Истории

Оценка :  5
О минусах поттерианы.

Недавно на семинарах по стилистике обсуждали книги, изменившие человечество. И к своему удивлению, помимо Библии и Майнкампфа, совершенно уверенно назвали книги о Поттере. Завязалась дискуссия. Несомненно, книги величайшие, нашли отклик во всех мало-мальски детских сердцах. Так что, по сути, во всех. Но есть одно но, которое, как бы неправдоподобно ни казалось, уже начинает проявлять себя. Проблема в том, что книги слишком хороши, - после прочтения этих книг пропадает всякое желание читать что-то еще. Хочется остаться там, в Хогвартсе, с Гарри и Невиллом (последнее это я уже о себе). Ествественно, это не относится к взрослым людям. Хотя, со мной так и было, но ненадолго (просидеть без книг неделю это ж бррр). Но вот наши младшие братья\сестры, наши ученики, да и любые другие "младшие" уже от этого страдают. Ну, как страдают, - они-то этого еще не понимают, но я лично на своем примере могу сказать, что слышала примерно такую фразу: "В этой книге не про Гарри. Я не хочу ее читать". Конечно (и я надеюсь), эта проблема не возрастет до размеров пандемии, но она уже имеет место быть. Может, это связано с тем, что мы современники книг\экранизаций и у каждого есть шанс проследить за жизнью героев вне Хогвартса, может, поколение такое, которое трудно увлечь, заинтересовать, а если заинтересовал, так уж все.
Как говорил Дамблдор: Последствия наших поступков всегда так сложны, так разнообразны, что предсказание будущего и впрямь невероятно трудная задача.

Развернуть
Оценка :  4
Аткинсон после Аткинсон

Цветочную обложку этой книги я узнала раньше, чем имя ее автора. Необъяснимым образом подсознание поставило на ней крест. Просматривая советы годового флэшмоба, я заметила книгу со странным названием - “Человеческий крокет”. Так я открыла Аткинсон. Потом я открыла её библиографию. Неужто те самые розочки? Подарочный сертификат в Лабиринте иногда похож на игру в “очко”. Недобор - плохо. Перебор - тоже не хотелось бы. Что там в вишлисте в пределах оставшейся смешной суммы? Аткинсон! Отлично! У бумажных книг больше шансов быть прочитанными, чем у сотен скаченных файлов. Этим летом я дала себе обещание читать закрома книжного шкафа. Покупать новые книги хотя бы 1:1. Одну новую за одну прочитанную. Когда пришло время выбирать новую книгу, я заметила, что с первой полки мне сигналит зеленый корешок Кейт. Почему бы и нет…

Дочитав книгу, я посмотрела в окно и задумалась. Очередной душный день уступал место душному вечеру. Небо заволокло тучами, скоро будет дождь - короткая передышка от жары, от которой, кажется, к вечеру даже все мысли высохли и пожухли. Было совершенно очевидно, написать отзыв на этот роман задача для меня непосильная. Я с благодарностью провела пальцем по корешку книги и вспомнила многочисленные рассказы о сверхъинтуиции, которая спасала людям жизнь, свои яркие моменты déjà vu и чувство узнавания совершенно незнакомого человека. Аткинсон предложила свою жутковатую версию объяснений этих загадочных явлений. Я вспомнила, что однажды мне приснился сон, там был дом сталинской постройки, зеленая аллея и парикмахерская на первом этаже. Мне было там хорошо, рядом с этим домом. Спустя месяцы у меня была назначена встреча с клиенткой. Я шла мимо стройных деревьев, за парикмахерской надо было повернуть во двор. Зайдя в подъезд у меня почти подкосились ноги, в горле стоял ком. Это место мне было до слез родным и знакомым. Я была здесь впервые в жизни. Наша память - загадка. Отзыв для меня так и остался непосильной задачей, но несколько слов я должна была написать. На память.

История произошла: 3 августа 2016 г.
Развернуть
Оценка :  4

Обучаясь на четвертом курсе Университета, в самом начале учебного года, я "съехалась" с молодым человеком и первым нашим совместным решением было - завести кота. Надо заметить, что училась я 100% гумманитарном на факультете , и преподаватели у нас были сплошь тургеневские барышни "чуть за 50". Прихожу я, значит, на пары и радостно всем сообщаю, что кот куплен и назван Сириус (кстати, Гарри Поттера я, на тот момент, не смотрела и не читала, а кот был назван честь небесного тела). Преподаватель по культуре России очень огорченно на меня посмотрела и сказала что-то типа: "И ты туда же". У меня и раньше с ней не складывались отношения, а начиная с четвертого курса они окончательно разладились. Сначала, я не придала этому особого значения и только после защиты диплома, она случайно сообщила мне, что с моими пристрастиями в литературе, мой диплом мне не нужен. На мой немой вопрос она продолжила: "Назвать кота в честь героя этой жуткой книги! Это ж надо!". К тому моменту все фильмы я посмотрела и наконец-то поняла в чем было дело и гордо сообщила, что Сириус - ярчайшая звезда на небе и надо бы это знать.

Вот так, я два года, сама того не зная, являлась фанаткой Гарри Поттера =)

Развернуть
Оценка :  5

О книге Генри Марша я наслышана давно. Однако читать её не решалась по многим причинам, главная из которых – возможные проявления панических атак. Сейчас объясню. И добавлю: написание истории также далось непросто. Но всё-таки попробую рассказать её, намеренно избегая употребления специальной медицинской терминологии, ставшей мне, к сожалению, хорошо известной.

Началась моя история 03 октября 2015 года. Я приехала погостить к родителям. Случайность? Везение? Итак, рано утром резко заболела голова. Если точнее, ощущение было такое, будто по ней ударили топором. Упала. Успела лишь произнести: «Мама, вызывай скорую». Скорая помощь, конечно, не приехала… Дальше – хуже. Мама и брат везут меня в больницу, я ещё что-то понимаю, но сознание уже затуманенное. Потом – поверхностная кома.

Через два дня родители нашли нейрохирурга, согласившегося меня оперировать. Так как я была уже не транспортабельна, он сам приехал в чужую больницу и в ночь на понедельник спас мне жизнь, откачав гематому и тем самым снизив давление в черепной коробке. Зовут этого золотого человека Николай Викторович Ларютин. Благодаря ему я сейчас пишу эти строки.

Очнувшись, я поняла, что: а) лысая; б) парализованная (левосторонняя гемиплегия); в) интеллектуальные функции не пострадали. Это страшно. Очень. Потом – 14 дней реанимации, 20 дней – в палате интенсивной терапии. Одна, без книг, видео, прогулок и т.п.

Нет никаких доказательств того, что полное бритьё головы, которое в прошлом считалось обязательным и из-за которого пациент становился похожим на заключённого, хоть как-то понижает вероятность развития послеоперационной инфекции, а ведь это основная официальная причина для данной манипуляции. Я же подозреваю, что настоящая причина – хотя открыто об этом, разумеется, никто не говорил, – крылась в том, что отсутствие волос обезличивает больного и, таким образом, хирургу гораздо легче проводить операцию на мозге.


После месячного заточения в одиночных палатах меня переводят в другую больницу с последующей реабилитацией, где врачи устанавливают диагноз – обширное субарахноидальное кровоизлияние в правую теменную долю вследствие разрыва врождённой артериовенозной мальформации. Это означало, что впереди меня ожидают новые операции, поскольку гематома убрана, но проблема осталась. Одновременно это означало и то, что я родилась в рубашке: с подобными последствиями выживают по статистике примерно 3 % пострадавших.

Подаём документы на квоту. Попутно очень бережно реабилитируюсь – любое волнение, нагрузка могут вызвать повторное кровоизлияние. Через четыре месяца я попадаю в Российский научно-исследовательский нейрохирургический институт имени профессора А. Л. Поленова (г. Санкт-Петербург). На этот раз спасти меня пытается Сергей Анатольевич Горощенко. После операции выяснилось, что эндоваскулярный способ в моём случае не сработал. Состояние только ухудшилось.

Наконец, не нужно забывать о воле случая: чем больше я набираюсь опыта, тем лучше осознаю, насколько успех операции зависит от банального везения.


Снова подаём документы на квоту. Ждём два месяца. Откликнулся Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии имени академика Н. Н. Бурденко (г. Москва). У меня имелся выбор из двух вариантов. Первый: облучение, которое более безопасно, но спасает жизнь лишь в половине случаев. Второй: тотальное, но крайне сложное удаление мальформации. Я решила рискнуть. В третий раз меня оперировал нейрохирург Олег Дмитриевич Шехтман. Он полностью ликвидировал зловредную мальформацию, хотя я и потеряла во время операции много крови.

Как и при любой другой операции, всё зависит от правильной оценки риска, от точной работы сложнейшего оборудования, от опыта и квалификации врачебного персонала и от банального везения.


Что было потом? Бесконечная реабилитация, в том числе за границей. Адаптация к самостоятельной жизни. Первый день на работе после всего случившегося. И многое, многое другое… Самое большое достижение – 14 декабря 2017 года я защитила кандидатскую диссертацию.

К чему эта история? За два года моей борьбы с болезнью я хотела понять людей, которые раз за разом пытались спасти мне жизнь. Их чёрный юмор обескураживал, а кажущееся равнодушие ввергало в пучину отчаяния. Теперь я поняла, какой груз ответственности, шлейф вины перед родственниками умерших больных, а также радость от победы над смертью несут нейрохирурги – не боги и не святые люди, а просто те, кто выбрал своей профессией, пожалуй, самое сложное – лечить мозг. Я знаю, что никогда не перестану благодарить каждого из них за возвращённую жизнь.

Мозг – загадка природы, которая кажется мне не менее великой, чем звёзды в ночном небе и вся Вселенная вокруг нас.
Развернуть
Оценка :  3
В быту непригоден

В школьные годы чудесные довелось мне общаться с юношей, страдающим аутизмом. Более того, вместе ездили на конкурс ''юных учёных'' и ночевали в гостинице. Я уже привыкла к его странностям и не удивлялась, что говорится ''бытовому идиотизму''. Также не обижалась на то, что он всю дорогу молчал ,также молча выполнял мои просьбы и во многом напоминал часть интерьера, так как даже стоял застыв, пока не предложишь присесть. И вот, захотелось нам чаю, все, разумеется, забыли и потому купили первые попавшиеся чашки в соседнем магазинчике, они оказались из тонкого прозрачного стекла. Я испугалась всовывать в них кипятильник, так как по предыдущему горькому опыту знала: ''Не каждая чашка способна выдержать данный процесс и дозволить наслаждаться нам кипятком, скорее, придётся потом лечить волдыри''.
Тут доселе молчащий юноша встрепенулся, измерил быстро толщину чашки, рассчитал за секунду плотность в уме, радостно выдал: ''Выдержит'' и снова окаменел.

Развернуть
Оценка :  5
Первая и самая любимая

В 5 классе я записалась в детскую библиотеку и сразу зарекомендовала себя у библиотекаря тем, что первой книгой взяла "Кондуит и Швамбрания" Льва Кассиля. Выбор там был не богатый, а об этой книге я знала от мамы - она любила ее в детстве, ну и чтобы не уходить ни с чем, я ее взяла, честно попыталась ее прочесть, но не смогла закончить, узнала основной сюжет у мамы и пошла возвращать.

Вот вы это читаете и думаете, к чему вообще это все, речь ведь о другой книге.

А дело все в том, что мой первый выбор заработал мне уважение у библиотекаря, и она начала оставлять мне действительно хорошие и интересные книги, говорила, когда приходить, чтоб попасть на ту или иную книгу. И так ко мне попал "Гарри Поттер и узник Азкабана", с него я и начала. Сначала не особо впечатлилась, не все было понятно без первых двух частей, но после я втянулась и прочла за пару-тройку дней. Помню пошла за другими частями, а их нужно было немного подождать, буквально день-два. Я возвращалась домой и плакала, что так быстро прочитала))) Сама купить я их не могла, мои родители наверное не были бы против, но не знаю почему, я их не просила о покупке ГП.
Долго ждать мне не пришлось и дальше я читала все уже в должном порядке. Но как и все каждый раз ждала продолжения. Я росла вместе с главной троицей, даже по возрасту совпадало (начала как раз в 11 лет), переживала, смеялась, плакала, мечтала.
Спасибо этой книге, что влюбила меня в эту историю, из которой я никогда не вырасту, всегда буду рада встретиться с ее героями и переживать эти приключения вновь и вновь.

История произошла: 4 января 2003 г.
Развернуть
Оценка :  5
Все боги плотоядны (с)

Дорогие барышни, вопрос к вам. Вот я сейчас опишу молодого человека, а вы скажите, только честно, екнуло ли что-то в области матки сердца.

Красивый, высокий, образованный мужчина немного за тридцать. Талантливый художник и скульптор. Волею судьбы он, натура тонкая и чувствительная, совершил преступление на почве ревности, после чего и попал в психиатрическую лечебницу. Но он всегда учтив и любезен, ему разрешено свободно перемещаться по территории. К тому же, будучи скульптором, он обладает хорошо развитой мускулатурой. Вот и теперь – ему доверили отреставрировать заброшенную оранжерею, которую он, сверкая на солнце голым торсом, превращает в произведение искусства.

Ну как оно? А? Цепляет, да? Знаю, знаю, сейчас все скажут, что предпочитают маркетологов и менеджеров по продажам… Но это же идеальный байроновский герой, вызывающий в женщинах, и вожделение, само собой, и восхищение перед талантом, и чисто материнский порыв защитить, оградить от несправедливости грубого мира.

Ах, да, чистая, бескорыстная, всепобеждающая любовь… Женщина по имени Стелла. Вначале её влекло к этому человеку с дьявольской силой. Позже она просто не могла без него жить. Какая избитая фраза, и как часто мы бросаем ее на ветер: «я не смогу жить без этих сапог-шубы-книги-мягкого уголка». А вот представьте, что на полном серьезе – не может жить. Вот совсем. Она готова была пожертвовать всем ради Эдгара. И он отвечал ей взаимностью.

И здесь бы сказочке конец. Им бы дождаться его выписки из больницы и снять где-нибудь квартирку. Но есть два маленьких нюанса.

Первый. Дело в том, что Стела – жена заместителя главврача той больницы, где содержится Эдгар. Это благопристойная молодая дама и заботливая хозяйка. Её муж – очень уважаемый человек, метит на должность главного. И у неё есть десятилетний сын.

И второй. Эдгар попал в больницу потому, что убил свою жену. И не просто убил. На то, что он сотворил с ней, с трудом могли смотреть даже опытные полицейские.

Это страшная книга. Страшнее любого триллера и ужастика. Здесь убивают людей. Но не кровожадные зомби или космических чудища. А она самая, как бы банально это не звучало. Любовь.

Настоящая любовь – это не карамельное кружево из облаков и птичьих трелей. Она не имеет ничего общего с пухленькими ангелочками. Она не сделает твою жизнь легче и поэтичнее. Все, кто действительно любил, сейчас поймут, о чем я говорю.

А иногда это и вовсе хищная, зубатая тварь, которая без спросу врывается в твою жизнь и пожирает все на своем пути. Она разорвет тебя, твой дом, твою семью, она лишит тебя сна, сил, здоровья, а то и разума. Она затмевает собой весь мир. От такой любви вянут розы и дохнут котята.

И порою бывает так, что за любовь не нужно бороться. Ни в коем случае. Нужно прогнать эту голодную волчицу прочь из своей жизни, выдавить, как мозоль на пятке. Не из трусости, как принято считать, а из простого здравого смысла, пока он хоть немного имеется.

История Стелы и Эдгара – очень убедительное тому подтверждение. Потому что человек, упавший на самое дно горя и отчаяния - это самое эгоистичное существо на свете. Ведь за своей бедой, огромной, как небо, он не видит и не слышит ничего. Даже чужой мольбы о помощи. Даже, если молит его ребёнок.

Ту любовь, что пережила Стела, я не пожелала бы ни одной женщине. Но и то, что она сотворила сама – чудовищно, и нет ей оправдания.

Ну, и на десерт расскажу-ка я вам историю из жизни, которую недавно услышала от подруги. Была вполне хорошая и дружная семья: муж, жена и трое довольно маленьких детей. И вот в один прекрасный день повстречала она ЕГО. И поняла она, что ОН – любовь всей её жизни, что созданы они друг для друга, и что умрёт она смертью мучительной, если не будут они вместе. Жизнь такая штука, что всякое бывает. Но вместо того, чтобы организовать адекватный развод, эта женщина бросает все: мужа, работу, и, самое главное, троих детишек… и уезжает из Киева к своему любимому в глубинку (потому как снимать квартиру в столице прынц оказался не в состоянии). При чем, бросает без зазрения совести. Муж детей у неё не отсуживал, она даже не думала их забирать. Потому что (здесь фанфары в честь самоотверженной любви) у неё теперь новая миссия – родить любимому ребёнка. Она решила, что нужно непременно заделать плод их неземного чувства. А тех можно на свалку, да.

Самое странное, что подруга рассказывала эту историю с горящими глазами, с полным восхищением:
- Вот это – настоящая любовь! Вот это она молодец!

Да, не спорю, любовь настоящая. Даже больше – это единственно настоящая любовь, какая только может быть. Когда готов бросить все, когда не жаль ни крупинки прошлого. И я ту бабу даже понимаю чисто по-женски. Ситуация ох какая непростая, и черти знает, как я бы с ней справилась.

Но, все-таки, как мать двоих детей, я могу поставить только один диагноз – конченая эгоистичная дура. Потому что ни один мужик на свете, даже самый распрекрасный, даже Аполлон, сошедший прямиком с Олимпа, не стоит твоих детей. Никто и никогда.

И вот здесь как раз тот случай, когда нельзя жертвовать, нельзя бороться, нельзя слепо бросаться в омут, каким бы манящим он ни был.

Так что я вам, конечно, желаю любви. Настоящей. Клыкастой, красивой и хищной. Иначе нет смысла. Но желаю ещё и иметь при себе хороший дробовик. На всякий случай.

Развернуть
Оценка :  4
Эльфы, магия и музыка

Двери в мир сказок передо мной распахнули две мои учительницы музыки.
Мои родители были ярыми христианами. Суровыми протестантами, которые вынесли свой протестантизм из девяностых. Любое упоминание магии в нашем доме было под запретом: русские, английские, любые сказки, "Король Лев", в котором происходит общение с духами, "Пиноккио", в котором гг превращается в осла. В общем-то, я вообще не сержусь на них за это - из-за дефицита литературы я в детстве залезала на самые высокие полки в шкафу и читала, например, "Пилигрима" Буньяна с прекрасными иллюстрациями.

А потом родители решили, что мне стоит учиться музыке, приобрели старенькое пианино и нашли мне молоденькую учительницу, которая жила в доме напротив. Я ее обожала, она была невероятно добрым и ласковым человеком, наверное, никогда я не училась музыке так старательно, как в первые два года. А еще она рассказала мне про "Властелин Колец". И так рассказала, что я просто загорелась - мне ничего не хотелось, кроме этой книги. Несколько обманным путем (с помощью деда) я приобрела толстенную дорогущую книгу и прочитала ее за три дня, мать прочла ее следом за мной, и именно тогда суровый протестантизм родителей дал первую трещину - она не обнаружила у Толкина ничего развращающего и ужасного; более того, книга была признана хорошей, годной к прочтению и даже слегка христианской. В дом были торжественно внесены Хоббит, Сильмариллион, Роверандом и тоненький туалетный томик великолепных толкиновских сказок.

Вторая учительница музыки была старше первой, жила в нашем доме, и у нее были невероятно длинные красные ногти. Она открыла для меня Хогвартс. Хогвартс в нашем доме был под СТРОЖАЙШИМ запретом, потому что основной темой, по мнению моих родителей, была именно магия, все персонажи были колдунами, и вообще ужас и кошмар полный.
Однажды на уроке я пожаловалась, что мне нечего читать, и все книги в доме кончились. Учительница подошла к книжной полке и (кажется, наугад) вытянула с нее "Узника Азкабана". Я про запрет, конечно, знала, но никогда не была особенно послушным ребенком. Поттера пришлось проносить домой контрабандой, приходилось дожидаться отсутствия обоих родителей и читать украдкой, а потом я копила на первые две книги, покупала их за очень дешево даже по тем временам в каком-то маленьком магазине у школы, прятала и перепрятывала в разных местах. Мать, правда, довольно быстро их обнаружила, прочитала, и суровый протестантизм дал вторую трещину, "Гарри Поттер" был оправдан. Не сразу, моими уговорами, жестокими спорами, в которых я доказывала, что книга вообще-то про дружбу, а не про то, как стать профессиональным колдуном.
Уже потом в нашей семье появился относительно быстрый интернет, почти сразу я обнаружила сайты, с которых можно было невозбранно и незаметно скачивать книги, и с одиннадцати до пятнадцати лет я пыталась восполнить свой детский дефицит сказок - читала разное фэнтези, в основном, наверное, не очень хорошего качества.

Играть на фортепиано, кстати, я так толком и не научилась. Но я безумно благодарна своим первым учителям музыки - за музыку и за книги. И суровый протестантизм не погиб - так и живет с двумя трещинами.

Развернуть
Оценка :  4.5
Загадочное ночное происшествие с собакой
Вы знаете? А я вот не знала, что название романа «Загадочное ночное убийство собаки» (The Curious Incident of the Dog in the Night-Time — точнее было бы перевести как «Загадочное ночное происшествие с собакой») — точная цитата из рассказа Конан-Дойля «Серебряный» (Silver Blaze):

'Is there any point to which you would wish to draw my attention?'
'To the curious incident of the dog in the night-time.'
'The dog did nothing in the night-time.'
'That was the curious incident,' remarked Sherlock Holmes.

— Есть ли ещё что-нибудь, на что мне следовало бы обратить внимание? — спросил инспектор.
— Загадочное ночное происшествие с собакой.
— Но собака молчала этой ночью.
— В том-то и загадка, — заметил Шерлок Холмс.


По-моему, автор бы не проиграл, если бы честно предпослал этот фрагмент в качестве эпиграфа. Кто читал роман — есть там ещё какие-нибудь отсылки к Шерлоку Холмсу?
Замечу, что в рассказе сэра Артура ни одна собака не пострадала. За исключением главного злодея, разумеется.
Развернуть
Оценка :  4

Мою крестницу зовут Соня. Ей 12 лет. Она аутист.
Эта книга поначалу стала для меня каким-то камнем преткновения. Все что делал Кристофер, я видела через Соню.
Как Соня ест суп, не любит вареный лук, отказывается есть в любом виде некоторые овощи. Не смешивает на тарелке разные виды еды. Как она рисует разными цветами, разукрашивая лист в клеточку, делая каждый из него определенного цвета. А затем уже наносит на них фигуры. Так и выходят фигуры на цветных квадратиках.
Видела и протестовала. Ну почему так?!Почему именно она?
Но потом к середине книги что-то изменилось. Я стала смотреть на мир глазами Кристофера-Сони. Замечать логику в их поступках. Увидела красоту и точность математических формул. Я стала лучше понимать ее поступки и мотивы. Ее мир поначалу казавшийся мне таким пугающим, страшным и странным до дрожи, (Да, да, до сих пор! Она и пугает и волнует и...я так люблю и переживаю за нее!) стал приобретать очертания, стал осязаемым и понятным. Ее эмоции, поднаготная ее некоторых поступков стали для меня понятнее и четче. Будто проезжая по крутому горному серпантину, мне подарили карту этой местности и рассказали как лучше проехать. Цель этого путешествия мне еще не вполне ясна, но сам путь стал более отчетливым.
Я еще не вполне способна объяснить, почему ее пугают люди в больших шляпах или что страшного в том, чтобы прийти посмотреть поздно вечером распустившиеся орхидеи. Но я знаю, за что она любит Орландо Блума, почему боится ездить на дачу, почему не любит, когда к ней прикасаются. Что пугает ее во врачах и откуда в ней неистовая, просто патологическая страсть к музыке.
Моя горечь от бессилия стала более смиренной, спокойной, а значит, я могу давать ей то в чем она нуждается более всего - мою любовь, мою поддержку и мою защиту.

Развернуть
Оценка :  4.5
Детство кончилось (возможны спойлеры - если, конечно, есть кто-то, кто понятия не имеет о том, кто такие Гарри, Рон, Гермиона и иже с ними)

Вчера я полдня провела, дочитывая сию прелесть на английском. Уж сколько раз, казалось бы, книга читалась и перечитывалась на русском, пусть и давно, но ведь много чего должно было остаться в памяти. Ан нет, читаешь и удивляешься, сколько всего успел забыть.

И тут, впервые в жизни, я задумалась кое над чем, и вдруг осознала, что Дж. К. Роулинг не идеальна. Она накосячила с перемещениями во времени.
Точнее, во взаимодействии перемещений и Карты Мародёров. Тут дальше пойдут небольшие размышления, ничуть не успокоенные ночным обсуждением с подругами :)

Итак, некоторые утверждения:
1. Карта Мародёров (в дальнейшем - КМ) никогда не врёт.
2. И не ошибается.
3. Люпин открыл её, увидел, что трио героев идёт к Хагриду, потом выходят - и с ними вместе Петтигрю.
4. Снейпу "хватило 1 взгляда, чтобы понять, что происходит".
5. Фред и Джордж ходили с картой несколько лет.

А теперь то, что пришло мне на ум.
1) Почему же КМ показала Люпину только 1 Гарри и 1 Гермиону? Ведь когда они переместились во времени, они ошивались максимум в сотне метров от лачуги Хагрида, т.е. КМ должна была показать профессору махинации детишек и свести с ума двумя Гарр...ями? не знаю, как его склонять :D - и двумя Гермионами.
Можно, конечно, списать на его невнимательность, но сами подумайте: есть, грубо говоря, кусок пергамента 5х5 см, на нём в любой точке обозначена лачуга Хагрида. Все нормальные дети и учителя сидят себе спокойной в замке, а на этом клочке перемещается несколько подписанных точек. Это же насколько надо быть слепым, чтобы не обратить внимание на эти от силы 7 точек, из которых 2 повторяются?
Или второе объяснение - что лес не отображается на карте, например. Но всё равно: раз Люпин наблюдал за троицей, как они вышли из замка и двинули к хижине, то должен был обратить внимание ещё на 2 точки, следующие за ними.
Ну и третье объяснение - КМ не учитывает перемещения во времени. Но это противоречило бы пунктам 1 и 2.

2) Опять к той же ситуации. Люпин утверждает, что вошли они втроём, а вышли вчетвером. Почему точки в лачуге не отражались? Почему он заранее не разглядел присутствие Питера?
У меня нет вариантов. Либо хижина - слепая зона, что опять же очень вряд ли, либо Люпин - один из самых невнимательных людей на моей памяти.

3) Когда я завела эту тему в обсуждении с подругами, не успела ещё описать первые 2 пункта, одна мне сказала: ты про Снейпа, да? Я тоже задумывалась.
А имела она в виду вот что: почему же Снейп, увидев карту и "всё поняв", не поверил в историю про Петтигрю?
Но тут как раз у меня объяснение есть и вполне продуманное :) хотя оно тоже попадает в разделы "наверное", "должно быть", "по-другому просто быть не могло" и "ну а как иначе-то?"
Итак. Вспомним, что Гарри как-то сказал о КМ: выходы из тоннелей на ней НЕ УКАЗАНЫ, даже Фред с Джорджем понятия не имеют, куда они их заведут. Далее ситуация: Сириус утащил Рона, в течение нескольких минут за ним ныряют Гарри и Гермиона. Предположим даже, что в это время Люпин на всех парах несётся за ними. До момента, как он дошёл до Драчливой Ивы, ребята скорее всего просто скрылись с карты, вышли за её пределы. Поэтому когда Снейп взглянул на неё, он увидел только Люпина, который шёл к своему старому ходу, о котором по несчастливой случайности наш профессор зельеварения с молодости был проинформирован. И, естественно, с той же самой молодости, а скорее даже ещё раньше, терпеть не мог всю четвёрку друзей.
Естественно, весь год подозревая, что именно Римус помогал Сириусу проникать в замок, он тут же решил, что Люпин пошёл в укрытие позвать друга на прогулку. Ну и он пошёл ловить сообщников. И по своей, скажем, ограниченности во взглядах и нелюбви ко всему неслизеринскому, он решил, что всё, сказанное этой парочкой, да и малолетками, внезапно оказавшимися на его пути, заведомо ложь. Прискорбно.

4) Ещё об одной вещи подумала прям только что: это ж какой маленький должен быть охват территории, подверженной атакам Ивы, если нажать на секретный прутик можно было с помощью палки?

5) Ну и последнее, самое забавное, напоследок. Опять же, спасибо подруге, смеялась я долго.
Почему Фреда и Джорджа за несколько лет владения КМ ни разу не смутило, что Рон спит в одной постели с каким-то левым мужиком? :D
В принципе, тоже могу сама себе объяснить тем, что их больше интересовало наличие преподов в коридорах и, собственно, ходы из замка, а на учеников они особо не обращали внимания.
Но тут опять же интересно: как они вообще догадались, как открыть КМ? Это не даёт мне покоя с первой прочитки книги.

Конечно, с путешествиями во времени всегда куча ляпов - ну невозможно просчитать и продумать всё досконально, ведь в реальной жизни такого не бывает. И всё же, и всё же...
Итак, спустя столько лет наконец задумавшись над такими вопросами, стало как-то стыдновато, что раньше это пролетало мимо глаз. Буду благодарна, если Вы поделитесь ляпами, которые заметили, но упустила я. Ну и не меньше буду рада, если сия длинноватая история навела Вас на мысли :)

Развернуть
Оценка :  5
Начало начал

В некотором городе в некотором районе жил я. Я и сейчас там живу. Ну чуть в другом месте, не суть. Дело было наверное в младших классах еще, или в пятом, где-то так. Поскольку был типа прилежным учеником, то пошел в библиотеку, благо была она рядом, за какими-то книгами. Какими, уже не помню. Но что хорошо запомнил, так это то, что хотелось еще чего-то для души.

Товарищ работник библиотеки посоветовала "Гарри Поттер и узник Азкабана". Тогда, разумеется, ничегошеньки не слышал ни о Хогвартсе, ни о Гарри, ни о Дж. К. Ролинг. Как всегда был в танке. Она еще добавила, что мол извини, милок, но книга очень популярна, поэтому даю на три дня, дальше штраф. Я сначала макушку-то почесал, но в итоге взял. И как вы понимаете, не прогадал. Прочитал за два дня, если мне склероз не изменяет. Видать судьба была, что та книга, которую я прочел первой, хотя она и была по счету третьей, так и осталась для меня лучшей во всем поттерианском мире. Как среди книг, так и среди фильмов. Почему? Может потому что первой была. Ну как первая любовь. Возможно, есть и другие причины. Да и важно ли это...

Да, кстати, на возможный вопрос, почему начал с "узника Азкабана", отвечу банально - других книг не было. Неудивительно, да?И так было потом всегда, читал в разнобой. И лишь недавно перечитал в правильном порядке. В любом случае, огромное спасибо той даме из библиотеки. Понятно, что всё равно бы на эти книги наткнулся, но тот возраст был самым подходящим для погружения в волшебный мир.

P.S. Не обращайте внимание на даты прочтения книг про Гарри Поттера и ко в моём профиле, они условны, ибо, как и многие, читал их десятки раз.

Развернуть
Оценка :  5
Новогодний сюрприз!

Когда-то давным-давно, а именно 29 октября 2012 года  издательство "Росмэн" открыло традицию Книжного Развала, на котором раздавались их книги.
Посмотрев на простые правила участия, вот такие весёлые:
1. Выбрать книгу, которую вы хотите получить в подарок и написать ее название в комментарии к посту
2. Сделать перепост записи к себе в ЖЖ
3. Подписаться на наше сообщество
4. Улыбнуться и ждать книгу:)

Я подумала и решила попробовать. Вдруг не перевелись добрые люди на свете?))))
Оставила заявочку, улыбнулась, как сказано, и стала ждать.
Долго ждала. Признаюсь, думала, что ничего мне не придёт, что это просто рекламный ход такой, развели, а я попалась...
Но нет уж! Конечно рекламный ход, но не развод! Пришла моя книжечка!
Вот:

Такой вот сюрприз ждал меня на Новый год!
Мечты сбываются, Росмэн)))
Я безмерно счастлива! Радуюсь как ребенок!
От всей души благодарна издательству "Росмэн" за такой подарочек!

История произошла: 8 января 2013 г.
Развернуть
Оценка :  0
Исповедь (история из жизни)

​Мой хозяин — идиот.
Я это знаю точно, и не только потому, что лежал с ним в больнице.
Причём, на одной койке.
Знаете, это довольно унизительно в наше просвещённое время, такое неприкрытое рабство.
Я был совершенно здоров, почти счастлив, у меня были свои дела, отношения… и вот, униженный и оскорблённый (моя любимая книга у Достоевского: там всех унизили и всех оскорбили. Его любимая — Идиот.).
Бросив все дела, я рабски поплёлся к нему через весь город, занесённый снегом и прочей чепухой, в больницу, униженно поднимаясь по ступенькам, скрываясь от врачей и больных (каюсь, я их иногда путаю), и тихо раздевшись, совершенно обнажённый (у моего хозяина свои причуды), забрался в постель к хозяину.
Как я уже говорил, мой хозяин — идиот.
Хотя он считает себя, волшебником.
Он носит итальянские чёрные очки и на лбу у него… шишка.
Иногда, по ночам, он пьёт вино и чокается с луной за окном, грустными облаками и деревом клёна.
Когда он сильно напивается (странным образом, напиваются облака, клён и луна: они начинают как-то весело покачиваться… Луна один раз до того набралась, что не могла вернуться к себе: оперлась на угол высокого дома, склонилась и… её стошнило), я порой робко шучу, что его и его шишку… посещает, «белочка».

Настало время сказать, кто я: я — Добби.
Да, я понимаю, природа не наградила меня красотой и свободой, и даже мало-мальской силой воли: я рабски предан своему хозяину. О таких как я, инфернальных Золушках (в ударении на первый слог, не уверен), даже не пишут книги. Мы всегда на периферии существования и жизни.
Я устал. Не единожды делал попутку убежать от хозяина, но был сурово наказан, изранен до бессознательного состояния: меня били о дверные косяки головой, о тумбочки… боже, что только со мной не делали!
Каждую ночь я сплю в одной постели с моим жестоким хозяином, и каждый раз он меня раздевает до гола, как-то странно поглаживая…
Я ни на что не намекаю, но… мне страшно.
Поймите, он уже не мальчик, у него давно уже не было женщины.
У него… чёрт знает что на уме.

А после его попоек с луной, вечно неряшливыми облаками, дурашливым клёном, на него находит чертовщина.
Он мнит себя волшебником, берёт свою палочку — пишущую ручку, и… начинает своё волшебство.
Хотя это больше похоже на посмертное насилие над душами деревьев: бумагой, которую он исписывает своими стихами.
И вот тогда, в сумерках комнаты, начинается волшебство, чертовщина: оживают предметы.
А быть может, они просто прячутся от волшебника-самодура, потому как, когда ему не пишется, он вымещает свою злость на невинных вещах: то запустит скомканный, навеки удивлённый лист в еле увернувшийся книжный шкафчик ( он у хозяина в рабском услужении, как и я: вечно стоит у стены, заросшей лазурными цветами обоев, и грустит, спит стоя и ждёт приказаний: хозяин его называет — Григорий, на манер слуги из «Обломова»).

А порой, он встанет со стоном (я однажды смиренно спал под его столом, возле его ног, и проснулся от странного стона, стонов. Мне показалось, что на его письменном столе, творится самый настоящий разврат, оргия, со стонами, удушениями и шлепками.
Я затаился, закрыл глаза, сделав вид, что ничего не слышал, что ещё сплю. Для искренности, рабской искренности, я даже представил себе удивительный сон, который мой хозяин не смог бы увидеть: так крылья бабочек, нежно вспыхивают таким волшебством мимикрии, изображающей подпалинки осеннего листа, что даже их враг не оценит и никогда не заметит всё это попусту растраченное искусство.
Итак, я затаился в попытке своего сна, в комнате сна, с доверчиво-светло приоткрытой дверцей в мир: я боялся стать участником этого разврата, но чуть позже, хозяин улыбнулся мне и посадил к себе на колени — боже мой, голенького, полусонного!, — и я с удивлением увидел, что никакой оргии — нет: мой хозяин просто писал очередную свою историю, стонал от мук вдохновения, бил себя по щекам, а один раз, даже ударился в отчаянии, головой об стол.) вдохновения — ах, какой волшебный перенос после кавычек: стол вдохновения!. — и ударит дверь ладонью, и дверь обидится, пошатнувшись, как женщина, и отвернётся к тёмной стене, и затихнет… лишь плечики её вздрагивают в сумерках.

А его собутыльники, или, как он их называет — друзья по волшебству: Гермиона, Тодд..( т.е. — Луна, рыжеватый и дурашливый клён), стоят за окном, как озорные дети, прижавшись к окну, смазанными, как на фотографии счастья, рожицами, и ждут его…
А мне всегда страшно после их встреч.
Часто, когда я лежу в постели со своим хозяином после его попоек и волшебства, мне снится, что настоящий волшебник, вовсе не мой хозяин, а я.
И тогда я робко улыбаюсь во сне, в темноте, обнажённый и счастливый.
Увы, мой хозяин всё одеяло перетягивает на себя, а я сплю в зябких сумерках, с краю постели, над бездной почти (ибо как по волшебству, когда мы спим, наша постель парит над чудовищными безднами) обнажённый и бесконечно одинокий.
Помню удивительную ночь, рай моей несчастной жизни.
Мне снилась чудесная песня: 'Пообещайте мне любовь', из какого то старого фильма.
Проснувшись среди ночи от счастья внезапного сердцебиения, я почувствовал, что рядом со мной, лежит кто-то ещё.
Украдкой, как-то шёпотом, повернув лицо, я с удивлением обнаружил, что это… женщина.
Прекрасная и обнажённая женщина.

Сознаюсь, мне было… очень стыдно, лежать рядом с ней, полностью обнажённым.
Она во сне иногда робко касалась меня. Я чувствовал её нежный и тёплый запах.. это был, рай.
Может, мой хозяин, и правда, волшебник?
Всё то очарование, та цветущая нежность, что снилась моей несчастной и одинокой жизни, вдруг, оказалась в ночи, на постели, рядом со мной.
Век бы так лежал с этой милой женщиной, ощущая доверчивую улыбку её тепла и движений во сне, едва ощущая её касания в темноте, блаженно-неожиданные, как зацветшая веточка вишни в конце зимы: я не знал, до какой части меня она случайно дотронется в следующий миг: всё моё маленькое и робкое тело, сходило с ума от счастья быть участником этих тепло накрапывающих касаний, похожих на первые капли весеннего дождя в раю, которые ощущаешь всей душой и нежностью воспоминаний.

Набравшись смелости, счастья, я не удержался и… поцеловал в темноте спящую женщину.
Поцеловал сладостную, тёплую темноту, и замер, в блаженно трепете закрыв глаза, ожидая в любой миг, как мне даст пощёчину — ночь.
Но ничего не случилось. Женщина спала. Спала и ночь.
Я стал наглым. Нежно-наглым.
Мне нечего было терять… потому как, я уже был на грани, задумываясь о самоубийстве.
В сумерках, ставших соучастниках моей дерзости, я приложился щекой и губами, к милым ногам женщины, и, закрыв глаза, пролежал так всю ночь, ожидая в любой миг, наказания, и даже когда я заснул, мне приснился рай: я лежу в темноте рядом с женщиной и хозяином моим, прижавшись к её милым ногам, губами.
Это было полнолуние моего сна: о большем и не могло мечтать моё робкое сердце.
Я был мог так пролежать много дней, недель, пока не умер бы истощённый, но бесконечно счастливый, ощущая под своими губами, милые ноги женщины.
Утром, я проснулся раньше всех.
Опустился с постели на пол, и… с рабской преданностью счастья, чуточку прищуренного от счастья, припал к милым, карим носочкам спящей женщины и поцеловал их долгим поцелуем.

Этим же утром, хозяин сказал, что моя прекрасная незнакомка, переезжает, и я её больше никогда не увижу.
Это было ударом для меня.
А ведь я даже не видел её лица. Я видел и целовал лишь её милые ножки, носочки её, похожие на опавшую, карюю листву.
Если бы я увидел её, всю ( ах, так должно быть видят любимую, в раю! всю, целиком, от её воспоминаний детства, всё её счастье и горе, надежды и тайные наслаждения!), то умер бы от счастья.
Но возможно, мой хозяин заколдовал её и она превратилась… в книгу на его полочке?
Может, все его книги.. это заколдованные женщины?
Хочется всё же думать, что настоящий волшебник, не он, а я.
И не только потому, что у меня маленький шрамик на лбу, изящные очки и в детстве, при странных обстоятельствах, у меня умер папа.
Я однажды расколдую женщину на его полочке.
А возможно, и себя, и тогда я стану снова красивым, а не сгорбленным карликом, уродцем и мучеником существования.
Пожалуй, стоит открыть моё настоящее имя.
Добби — меня называет лишь мой хозяин, тот, кого я не могу называть.
Но моё настоящее имя, которое я бережно храню, как надежду моей судьбы — Мизинец.
Возможно, во мне есть итальянская кровь: Сицилиец, Венецианец…

картинка laonov

Развернуть
Оценка :  3
Главреды бывают разными

Работала я как-то в одном пригламуренном журнале (аналог, не сказать пародия, московской «Афиши»). Писала книжные обзоры.
Главным редактором у нас была девушка средних лет – неплохой человек и администратор, но никакой редактор – с амбициями и безоговорочной уверенностью в себе, своем опыте и эрудиции. (В скобках замечу, что читала она, помимо собственно «Афиши», разве что «Космо» и иже с ним, путала Улицкую с Устиновой...)
«Святая и греховная машина любви» попала в список обозреваемого. Живем мы далеко, везут сюда (по сю пору) преимущественно макулатуру. Мне показалось логичным, прежде чем описывать книгу, рассказать об авторе. Кратенько. Разумеется, в том числе я написала:

...Айрис Мердок было присуждено звание Дамы Командора ордена Британской империи.

Каково же было мое изумление, когда вместо этой фразы в уже напечатанном журнале было написано (напечатано)) следующее:

За добрый нрав и общительность друзья называли Айрис Мердок Дамой.

Что к чему?
Кипела я, шипела, пузырилась, а толку?

Развернуть
Оценка :  0
В огромном городе моём

​Ночь, улица, друзья в аптеке..
Друзья порой светят не меньше, чем блоковский фонарь.
Мистика, право слово, а может и - лево.
Аптекарша и я в аптеке. За моим левым плечом, стоит подруга, словно светлое и стройное крыло, но оно не видно никому: всё как и в жизни.
Почему друзья так крылато участвуют в нашей жизни? Может Гумилёв прав: мир, лишь луч от лика друга, всё иное — тень его.
У меня есть друзья. Это не так уж и необычно, почти нормально даже, в нашем безумном мире.
Другое дело, что  бóльшая часть моих друзей — давно мертвы.
Живых друзей у меня не так уж и много, и порой они меня ревнуют к мёртвым: случается, я ухожу с вечеринки пораньше… к своим мёртвым друзьям.
Друзья знают о моём странном увлечении. В шутку называют меня сумасшедшим, романтиком… точнее: сумасшедшим романтиком.
Я пробовал знакомить моих умерших друзей и живых. Часто, эта затея заканчивалась грустно.
 
Сидим за столом: я, мёртвый друг и живой.
Три стула. Один из которых — гостеприимно пуст.
Правда, до того, как сядет живой друг, пустыми стоят — два стула.
И это слегка озадачивает друга. Живого и мёртвого.
Мёртвого — из-за его стыда своей смерти: его не видят и могут грубо, с непочтением к бессмертию души, словно это бездомное и перепачканное животное, могут сесть на его место. На него.
Если бы я был на месте друга, я бы из вечной робости обнажённого сердца, не выдал бы себя, мёртвого.
На моих коленях сидела бы улыбающаяся женщина, ни о чём не подозревая, но как-то странно порой оглядываясь: тёмный холодок целует сердце…
Мне не идёт смерть, как слишком старомодная или же наоборот, слишком модная, одежда: мне нравится мода столетней давности. Но такой смерти нет.. такого фасона, нет. По крайней мере на меня, потому уже тут, на земле, я живу словно бы чуточку и нежно прикимарив, умерев.
Я был бы вечно краснеющим призраком, робким и вечно влюблённым: мне кажется, призраку влюбиться намного проще, чем человеку: для призрака, милые стихии природы, мгновения, друзья и прекрасные незнакомки и незнакомцы даже, ласково слиты и похожи на облетевшую синеву осеннего сада.
 
Вот сидит на мне женщина.. быть может, лежит даже на мне, а я молчу и не решаюсь сказать, что люблю её (ах, я мог бы совершенно невинно и светло переспать с подругой, а она этого даже и не заметила бы!).
Да и поздно говорить, когда умер.
К тому же, можно до смерти испугать.
В жизни легче: откажет тебе девушка. Больно… осень шумит под ногами, над плечами… стихи пишешь и пускаешь их как в детстве пускал кораблики по весенним ручьям.
А порой и умереть от этого сладко: кораблик впадает в тёмную реку дороги, а душа словно бы входит в вечерний парк поздней осенью, где плачет одинокий фонарь на ветру.
А когда уже мёртв.. и ручку то взять не во что, для стихов, да и для письма, и осень шумит не для тебя — сквозь тебя, тобою, и ты похож на раздетую прохладу синевы в облетевшей листве.
Возле фонаря стоит твой милый друг и о чём-то смотрит (неправильный, небесный наклон строки, над листвой и фонарём — в рай и душу друга) в осеннее небо.
 
Со стороны живого друга, перед двумя стульями — тоже стыд: куда сесть?
Туда, куда смотрю я? А если я не приглашаю сесть, а смотрю на умершего друга?
Одна подруга, не выдержала нашего застольного, замогильно-дружеского молчания вечером, и, посмотрев на чеширские усы на левом запястье, сделала вид, что забыла про какие-то дела и ей нужно бежать.
Секундная стрелка показывала, куда и как именно, выдавая её душу, словно её душа на миг проглянула из запястья: так Золушка не сбегала по ступенькам, как секундная стрелка по лесенке циферблата.
 
Я боюсь усов на женских запястьях. Мне хочется их сбрить. Или.. приложиться к ним губами.
Да, эта странность, с гомосексуальной оскоминкой, во мне есть: желание поцеловать часы на запястье подруг.
Как после парного молока в детстве, на губах — усики женской души, её утраченное, прустово время…
Но ещё больше я боюсь цифр на руках, безумно сменяющихся, как в лагере, делающих за день, полный обход территории, где всё фатально повторяется: работа, семья, дом, вечер, «ледяная рябь» постели и колючая проволока звёзд.
 
Мои мёртвые друзья, на самом деле, живее многих живых: Марина Цветаева, Андрей Платонов..
Иногда мы ссоримся, и из квартиры выхожу уже я, хлопнув дверью.
За пустым столом — 3 одиноких и пустующих стула. Три книги лежат..
Никого нет. Лишь занавеска, спело округлилась от сквознячка и открытого окна и похожа на парус: беременный ангел, бездомный и грустный, идёт по воде, среди ночи и звёзд.
 
Ночь, улица и я в аптеке.
Краснею, как влюблённый призрак или осенний лист, и, робеющим голосом, нарочито и забавно стройным, каким бывает лицо задремавшего человека, который проснулся от голоса друга и, не желая показать, что задремал, придурковато-мило, говорит с какими-то навеки удивлёнными, умилёнными глазами: что? Нет, не спал..(строка незакончена, обрывается, призраком входя в сон разбуженного человека и пропадая там).
Таким вот голосом, сегодня ночью, в аптеке, я спросил у аптекарши… прокладки.
Докончив ещё более стройным, почти вставшим на цыпочки, балетным голосом: на 2 капли.. нет, лучше на 3.
Сказал это таким тоном, словно брал для вечеринки 2 бутылки вина, или даже дорогого шампанского, но, вспомнив о ком-то, взял ещё и третью бутылку: гулять, так гулять!
 
Забавное это чувство, почти мистическое: покупать в аптеке что-то интимное, зная, что берёшь не для себя, а для кого-то, и даже если аптекарша не знает об этом, — и никогда не узнает!, — всё равно от этого, легче на душе.
За плечом, как крыло, чувствуется присутствие милого друга.
Так и в жизни: стоишь перед другом посреди вечера, словно зашёл в аптеку-рай (боже, как небесно она светится в ночи, особенно на рождество!), и хочешь купить что-то жизненно-важное: сердце истекает кровью..
Вот-вот спросишь у друга что-то интимное, но.. стыдно выговорить.
А вдруг рядом с другом ещё — «покупатели»? Перед ними стыдно спрашивать. Я то знаю.
Но если знать, чувствовать.. что за твоими плечами, стройно и светло, стоит — любовь, что это не ты сам просишь для себя, а что-то небесное в тебе, нуждается в той, перед кем ты сейчас стоишь… и что вся лазурь неба и мира — пуста без неё…
Так я шёл ночью мимо аптеки к своей милой подруге, под курткой, возле груди, неся ей прокладки.
О чём я думал? Как в детстве она поранила ногу возле реки о ракушку, и я побежал за подорожником.
Нарвал ей целый букет подорожников…
Её улыбку из цветов, у реки, я не забуду и на небе. А на земле, не забуду то, как она медленно положила тепло своей руки на мою ладонь, на своей ранке.
 
  картинка laonov

Развернуть
Оценка :  5
моя самая любимая часть серии

Как сейчас помню, когда я впервые начала читать Гарри Поттера... 

Мне 12 лет, лежу дома уже месяц из за конъюнктивита и не знаю, чем заниматься.  

Пошла в гости к бабушке и нашла там всю серию Гарри Поттера издании Росмена Счастью не было придела и я начала читать. 

И, когда дошла до этой части, узнала о существовании фанфиков, фандобов и прочее... 

Эта книга для меня особенная по сей день️

История произошла: 2013 г.
Развернуть
Оценка :  4
Sans titre

La vérité est éternelle
comme un ressort dans un piège
comme ton visage encadré
de plumes indiennes
dans la langueur de la connaissance
Ciel instable
qui retient au bord
la masse des sentiments
prêts à jaillir à travers
la visière de la causalité.

(перевод)

Истина вечна,
Как пружина в капкане,
Как твое лицо
В обрамлении индейских перьев
В истоме познания.
Зыбкие небеса,
Вы удерживаете на краю
Громаду чувств,
Готовую хлынуть
Сквозь забрало причинности.

30 декабря 2021 года

Развернуть
Оценка :  4
Письмо ангелу

​Я убийца.
Звучит безумно, но я пишу это письмо той, кого убил…
Хочется попросить прощения и заплакать.
Кому отправить это письмо? Кто его прочтёт?
К ангелам такие письма не допускает цензура. Люди сочтут это безумием.
А ты, моё родная, ты где-то между человеком и ангелом…
Что мне делать с этим письмом? В нём.. вся моя жизнь, вся моя любовь… не нужная ни на земле, ни на небесах: на небеса меня просто не пустят.
А такая любовь жжёт как в аду, уже на Земле.
 
Знаешь, я, кажется, знаю, как появился ад на земле.
Ты любишь грозы? Знаю, что любишь.
Далёкие грозы во мгле вечера похожи на райские розы.
В самом слове — грозы, уже есть семена небесных роз.
Так и в моей любви к тебе был уже ад и рай, с самого начала.
Как думаешь, ад похож на планету, сплошь населённую алыми розами, грозами?
Человек просто просыпается среди роз от вспышки грозы, тень которой синей змеей скрылась в цветах.
И всё, никого больше нет. Розы, грозы…
Как в вечной и банальной рифме. И человек лежит под грозовым и цветущим небом, и из груди, запястий, плечей, у него мучительно прорастают розы: его память о той, кому он причинил боль на земле.
 
Когда допишу это безумное письмо, больше похожее на дневник обнажённого сердца, я пойду с ним в наш с тобой парк, когда разразится гроза.
Вырою глубокую яму, как для человека, идеально подходящую для тебя, и похороню в ней письмо, сердце своё.. свою боль.
На похоронах моего письма будут только наши друзья: вечерний дождь, гроза, тревожный шелест листвы и.. ворон.
Интересно, а если кто-то заметит, что я делаю в парке?
Приедет полиция и заставит меня снова копать зарытую яму.
Ворон надо мной будет каркать что-то своё, неверморное, дождь будет идти под медленным наклоном, как в кошмарном, душном сне, от которого нельзя проснуться, хоть и понял, что спишь.
Полицейская машина неподалёку, забьётся в припадке световой эпилепсии, а я буду со слезами на глазах сырую, и тоже как бы заплаканную землю, и в конце-концов все увидят лежащее на глубине тёмной ямы, обнажённое сердце моё — это письмо.
 
Да, я убийца, прости меня, любимая.
Так бывает в жизни: можно стать убийцей, даже не убив человека, а просто… убив отношения, что-то в человеке — убив: надежду.
Мы не можем быть вместе, и это звучит как безумие.
Не менее странно было бы, если бы на улице ко мне подошла странная незнакомка в плаще и тёмной шляпке, и, коснувшись моего плеча, сказала бы: ты умер..
И всё. Я просто иду дальше, живу куда-то, встречаюсь с друзьями, слышу детский смех в парке, пение птиц, листаешь книгу.. но в итоге понимаешь: незнакомка была права: это уже не жизнь, а существование.
Если тебя нет рядом — всё бессмысленно.
 
Я сегодня несколько раз просыпался ночью, от одной мысли: тебя нет в моём сне.
Просыпался, хватался ладонью за белые складки пустоты постели рядом со мной, словно я падал куда-то, и, спасённый мыслью о тебе, удерживался на краю ночи: засыпал с улыбкой, думая о тебе, а потом снова, просыпался в поту и слезах..
А под утро ты мне всё же приснилась.
Сон был странный: тесная комната сна и ссоры.
Сумрачно. Шторы у окна задёрнуты, и как бы вздрагивают от лёгкого сквознячка, но со стороны кажется, что кто-то в тёмном плаще отвернулся к стене и плачет, и плечи его тихо вздрагивают.
Двери в комнате не было. Точнее, она была заколочена досками, похожими на широкие полосы света в парке, отвесно, безвесно падающего сквозь листву.
Ты держала у груди свою чёрную кошку.
Я говорил тебе что-то тёмное, злое.
Причинял тебе боль, но и себе я причинял боль, т.к. слёзы были у меня на глазах.
Но странное дело: я физически видел, как причинял тебе боль.
 
От каждого моего резкого слова, кошка у тебя на груди вырывалась и царапала до крови грудь, плечи и руки, и получалось, что от моих слов у тебя на коже проступали алые раны.
Ты просто стояла возле окна и плакала.
Я чувствовал твою боль, но на моей коже не было порезов, и я хотел порезать себя сам.
Взял со стола нож, но ты тихо вскрикнула, увидя зажатый в моей руке долгий блеск.
Я сделал шаг навстречу тебе, и ты снова вскрикнула и замотала головой: у тебя на шее появилась нежная, как цепочка, алая полоса.
Хотел всего-лишь взять кошку у тебя из рук… хотел, чтобы и у меня были твои раны, но кошка сама выскользнула из твоих рук.
Мы стояли друг напротив друга, просто молчали и плакали, но алые раны таинственным образом продолжали проступать на наших телах: лицах, ладонях, груди и бёдрах..
В какой-то миг, раны на твоей коже стали таять, и как бы проявляться на мне, я весь истекал кровью, и тогда ты бросилась ко мне, желая обнять..
 
Проснулся я с криком в ночи, разбудив тихо плакавшую во сне, жену.
А под утро мне приснился тот самый сон. Один из тех странных снов без начала и конца, на берег которого ты выброшен, словно после кораблекрушения.
Я был на берегу моря и ты лежала на песке, смотря на меня, сквозь меня, в небо.
В твоей груди был нож. Хоть я и не помнил, что вонзил в твою грудь нож, я знал — это я тебя убил.
Но как это часто бывает во сне, нож был не совсем ножом: я не хотел тебя убивать…
Чего хотел? Проникнуть в тебя.. хотел войти в тебя интимнее, нежнее и глубже, чем в сексе: желал коснуться твоего сердца, остановив его, как уставший маятник часов в детстве, когда ещё не зная о Фаусте, в восторге от пения птиц, дождя, и поцелуя девочки в очках, я залез на стул к часам, желая остановить мгновение.. время.
 
Да, я убил тебя во сне, любимая. Но я хотел быть лишь с тобою и только с тобою, чтобы наc не разлучали больше твои друзья, твой парень и.. твоё беспокойное сердце.
Я просто лёг с тобой рядом на пляже и обнял.
Это было наслаждение: сознавать, что на острове нас не найдут и ты от меня никуда не уйдёшь, и я никуда от тебя не денусь..
Я мог теперь долго, сладостно, безумно долго лежать с тобой рядом и обнимать тебя досыта, ласково гладя тебя, тихую, мёртвую, смотрящую в небо.
Во сне я плакал и обнимал тебя, говорил такие нежные слова, которые не осмеливался сказать при жизни.
Затем сон стал зарастать реальностью, словно дикой и высокой травой.
Твоя милая плоть стала пахнуть тлением и смертью.
Меня снова разлучали с тобой, заставляли покинуть тебя.
Я нежно поцеловал тебя в бледные и холодные губы и закрыл глаза, как и полагается при поцелуе: тебе и себе.
А потом я.. как бы закрыл глаза своего обоняния и грустно улыбнулся.
В сумерках осязаний нас ничто больше не разлучало.
Был прибой моря, как бы с неба, было счастье..
Я дышал ртом. Я знал, что запах тления проникает в меня, но в этом почти осеннем и чуточку сладком запахе была и ты, и ты была во мне: было в этом смещении восприятия что-то смутно-гомосексуальное.
Я буквально дышал тобой и ты молчала во мне, как бы плечами запаха встав у моего сердца.
 
В какой-то миг мне стало стыдно, что я избегаю тебя, твоего обнажённого существования: в тлении плоти участвовал ведь каждый атом твоего милого тела; смерть, словно импрессионист, превращала твою плоть в трагичнейший и нежный пуантилизм существования: я дышал, вбирал тебя целиком, понимаешь? 
Я слишком люблю тебя, солнце моё, чтобы брезговать тобой даже в смерти: свет каждого расцветшего атома в тебе, ставшего душой и невесомостью запаха, я вбирал в себя и как бы прижимал тебя изнутри к своей груди.
Сон длился года, века…
Я обнимал уже не твою милую плоть, но твои белые кости: солнце, губы мои и синий прибой, продолжали тебя целовать..
Ты была моя, только моя, и во сне я знал, что нас не сможет никто и ничто разлучить.
 
Невермор, невермор, невермор…
Боже мой! Я только сейчас понял всю трагедию поэмы По — Ворон.
Утрата любимой, её смерть. Одиночество комнаты, распахнутое, как объятие ангела — окно, и влетевшая птица, у которой истомлённый горем человек, вопрошает: встречу ли я когда-нибудь свою любимую, в аду или в раю?
- Nevermore..
А в жизни ещё безумней: никогда, родная, ты слышишь? Никогда я не увижу тебя, совёнок мой нежный!
Мы не будем вместе — никогда!!
Грустно улыбаюсь… Эдгар По первоначально хотел вместо ворона вывести — совёнка.
Что смерть и ад перед этим безумием? Пустяк…
Знать, что ты не умерла, что ты живёшь и улыбаешься с друзьями, целуешь другого… и не быть с тобой, никогда!!
Сердце, вечный ворон, шепчет и сводит в ночи мою душу и сны: никогда!
 
Безумно сознавать, что лучшее, что было в жизни — осталось позади.
Ты бала лучшим, что случилось в моей жизни.
С тобой одной и жизнь то случилась моя, и вот, тебя со мной нет, а значит и жизни — нет.
Любимая, хочешь открою маленькую тайну?
В детстве, пережив как Байрон трагедию любви в 8 лет, я открыл таинственный закон природы, над которым смеялись взрослые, когда я рассказывал его им, как в бреду.
И только сейчас я осознал весь его трагизм: это закон множественности бесконечностей.
Если атомы — бесконечны в безграничной вселенной, то в атоме существуют более мелкие частицы, а в них, другие, ещё более мелкие, мгновенные.
И вот этих частиц, бесконечно больше бесконечных атомов.
Гармоничная лесенка бесконечности..
Я к тому, что вся эта грубая реальность, нас разлучившая, и даже смерть, что разлучит однажды наши тела, для меня — всего лишь робкий блеск в огромном и бесконечном мире — моей любви к тебе: в ней нас не сможет разлучить уже ничто.
 
Во снах и в сердце своём я живу только тобой: у моей любви — мышление дельфина: как дельфин никогда не спит, сначала дремлет одно полушарие его мозга, потом другое, так и я: ты для меня вечная, бессонная реальность.
Днём, я только о тебе и думаю. Засыпаю — и снова вижу тебя и живу тобой, с тобой.
Перерыл много мудрых и скучных книг, в поисках подтверждения моей странной любви к тебе: что-то похожее нашёл у Цветаевой и в одной книге по квантовой физике, которую даже не дочитал: всё это слишком туманно и сложно для меня.
Но была там дивная мысль.. о нас.
В фотонах света есть Пара. Её называют — запутанность. Всё как у нас…
Где бы не была другая пара, даже на расстоянии миллионов световых лет, другой, близкий ей фотон, будет ощущать всё то, что ощущает и другой фотон: эти осязания любви — выше скорости света.
Но если кто-то попытается измерить их единство, зафиксировав, они навсегда потеряют связь друг с другом.
 
Мне кажется.. наша с тобой возможная встреча и нежное безумие дальнейшего брака с тобой, это гибель для нашего безмерного чувства.
У меня к тебе не любовь, а — душа, звёзды, гроза и прибой океана!
Разве можно всё это заключить в комнату, в постель?
Разве можно.. жить с душою, в постели? Она мала для души..
Хорошая моя.. а тебе ведь хочется простого человеческого счастья: ощущать руку любимого в своей руке, прогуливаться с ним по парку, рассказывать ему утром свои сны…
Прости.
Крылья моей любви, в первую же нашу ночь на постели с тобой, проломят стены, перепугав насмерть соседей твоих и их кошку.
 
Где-нибудь в лесу или посреди океана, среди звёзд...ты жить не сможешь со мной.
Родная моя… чтобы мне быть с тобой, мне нужно… любить тебя меньше, по человечески, как любили тебя мужчины до меня и будут любить после, но.. так мало, преступно мало, я не могу тебя любить, это… больше чем убийство.
Мне жизненно важен каждый твой жест, каждая мысль, походка, малейшая складочка твоего тёплого голоса и дыхания: нет на твоём теле частички плоти, которая не была бы свята для меня, которую я не хотел бы поцеловать, к твоему нежному румянцу и смущению ангелов.
Подумать только! Ты вся мне нужна! Как бы ты не пошевелилась, как бы не выглядела с утра, в различные моменты жизни, чтобы не сказала — всё это мне дорого.
Словно в безграничной вселенной есть точка опоры для всего твоего милого существования, от первого воспоминания детства, до снов и твоего лилового ноготка на левом указательном пальце с милым, улыбчивым шрамиком.
Это.. предчувствие бессмертия.
Ни у одного цветка в мире, звезды, стиха, птицы — нет такой всепринимающей их точки осязания: родины сердца.
Если была бы, цветок, стих и звезда вмиг просияли бы чем-то ангелическим.
Ах, я даже и не мечтаю, что моё робкое существование было бы хотя бы на 5% кому-то интересно и важно.
Кому интересно, как я в детстве обнимал со слезами на глазах, дерево, переживая первую неразделённую любовь?
Кому важно… моё левое запястье с синей веточкой венки? Или моё правое ухо с маленькой родинкой на мочке, где могла быть серёжка?
 
Что-то странное стало происходить со мной: я стал жить тобой.. буквально.
Не имея возможности войти в тебя телесно, в сексе, я.. стал входить в тебя духовно.
Стал видеть, чувствовать и слышать то, что и ты, находящаяся от меня на расстоянии тысячи км.
Моя нежная плоть стала доверчивой фотографией нашей невстречи, которая намокает твоими осязаниями: пейзажи твоих осязаний и чувства проступают на ней.
Стоит тебе съесть что-то вкусное: твои любимые креветки, как я, вегетарианец, не только ощущаю во рту их матовою сладость, но у меня проявляется аллергия. И всё же я счастлив.
Если тебе больно… если тебя обидел твой мужчина, я могу беспричинно заплакать среди парка, общаясь с друзьями, и моё запястье покраснеет обжигающей болью, словно его кто-то с силой схватил.
Ощущаю я иногда и то… когда ты занимаешься любовью со своим мужчиной.
Тогда мне хочется сойти с ума…
 
Продолжаю своё странное письмо через неделю.
За это время произошло настоящее чудо.
Жена вернулась домой пораньше и обнаружила меня, на полу, возле постели: я был весь изранен.
Перевязав раны и приведя меня в чувство, жена перепуганным, оступающимся голосом спросила, что со мной случилось.
Что я мог ей ответить? Правду? Она никому не нужна в этом мире.. как и любовь.
Ты была за 1000 км от меня, а я был с тобою.. в тебе.
Ты ехала со своим мужчиной на машине, спорила с ним о чём-то и попала в аварию.
Время остановилось. Сердце твоё не билось: моё сердце билось в твоей милой груди.
Я как бы накрыл тебя собою и увёл в сторону.
Моё робкое существование на миг проступило рядом с тобой и на меня пришлась вся сила удара.
Уже потом, в письме от тебя я узнал, что ты действительно попала в аварию и чудом спаслась.
А ещё ты писала, как на миг, словно в нежном бреду, совсем рядом с твоим лицом, в кошмарно и блёстко накренившемся мире, ты увидела моё лицо, прозрачно и тепло коснувшись его..
Не могу больше писать, прости, моё солнце.
Безумно люблю тебя.
Дождь за окном… начинается гроза.

картинка laonov

Развернуть
Оценка :  5
Одно большое признание в любви

Любовь к Патрику Нессу началась именно с "Поступи Хаоса", а последовавший за ней "Голос монстра" просто растолок мою душу в осколки навсегда. При этом не могу сказать, что остальные романы Несса (а я внимательно слежу за его творчеством) оставили такой же яркий след в моей душе, но автор надежно укрепил свои позиции таким мощным стартом.
Но, к сожалению, экранизации обеих этих потрясающих книг оставляют желать лучшего. Не всем так везет, как "Властелину колец".
Так вот, прошло, мне кажется, лет 10 уже с моего первого знакомства с трилогией Хаоса и на одну минуту мне не стало менее интересно, менее захватывающе следить за историей Тодда и Виолы.
Я готова по-прежнему признаваться в любви этим персонажам, их чувствам, их силе духа, их преданности...

Он говорил, что никого нельзя любить всей душой, иначе с помощью этого человека тобой будут помыкать. Нет, на самом деле все иначе: надо любить кого-то всей душой, и тогда никто и никогда не сможет тобой помыкать.

И мне не хочется разбирать эти романы на кусочки и детали (к слову, я считаю тут вообще все хорошо), мне хочется читать их сердцем.

Развернуть
Оценка :  5
Книга или музыка?..вот в чем вопрос.

Когда-то в третьем классе (что было лет 7 назад), моей Maman в голову пришло научить меня играть на гитаре. Этому я не слишком противилась, но и не выражала особенной радости. Ну, пришел учитель, к слову сказать потрясающий гитарист, который мне на первом же занятии дал несколько упражнений на правую руку. Гитаристы меня поймут: их надо делать ежедневно, как минимум по десять минут в день (на первых порах), а так как и количество ограничено, все уже въедаются в сознание и начинают выбешивать уже на третьей неделе занятий. ( А уж особенно в 9 лет!!!). Поэтому, чтобы не скучать, я читала "Гарри Поттер и Узник Азкабана", одной рукой держа книжку, а другой - играя упражнения! Эффект был поразительный: правая рука стала достаточно быстрой. Но, когда начались гаммы и пьесы, я благополучно часть занятия также проводила за чтением этой книжки вместо занятий музыкой. Итог: спустя 4 года я решительно отставила гитару в угол и сказала: не возьму больше эту жуть со струнами в руки!!!! А вот книжку перечитываю довольно часто ( недавно даже прочитала в оригинале).

Развернуть
Оценка :  4
Гарри Поттер и психоделические сновидения

Я сейчас активно переслушиваю Гарри Поттера в оригинале после прочтения книг на русском и на английском (и после просмотров фильмов на обоих языках).
Я уже рассказывала, что слушаю аудиокниги по ГП перед сном и что порой я слышу (вот тут). Вторую часть я прослушала без подобных инцидентов. А вот Prizoner of Azkaban решил отметиться новым способом.

Краткое введение в засыпание
Я очень плохо засыпаю, могу ворочаться часами. Мне ничего не помогает: ни теплое молочко с медом, ни снотворное, ни что-либо другое. Если мой мозг хочет работать, он будет производить дикие образы и потоки беспорядочных мыслей, а я буду лежать с квадратными глазами, пытаясь унять эту сумятицу и наконец-то заснуть. Встаю я рано - на работу еду в другой город, ложусь поздно - тут тоже без чтения не обходится, поэтому тратить время и ворочаться мне не с руки. Никакие медитации и дыхательные упражнения для успокоения мне не помогают.
Но я нашла один способ 100%-ного засыпания. Делюсь им охотно с другими страждущими. Это бесплатно и, я уверена, все вы им владеете. Итак, господа, это носки!
Проведя серию хладнокровных наблюдений за процессом засыпания, я пришла к выводу, что я не могу заснуть, пока у меня тело не нагревается до какой-то определенной температуры. Ноги у меня всегда холодные, поэтому я не засыпаю, пока они не согреются. :) Для этого я надеваю теплые носки и вуа-ля, я отхожу ко сну чуть ли не мгновенно, как будто меня кто-то выключает. Легла и через 5 минут - меня нет. Кстати, в носках я засыпаю даже летом, а ночью, просыпаясь, снимаю и сплю дальше.
Проведя вчера бессонную ночь, не надев носки, злая, сегодня я надела самые теплые, которые нашла. Как ожидалось, уснула я быстро, спала крепко, даже не проснулась ночью, чтобы скинуть с себя носки.
Думаю, своим сном я обязана именно носкам, что-то внутри меня перегрелось, перестало нормально функционировать и отсюда появился бред.

Питер Петтигрю
Перед сном я послушала немного ГП. Все уже в курсе, что в третьей части ключевую роль играет Питтер Петтигрю, он же крыса Рона Scabbers/Короста. И вот темной ночью, когда за окном шел снег, я совершила два путешествия: первое - в Хогвардс времен третьего курса обучения Гарри, второе - в страну Морфея.
И во второй я с родителями ехала на летающем мобиле Уизли, по Британии, которая почему-то странным образом напоминала мой родной город, те же пейзажи, те же сараи, но это определенно была самая настоящая Британия. Дальше будет понятно, почему я была так в этом уверена. И вот едет мы, попеременно то взлетая, то приземляясь, пока машина не ломается в какой-то глуши. Открываются двери, папа пытается починить мобиль, он, к счастью, не мистер Уизли (а, может, к несчастью...) и в технике разбирается хорошо. Пока он лазает под капотом, я открыла боковую дверь и стала разглядывать местность.
И вот тут ко мне подходит незнакомец. И кто бы вы думали это, Питтер Петтигрю в человеческом обличии.
- Помощь не нужна?
- Нет, спасибо, мы справимся, - и отворачиваюсь. Ну подумаешь, Питтер Петтигрю. Я тоже не лыком шита, вон на уизливском мобиле прилетела. Меня так просто не впечатлишь. Да и не нравился ты мне никогда!
Замечаю краем глаза какое-то шевеление. Питтер Петтигрю как-будто что-то крутит у машины.
- Что ты делаешь?
- Ничего, я просто смотрю. Хочу помочь, - с каменным лицом отвечает мне Петтигрю.
- Не надо, - говорю я и снова отворачиваюсь. Петтигрю продолжает что-то ворочать. Смотрю на него внимательно и замечаю, что он как будто складывает что-то в карманы, откручивает и складывает.
- Ах, ты паршивец эдакий, - примерно так выразилась я. Ну общий смысл был в этом. - Раскручивать машину решил!
Знать бы еще - зачем? Но во сне меня это не волновало, а волновал меня факт, что даже если под капотом все починят, то со стороны Питтера Петтигрю каких-нибудь важных деталей будет не хватать. Да и на полуразобранном мобиле летать не вполне безопасно, согласитесь. Даже во сне.
С помощью отца я скрутила Петтигрю и стала лазить по карманам его штанов. Не самое приятное занятие, надо признаться.
И на этом моменте не хватает перчинки, подумало мое подсознание. И выпустило на сцену банду молодых британцев. А я еще в Русском Репортере о них читала, страшные звери, эти британские бандиты. Все в татуировках, с битами и бойцовскими собаками, а с другой стороны дряхлый, полуразобранный летающий мобиль и я, ощупывающая скрюченнного Питтера Петтигрю, анимага совсем из другой реальности.
Брутальные ребята заинтересовались мобилем и только несколько обратили внимание на меня. Надо было как-то изъясниться, и я стала судорожно подбирать английские слова (а вот с Петтигрю я, особо не заморачиваясь, общалась на русском):
- Да, кому интересна эта ржавая железяка? - и махнула рукой в сторону машины. Прикинуться ветошью не получилось. Все бандиты повернулись и еще больше заинтересовались повязанным мной и отцом Петтигрю.
- Помощь нужна? - предложили они.
Ну вот, теперь они будут вызволять схваченного Петтигрю и во сне я огребу от британских уголовников. Какая честь!
Но оказалось, что они предлагают помощь мне. Заикаясь от облегчения, я поблагодарила их и...
Тут зазвонил будильник и я так и не узнала, что было бы дальше.

P.S. Вообще это, конечно, не образец психоделического бреда, который обычно снится мне, но... но... но все-таки, зачем Питтеру Петтигрю понадобилось откручивать гайки и болты с уизливского летающего мобиля???

История произошла: 11 января 2013 г.
Развернуть
Оценка :  5
История о моем знакомстве с Гарри и о том, как мне удалось собрать поттериану в росмэновском переводе

Такая ностальгия накатила после прочтения истории к "Узнику" на главной странице сайта, что мне тоже захотелось рассказать о своем знакомстве с поттерианой! Мне тогда было, наверное, лет 12-13. Росла я в глухой таежной деревушке, где книжного магазина и в помине не было, зато была маленькая библиотека в здании сельского дома культуры, куда хоть и редко, но всё же завозились кое-какие литературные новинки. Оттуда я брала "Ужастики" Стайна, детские детективы, "Хоббита", журналы и комиксы - в общем, стандартный читательский набор подростка тех лет. Так бы, наверное, всё и продолжалось, НО... Всё началось с рекламы и фанатской атрибутики: какой-то очкастый парнишка со шрамом на лбу однажды ворвался в обложки тетрадей и дневников, на футболки моих друзей и, кажется, намеревался обосноваться там надолго. Даже местные производители газировки в надежде увеличить продажи стали лепить на фирменные этикетки фотографию юного Рэдклиффа! Помнится, у брата была майка со сценой из квиддича с надписью на английском, и наш дед читал имя Harry как Нарру (На кириллице. Здесь, наверное, следует уточнить, что семья наша не русскоязычная, наш родной язык - якутский, так что английский для моего деда - почти что инопланетный). Сначала маленькая я почему-то скептически отнеслась ко всеобщему помешательству, но тут мой младший брат принес из библиотеки книгу "ГП и узник Азкабана", и, собственно, с этого дня и началась моя любовь к тетушке Ро и её персонажам. Из-за такого нарушения очередности мне всегда казалось, что Живоглот у Гермионы был с самого начала, ха-ха)) Брату, кстати, тоже дико понравилась серия, мы даже бывало дрались за возможность прочитать новую часть первым (в библиотеку книги завозились только по одному экземпляру) и прятали её друг от друга, пока не дочитывали до конца. Удивительно, но по какой-то неведомой причине много кто , как и я, начинал знакомство с Поттером именно с третьей книги! Я вот не знаю ни одного человека, кто начинал с "Тайной комнаты", к примеру. Все начинали либо с "Философского камня", либо с "Узника Азкабана"! Позже, уже будучи в старших классах, мы купили последние три части. Потом я поехала в город (за тысячу километров от родного дома) на учебу, книги остались дома, но я всё равно лелеяла мечту докупить все остальные части. Прошло несколько лет, я закончила университет, но так и не смогла дополнить свою коллекцию - Росмэн уже не выпускал эту серию, а Махаоновская версия делала мне больно непривычным переводом. И вот однажды однокурсница, с которой мы можно сказать почти и не общались, разместила в своем твиттере объявление о раздаче своих книг в связи с ремонтом квартиры. Я, ни на что особо не надеясь, спросила у неё а не завалялось ли у неё случайно каких-нибудь-гарри-поттеров, на что получила ответ, что ДА, у неё есть вся серия и она может отдать всё это добро мне совершенно бесплатно! Слава Мерлину!!! Так я стала счастливым обладателем всех частей поттерианы в росмэновском переводе! Ну, что это было, если не магия?!:))

Развернуть
1 2 3 4