ему навстречу, открытой и доверчивой, раскрывшей и его душу. Пламя вожделения, блуждающие огни нежности, светлые зарницы, вспыхивающие в крови… Все это было знакомо, давно знакомо, настолько, что казалось, сознание никогда больше не захлестнет золотистое смятение любви… И все-таки он стоит ночью перед третьеразрядным отелем, и ему чудится – задымился асфальт, словно с другой стороны земли, сквозь весь земной шар, с голубых Кокосовых островов пробивается тепло тропической весны, оно просачивается через океаны, через коралловые заросли, лаву, мрак, мощно и неодолимо прорывается здесь, в Париже, на жалкой улице Понселе, в ночи, полной мести и прошлого, неся с собой аромат мускуса и мимозы… И вдруг непонятно откуда приходит умиротворение…


И теперь, если вы зададите мне вопрос о любимой книге вы уже будете знать мой ответ....

3 декабря 2014 г., 19:12
5 /  4.482

Спокойно прожить жизнь - вот что сегодня
кажется самым невероятным приключением.

Эрих Мария Ремарк

Эрих Мария Ремарк удивительный автор. Даже больше удивляющий - так точнее.
Он так легко и непосредственно рисует сюжет и своих героев.
Порой, так небрежно бросает их в водоворот жизненных перипетий, что хочется нырнуть и помочь им выбраться.

И при всей невесомой простоте, он так глубоко западает в сердце своими мыслями, странными, с неоднозначным поведением, героями.
Ни с одним героем нельзя до конца согласиться и одобрить. Они топят неудачи и проблемы в спиртном, погружаясь в иллюзию покоя. Играют в любовь и семью, не имея шансов на подобие обывательского счастья и будущего. Но они такие живые, настоящие – с плюсами и минусами. Всё, что с ними происходит – это жизнь. От того невольно начинает казаться, что книга совсем не художественная, что это не просто выдумка – это история, это все было.
Очень символично, судьбоносные события в жизни главных героев происходят на фоне Триумфальной акре – напоминания о непрекращающихся войнах.
Равик – Жоан - Морозов
Немец - итальянка – русский
Это не любовный треугольник – это основные герои, живущие выживающие в Париже.
Париж – большой мегаполис. Там легко затеряться и найти пристанище, скрывающемуся человеку. Среди огромной толпы спешащих людей очень легко быть незаметным, легко быть одиноким.
Жоан Маду + Равик = любовь. А может и не любовь вовсе?
Попытка быть нужными, страх проснуться в одиночестве, желание поддержки и понимания?!
Равик + Морозов = дружба. А может попытка сплоченно существовать?! У них похожее положение, одинаковые взгляды на жизнь - вместе им проще и легче.
Дом – номер в незаметном отеле, работа - средство к существованию.
Равик живет нелегалом, это человек без будущего, без права иметь семью, жилье, официальную работу.

Печально, но если кучка сумасбродных и амбициозных моральных уродов вдруг решает взорвать спокойную жизнь своих и соседних государств, приходится выбирать, или ты с ними, или ты против них. И если ты не готов защищать интересы своей Родины, если ты вне политики, вне системы государства, если ты просто хороший человек и жертва системы своих же соотечественников, если просто профессионал и жаждешь покоя – тебе нет места в этом мире. Кроме, может маленькой каморки и одинокого выживания с не проходящим чувством страха быть обнаруженным, с оглядкой на прошлое и краткосрочными планами на скупое будущее.

Львы убивают антилоп, пауки — мух, лисы — кур. Но какое из земных существ беспрестанно воюет и убивает себе подобных?
— Детский вопрос. Ну конечно же, человек — этот венец творения, придумавший такие слова как любовь, добро и милосердие.

Дальше...

4 мая 2016 г., 05:24
5 /  4.482
И вчера и завтра была война

Второе прочтение такой книги, как "Триумфальная арка" вовсе не является хождением давно знакомыми тропами и любованием набившими оскомину видами. И дело вовсе не в том, что прошло три года и сюжет изрядно подвыветрился. Просто литературу такого масштаба, такого качества и такого мастерства невозможно читать со скукой и по обязаловке — непременно будешь эмоционально включённым и в события, и в переживания героев романа, и в процесс интеллектуальной переработки заложенных в романе авторских идей и представлений, взглядов и убеждений, ценностей и смыслов.

Величие Ремарка в том, что он сумел через личную судьбу немецкого нелегального эмигранта Равика и других персонажей и героев книги показать почти апокалиптическую картину заката Европы, конца европейской цивилизации в том виде, в каком она была между двумя мировыми войнами — Европа, да и мир тоже, больше никогда не будут такими же... И не напрасно перед моим внутренним взором постоянно мелькали картины тёмного полуосвещённого города с нависающим над ним мрачным небом с несущимися и сеющими мелких пронизывающий дождь облаками, с серыми фигурами нахохлившихся сгорбленных и согбенных людей с испугом в душе и с отчаянием в исподлобья бросаемых вовне взглядах... Вот эта мрачноватая средневековость и полусумрачная приглушённость тонов распространяется не только на картины внешнего мира, но и на те чувства и эмоции, которые испытывают и проживают герои книги Ремарка.

А ещё Ремарк мастер образов и символов. И хотя он сам в тексте романа иронизирует над символизмом, но ведь постоянно всплывающий в книге образ Триумфальной арки совсем не случаен — коли порассуждать немного, так можно себе представить, что Равик, являясь представителем гуманнейшем профессии врача, совершая личную казнь по личному же приговору нациста и фашиста гестаповца Хааке, осеняет себя этой самой Триумфальной аркой...
Но образ Триумфальной арки вовсе не является единственным и центральным (хотя роман и носит это имя) — такого рода образов и символов в тексте рассеяно довольно много, и внимательный читатель сам найдёт их во время чтения. Потому что Ремарк очень точен в выразительных средствах и пишет только те диалоги и внутренние монологи, которые стопроцентно реалистичны, и даёт только такие картинки внешнего мира, которые максимально помогут читателю войти в ткань романа, оказаться рядом с его героями...

5 июля 2012 г., 20:53
5 /  4.482

Короткая передышка между двумя войнами. Старая Европа замерла в ожидании, пытаясь забыться, внушая себе, что все еще можно предотвратить, что возможно откупиться Чехией, Польшей. Пуганая, недоверчивая надежда и самообман тех, кому есть, что терять. Печальная безысходность тех, кто уже все потерял, кто уже со всем примирился тех, кому просто некуда бежать. Кто-то, как Жоан торопится жить, торопится надышаться, натанцеваться, побыть счастливым. Кто-то, как Равик, пережив много горя, умудренные опытом живут только ради какой-то единственной, несбыточной или далекой цели, а может быть, просто по привычке. Меланхоличная история встречи и любви в предвоенном Париже. Никакого шика и блеска, которые казалось изначально, с рождения присущи Парижу. Париж - город романтической любви. Здесь же Париж - это город, над которым нависла тень приближающейся войны - город беженцев, город проституток, город тех, кто ищет забытья хотя бы на несколько часов, город тех, кто не хочет вспоминать прошлое или думать о будущем. И в этом городе сталкиваются двое, потерявших так много, чтобы дать друг другу немного тепла.

Книги Ремарка наполнены меланхолией, несправедливостью, потерями, какой-то щемящей тоской по прежним далеким, бездумным временам и все-таки они порождают желание жить, желание чувствовать и дышать. Триумфальная арка - это лучшее из того, что я читала у Ремарка. Та же атмосфера потерянности и грусти, тот же потрясающий язык, которого одного достаточно, чтобы влюбиться в эту книгу, та же история любви на грани жизни и смерти, любви, обращенной в настоящее, потому что будущего у нее скорее всего не будет, но в ней есть и что-то еще, что выделяет ее на фоне других его произведений. А Равик стал для меня примером стойкости и упорности, несмотря даже на его кажущуюся порой твердолобость и бесстрастность, даже бессердечность, он вызывает море положительных чувств. С ним не хочется расставаться на такой ноте, хочется узнать дальше о его жизни, но у Ремарка не предусмотрено happy end'ов, потому что это - настоящая жизнь, такова, как она есть, как она была в то безумное время всеобщей потерянности.

Книги Ремарка - они все особенные. Мне хотя бы раз в год необходимо читать что-нибудь из него, как инъекция спасительной меланхолии. Даже не знаю, что буду делать, когда прочту их все...Каждую строчку хочется выписать, выгравировать, заучить, но ведь невозможно выписать и запомнить все? Остается только возвращаться и вспоминать. Почему Ремарк не получил Нобелевскую Премию, а Белль получил? Не понимаю!

5 июля 2015 г., 13:41
3.5 /  4.482

Сразу оговорюсь - очень ценю талант Ремарка. Он написал не одну стоящую вещь, которой зачитываются тысячи читателей во всем мире... Это, конечно, заслуженно. И его наблюдательность и юмор - то, чего не достает многим и многим авторам... Но сейчас не об этом. А о том, почему всего 7 из 10.

Ремарк придает огромное значение символике, знакам, аллегориям... Это относится, конечно, и к названиям произведений. Ведь арку можно рассматривать как символ двух совершенно противоположных реалий.

С одной стороны.... Конечно, арка - это проход. Ворота куда-то вдаль, вперед. Просто проход, сам по себе, не привязанный к заборам, к зданиям...самодостаточный такой. Завершенный проход. Но прошел ли куда-то Равик? Вышел в новую жизнь? Освободился от гнетущего чувства мести? Сумел полюбить всей душой и до конца, отпустив свое прошлое? Да что-то не похоже...

Поэтому напрашивается еще одно толкование. Ведь с другой стороны арка - это почти круг. Замкнутость. Бесполезная вещь, поскольку та арка, о которой идет речь в произведении, а так же знаменитые римские арки и проч. - это по сути вещь в себе. Она создана ни для чего, бесполезна, просто красива, помпезна - ну и все. И память, да. Конечно, память определенного события, в честь которого арку установили...но ведь в память устанавливают и памятники, и даже целые здания, и часовни - и все это, кстати, куда более "полезное", чем арка. Разве нет?

Так вот, к чему это все. Жизнь Равика, жизнь Морозова, жизнь Жоан, Кэт - вообще любая жизнь в "Арке" похожа на некий бессмысленный замкнутый круг, прозябание без цели, существование без стремлений, без идеалов, крутеж в собственных страстишках, в погоне от власти, в стремлении выпить, в желании спастись от воспоминаний (что само по себе уже - прошлое, и не должно довлеть над человеком, у которого есть стремления, цели и идеалы...)

Все крутится вокруг нескольких мест, герои равнодушно опрокидывают рюмку за рюмкой в одних и тех же местах и на сотой странице романа, и точно так же, почти дословно по тексту, с теми же диалогами - на трехсотой, на пятисотой...

Чувства их - это тоже не чувства в полном смысле слова. Это зацикленность на себе. Никто не переживает свои чувства полностью, искренне, все они от чего-то зажимаются, куда-то бегут, ищут, не находят, спотыкаются, умирают от болезней, умирают от безруких врачей, умирают от ранений, умирают от пыток, умирают, умирают, умирают... Роман и начался, и закончился смертями... Вот вам и еще один круг, тоже бессмысленный и беспощадный.

Да, безусловно, это, скорее всего, и была цель автора - показать такую загнанность человеческого чувства в угол в тех условиях, в которые были помещены волею случая и судьбы эти несчастные люди... Получилось неплохо. По крайней мере очень и очень пессимистично, и тогда все вообще отлично, если Ремарк именно этого и хотел.

Но вовсе не это вызывает некое отторжение. Странное ощущение (может, я просто не поняла Ремарка?) рождается, когда начинаются пространные, муторные и совсем неестественные описания чувств героев (коих полным-полно)... Ну например

Я был где-то на луне и теперь вернулся… И ты здесь, и ты – жизнь. Ни о чем не спрашивай. В твоих волосах больше тайны, чем в тысяче вопросов. Впереди ночь, несколько часов, целая вечность… пока за окном не загремит утро. <...> Я это почувствовал сегодня… Ночь растаяла, преобразилась в цветущий куст, и ветер доносит аромат земляники… <...>Твои глаза мерцают, звездная пыль струится сквозь бесконечность, боги дряхлеют, но твои губы юны. Между нами трепещет загадка – Ты и Я, Зов и Отклик, рожденные вечерними сумерками, восторгами всех, кто любил… Это как сон лозы, перебродивший в бурю золотого хмеля… Крики исступленной страсти… Они доносятся из самых стародавних времен… Бесконечный путь ведет от амебы к Руфи, и Эсфири, и Елене, и Аспазии, к голубым Мадоннам придорожных часовен, от рептилий и животных – к тебе и ко мне…

Хм... ну, не знаю... как-то это не по-настоящему. И да - ведь это слова циничного, повидавшего жизнь врача-немца, которому, кстати, за сорок.
Это первая попавшаяся страница, которую открыла для поиска цитаты в качестве примера... такого много, к сожалению.

Один хороший знакомый на днях сказал, что сейчас становятся вновь очень популярны книги Ремарка и стихотворения Бродского. Прочитав "Арку", понимаю, что он (знакомый) абсолютно прав. Этот бег по кругу, неестественность, надрывность и какая-то излишняя нагроможденная пафосность, вероятно, очень близки мироощущению современных молодых людей, у которых проблемы с поиском себя.

Оценка, конечно, субъективная, так что не кричите сильно, любители Ремарка, и не переживайте, у него по-прежнему огромные толпы поклонников :)

16 июня 2016 г., 00:12
5 /  4.482
Власть - самая заразная болезнь на свете.


Самая тяжелая книга в этом году.Я читала залпом,а потом откладывала на неделю,это странное ощущение,когда хочется прочитать быстрее и в тоже время,чтобы книга не заканчивалась.
История странной любви,но могут ли отношения быть совершенными и идеальными?Скорее всего нет.Когда у человека есть страшное прошлое и никакой надежды на светлое будущее,разве может он строит планы и надежды,а тем более обнадеживать другого.
Равик - беженец из Германии,прошедший концлагерь,видевший смерть своей любимой девушки и друзей,пытки и боль,а главное бесконечное одиночество скитаний по миру.Человек без документов,без настоящего имени,он привык жить одним днём,так как неизвестно сколько он еще пробудет в Париже.
Жоан Маду - итальянская актриса,взбалмошная,влюбчивая,капризная дама,привыкшая к вниманию со стороны мужчин.Несмотря на это я верю в ее любовь к Равику,да она вела себя не по общепринятым правилам,но и он не был типичным влюбленным.
История любви накануне второй мировой войны,хаос в стране,не самое романтичное время.Я предполагала данную концовку книги,была к ней готова,но все же печальный осадок остался.
Ремарк прекрасно пишет,600 страниц пролетели незаметно,настолько проникаешься историей,главными героями,пропускаешь книгу через себя.В этот раз интуиция меня не подвела,и книга и автор отправились "в любимое".

Спокойно прожить жизнь -
вот что сегодня кажется самым невероятным приключением.

картинка Sonel555
6 октября 2014 г., 14:56
5 /  4.482

Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого?

В нашей жизни всегда действует закон подлости: если порежешься ножом, делая себя, например, бутерброд, то в итоге обязательно будет цепляться везде пораненным пальцем и, конечно же, несколько раз его обдерешь. И заживать такая ранка в итоге будет очень долго, хотя вроде бы она была совсем небольшой и нестоящей внимания. Точно так же и с этой книгой. Начинаешь читать и чувствуешь, как эти бьющие наотмашь слова распарывают тебе сердце, но потом, слово за слово, ранка постепенно затягивается тонкой пленочкой и, казалось бы, теперь боятся нечего, но нет... Слова, острые края которых вроде бы сгладились, вновь напоминают кинжалы или гвозди, ржавые гвозди, которые вновь и вновь попадают в одну и ту же рану, причиняя этим куда большую боль, чем если бы они проделывали дыры в других местах. Возможно, вы решите, что это звучит пафосно. Что ж, возможно, я и не буду этого отрицать. Но что поделать, если нередко настоящие, простые чувства оказываются чересчур пафосными и даже создают впечатление наигранности, маски, за которой скрывается что-то куда более прозаичное. И быть может, это прозаичное там действительно есть, но оно не отменяет и того, что маска - самая что ни на есть настоящая.

«Триумфальная арка» - это роман. Да, просто роман. Здесь не добавишь напрашивающегося «о любви» или «о войне». Скорее, если уж выбирать какое-то ограничивающее определение, то оно прозвучит так: «о жизни». Это роман многослойный и в нем пафос идет вперемежку с прозаичностью, маски скрывают лица и сами являются лицами, прошлое становится настоящим и открывает двери будущего, а будущее уходит в прошлое, потому что его не существует, но при этом оно обязательно придет. Время между двумя войнами. Приближается Вторая мировая, которая разрушит пытающийся возродится мир, будет разрушать его в течение страшных почти шести лет... Но это только еще впереди, где-то за последней главой, где-то невыносимо далеко и непередаваемо близко. А пока что еще есть мир, в котором жива любовь, жива радость, жива надежда и живы сомнения, метания, которые никогда не умирают. «Триумфальная арка» расскажет о жизни немецкого эмигранта Равика, который живет в Париже. Хочется сказать, что этот герой покоряет просто с первой страницы. Ремарку всегда отлично удаются мужские персонажи, как, впрочем, и женские. Так как этот роман рассказывает именно о жизни, то здесь есть не только история любви, хотя и она присутствует. Но я бы, пожалуй, не стала ставить ее на первое место, потому что в жизни довольно сложно выявить какой-то главенствующий аспект. Потому здесь всего понемногу и все это одинаково важно. Любовь, дружба, жажда мести, операции, смерть, призраки прошлого и не менее страшные призраки неясного будущего. А еще здесь много выпивки. Если честно, то я не представляю, как можно пить в таких невероятных количествах, не заработав при этом язву желудка. Но это так, мелочи.

Пытаться разобрать эту книгу на составные части было бы глупо. В калейдоскопе стеклышки складываются в невероятные картинки, но если их оттуда достать, то это будет просто горстка цветного стекла, не имеющая никакого смысла или значения. Поэтому я бы просто хотела сказать, что этот роман впечатляет. Любовная история - на высшем уровне. Изначально понятно, что все это, эта сумасшедшая, эта в чем-то больная любовь не может закончиться хорошо. Когда люди больны друг другом до одури, это никогда не превращается в «долго и счастливо». Кстати сказать, Равика мне всегда было легче понять, чем Жоан. Уж не знаю почему. Временами бывало так, что я откладывала книгу на пару минут, чтобы утихла волна раздражения, которую временами поднимала во мне Жоан Маду. Но все же, но все же... Это была потрясающая история любви. А история о мести и попытках избавиться от оков прошлого, расстаться с той горечью, которая в нем была, превратив его в простые воспоминания... Эта история полна боли. Сложно даже представить, через что прошел Равик. Нам, живущим в мирное время, этого даже не понять. Можно сделать вид, что это все понятно, можно принять это близко в сердцу, нередко эта боль даже оставляет в нем раны, но тогда она вырывала сердца. И нам этого не представить. И я очень надеюсь, что никогда и не представится для этого возможности. Для меня этот роман стал лентой - она вьется без конца и без начала. Мы встречаемся с героем, когда он идет по мосту, мы проходим вместе с ним близ Триумфальной арки, проживаем с ним целую жизнь, заключенную в рамках совсем небольшого количества времени, а затем прощаемся с ним под сенью все той Триумфальной арки. И невозможно угадать, как сложится его судьба после этого. Точно так же, как неизвестно, что с ним было до того. Есть только Триумфальная арка, которая, словно гигантская веха, обозначает начало и конец какого-то жизненного периода, который больше никогда не вернется.

Эта книга бьет наотмашь. Бьет больно. Но она стоит того, чтобы ее прочесть. По крайней мере, на мой взгляд. И прошу прощения, если изъяснялась путано, но бывает так сложно говорить о книгах, которые действительно сильно зацепили. Чувства и впечатления переплетаются в столь тугой комок, что невозможно найти начала или конца, разложить все по полочкам или что-то в этом роде... Напоследок мне хотелось бы сказать только одно. Не знаю, кто как, но лично я верю, что после войны Равик и Морозов встретятся в ресторане «Фуке» со стороны авеню Георга Пятого. Возможно, вы решите, что я слишком сентиментальна. Что ж, возможно, я и не буду этого отрицать.

все 512 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
Осталось
160 дней до конца года

Я прочитаю книг.