15923 2874 894
Dan Simmons

Дэн Симмонс — о писателе

Биография

Дэн Симмонс (Dan Simmons) родился в Пеории, штат Иллинойс, 4 апреля 1948 года. Рос в небольших городках Среднего Запада, в том числе и в Браймфилде, Иллинойс затем явился прообразом выдуманного им Ильм Хэвена из его романов «Лето ночи» (1991г.) и «Лютая зима» (2002). В 1970 году Дэн получил степень магистра английского языка в колледже Уобаша, попутно на последнем курсе завоевав национальную премию «Фи Бета Гамма» за достижения в беллетристике, журналистике и искусстве.

Профессиональным преподавателем Дэн стал в 1971г. в Вашингтонском Университете Сент-Луиса. После чего в течение 18 лет учительствовал: 2 года в Миссури, 2 года в Баффало, штат Нью-Йорк, один год как старший педагог, а другой…

Библиография

1985 Песнь Кали ( Song of Kali )
1989 Фазы гравитации («Phases of Gravity»)
1989 Утеха падали («Carrion Comfort»)
1989 Гиперион («Hyperion»)
1990 Падение Гипериона («The Fall of Hyperion»)
1990 «Энтропийная постель в полночь» («Entropy’s Bed at Midnight»)
1990 «Молитвы разбитому камню» («Prayers to Broken Stone»)
1991 «Лето ночи» («Summer of Night»)
1992 Полый человек («The Hollow Man»)
1993 «Двуликий демон Мара. Смерть в любви» («Lovedeath»)
1992 «Дети ночи» («Children of the Night»)
1995 «Костры Эдема» («Fires of Eden»)
1996 «Эндимион» («Endymion»)
1997 «Восход Эндимиона» («The Rise of Endymion»)
1999 «Колокол по Хэму» («The Crook Factory»)
2000 «Бритва…

Титулы, награды и премии

World Fantasy Award, 1986 // Роман (Novel) —> Песнь Кали / Song of Kali (1985)
Locus Award, 1990 // Роман ужасов (Horror Novel) —> Утеха падали / Carrion Comfort (1989)
Locus Award, 1990 // Роман НФ (SF Novel) —> Гиперион / Hyperion (1989)
Locus Award, 1991 // Короткая повесть (Novellette) —> Entropy's Bed at Midnight (1990)
British Fantasy Award, 1989 // Роман — Премия им. Августа Дерлета (Best Novel (the August Derleth Award)) —> Утеха падали / Carrion Comfort (1989)
Locus Award, 1991 // Роман НФ (SF Novel) —> Падение Гипериона / The Fall of Hyperion (1990)
Bram Stoker Awards, 1989 // Роман (Novel) —> Утеха падали / Carrion Comfort (1989)
Hugo Award, 1990 // Роман (Novel) —>…

Премии

Лауреат
2013 г.Премия SFinks (Зарубежный роман года, Друд, или Человек в черном)
2010 г.Нокт (Зарубежный рассказ, Фотография класса за этот год)

Рецензии

TibetanFox

Эксперт

Но это не точно

18 февраля 2012 г. 02:11

10K

5

Какое бесстыдство! Я-то думала, что просто почитаю хорошую приключенческую книгу, а меня совершенно бесцеремонно взяли за шкирку и закинули в середину девятнадцатого века куда-то к Северному Ледовитому океану на застрявшее во льдах судно британской экспедиции. Несколько дней я страдала от жесточайшего холода, боялась до дрожи жуткого стона крушащих всё вокруг льдов, удирала по корабельным снастям от настигающего меня чудовища, истекала кровью и гноем от изуродованных гангреной ног, жевала полоски засохшей кожи и отчаянно хрипела вслед оставляющим меня в безжалостных льдах товарищам. Это полное погружение, книга с три, четыре, пять-дэ эффектом, когда даже до страничек бледного увесистого томика дотрагиваться страшно, вдруг пальцы приморозятся?

Признаю, у книги есть один недостаток: перевод на русский язык довольно посредственный, а местами и вовсе неуклюжий (что, чёрт побери, за прилагательное «уэльский», когда всегда было «валлийский»?). В оригинале язык стилизован под старину (и, как утверждают англоязычные критики, очень удачно), на русском же витиеватая речь появляется только у доктора Гудсира. Впрочем, все недостатки перестаёшь замечать через сотню страниц, когда запомнишь всех персонажей, карту и разберешься во временных и пространственных скачках (на самом деле, всё это совсем не сложно). О, как бы я хотела прочитать это на английском, но, увы, слишком мудрёные термины (которые я и на русском-то не все знаю)... Чёртовы англоязычные буржуи, как им повезло родиться с тем же языком, что и Симмонс.

Автор очень ответственно подошёл к делу, проделав работу, сравнимую с написанием диссертации, так что все мелочи, которые были точно известны об экспедиции, были вплетены в роман. Имена, события, записки, восстановленные по находкам стоянки — всё это так и было. И эта рамка реальности накладывается на дьявольский натурализм, который уж не знаю, как смог описать Симмонс. Человек случайно дотрагивается до штыка на морозе голой рукой, и с руки сдирается целая полоска плоти. Корни волосяных луковиц кровоточат при цинге. Вкус лишайников и кожаных ремешков. Звуки скрежещущего во тьме льда и воющей вьюги. Где он мог всё это слышать, видеть, чувствовать, осязать? Дотошность описаний напомнила мне, как ни странно, «Таинственный остров» Жюля Верна, где каждое зёрнышко и попугаиное пёрышко было описано и задокументировано, оплетено цепкими сетями слов автора. Так и здесь — каждое дыхание членов экипажа «Террора» и «Эребуса» Симмонс умудрился загнать на страницы книги. Нельзя не сравнить Симмонса и с Кингом — есть что-то похожее в этой атмосфере нагнетения ужаса, когда визуальная картинка, психологическое давление и саспенс заставляют дрожать даже тогда, когда ничего страшного не происходит. И в то же время повествование подчёркнуто суховатое и отстранённое, хотя и идёт от первых лиц. Есть в этом что-то… Неуловимо мужское. Очень мужской роман, хотя очень и очень многим женщинам он тоже понравится до безумия.

Ох, а какие тут характеры! Поначалу они кажутся едва ли не стереотипными: пьяница-ирландец, напыщенный и самонадеянный капитан экспедиции, гора мышц без мозгов, которой полностью управляет хитрый-рыжий-вертлявый пройдоха-подстрекатель, наивный «книжный» доктор, видевший мир только чужими глазами. Но очень скоро эти образы раскрываются с неожиданных сторон, являя совершенно удивительные сложные грани характера.
Немного про «большую четвёрку», хотя и остальные персонажи выпуклые и интересные, а повествование часто ведётся от их лица.
Джон Франклин. Начальник экспедиции. Казалось бы, он действительно человек, «которого все любят, но никто не уважает». Ханжа, самоуверенный, зачастую откровенно наивный и глуповатый, какой-то… Жёсткий, несмазанный, негибкий и нечуткий к окружающему миру. Но, тем не менее, это человек, который съел свои сапоги, который питался лишайниками и мхом, выгрызая зубами собственную жизнь у природы — и автор подчёркнуто напоминает это много-много раз. Нельзя списывать его со счетов, как полукомического персонажа. Это внешние силы засунули моряка в высшее общество, втиснув обветренную шею в кружевное жабо — вот он и застрял в неопределенности.
Фрэнсис Крозье. Человек, который олицетворяет волю с большой буквы В. Он практически спорит с самим господом богом, в какой-то из моментов полностью перелепливая глину, из которой он создан. Сколько раз за роман он перерождался? Не счесть. Глубокий человек со своими тараканами.
Гарри Гудсир. Первоначально — «ненастоящий» доктор, который всё воспринимает восторженно, потому что, в отличие от морских волков, знает всю окружающую реальность исключительно по рассказам в книжках. И он либо сломался бы, либо заматерел и поумнел. Гудсир для меня раскрылся, как выбирается из кокона бабочка, в последних сценах, когда он появляется в романе. Очень сильный персонаж.
Помощник конопатчика Хикки. Про него просто нельзя не сказать: это такой безумный злодей, действующий по чисто человеческим принципам подлости, что в его существовании нисколько не сомневаешься. Его финал тоже потрясает и сносит крышу, кажется, в конце концов он смог переварить сам себя.

Некоторые сцены из романа хочется немедленно разбирать и анализировать с кем-то ещё, делиться эмоциями и впечатлениями. Таких моментов, которые сами по себе настолько сильные, что могли бы служить отдельным рассказом, огромное множество.

Под катом: большая картинка и немного полуспойлерных моментов.

CoffeeT

Эксперт

Чемпион России 2017 по рецензиям

25 августа 2015 г. 19:03

5K

5

Так исторически сложилось, что в мире есть одна Джоконда, одна Моника Белуччи и только одна сборная России по футболу. Как бы мы не любили (или ненавидели) эти явления, им нет аналогов или эмоциональных субститутов. И глупо ждать от высших сил, что они подарят этому миру еще одну такую же еще немного усталую, красивую и невероятно нежную улыбку Александра Кержакова. Может быть, где-то похожую, но она будет всегда второй, суррогатной, не той. Именно поэтому, в этом мире есть только одна остросюжетная книга, на которую всегда, даже в самый ненастный день падает лучик света, а где-то в глубине шкафа тихо играет классическая музыка. Многие думают, что эта книга – лучшее произведение Дэна Симмонса, но суть в том, что в начале этого века лучше в заданном жанре еще никто ничего не написал. А…

Развернуть

Истории

23 февраля 2021 г. 13:42

831

Недавно прочитал "Друда", отличный роман, чего бы ни писали в отзывах многие "знатоки". Перед ним прочитал "Тайну Эдвина Друда", после, благодаря тысяче отсылок в "Друде", купил "Женщину в белом" и, возможно, куплю "Лунный камень" Коллинза - такой вот попсовый и бессмысленный Симмонс, заставивший меня прочитать минимум два классических произведения, а может и три.

7 апреля 2020 г. 01:45

6K

Вселенная полна удивительных совпадений.

Цикл Симмонса был у меня давно на примете, купила себе два больших тома, да и лежали, ждали нужного часа. Час настал. Не заглядывая во второй том, даже в конец первого, я просто принялась читать первую книгу. Прочитав ее, я с удовольствием настрочила хвалебную рецензию, вот она. Как можно заметить, для своей рецензии я цитировала Карла Сагана. Продублирую здесь: Космос есть внутри нас, мы сделаны из звёздного вещества, мы — это способ, которым Космос познаёт себя. Карл СаганПочему выбрала именно эту фразу? Хотелось обозначить свои мысли о связи человека с космосом, которые у меня были после прочтения романа, а может просто по наитию… Какого…

Развернуть
Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее