4 причины, почему ребёнок читает дурацкие книжки, а не классику

Arlett

Arlett
14 апреля 2017 г., 20:05

o-o.jpeg Автор: Ксения Букша
Иллюстрация: картина Джеймса Сента «Сказка»

… и как помочь ему полюбить хорошую литературу

Предположим, наш ребенок умеет читать. Но читать «хорошие книжки» он не хочет, а читает только «всякую муру», которая ни по каким критериям не относится к качественной литературе. А если муру отобрать, то не читает совсем. Что с этим делать — мириться или бороться, а если бороться, то как, — выясняла Ксения Букша.

1. Разберемся, что, как и почему

картинка Arlett
Фрагмент картины Чарльза Веста Коупа «Джордж Герберт и его мать»

Перед нами стоит две отдельные задачи:

- научить читать более сложные тексты, вообще воспринимать текст, наладить отношение с этим каналом восприятия;
- научить воспринимать более сложную информацию — лучше понимать чувства, идеи, сюжеты, характеры.

Уровень каждой из этих задач может быть разным, и мы сами определяем, на каком уровне находится наш ребенок сейчас, и чего мы хотели бы от него добиться.

И тут самое главное даже не способности ребенка, а наши семейные приоритеты.

Примерьте на себя. Есть ли у вас самих мотивация читать сложные тексты? Какова роль текстов как таковых в вашей собственной жизни? Может быть, вам сложно воспринимать сложные тексты, но вот сложные фильмы или пьесы — тут вы как рыба в воде? Или наоборот: сложные технические тексты вы читаете запросто, а «все эти психологические тонкости» вас не волнуют, и классика кажется скучной?

Ответив на этот вопрос для себя, вы многое поймете о стиле вашего личного и семейного чтения, и вам будет легче разобраться с тем, что делать.

2. Приятное открытие: не вся ерунда одинаково ерундовая

картинка Arlett
Фрагмент картины Вальтера Фирла «Наслаждение чтением»

Теперь посмотрим, какую именно ерунду читает ребенок и чем она его так привлекает.

С «ерундовыми» книжками дела обстоят примерно так же, как с вредной едой: на них подсаживаешься, они вкусные, они дают читателю быстрый кайф. «Ерундовые книжки» — это простая лексика и грамматика, это сюжет, в который не надо вдумываться, простые яркие эмоции, простые готовые идеи, решения и характеры. Далеко не всегда это так уж плохо. И далеко не всегда в «ерундовой» книжке просто и плоско абсолютно всё.

Есть графические романы (комиксы), где форма изложения предельно доступна, а говорится в них о сложных чувствах. Недаром с помощью комиксов сейчас излагают самые разные сюжеты, вплоть до «Войны и мира». Если ребенок предпочитает простые формы, но способен воспринять сложную «начинку», то вторая задача уже практически решена, и тогда остается только научить его воспринимать большой текст.

Детям всегда нужно какое-то количество «макулатуры» для чтения, текстов, которые могут примитивно занимать, развлекать. Это, как быстрые углеводы, сахар. Они нужны, но лучше бы — не только они. Другой вопрос — как приучить к чему-то еще.

3. Ребёнок и текст: сложные отношения

картинка Arlett
Фрагмент картины Эдуарда Свободы «Маленький библиофил»

Теперь разберемся, почему ребенку так трудно читать большие тексты. Почему он не может воспринимать «что-то чуть более сложное», чем комиксы?

1. Техника чтения.
Может быть, ребенок недавно научился читать, или у него есть не всегда заметные специфические трудности с восприятием текста вообще? В этом случае ему в принципе сложно понять заковыристые нелинейные фразы, и неудивительно, что он предпочитает читать что-то лёгкое и простое.

2. Незнакомые слова. У ребенка на хватает лексики и не развито языковое чутье, которое позволяет угадывать смысл незнакомых слов. Язык в последние десять-двадцать лет обновился (обогатился и одновременно обеднел) настолько радикально, что нашим детям гораздо труднее, чем нам, чувствовать и понимать многие слова и обороты речи «не первого ряда», которые кажутся нам вполне естественными. Мы их слышали хоть раз, а дети не встречались с ними вообще никогда. Они просто не могут действовать по аналогии и впитывать из воздуха.

