Рецензии

Оценка lost_witch:  5  

День моих похорон был самым обыкновенным днем. И следующий день — тоже.


За десять минут, потраченных на чтение этого текста, во мне все внутри перевернулось.

Когда ты смотришь в бездну, бездна тоже вглядывается в тебя. Балансируя на границе реальности и сумасшествия с тонким шестом таланта, после приступов паники Франко Арминио писал сам себе открытки от мертвых. Почему-то мне кажется, что это были именно открытки (это, несомненно, должны были быть открытки), настоящие, с пейзажами или с достопримечательностями, с картинками известных художников... А на обратной стороне лихорадочным, спешащим, захлебывающимся почерком с десяток слов:

Поплавав в море, я вышел из воды и вытирался. Я упал на песочный замок.



И в этом десятке слов всё сразу...

- обреченность

Поначалу наши близкие хотели бы…

Развернуть 
Оценка Gaz:  5  

До меня уже умерло восемьдесят миллиардов человек.


Mortem. Morte. Muerte. Mort. Tod. Dood. Death. Smrt. Смрът. Смерць. Смерть.
Утром. Днём. Вечером. Ночью.
Осенью. Зимой. Весной. Летом.
На Рождество. На Пасху. В день летнего солнцестояния. В день зимнего равноденствия.
За завтраком. За полдником. За обедом. За пятичасовым чаем. За ужином.
В присутствии жены. В присутствии мужа. В присутствии детей. В присутствии священника. В присутствии врача. В присутствии сиделки. В одиночестве.
В кухне. В ванной. В спальне. В гостиной. В прихожей. На балконе.
В доме. В больнице. В гостях. На работе. На улице.
Быстро. Медленно. Легко. Мучительно. С последними словами на устах. Молча.

Меня никто ни о чем не предупредил. Все пришлось делать самому: перестать двигаться, потерять дар речи, остыть, начать…

Развернуть 
Оценка vittorio:  5  

Обычно я сначала пишу свой отзыв не читая что пишут другие…. Так на мой взгляд, выходит более чистая, незамаскированная, и не сглаженная эмоция.
Но в этот раз меня дернуло посмотреть сначала отзывы других. И вот тут то я был слегка шокирован.

Хиросима и Нагасаки (после атомной бомбардировки), лучше выглядели чем эта книга, после того как о ней отписалось боевое крыло « матерей-основательниц» :))
Но все же я рискну высказать свое недостойное мнение неофита….

За исключением одного явно диссонирующего с основной линией эротического эпизода, это на мой взгляд, безупречная, атмосферная, стилистически выдержанная, передающая под маской сдержанности, те страсти, что бушуют внутри,- повесть.

Это конечно не книга. Но разве размер имеет значение? :)
Главное- мастерство :).
И автор здесь на… Развернуть 

Оценка barbakan:  5  

Я плакал в троллейбусе.
Я плакал, когда пылесосил.
Когда жарил свинину в винном соусе и гулял на Чистопрудном бульваре.
Плакал в подушку.
Кажется, «я выплакал слишком много слез» для своего возраста и пола. Раньше мне было неловко плакать, но потом мне как-то открылось, что пушкинская строчка «над вымыслом слезами обольюсь» касается литературы, и стало легко. Слезы, пролитые над книжкой, не сентиментальность, а намек на то, что есть душа, решил я. И хоть не все ученые согласны с этой гипотезой, я перестал стыдиться. Просто разложил в задние карманы всех своих штанов по носовому платку.

В троллейбусе и на Чистопрудном бульваре я плакал, слушая роман Евгения Водолазкина «Лавр». И тут совершенно невозможно остаться с сухими глазами, потому что роман о милосердии. О сострадании и любви к… Развернуть 

Оценка Tayafenix:  2  

Возможно, самый красивый роман о любви...


Ой ли? Что-то не верится мне в это после прочтения "романа". Вот что же делает в книгами раскрутка! Налепить привлекательную обложку, назвать как-нибудь необычно и романтично, приписать что-нибудь подобное, как на цитате и запустить пиар-компанию. И выйдет ничем не примечательный романчик, а в данном случае, скорее повесть, в топы.

Иначе, мне просто не понятна популярность Шелка. В нем же ничего нет! Он крохотный - Азбука изголялась, чтобы запихнуть его в твердую обложку, сделала широкие поля, изящную рамку, огромные цифры, обозначающие главы и пробелы почти на всю страницу и вуаля - аж 190 страниц получилось. А по-настоящему еле-еле наскребется 50. Идем далее, текст пресный и пустой - никакой красоты языка здесь не увидишь. Короткие, ничем не… Развернуть 

Оценка TibetanFox:  5  

Утром я проснулась в твёрдой уверенности, что отзыв на «Чапаева и Пустоту» уже написан, но то ли кто-то случайно задел его за ночь бесшумным залпом из глиняного пулемёта, то ли его написала не я, а какая-нибудь Мария Пустота в 1864 году, в общем, и следов его не бывало. А теперь я не знаю, как вновь собрать в один пучок ощущения от того, что ты уже однажды описывал.

Дурочка я, что не читала «Чапаева и Пустоту» раньше при всей моей любви к Пелевину. Мне кажется, что это лучший его роман, а всё, что было после — лишь его тени разной степени яркости. При этом всю его успешность понимаешь не сразу. Во время чтения мысли такие: ну неплохо, неплохо, изящно, едко, остро, неплохо… И лишь после последней страницы собираешь воедино все сюжетные линии, все обрывки впечатлений и понимаешь, что вот… Развернуть 

Оценка nad1204:  5  

А я боюсь!
Как же я боюсь читать такие книги, где жертвами взрослых становятся дети!
Не укладывается в голове: как могут пойти на похищение и истязание ребенка люди, у которых дома есть точно такие же малыши? И они их любят, целуют, делают им подарки. Ну ведь не звери они!
Да - нищета, да - неустроенность, да - хочется лучшей жизни для своей семьи, но есть ведь какая-то грань, за которую нельзя переступать.
Как можно пытаться решить свои материальные проблемы за счет чужого горя и боли?
Пойдут ли впрок такие деньги? Тем более, когда страдает ребенок.
Почему его надо было содержать в таких жутких условиях?
Не понимаю!

Зато я искренне восхищаюсь маленьким, но таким храбрым Микеле! Пойти против взрослого мира ради незнакомого, странного, дурно пахнущего мальчишки! Добрый, преданный,… Развернуть 

Оценка Yulichka_2304:  4.5  
Каждый из нас предан. Кому-то или кем-то...

Что делать и как сохранить себя, когда твой устойчивый мир в одночасье распадается на множество мелких осколков? Этот вопрос может задать себе девятилетний Филиппо Кардуччи, который только вчера встречал папу из Америки, учил уроки в уютном доме у себя в Павии и радовался семейному походу в ресторан, а сегодня вынужден сидеть в зловонной яме заброшенного дома в Акуа Траверсе, прикованный толстой цепью к вбитому в землю кольцу. Этот же вопрос может задать себе и Микеле Амитрано, который одним жарким днём иссушающего лета 1978-го всего лишь отправился на прогулку с друзьями, не ожидая наткнуться на полуживого мальчика под полами полуразрушенного дома. Как вести себя подростку, когда быстро и болезненно приходит осознание того, что близкие люди имеют прямое отношение к случившейся с… Развернуть 

Оценка Yulichka_2304:  3  
Позвольте мне быть несогласной...

Извиняйте, хлопцы, но не понравилось. То есть как, не то чтобы совсем не понравилось, но не моё. Тут прекрасный русский язык, и никто не воспротивится. Но, вот положа руку на сердце, страдания Арсения мне были чужды. Если честно, смысл написания книги мне не понятен. И вот просто, хотелось бы понять: пластиковые бутылки в средневековом лесу это была метафора или как? Или вопрос сироты в лесной хижине: "это был комплимент"?
Видимо, просто совсем не моё. Не передал мне автор сочувствия к Арсению и к его страданиям. Прям вот честно, да ладно...

Книга прочитана/прослушана в рамках игры Собери их всех! (Дуэльный зал); в группе Мир аудиокниг и в клубе Белая сова.

Источник

Оценка Shishkodryomov:  5  

Сегодня Конец Света. Я подумал, что нужно как-то подготовиться и взял эту книгу. Дочитать мне не дали - вошла Смерть с косой в черном балахоне, стала орать, что мне уже 116 лет и пора на покой. Сегодня ж все умрут, говорю. Кроме меня, естественно. Я не могу - 5 литров текилы купил на Новый Год. Не пропадать же добру. Смерть согласилась. Хорошо бы - парочка девчонок сегодня тоже не померла. А то с одной текилой скучновато будет. А остальные, кто все ж сегодня умрет - шлите открытки. Даже не знаю - что я теперь на лайвлибе буду делать один. Но плюсиков всем понаставлю на всякий случай. Развернуть 

Оценка Deli:  5  
Раньше я думал, люди взрослеют год от года, постепенно так...
А оказалось – нет. Человек взрослеет мгновенно.
Харуки Мураками

Наверное, многие в свое время задавались вопросом об этой великой вселенской несправедливости: почему все в обязательном порядке должны ходить в школу? Неужели нет законного спасения от многолетнего ада? Где же ваша хваленая свобода воли? Когда тебе шестнадцать, сидение за партой подобно тюрьме – хочется великих страстей и мировых потрясений, поисков смысла жизни, мечты и безграничного пафоса, противостояний жизни и смерти, света и тьмы и, как следствие, побед и свершений. Но что будет, если все эти страсти и противостояния из сферы воображения вдруг перенесутся в реальный мир? Пусть даже не в глобальных, а во вполне повседневных масштабах. Сможет ли подросток,… Развернуть 

Оценка bookeanarium:  5  

Пожалуй, «Лавр» - самая достойная книга из всего, что написано российскими авторами и издано в последнее время. За современную русскую литературу каждый раз страшно приниматься, от неё не ждёшь ничего хорошего, а за вычетом Улицкой и Рубиной нет практически ничего, что можно было бы читать без филологической и психологической поддержки. Кто пишет хорошим русским языком, не уступая Довлатову или Набокову? Кто пишет интересные истории, которые можно пересказать? Кто достаточно умён, чтобы не умничать? Кто пишет о героях, которых можно ставить в пример? Вокруг одни только спивающиеся географы да мнимые крестьяне с бездельниками-тинейджерами. И вот в момент, когда от современной русской литературы уже и не ждёшь ничего хорошего, появляется «Лавр» Евгения Водолазкина. Эту книгу не стыдно… Развернуть 

Оценка be-free:  5  

Почему в детстве не страшно и не противно брать в руки ящерицу, зато очень страшно входить темную комнату? Смело ребенок прыгает по гаражам, но не засыпает без света. В детстве другое восприятие мира. Страшно то, что неизвестно. У взрослого же все с точностью наоборот. Но самое страшное для ребенка, это признаться в том, что он боится. «Я не боюсь» - как заклинание повторяет маленький смельчак в момент настоящего страха. Жалко, что заклинание работает не всегда.

Микеле живет в маленькой итальянской деревушке на четыре дома. У него есть друзья-ровесники, с которыми они устраивают всякие соревнования. Однажды, во время очередного испытания, мальчик находит яму, а в яме – живого ребенка в полузабытье. Микеле его очень жалко, но почему-то ему и в голову не приходит освободить узника. Каждый… Развернуть 

Рецензия экспертаСубъективная попытка объективности
Дополнительные действия
Оценка Tarakosha:  4  
Упасть в УРАЛ

Если вкратце, то по меньшей мере это было интересно, увлекательно, свежо, необычно и ново. Тот самый выход из зоны читательского комфорта, которого так порой хочется, не хватает и жаждет собственная натура.

Если по большей мере, то восторг и приятное чувство разрушения стереотипов или сложившегося предубеждения, кстати, как часто бывает, не основанного ни на чем.

Умение завладеть твоим вниманием с первых строк и удерживать его до последних дорогого стоит.
Хотя если следовать логике романа, слова ничто, находящиеся в пустоте, и все вокруг лишь плод твоего собственного сознания.

Сюжет романа строится вокруг Петра Пустоты, фигуры, одновременно находящейся в двух временных пластах. В одном из них - он поэт, живущий и творящий во времена революции 1917 года и гражданской войны, знакомящийся с… Развернуть 

Оценка __Dariij__:  5  
«У истории нет цели, как нет её и у человечества. Цель есть только у человека. И то не всегда»

Я не знаю с какой стороны подойти к описанию этой книги.

В ней так много всего: история средневекового врачевателя, отдавшего свою жизнь возлюбленной (заметьте, он не посвятил жизнь, а именно отдал); разные времена и разные зарисовки из жизни людей; юродивые, гении и святые; духовность, вера в Бога и разговоры о смерти.

Сюжет кажется простым и закрученным одновременно. Четыре части, где каждая имеет своё настроение и тональность, рассказывают не только о пути Лавра — как травника, юродивого или монаха, но и о двух его неразлучных спутниках — времени и духовной жизни. Первое — нечто парадоксальное и осязаемое, второе — бесценное и столь хрупкое.

Да, читать эту книгу нелегко. Самобытный русский язык сложен и заставляет продираться сквозь дебри написанного. Плюс, читать нужно не торопясь,… Развернуть 

Оценка amanda_winamp:  5  

Мой сын прочёл «Над пропастью во ржи» и попросил подобрать что-то «наподобие». Я стала предлагать ему из наших авторов, остановились на «Шуте» Вяземского, и тут..Совершенно случайно я увидела на главной рецензию на эту книгу. Скачала. И с первых строк поняла, что я дам прочесть сыну.
Это необыкновенная история о чувствах, любви, дружбе, проблемах, которые переживает каждый в этом прекрасном и непонятном для себя самого возрасте. Это добрая, светлая и человечная история. История исканий, переживаний, терзаний, непонимания, всего, что нас так беспокоит в 17 лет..
Лео учится жить. Методом проб и ошибок, но он только входит в этот мир, боясь тишины и белого цвета. Справился бы он один? Не сломался бы, получив жестокий урок? Но Лео повезло, его окружают любящие и заботливые родители, и пусть… Развернуть 

Оценка margo000:  5  

Во-первых, эта книга - из тех, которые читаешь не отрываясь. Учтите это. И если у вас есть срочные дела - не торопитесь браться за чтение этой повести, которая вас не отпустит, пока вы не проглотите ее целиком...
Во-вторых, эта книга - из тех, которые рвут сердце на части. Ибо здесь дети, ставшие заложниками взрослых жестоких игр. Здесь дети, чье состояние, чьи чувства, чей мир описаны ТАК достоверно, ТАК метко, что просто мороз по коже. И их боль, их страхи - детские фантастические вперемешку с реальными жуткими - всё это ты воспринимаешь невероятно зримо и ощутимо.
В-третьих...
В-третьих, большое спасибо, дорогая nicka , что вы мне дали такой совет во флэшмобе-2011!!! Это сильнейшие впечатления для меня, сильнейшие!!! Спасибо!.. Развернуть 

Оценка Medulla:  1  

Книги разные важны, книги разные нужны, но некоторые я бы изначально не печатала – бумагу не нужно переводить на всякий ширпотреб. А после прочтения некоторых взимала бы с авторов штраф – за потерю времени. Чтобы я поставила книге всего одну звезду, это должно быть нечто запредельное. Нет, я вполне серьезно. Я всегда за автора, за его самовыражение в тексте: сюжет ли, герои ли, необычайной красоты язык ли, нетривиальное построение текста ли, философия или психология ли, умение создать атмосферу в книге, затронутые проблемы ли, а может быть все ингредиенты одновременно смешаны в восхитительном миксе. От Барикко, автора нежнейшего, музыкального, чарующего и пронзительного романа ''1900.Легенда о пианисте'', безусловно, я ждала тайной магии слов, которые сплетясь в изумительную вязь… Развернуть 

Оценка sparrow_grass:  5  

С твочеством Пелевина я познакомилась по его рассказам, когда-то давно они были опубликованы в "Химии и жизни", вот там, ещё будучи школьницей, я их и прочитала. Надо сказать, что они произвели на меня впечатление.
Когда вышел роман "Чапаев и Пустота", практически все мои друзья увлеклись им, много цитировали. Не очень я любила поддаваться общим настроениям в чтении, но прочитала, в основном из-за своей ещё детской привязанности к автору рассказа о Шестипалом. Тогда роман совершенно никакого впечатление на меня не произвёл, показался просто набором сюра, а сюра и без него хватало, сюжета я вообще не увидела, поэтому и не задержался он у меня в памяти, автор разочаровал, и я долгое время обходила стороной его произведения. По-видимому, не в подходящий момент мне книга тогда попалась,… Развернуть 

Рецензия экспертаПишущая машинка для Малограмотных привидений
Дополнительные действия
Оценка satanakoga:  5  
Всё, что ты в мире изучил, - ничто,
Всё, что слыхал и говорил, - ничто,
И всё, чему свидетель был, - ничто,
Всё, что так дорого купил, - ничто.

*
Самая-самая любимая книга у Пелевина, и пусть другие обожаемые "Generation "П" и "Омон Ра", и "Жёлтая стрела", и Стёпа-с-цифрами, и граф Т толпятся на второй ступеньке и завистливо причитают. Увы, друзья, увы. Вы тоже, но его больше.
Помню, было мне лет 15, когда я впервые прочитала эту книгу, и я помню сладостную жуть ничегохихинепонимания и пристрастие к ярким визуальным эффектам. Например, особенно мне нравился эпизод о Просто Марии и сверкающем стальном Шварце. Ну это и понятно.
А теперь, барахтаясь в Условной Реке Абсолютной Любви, скажу, что дело не в шикарных сюрреализмах. Множественные сарказмы сотрясают мои злосчастные мозги почти на… Развернуть 

Оценка Kreative:  2  

И не смотря на то, что эта книга (книга?) сама похожа на какой-то пересказ чего-то более большого и великого, всё же вкратце изложу соль сюжета:

Эрве Жонкур поехал за яйцами шелковичных червей в Африку. Эрве Жонкур вернулся из Африки. Эрве Жонкур назвал Африку "усталой". Эрве Жонкур поехал в Японию за яйцами шелкопряда. Эрве Жонкур вернулся из Японии. Эрве Жонкур снова поехал в Японию за тем же самым. Снова вернулся. Снова поехал. Опять вернулся. Больше не ездил. Конец.

Хэппи энд? Или не хэппи.. Хэппи у меня было, когда я наконец-то дочитала весь этот смазливый бред.

Ерундистика какая-то... Вышеизложенное сопутствовалось намёками на любовные линии, которых вроде и не было (а может, мне померещилось?).

И это кому-нибудь нравится???

Благодарю автора за зря потраченное время. Я и не знала, что бывают такие бессмысленные книги.

Рецензия экспертаСубъективная попытка объективности
Дополнительные действия
Оценка Tarakosha:  4  
Ускользающая картина

В центре повествования романа итальянского писателя - история жизни одного француза, который в 1861 отправился в Японию за контрабандными кладками яиц шелкопряда, совершенно не предполагая, что это изменит его жизнь, хотя внешне всё останется по старому: дом, любимая жена с чарующим голосом, устроенный быт и привычное окружение. А в душе - мечта и грёзы о той, которая была недостижимой, чей образ порой делался настолько расплывчатым, что легко превращался в грёзу, какой, в сущности, и был.

По сути, весь роман, укладывающийся в пару сотен страниц представляет собой лаконичную и убедительную зарисовку на тему синицы в руке и журавля в небе, привлекательности недостижимого, познания другого мира и желания проникнуть в запретную зону.

На протяжении всего текста несколько раз повторяющийся… Развернуть 

Оценка TibetanFox:  4.5  

Господин Водолазкин, вы реабилитированы в моих глазах после унылой книжечки "Инструмент языка". Художка получилась отменная.

Я вообще так поняла, что это наш славянский Умберто Эко. Причём, мне кажется, даже сознательно: все эти итальянцы, бесконечные перечисления, стилизация под старину (впрочем, именно что стилизация, древнерусской тяжеловесности нет), чисто баудолиновская поездка, монахи, чудеса, бестиарии, снова списки, церковь-церковь, выверенное пространство, каноничность древнерусской формы (житие же, пусть и осовремененное), при всём этом — вполне современный сюжет со всеми принадлежностями современного романа. Не сразу это понимаешь, потому что эковское средневековье всё-таки выглядит совершенно иначе, нежели древнерусская довольно скудная и аскетичная традиция, да и пишет Эко… Развернуть 

Оценка Psyhea:  4  

Едешь иногда в трамвае, в наушниках играет что-то возвышенное, к примеру, французский мюзикл «Ромео и Джульетта», взгляд устремлен куда-то за облака и мысль парииииит... И вот именно в этот великолепный момент в голову закрадывается гаденькая такая мыслишка: Ух, какая я вся из себя интеллигентная, вокруг все серая масса, а я какая умная, начитанная, о таких вещах интеллектуальных думаю и т.д. И с одной-то стороны может оно все и правильно… Но как-то нехорошо становится от такой откровенно бахвальственной мысли, ведь мудрая и утонченная девушка не должна так думать, а ты думаешь…

Книга Алессандро Барикко «Шелк» по мере прочтения неоднократно вызывала у меня именно такие эмоции «из трамвая».

И ведь есть у автора свой стиль, не скажу, что прямо уникальный и неповторимый, но свой и… Развернуть 

Оценка Arlett:  5  
Педагогическая поэма

Если попробовать разложить «Мультики» на слагаемые, то у меня получается Берджесс и Кафка. От Кафки морок абсурда и метаморфозы персонажа, а от Берджесса переработка человеческого вторсырья на благо общества. «Заводной апельсин» для гопоты из-за гаражей. Если профильтровать всё это через литературный талант самого Елизарова (боженьки метафор), добавить щепотку чертовщины made in U.S.S.R., то получаем на выходе ядреный, как Тархун с водкой, коктейль «Мультики».

Вместо невразумительной маркировки «18+» на книгах Елизарова, я бы писала капсом «Не для брезгливых». Для тех, кто не боится испачкать свои белые ботинки в умеренном количестве мата и отходах подворотни: бычках, разбитых бутылках и харкающем быдле с вечным шлейфом перегара дешевого портвейна.

Герман Рымбаев был хорошим… Развернуть 

1 2 3 4 5 ...