Вручение 5 февраля 2018 г.

Премия НОС-2018

5 февраля 2018 – ток-шоу с выбором и награждением победителя, а также вручение приза зрительских симпатий.

ЖЮРИ:
Председатель:
Константин Богомолов - театральный режиссер. Родился в 1975 году, в 1997 году окончил филологический факультет МГУ им М.В. Ломоносова, в 2003 - РАТИ (ГИТИС), Мастерская А.А. Гончарова. Работает в московских и европейских театрах.

Члены жюри:
Агнешка Любомира Пиотровска - переводчик русской литературы: прозы и драматургии, куратор театральных проектов, представитель в Польше Ивана Вырыпаева и Николая Коляды. Сотрудник Института Адама Мицкевича в Варшаве, куратор театральной программы Сезона польской культуры в России. Член жюри на Международном Театральном Фестивале Kolyada Plays Екатеринбург, на Международном Театральном Фестивале TEXTURA Пермь.Удостоена награды Союза Авторов (ZAiKS) Польши за „выдающиеся достижения в области перевода русской литературы на польский язык”.

Вера Мартынов - художник и режиссер. С 2016 года является куратором Нового Пространства Театра Наций. С 2015 года работает как независимый художник, сотрудничает с различными театрами, музеями и галереями. С 2012 по 2015 год — главный художник «Гоголь-центра», соавтор К. Серебренникова в обновлении и реновации театра. Сооснователь Лаборатории Дмитрия Крымова, в которой работала как сценограф, художник по костюмам и перформер (2004–2013). Резидент программ Уотермилл-центра Роберта Уилсона (2012, 2013). Обладатель премии «Золотая трига» Пражской квадриеннале, Эдинбургского международного фестиваля искусств (в соавторстве с Лабораторией Д. Крымова), «Золотая маска» в номинации «Лучший театральный художник». Сотрудничает со школой-студией МХАТ, РАТИ (ГИТИС) и Британской высшей школой дизайна в качестве преподавателя. В 2008 году окончила РАТИ (ГИТИС), факультет сценографии.

Дмитрий Споров - руководитель Фонда "Устная история" и Общедоступного сетевого архива ORALHISTORY.RU, историк. Родился в 1982 году, окончил Историко-архивный институт РГГУ.

Рома Либеров - автор, режиссёр и продюсер фильмов "писательского цикла": "Юрий Олеша по кличке "Писатель" (2009), "Иосиф Бродский. Разговор с небожителем" (2010), "Один день Жоры Владимова" (2011), "Написано Сергеем Довлатовым" (2012), "ИЛЬФИПЕТРОВ" (2013), "Сохрани мою речь навсегда" (памяти Осипа Мандельштама, 2015/16), работает над фильмом памяти Андрея Платонова "Сокровенный человек".
Куратор выставок, издатель серии комиксов к любимым русским стихотворениям "ОТ РУКИ", режиссёр и продюсер проекта по сохранению поэтической речи - цикла вечеров стихотворений "От Автора".

Страна: Россия Дата проведения: 5 февраля 2018 г.

Премия Новая словесность

Лауреат
Манарага
Владимир Сорокин
3.6
Какой будет судьба бумажной книги в мире умных блох и голограмм, живородящего меха и золотых рыбок, после Нового cредневековья и Второй исламской революции? В романе “Манарага” Владимир Сорокин задает неожиданный вектор размышлениям об отношениях человечества с печатным словом. Необычная профессия главного героя — подпольщика, романтика, мастера своего дела — заставляет нас по-новому взглянуть на книгу. Роман Сорокина можно прочесть как эпитафию бумажной литературе — и как гимн ее вечной жизни.
Добавить
Белая кисть
Станислав Снытко
0.0
Каждый короткий текст в этой книге выстроен как кадр в кино: движение камеры, панорама, склейка. Визуальность сменяется детально выписанными тактильными переживаниями, автор мастерски переводит фокус восприятия от зрения к осязанию, от ясности телесного - к детальному описанию неодушевленных вещей. Характер и фактура предметов и телесных ощущений выписаны у Снытко с предельной аналитической точностью, которая и создает эффект непосредственности переживания. Читая эту книгу, заодно вспоминаешь, что острота восприятия означает и незащищенность воспринимающего, восприимчивость к боли. Именно это чувство незащищенности и остроты восприятия, создаваемое текстом, более всего располагает к медленному и внимательному чтению этой книги.

Добавить
В Советском союзе не было аддерола
Ольга Брейнингер
3.6
Героиня романа – молодая женщина родом из СССР, докторант Гарварда, – участвует в «эксперименте века» по программированию личности. Идеальный кандидат для эксперимента, этническая немка, вырванная в 1990-е годы из родного Казахстана, – она вихрем пронеслась через Европу, Америку и Чечню в поисках дома, добилась карьерного успеха, но в этом водовороте потеряла свою идентичность. Завтра она будет представлена миру как «сверхчеловек», а сегодня вспоминает свое прошлое и думает о таких же, как она, – сломанных глобализацией и бесконечно одиноких молодых людях, для которых нет границ возможного и которым нечего терять.
Добавить
Иншалла. Чеченский дневник
Тугарева Анна
3.2
Как жить с этим грузом — гордости и свободы, ненависти и любви? Как жить рядом с человеком, который «волк по крови своей»: никогда не дома, нигде не прикуриться, всюду транзитом. Живет — куда прикажет ветер. Роман Анны Тугаревой «Иншалла» чеченский дневник об этом. О трагедии ссыльного народа на примере волчьей судьбы отдельно взятого человека. О любви под руку с опасностью, о тщетных усилиях приручения волка. Жесткая, плотная ткань прозы. «Я хотела отогреть твое сердце, я хотела зализать твои раны…»
Добавить
Головастик и святые
Андрей Филимонов
4.0
В далекой российской деревушке, которая называется Бездорожная, «люди живут мечтательно». Дед Герой, Матрешка, Ленин, Кочерыжка, Трактор и Головастик - бездельники и хитрецы, но также и широкой души «народные» умельцы, которыми так богата земля русская. Пропащие люди, скажут одни, святые, скажут другие.
Добавить
Жития убиенных художников
Александр Бренер
4.5
В книге, состоящей из множества небольших историй-глав, писатель и художник Александр Бренер рассказывает о своих знакомствах, встречах, привязанностях, впечатлениях и поступках в художественном мире. В ней друг за другом проходят тени, образы, фигуры, жесты многих настоящих и ненастоящих художников, с которыми автора сводила судьба в течение его жизни в Алма-Ате, Ленинграде, Иерусалиме и Тель-Авиве, затем в Москве, потом в США и Западной Европе.
Добавить
Текст
Дмитрий Глуховский
4.0
«Текст» – это психотриллер и криминальная драма, нуар и книга об отношениях отцов и детей, история о невозможной любви и бесполезном возмездии. Действие разворачивается в сегодняшней Москве и ее пригородах. Телефон – это резервное хранилище нашей души. В нем самые яркие наши воспоминания, фотографии смеха и наше видео о том, как мы пытаемся почувствовать счастье. В почте – письма от матери и вся подноготная нашей работы. В истории браузеров – все, что нам интересно на самом деле. В чатах – признания в любви и прощания. В нем снимки наших соблазнов и свидетельства грехов, слезы и обиды. Такое время. Картинки. Текст. Телефон – это и есть я. И тот, кто получит мой телефон, может стать мной – для всех остальных. И они даже ничего не заметят – а когда заметят, будет уже слишком поздно. Для нас всех.
Добавить
Заххок
Владимир Медведев
4.2
В романе Владимира Медведева «Заххок» оживает экзотический и страшный мир Центральной Азии. Место действия — Таджикистан, время — гражданская война начала 1990-х. В центре романа судьба русской семьи, поневоле оставшейся в горах Памира и попавшей в руки к новым хозяевам страны. Автор — тоже выходец из Таджикистана. После крушения СССР русские люди ушли с имперских окраин, как когда-то уходили из колоний римляне, испанцы, англичане, французы, но унесли этот мир на подошвах своих башмаков. Рожденный из оставшейся на них пыли, «Заххок» свидетельствует, что исчезнувшая империя продолжает жить в русском слове.
Добавить
Иван Ауслендер
Герман Садулаев
3.5
Германа Садулаева называют талантливым постмодернистом и стенд-ап комиком от литературы, его романам приписывают сходство с фильмами Дэвида Линча и прочат попадание в вузовский курс по новейшей истории. Автор книг «Я - Чеченец», «AD», «Таблетка», «Шалинский рейд», последние две значились в шорт-листах премий «Русский Букер», «Национальный бестселлер». «Большая книга». Живет в Санкт-Петербурге.

«Иван Ауслендер» - это полный сарказма и неожиданного тонкого лиризма интеллектуальный палп-фикшн с 2010-х годах, русской интеллигенции и поиске себя. Средних лет университетский преподаватель поневоле оказывается втянутым в политику: митинги, белые ленты, «честные» выборы. .. На смену мнимому чувству свободы вскоре приходит разочарование, и он, подобно известным литературным героям, пускается в путешествие по России и Европе, которое может стать последним...
Добавить
Петровы в гриппе и вокруг него
Алексей Сальников
4.3
Алексей Сальников родился в 1978 году в Тарту. Публиковался в альманахе "Вавилон", журналах "Воздух", "Урал", "Волга". Автор трех поэтических сборников. Лауреат премии "ЛитератуРРентген" (2005), финалист "Большой книги" и "НОС". Живет в Екатеринбурге. "Пишет Сальников как, пожалуй, никто другой сегодня, а именно — свежо, как первый день творения. На каждом шагу он выбивает у читателя почву из-под ног, расшатывает натренированный многолетним чтением “нормальных” книг вестибулярный аппарат. Все случайные знаки, встреченные гриппующими Петровыми в их болезненном полубреду, собираются в стройную конструкцию без единой лишней детали. Из всех щелей начинает сочиться такая развеселая хтонь и инфернальная жуть, что Мамлеев с Горчевым дружно пускаются в пляс, а Гоголь с Булгаковым аплодируют. Поразительный, единственный в своем роде язык, заземленный и осязаемый материальный мир и по-настоящему волшебная мерцающая неоднозначность (то ли все происходящее в романе — гриппозные галлюцинации трех Петровых, то ли и правда обнажилась на мгновение колдовская изнанка мира) — как ни посмотри, выдающийся текст и настоящий читательский праздник". Галина Юзефович
Добавить
Манарага
Владимир Сорокин
3.6
Какой будет судьба бумажной книги в мире умных блох и голограмм, живородящего меха и золотых рыбок, после Нового Средневековья и Второй исламской революции? В романе «Манарага» Владимир Сорокин задает неожиданный вектор размышлениям об отношениях человечества с печатным словом. Необычная профессия главного героя — подпольщика, романтика, профессионала своего дела, заставляет нас по-новому взглянуть на книгу. Роман Сорокина можно прочесть как эпитафию бумажной литературе — и как гимн ее вечной жизни.
Добавить
Конец Покемаря
Виктор Iванiв
4.5
"Конец Покемаря" - собрание прозы Виктора Iванiва (Виктор Германович Иванов), подготовленное автором, но не вышедшее в свет при жизни. В основном книга включает в себя произведения трех-четырех последних лет и в этом смысле является дополнительной, следующей за сборником "Чумной Покемарь" (2012). Тем не менее, монтирующий принцип книги не исчерпывается хронологией материала - выбранные и поставленные под общим заглавием произведения довлеют восприятию их в совокупности, как новое и отдельное художественное высказывание. Только по факту посмертного издания "Конец Покемаря" приобретает итоговый и мемориальный характер.
Добавить
Тайный год
Михаил Гиголашвили
3.7
Роман Михаила Гиголашвили «Тайный год» об одном из самых таинственных периодов русской истории - когда царь оставил престол Семиону Бекбулатовичу и затворился на год в Александровской слободе. Это не традиционный «костюмный» роман, но актуальная психодрама, с элементами фантасмагории. Две недели из жизни Ивана Грозного нужны автору, чтобы изнутри показать не только «природу власти», но и специфику болезненного сознания, вне особенностей конкретной исторической эпохи. Детальное описание этого загадочного периода необходимо Гиголашвили для того, чтобы ответить на важнейшие вопросы современности. Самый главный из них - почему фигура грозного царя вновь становится востребованной в XXI веке?
Добавить
Не боюсь Синей Бороды
Сана Валиулина
4.1
Сана Валиулина родилась в Таллинне (1964), закончила МГУ, с 1989 года живет в Амстердаме. Автор книг на голландском — автобиографического романа «Крест» (2000), сборника повестей «Ниоткуда с любовью», романа «Дидар и Фарук» (2006), номинированного на литературную премию «Libris» и переведенного на немецкий, и романа «Сто лет уюта» (2009). Новый роман «Не боюсь Синей Бороды» (2015) был написан одновременно по-голландски и по-русски. Вышедший в 2016-м сборник эссе «Зимние ливни» был удостоен престижной литературной премии «Jan Hanlo Essayprijs».

Роман «Не боюсь Синей Бороды» — о поколении «детей Брежнева», чье детство и взросление пришлось на эпоху застоя, — сшит из четырех пространств, четырех времен. От ностальгически-акварельного поселка Руха на эстонском побережье в семидесятых годах, где «тишина, только сосны гудят над валунами, как антенны: море транслируют», с загадочным домом, в котором происходят таинственные...
Добавить
Битва Августа
Алексей Зикмунд
0.0
Маленький Мишель Нострадамус болеет и видит, как в небе из облаков собираются тревожные картины будущего. Маленький Филипп Лесанж знакомится с дьяволом по имени Август, который дарит ему золотой амулет и безграничное могущество. Многие хотят заполучить амулет Лесанжа, но дьявол их наказывает.
Добавить
Ленин. Пантократор солнечных пылинок
Лев Данилкин
4.3
Ленин был великий велосипедист, философ, путешественник, шутник, спортсмен и криптограф. Кем он не был, так это приятным собеседником, но если Бог там, на небесах, захочет обсудить за шахматами политику и последние новости — с кем еще, кроме Ленина, ему разговаривать? Рассказывать о Ленине — все равно что рассказывать истории «Тысячи и одной ночи». Кроме магии и тайн, во всех этих историях есть логика: железные «если… — то…». Если верим, что Ленин в одиночку устроил в России революцию — то вынуждены верить, что он в одиночку прекратил Мировую войну. Если считаем Ленина взломавшим Историю хакером — должны допустить, что История несовершенна и нуждается в созидательном разрушении. Если отказываемся от Ленина потому же, почему некоторых профессоров математики не пускают в казино: они слишком часто выигрывают — то и сами не хотим победить, да еще оказываемся на стороне владельцев казино, а не тех, кто хотел бы превратить их заведения в районные дома пионеров. Снесите все статуи и запретите упоминать его имя — история и география сами снова генерируют «ленина». КТО ТАКОЕ ЛЕНИН? Он — вы. Как написано на надгробии архитектора Кристофера Рена: «Читатель, если ты ищешь памятник — просто оглядись вокруг».
Добавить
Дым внутрь погоды
Левкин Андрей
5.0
В сборник включено 8 прозаических произведений автора, написанных им в последние годы. Для прозы Левкина характерен неповторимый язык, это писатель, которого можно по праву считать уникальным явлением современной русской и латвийской литературы. Известный российский поэт, журналист и литературный критик Елена Фанайлова так пишет об авторе: “У Левкина в мозгу как будто имеется аппарат, который позволяет ему писать в самый момент возникновения смысла: не только описывать, но присутствовать в момент создания чего-то, чего еще нет. И при этом одновременно создавать такую систему, которая сама же себя и понимает”
Добавить
Голомяное пламя
Дмитрий Новиков
4.3
Дмитрий Новиков родился и живет в Карелии. Учился в медицинском институте, служил на Северном флоте. Автор книг «Муха в янтаре», «Вожделение», «В сетях Твоих». Лауреат «Новой Пушкинской премии».

Герой нового романа «Голомяное пламя» отправляется на берега северных озер и Белого моря за настоящим, которое неожиданно оказывается неотъединимо от недавнего прошлого. На фоне мощной северной природы драма отдельного человека здесь и сейчас начинает казаться ничтожно малой, а трагедия народа – непоправимо большой.
Добавить
Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами
Виктор Пелевин
3.8
Как известно, сложное международное положение нашей страны объясняется острым конфликтом российского руководства с мировым масонством. Но мало кому понятны корни этого противостояния, его финансовая подоплека и оккультный смысл.

Гибридный роман В. Пелевина срывает покровы молчания с этой тайны, попутно разъясняя в простой и доступной форме главные вопросы мировой политики, экономики, культуры и антропогенеза.

В центре повествования - три поколения дворянской семьи Можайских, служащие Отчизне в XIX, XX и XI веках.
Добавить
Патриот
Андрей Рубанов
3.7
Андрей Рубанов - автор книг «Сажайте и вырастет», «Психодел», «Готовься к войне», «Стыдные подвиги» и многих других. Финалист премий «Национальный бестселлер» и «Большая книга».

Главный герой романа «Патриот» Сергей Знаев - эксцентричный бизнесмен, в прошлом успешный банкир «из новых», ныне - скорее неудачник, подрастерявший и богатство, и семью. Его сегодняшняя реальность - долги, ссоры со старыми друзьями, воспоминания…Сергей тешит себя мыслью, что в один прекрасный день он отправится на войну, где «всё всерьез», - но вместо этого оказывается на другой части света.
Добавить
Китаист
Елена Чижова
2.7
Прозаик Елена Чижова, лауреат «Русского Букера» (роман «Время женщин»), не боится острых тем – будь то советский антисемитизм (роман «Полукровка»), «новый русский» бизнес («Терракотовая старуха») или извечный конфликт Мужчины и Женщины, отягощенный советской историей («Планета грибов»).

Новый роман Елены Чижовой написан в жанре антиутопии, обращенной в прошлое: Советский союз не одержал победу в Великой Отечественной войне; немецкие войска дошли до Урала. Граница прошла по Уральскому хребту: на Востоке – СССР, на Западе – оккупированная немцами Россия.

Перед читателем разворачивается тщательно продуманная и мастерски написанная альтернативная история двух государств – советского и профашистского – и история двух молодых людей, выросших по разные стороны Хребта, их дружба-вражда, вылившаяся в неизбежное предательство.
Добавить

Приз читательских симпатий

Лауреат
Манарага
Владимир Сорокин
3.6
Какой будет судьба бумажной книги в мире умных блох и голограмм, живородящего меха и золотых рыбок, после Нового cредневековья и Второй исламской революции? В романе “Манарага” Владимир Сорокин задает неожиданный вектор размышлениям об отношениях человечества с печатным словом. Необычная профессия главного героя — подпольщика, романтика, мастера своего дела — заставляет нас по-новому взглянуть на книгу. Роман Сорокина можно прочесть как эпитафию бумажной литературе — и как гимн ее вечной жизни.
Добавить

Приз критического сообщества

Лауреат
Петровы в гриппе и вокруг него
Алексей Сальников
4.3
«Стоило только Петрову поехать на троллейбусе, и почти сразу же возникали безумцы и начинали приставать к Петрову. Был только один, который не при ставал – тихий пухленький выбритый старичок, похожий на обиженного ребенка. Но когда Петров видел этого старичка, ему самому хотелось подняться со своего места и обидеть старичка еще больше. Вот такое вот его обуревало дикое, ничем не объяснимое чувство, тесная совокупность мохнатых каких-то дарвиновых сил с достоевщиной. Старичок, замечая на себе внимательный взгляд Петрова, робко отворачивался…»
Добавить