3. Непривычный строй фраз. «О память сердца, ты сильней рассудка памяти печальной» — кто тут кого сильней, сердце, память или рассудок? С такими вещами еще сложнее, чем с незнакомыми словами: их невозможно погуглить и занести к себе в голову. Их просто неоткуда взять, если не из живого диалога со взрослым. Конечно, бывают дети, которые это берут из воздуха, но мы не о них.

4. Нет мотивации преодолевать трудности ради получения удовольствия. Вот нелинейный текст: начинается сразу «с кондачка» без объяснений — что, где, когда: «Ох уж этот Борька, всегда на корабль первый лезет!». Какой Борька, кто такой, почему корабль? Пока разберешься, уже устал. Что-то непонятно — снова устал. Мотивации перелистывать страницы дальше — нет. Проще бросить.

5. Неразвитость восприятия мира и чувств. В «чуть более сложных книжках» (даже в совсем детских, например, про Муми-троллей) наряду с сюжетом всегда много «атмосферы». Из-за нее динамичность теряется, а вкус к медленным вещам у ребенка по каким-то причинам не сформировался. Не все дети способны сами увидеть красоту природы или начать размышлять, что чувствуют люди. Далеко не со всеми об этом беседовали взрослые. Поэтому ребенок не испытывает ничего, когда читает хотя бы вот этот прелестный отрывок.

«Потому что небо не было больше хмурым и сумрачным, как раньше, но не было и голубым. Оно стало чуть красноватым, и в этом было что-то неестественное.
— Может, это закат такой, — неуверенно сказал Снусмумрик.
Но Муми-тролль очень серьёзно ответил:
— Нет. Это комета окрасила небо в красный. Она движется к Земле».

У детей постарше, когда дело доходит до восприятия классики, нередко обнаруживается проблема с пониманием оттенков отношений между людьми. Современные дети в этом нередко запаздывают. Человек еще не разобрался, чем стыд отличается от смущения, и что важнее — быть первым или быть добрым, а его уже Тургенева читать заставляют. Этой скрытой эмоциональной неразвитостью часто страдают и самые «умные» подростки.

6. Неумение перепрыгивать непонятное, свободно обращаться с массивом текста и со смыслами. Откуда берется это умение, не знаю, но оно очень помогает читать сложные тексты. Что-то не понял — не беда, поехал дальше. Пусть даже не понял почти ничего, завораживает и то немногое, что удалось понять. Мне до конца не ясна природа этого свойства и причины его присутствия или отсутствия у ребенка. Я знаю только, что это свойство очень помогает при обращении с текстами, да и вообще в познании. Оно даёт человеку возможность двигаться нелинейно, не всегда рационально, используя интуицию и опору на «неглавные» признаки, на фон; воспринимать дух, а не буквы текста. Ребёнок, который умеет читать таким способом, может очень рано «проглотить» всю классику и найти в ней «что-то своё» — совершенно неважно, что именно, важно, что он действительно «был в этой книжке», смутно ощутил этот мир и может туда вернуться, когда захочет. Увы, сейчас это умение почему-то встречается у детей редко (а может быть, оно не было очень частым и раньше).

4. Нужен посредник!

картинка Arlett
Фрагмент картины Пьера Огюста Ренуара «Полдень детей в Варжемоне»

Из всего этого я делаю один-единственный простой вывод: современного ребенка любого уровня развития нельзя оставлять со сложными текстами наедине. Ему нужен посредник. Если мы хотим, чтобы ребенок научился сам читать что-то сложнее журналов — да тех же Муми-троллей — нам надо постепенно обучать его всем тем вещам, о которых написано выше.

Что для этого нужно делать?

Любой навык формируется постепенно, по ступенькам. Сначала человек смотрит, как это делаем мы. Потом делает это с нами вместе. Потом — делает сам с нашей помощью и под контролем. И только потом — самостоятельно.

Что это означает на примере «Муми-троллей»? Мы смотрим, что именно мешает воспринимать тексты сложнее, чем простые комиксы или вампирские саги. Где слабые места? Бедный лексикон? Значит, беседуем о словах, рассказываем истории, обращаем внимание на то, как устроен язык. Нет вкуса к красоте или эмоциям? Развиваем эту сторону. Одновременно мы можем читать ребенку/подростку вслух: это вообще универсальный способ привить любовь к чтению, о нем еще Пеннак писал в своей книжке «Как роман». Попутно мы можем свободно разбираться, как устроен тот или иной текст, характер, герой. (Собственно, часть этой работы должна бы проделывать школа — но школе до нас дела нет, не будем и мечтать).

Для самостоятельного чтения очень важно постепенно подбирать книжки простые, чуть сложнее, еще чуть-чуть, потом еще немножко сложнее — постепенно, чтобы ребенок не соскочил. В какой-то момент мы не дочитали главу, а подросток увлекся и дочитал ее сам? Вот и маленький успех. Будем говорить с ним о книгах, узнавать, что именно нравится, к чему тянет, и находить похожих авторов. Между чтивом и классикой есть много промежуточных ступенек, и на каждой из них стоит много хороших книг.

Источник: МЕЛ

Комментарии

все комментарии

Rusya-Diana
Rusya-Diana, 19 апреля 2017 г., 01:26

Мне кажется, что в более младшем возрасте любишь более современную литературу. Я сама в детстве любила только Булычёва, а ещё Беляева с Аэлитой, хотя последние две книги по тем временам уже были классикой. Время всего остального для меня пришло в более старшем возрасте, и это должно быть понятно всем. А то как ставить свои 16+, так сразу вспоминаем про возраст. А то, что в разном возрасте разные интересы, Вы не знаете?

Bjoern
Bjoern, 19 апреля 2017 г., 12:39

Да, просто многие ищут в книгах реальный мир, реальных героев с реальными поступками (реальных по мерках сегодняшнего мира), а вся классика безвозвратна устарела и кажется глупой, надуманной, примитивной и нереалистичной.

Sergiusz
Sergiusz, 19 апреля 2017 г., 13:57

Или напротив, ищут яркий увлекательный фантастический мир, в который можно мысленно сбежать от окружающей серости, унылости и скуки... и тут из классики тоже помощник не очень.

Bjoern
Bjoern, 19 апреля 2017 г., 14:37

тоже верное утверждение

D_Kepskiy
D_Kepskiy, 19 апреля 2017 г., 19:45

Лично у меня отношение с фильмами и пьесами запредельно натянутое. Я как раз больше тяготею к тяжёлой прозе, вроде сюрров Кафки или пост-модернистических грибов Пелевина. Однако с каждым новым для себя автором предпочитаю знакомиться посредством не объёмных романов (что практически всегда заканчивалось неудачно), а посредством короткой прозы, что является своеобразным аперитивом. К большим текстам подхожу со всей серьёзностью и ставлю перед собой задачу разобрать произведение полностью и таким образом будто прохожу увлекательный и таинственный квест. Хотя если копнуть поглубже, начиналось всё с комиксом о ребятах в пёстрых костюмах с благородными намерениями спасти мир от гнусной нечисти. Я срисовывал оттуда персонажей и выдумывал свои сюжеты и диалоги. Да и вообще, что вы подразумеваете под классикой? Гоголя, Достоевского и Толстого? Так деткам такое рановато читать. Вот сказки - не классика разве? Андерсон там, Кэррол? Читают же сказки? Я думаю, читают. И хорошо, если так.

Sve_tochka
Sve_tochka, 21 апреля 2017 г., 05:20
Собственно, часть этой работы должна бы проделывать школа — но школе до нас дела нет, не будем и мечтать

Ну вот что это за имперский снобизм-то? А кто по-вашему водит детей в библиотеку? Составляет и предлагает родителям списки внеклассного чтения? Полуграмотные сотрудники МЕЛа, берущиеся рассуждать о том, в чем разбираются как свинья в апельсинах? Вот что мне посказывает, что точно не они? А если они и возьмутся, то вопросы о качестве у меня возникнут точно, как, собственно, уже не раз возникали.
Лично я безмерно благодарна и школе, и ряду издательств и книжных магазинов за то, что они помогают мне прививать ребенку интерес к чтению, мне легче с их помощью выступать в роли посредника, а если кто-то в этой системе не срабатывает как я того ожидаю - я всегда помню, что дети мои, и нужны они, прежде всего, мне, посему или делаю сама, или нахожу других партнеров (чаще помогает последнее).
Умные люди не обустраивают свое мнение через нападки на других, они имеют вкус к сотрудничеству и привыкли добиваться своих целей. А это сайт для умных людей и от умных людей.