Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

О поэте

Информация

Родилась: 30 декабря 1946 г., Чикаго, шт. Иллинойс, США

Биография

Патриция Ли Смит — американская певица, поэт и художник.

Родилась в Чикаго 30 декабря 1946. В 1949 её родители переехали Филадельфию, а затем в небольшой город Вудбери, на юге Нью-Джерси, в 1957. Мать, Беверли, была джазовой певицей и официанткой, а отец, Грант, работал на заводе. В семье росли ещё трое детей — Линда, Тодд и Кимберли; Патти была старшим ребёнком. Будучи не понимаемой в школе, она находит спасение в поэзии Артюра Рембо, книгах битников и музыке таких артистов как Джими Хендрикс, The Rolling Stones, The Doors, Боб Дилан. Она поступила в Государственный Колледж Глассборо, но бросила его в связи с незапланированной беременностью. После она отдала ребенка на усыновление и нашла…

Изображения автора

Библиография

1972 — Seventh Heaven
1972 — Early Morning Dream
1973 — Witt
1977 — Ha! Ha! Houdini!
1978 — Babel
1992 — Woolgathering / Я пасу облака
1994 — Early Work
1996 — The Coral Sea
1998 — Patti Smith Complete
2003 — Strange Messenger
2005 — Auguries of Innocence
2008 — Land 250
2008 — Trois
2008 — Great Lyricists
2010 — Just Kids / Просто дети
2015 — M Train / Поезд М

Титулы, награды и премии

2005 — Орден Искусств и Литературы
2010 — National Book Award
2010 — Докторская степень в области изящных искусств (Pratt Institute)
2011 — Polar Music Prize

Премии

Рецензии

Оценка kinojane:  4  

Почти во всех рецензиях фигурировало слово «удивительная» и это именно то прилагательное,что лучше всего описывает Патти Смит - рослую женщину в огромном мужском пальто и облегающей шапке, с бесконечными записями на ворохе блокнотных листов и салфеток за любимым столиком в ‘Ino с извечной чашкой чёрного кофе.

Кофе на страницах столько, что его терпкий запах сопровождат тебя при чтении. Патти пишет ни о чем, но обо всем, что приходит ей в голову. Вспоминает прошлое, умершего мужа, с которым была счастлива, смотрит детективные сериалы, восхищаясь логикой и непоколебимостью героев; может в любой момент сесть на самолёт, как на автобус и отправиться в любую точку мира просто для того, чтобы увидеть могилу любимого писателя. В 70 лет такая легкая на подъем!

Это вообще одна из целей её жизни:… Развернуть 

Истории

Дж.

Когда мы шли по бульвару Монпарнас, я увидела газетный заголовок, от которого защемило в груди: Jimi Hendrix est mort. 27 ans. Я поняла эти слова без перевода.

Джими Хендриксу так и не представится случай вернуться в Вудсток и создать вселенский язык. Он больше никогда не будет записываться в „Электрик леди“. У меня было такое чувство, что все мы потеряли доброго друга. Так и мерещилась его спина, вышитый жилет, длинные ноги: он поднялся по лестнице и в последний раз вышел в большой мир.

3 октября Стив Пол пригласил меня и Роберта на концерт Джонни Уинтера в „Филмор-Ист“ и прислал за нами машину. Джонни прожил в „Челси“ несколько дней. После концерта мы все собрались в его номере. Оказалось, Джонни играл на поминках Хендрикса, и мы вместе оплакали нашу утрату, уход человека, который был настоящим поэтом от музыки, и утешились тем, что поговорили о Джими.

А на следующий вечер снова собрались у Джонни, чтобы снова утешать друг друга. В свой дневник я записала всего два слова: „Дженис Джоплин“. Она скончалась от передозировки в 105-м номере отеля „Лендмарк“ в Лос-Анджелесе. Ей было двадцать семь.

Джонни сломался. Брайан Джонс. Джими Хендрикс. Дженис Джоплин. Он моментально уловил связь: все имена начинаются на “дж”. В сердце Джонни скорбь перемешалась с паникой: он был очень суеверен и испугался, что станет следующим. Роберт пробовал успокоить его, но мне сказал:

– Не могу его винить. Странные дела творятся.

Роберт предложил, чтобы я погадала Джонни на таро. Расклад говорил о вихре противонаправленных сил, но близкой беды не пророчил. В любом случае, что бы ни означали карты, на лице Джонни не было печати смерти. Такой уж он был человек – подвижный как ртуть. Даже когда он метался по комнате, переживая из-за кончин “членов Джей-клуба”, казалось: он никогда не умрет, просто потому что не сможет остановиться.



*
блюзовый певец и гитарист Джонни Винтер скончался-таки в 2014-м, в возрасте 70 лет.

История произошла: 16 июля 2014 г.
Развернуть

Книга на столько личная, как дневник, что рецензию писать кажется кощунственно. Патти на меня произвела глубокое впечатление, почувствовала в ней родственную душу, поскольку меня иногда посещает состояние, назовем его " паттисмит" , хотя я ее не являюсь фанатом ее творчества и вообще о ней ничего не знала.
Если постараться, то можно вспомнить как оказалась у меня на полке эта книга, я безумно рада, что иногда ее можно пролистнуть в одиночестве и меланхолично улыбнуться.
Что такое состояние "паттисмит", это осознанное одиночество, где ты не боишься остаться один на один со своими мыслями. Ты можешь не стесняясь залечь на целый день с просмотром детективного сериала, который в твоей голове позволяет все поставить на свои места с помощью дедукции, ведь так расслабляет когда действие подчинено логике. Уже молчу, что героиня книги также как и я фанатка "The killing", только я не могу себе позволить улететь в другой город, и залечь в отеле на детективную спячку.
Еще один симптом состояния "паттисмит", трепетное отношение к вещам великих людей, осознание истории вещи и то, что ее присутствие в жизни писателя/гения/художника возможно помогало служить его творению. Книга П.Смитт иллюстрирована палоройдными снимками с местами "паломничества". Я солидарна с ней в отношении к вещам, последнее увлечение посещение квартирных музеев, имею свою фото коллекцию.
И еще много общего: кофе литрами, любовь к вещам с историей и так далее.
Но в таком состоянии долго не могу жить, не могу позволить такую роскошь :)

История произошла: 31 января 2018 г.
Развернуть

Цитаты

Why is one compelled to write? To set oneself apart, cocooned, rapt in solitude, despite the wants of others. Virginia Woolf had her room. Proust his shuttered windows. Marguerite Duras her muted house. Dylan Thomas his modest shed. All seeking an emptiness to imbue with words. The words that will penetrate virgin territory, crack unclaimed combinations, articulate the infinite. The words that formed Lolita, The Lover, Our Lady of the Flowers.

There are stacks of notebooks that speak of years of aborted efforts, deflated euphoria, a relentless pacing of the boards. We must write, engaging in a myriad of struggles, as if breaking in a willful foal. We must write, but not without consistent effort and a measure of sacrifice: to channel the future, to revisit childhood, and to rein in the follies and horrors of the imagination for a pulsating race of readers.

Кураторы

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок