20 0 0
Алла Калинина
Добавить в избранное в избранном 2 22

Об авторе

Рецензии

Оценка catBasya:  3.5  

«Как ты ко мне добра…» - роман о жизни Елизаветы (Веты) Логачёвой, девочки из московской интеллигентной семьи. Повествование охватывает временной промежуток с конца 40-х до конца 70-х годов, с Ветиных 15 и до 45 лет.
Вета - благополучная, очень красивая, балованная девочка, которая считает, что все живут столь же хорошо, как она. У неё прекрасная семья: папа-врач, мама-домохозяйка и энергичная младшая сестрёнка Ирка. Детство у сестёр чудесное - с ёлкой и подарками на Новый Год, с летними поездками в Тарусу и Прибалтику, с интересными книжками в подарок от любящего отца. И вот из этого золотого детства Вета выходит во взрослую жизнь. Жизнь, которая не то что б как-то особенно к ней жестока - нет, хотя есть потери, страшные и невосполнимые, и трудности, и страдания - всё как у всех. Но… Развернуть 

Оценка soloks2:  5  

Книга замечательная! В центре повествования жизнь простой советской девушки Веты Логачевой начиная с детства и до зрелого возраста: школа, подруги, институт, студенческая жизнь, любовь, семья, дети. Где-то смешно, а где-то грустно... У автора лёгкий слог, книга, не смотря на объем, читается легко и быстро.
Первый раз я прочитала её лет в 14, потом перечитывала не раз, каждый раз открывая для себя что-то новое.

Цитаты

«Как ты ко мне добра!» — снова и снова невольно вспоминала она. В этих словах было что-то магическое, они завораживали ее, они вставали из стихотворения, прорубая и отрицая его печальный житейский смысл. Она понимала, она чувствовала — щедрость и доброта жизни выше потерь, потери только подчеркивали и углубляли безмерность, беспредельность ее доброты.
«Как ты ко мне добра!» Как умудрилась Ирка рассмотреть и прислать ей эту странную подборку? Никто и никогда еще в ее жизни не поздравлял ее таким удивительным образом. «Как ты ко мне добра!»

Главное было в том, что легенда о матери, с которой она выросла и сроднилась, легенда о тесном и вечном союзе матери с ребенком, по которой, что бы ни случалось в жизни, виноватыми могли быть только дети, а матери всегда оставались верными и всепрощающими до самопожертвования, — эта легенда оказалась ложью. Когда-то и у нее была добрая, любящая, прекрасная мать, и она, Лиза, не была исчадием ада, но любовь их рухнула под нажимом времени и обстоятельств, и Лиза чувствовала — она страдает от этого куда больше, чем мама, ведь мама теряла то, что неизбежно должна была потерять, взрослые дети всегда уходят, все равно они не в силах заплатить всех долгов родителям, сама жизнь запланировала их неблагодарными. Но вот то, что потеряла Лиза, было неожиданно и необъяснимо. Почему ее мама больше не любила ее? За какие преступления и какие ошибки? Как могла она, какое имела право ее не любить? Что бы ни придумала Лиза, все теперь было бы зря; раз возникнув, трещина не могла исчезнуть, она могла только расшириться. Исправить уже ничего нельзя. Она потеряла мать при ее жизни, что может быть ужаснее, больнее этого? И что с этим можно было поделать? Только одно — не признавать очевидности. Пусть останется хоть минутная видимость отношений. Только бы все не сказалось вслух, только бы не открылось!

В сущности, любовь к детям — это и есть готовность к смерти перед лицом вечности, готовность перелить в них свою жизнь.

Неужели потом она тоже будет требовать и жаждать Олиной благодарности? За что? Так, может быть, действительно она чудовище, если лишена естественного чувства к ребенку? Или это у них наследственный дефект? Или еще ужасней — этой слепой, безусловной любви между родителями и детьми, в которую она упрямо продолжает верить, нет вовсе и не должно быть? Значит, это тоже только правило игры, по которому считается, что любовь эта якобы существует, чтобы не так тоскливо и одиноко было человеку в мире, чтобы, оглядываясь назад, мог он подумать: «Нет, а все-таки одно существо на свете любило меня безгранично — моя мать».

Банальность не в том, что мы делаем, а в том, как мы это делаем — творчески или тупо.

Старость начинается с тусклого выражения глаз, когда в них читается уже не ожидание, а одни только заботы и усталость. Такие женщины выбывают с круга, уходят, а другие умеют оставаться молодыми всегда, даже в старости, и по-прежнему привлекают сердца и по-своему остаются красивыми. Для этого нужно только уметь нести свой возраст достойно, ничего нет ужаснее молодящейся, игривой старухи. Но серебряная, подтянутая, благородная старость может быть прекрасной. А за внешностью стоит ведь еще и весь остальной багаж, накопленный за долгие годы, не одни ведь морщины наживают люди. Только надо не бояться, а больше думать о том, что принесешь туда, сохранишь ли доброту, интерес к жизни, терпимость к другим мнениям и другому опыту.

Довольно будет одного только лечения больных с врожденными пороками, которые расплывались в потомстве все большим количеством уродств. В природе такие больные обязаны были умереть. Их нельзя было лечить… и нельзя не лечить. Господи! Что же надо делать человеку, чтобы быть человеком?! Наверное, этого не знает никто.

Мир, слава богу, был слишком велик, чтобы заметить, что они все тут натворили.

Кураторы

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок