11 лет помогаем находить
интересные книги
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
57 10 0
Георгий Павлович Тушкан
Добавить в избранное в избранном 1 74

О писателе

Информация

Родился: 6 февраля 1905 г., Полтава
Умер: 11 марта 1965 г., Москва

Биография

Георгий Павлович Тушкан — русский советский писатель и путешественник, автор приключенческих и фантастических произведений.

Родился в Полтаве (ныне — Украина). Отец — агроном, учитель. В 1926 году будущий писатель окончил Уманский политехникум, в 1929 году — факультет агробиологии Харьковского института зерновых культур. Сначала работал в Украинском НИИ экономики и организации сельского хозяйства АСХН Украины. С 1933 года — работа на Памире: участие в экспедициях по экономическому обследованию трассы Турксиба, несколько лет проработал начальником высокогорной комплексной станции на Памире, затем много путешествовал по Средней Азии.

Участник Великой Отечественной войны. Ушел добровольцем на…

Библиография

Голубой берег (в соавторстве с М. П. Лоскутовым) (1937)
Джура (1940)
Разведчики Зеленой страны (1950)
Черный смерч (1954)
Охотники за ФАУ «» (1961).
Птицы летят на север: приключения на охоте и рыбалке (1961).
Друзья и враги Анатолия Русакова » (1963)
Первый выстрел (1967)

Экранизации

«Джура» (1940)
«Джура» (1964)
«Джура, охотник из Минархара» (1985)

Рецензии

Оценка KontikT:  4  

Прочла эту книгу давно, очень давно , но до сих пор помню сюжет, героев и свои переживание за главного героя Анатолия Русакова. Нелегкая у него оказалась судьба, но в то время как раз такое и встречалось, многие молодые люди которые попадали в компании, а потом как следствие была колония .Не все после нее находили в себе мужество встать на путь исправления, часто было наоборот- чем дальше , тем хуже. Но Анатолий отбыв наказание, нашел в себе силы и желание стать полезным человеком для общества, .Очень трудный был путь , что в колонии, что после- ведь не все верят таким подросткам, видя справку- штамп об отбывании наказания. И не зря книга названа друзья и враги Анатолия Русакова- долго ему пришлось разбираться кто же из друзей действительно ему друг, кто способен помочь ему, кого то… Развернуть 

Оценка Shishkodryomov:  5  
Ты кто такой? Давай, до свидания

Не было для мальчишки ничего лучше, чем книги Георгия Тушкана. Перестрелки, кони, басмачи, винтовки, Памир, Кашгария. Облик Средней Азии складывался из "Джуры", соловьевского Ходжи Насреддина, , "Рубин эмира бухарского" Казанина, "Утро нашей жизни" Улуг-Зоды. Все эти книги (кроме последней) были когда-то написаны совсем не местными аборигенами, а людьми, которые ни разрезом глаз, ни цветом кожи не напоминали жителей занесенных песком кишлаков. Потому каждая вторая-третья фраза посвящалась прославлению власти советской и все эти труды ждет забвение - как только вымрем мы, те, кто рос на этих книгах, в связи с чем продолжает время от времени перечитывать это сомнительную литературу. Может быть я вообще последний, кто пишет на эту тему, учитывая тот факт, что Средняя Азия для нас нынешних… Развернуть 

Цитаты

«Эй ты, пионер — всем пример! Выслуживаешься перед папенькой и маменькой за конфеточку? Подойди сюда — носик вытру!» Слово «пятерочник» звучало у него издевкой, вроде «подлиза».

Мальчики еще были на кухне, когда Юра пристал к маме с просьбой отпустить его поколядовать с Тимишом.
— Тебя? Колядовать? Это еще что за глупости? — возразила мама.
А когда отец заметил:
«Пусть идет», — она всерьез рассердилась:
— Я категорически запрещаю! Он и так путает русские слова с малороссийскими. Надо прекратить это увлечение малороссийщиной!
Петр Зиновьевич нахмурился, расправил длинные свисающие усы, потер бритый подбородок с ямочкой, что служило у него признаком гнева, и резко приказал Юре:
— Зараз марш в детскую!
Юра отошел к двери. Однако отец так взглянул на сына, что тот мгновенно оказался за дверью. Гости поспешно начали прощаться. Юлия Платоновна, предвидя грозу, настойчиво уговаривала их остаться. Петр Зиновьевич поднялся со стула и многозначительно молчал. Гости ушли.
— Сколько раз я должен тебе объяснять, что я не малоросс, а украинец? — обратился он к жене.
— Какая чепуха! Малороссы — это те же русские, а их язык — искалеченный русский. И я не позволю тебе портить детей. Знаешь ли ты, к чему приводит твой маскарад, когда ты надеваешь вышитую сорочку, шаровары и сапоги, берешь свою бандуру и поешь малороссийские песни? И Бродские, и Ершевские — буквально, все над нами смеются! Ну, зачем ты носишь эти свисающие усы?
— Плевать мне на мнение бар, поневоливших и свой русский народ, и мой украинский! Вот уже триста лет нам, украинцам, запрещают учиться на родном языке, издавать книги на родном языке, даже говорить на родном языке!
— Книги издаются.
— Да, кое-чего мы добились… Но как ты, моя жена, можешь…
Юра стоял за дверью, слушал и дрожал от страха. Он никак не ожидал, что его просьба вызовет ссору между отцом и матерью. В семье говорили всегда по-русски, и мама сердилась, когда он начинал говорить «по-малороссийски». Мама — дочь полтавского учителя гимназии — была русской, отец же происходил из «казенных», то есть не крепостных крестьян-украинцев. Между ними часто возникали споры по этому поводу.
Отец окончил в Москве Петровскую сельскохозяйственную академию, потом работал в Полтаве на сельскохозяйственной опытной станции, познакомился там с Юлией Платоновной, женился. Еще в Москве он участвовал в студенческих волнениях 1905 года. Он горячо любил свой народ и его язык, его песни, его культуру.
Петр Зиновьевич считал предателями, изменниками тех украинцев, которые, получив образование и заняв разные должности, стыдились, чурались своего народа и помогали царскому правительству проводить политику руссификации Украины.
Петр Зиновьевич боготворил великого украинского писателя Тараса Григорьевича Шевченко. «Кобзарь» стоял в его кабинете на самом видном месте за стеклом книжного шкафа, а стены кабинета украшали литографии рисунков Тараса Шевченко.
«Вольнодумство» и «малороссийщину» Сагайдака губернские власти и соседние помещики терпели скрепя сердце. Прекрасный агроном, знаток сельского хозяйства и хороший организатор, он создал в пустынной степи, вдали от города превосходное училище, выпускавшее образованных агрономов. На опытных полях и фермах, в лабораториях училища создавались научные методы и приемы, позволявшие получать в засушливой степи богатые и устойчивые урожаи, выводить породистый скот. Вот почему местные дворяне-помещики и власти вынуждены были смотреть сквозь пальцы на «крамольную» любовь педагога-ученого ко всему украинскому.
Но были и такие украинцы, которые чурались всего «московского»: враждебно относились к русской культуре, к великой русской литературе. Их Петр Зиновьевич считал отщепенцами, называл мазепами. Он говорил: «Русский и украинский народы — это кровные братья. Желание разъединить их и поссорить — это братоубийство. К сожалению, каины-братоубийцы есть и в Петербурге, и на Днепре».

Кураторы

Смотрите также

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок