Валентин Пикуль
Валентин Саввич Пикуль
Рейтинг книг:
4703 4654 583 157 170

Истории — 12

Новогоднее настроение

В канун Нового года у многих просыпается инстинкт гнездования. В квартирах и домах разбирается хлам, покупаются елки, вешаются гирлянды и пекутся имбирные печенья.

У меня тоже так было, но в этом году чуда не произошло: ни приход декабря, ни первые пушистые сугробы за окном, ни появление волшебной красоты на улицах и в витринах магазинов не подарили мне новогоднего настроения, ожидания сказки.

А вот у моих соседей, напротив, начался период активности. Они что-то шумно обсуждают вечерами, скребутся в стену и, кажется, двигают мебель.

Вчера, отправляясь на вечернюю прогулку по празднично украшенному городу, я столкнулась со своими оживленными соседями на лестничной клетке. Отец семейства натужно вытаскивал из своей квартиры пакеты, под завязку чем-то набитые. Это что-то было явно свалено, как попало, и торчало острыми углами наружу, угрожая разорвать непрочную упаковку.

Мы вежливо раскланялись, и я уже развернулась было, чтобы уйти, однако содержимое соседских мешков не давало мне покоя. Я завела светскую беседу о приближающихся праздниках, не переставая коситься на пакеты. А потом меня осенило – там же КНИГИ! Они собирались выкидывать КНИГИ!

Оборвав словоохотливого соседа на полуслове, я вцепилась в пакеты: «Можно мне посмотреть?». Не ожидав такого поворота событий, мужчина непроизвольно разжал кулаки, пакеты шмякнулись на пол, обнажив свое пластиковое нутро.

Там действительно оказались книги – собрание сочинений Пикуля и Маяковского. Как только сосед оправился от легкого шока и увидел мои горящие жадностью глаза, он помог втащить пакеты ко мне в квартиру. Он не задавал вопросов, я ответила взаимностью и не стала выпытывать, как можно выбрасывать на помойку книги?!

Мы разошлись по квартирам. Я нашла место под неожиданно свалившиеся на меня подарки и поняла, что в воздухе вместе с совершенно особенным запахом книг поселилось ощущение чуда.

В общем, я уже мысленно прикинула, помню ли я рецепт имбирного печенья, достала елку с игрушками и села составлять список того, что еще не хватает. В голове моментально закрутилось мое традиционное «Last Christmas», стопроцентный предновогодний хит, и кажется вот оно - нужное настроение!..

Развернуть
Валентин Пикуль: "Интервью. Мысли. Записи"

Как известно, Валентин Саввич Пикуль не любил давать интервью, никогда себя не рекламировал, не критиковал других писателей, не занимался политикой, жертвовал гонорары от романов в различные фонды или нуждающимся. Написанные Валентином Саввичем более сорока исторических романов отличаются от большого количества советской литературы своей глубиной и приближенностью к реальным историческим событиям, патриотизмом и верой в человека, умные и интеллектуальные, яркие и примечательные. Трудяга Пикуль действительно умел представить исторический материал, искусно обернув его в художественную обертку, что прочитав и насладившись очередным романом, невольно идешь в библиотеку и сразу пытаешься узнать об описанном периоде все больше и больше.

Выяснив, что в собрании сочинений писателя есть небольшая глава, называемая "Интервью. Мысли. Записи", я решил обязательно прочитать и узнать о своем любимом советском писателе побольше. На этих пятидесяти страницах я обнаружил пять статей:
1) СЕТЬ ДЛЯ ВРЕМЕНИ - Интервью-размышление из журнала «Трезвость и культура». 1986. № 2
2) КАК ПРИХОДИТ ТЕМА? - Интервью Е. Гуслярову — спецкору казахстанской газеты «Ленинская смена». 13.01.88
3) УМЕРЕТЬ ЗА РАБОЧИМ СТОЛОМ - Интервью В. Д. Рубцову. Газета «Труд». 1988 г.
4) ОБ ОТНОШЕНИИ К ЛОШАДЯМ - Интервью журналу «Коневодство и конный спорт». 1989, № 1
и
5) О СЕБЕ - похоже, мысли и записи автора, нигде ранее не опубликованные.

Конечно, первая и четвертая статьи оказались явно заказными по соответствующим темам. Вторая и третья статьи достаточно интересны. Меня удивили ответы Пикуля на следующие вопросы:

ВОПРОС: У Пикуля нет пока подражателей. Может быть, это потому, что подражать вам трудно, поскольку нужна неимоверная работоспособность? Особенно в той части, что вам каждое слово, вероятно, нужно подтвердить документом, преданием, историческим фактом?

В.П. — Вопрос о подражателях. О подражателях ничего сказать не могу, но сам я имею отличные образцы для подражания. Это — Александр Малышкин, который произвел на меня огромное впечатление, и я до сих пор по-доброму завидую его умению владеть языком.
Это Франсуа Рабле с его гиперболическими формами, близкими к гротеску.
Наконец, Салтыков-Щедрин с его умнейшей, глубокой сатирой, который в «Истории одного города» близок к формам Рабле. Люблю писателей-народников, особенно Г. Успенского с его прекрасной книгой «Нравы Растеряевой улицы». Люблю В. Шишкова с его точной подачей самого сложного исторического материала…

Беру на заметку!!!
И Респект за следующий ответ, с которым я однозначно согласен!

— А что бы вы пожелали нашим читателям?
— Желаю им беречь своих жен. У нас почему-то так принято, чтобы лучший кусок отдавали детям, потом мужу. Это неверно! Лучший кусок должен доставаться жене, а уж затем и детям. Что останется, пусть доедает мужчина. В наше трудное и сложное время уже не мужчина, а именно женщина — сердцевина всей семьи. Если мужчина забрлевает — это еще ничего, дом не пошатнется. Но когда заболевает жена, тогда весь дом рушится. Дети торчат в подворотнях, где ничему хорошему не научишься, а мужчина, не зная куда деть себя, тащится «до угла» за пол-литром… Будем же беречь женщину, которая бережет всех нас!


Самая интересная часть - последняя, "О себе": очень откровенные, порой очень резкие мысли, храбрые, которые не напишешь откровенно где-либо в газете или журнале. Например,

Россия — страна проклятая: в ней прежде надо умереть человеку, чтобы его признали. Очень уж любят у нас покойничков! Тихие они лежат в гробах, не скандалят, ничего не просят…
...
Литература — это общественный нужник. Каждый, кому нужно и когда нужно, — в литературу, как до нужника, бегают.

Чем больше писатель оригинален и непохож на других, тем больше его бьют писатели, один на другого похожие, неоригинальные, ни уму ни сердцу не нужные.

Если найдется такой писатель, который скажет, что он научился писать, то ему надо сразу же бросить литературу. Ибо он — уже не писатель! А писатель только тот, кто не умеет писать и потому всегда учится писать… Все настоящие писатели умирают учениками и уносят в могилу ту книгу, которая должна бы потрясти мир.
...
А я был… королем, уже несколько раз! Ведь когда пишешь о ком-либо, то поневоле приходится влезать в шкуру своего героя. Писатель — как актер: сегодня он прекраснодушный Гамлет, а завтра мрачный могильщик… Понимаю Льва Толстого, который хотел бы испытать то, что чувствует женщина, рожающая ребенка.
У меня врагов нет и не может быть. Мои враги — это враги не мои, а дела моего!
Я знаю секрет вечной молодости. Секрет очень прост: никогда не прекращайте учиться и останетесь молодыми…
...
В 4-м и 5-м классах я учился по картам, где Германия была закрашена коричневым цветом, а захваченные ею страны — полукоричневым. Когда учительница показывала на Чехословакию, я должен был отвечать:
— Это область государственных интересов Германии!
Указка учительницы залезала в славянскую Польшу, и я отвечал:
— Это тоже область государственных интересов Германии.
— Садись, Пикуль! Ставлю пятерку… — В этом весь непередаваемый ужас.

Читаешь эту горькую правду и понимаешь, а ведь все так и есть! Прав ты, наш дорогой Пикуль!

Эпилог для всех любителей творчества Валентина Саввича:

В жизни так: кто упал, тот — наковальня, кто поднялся — молот.
Если не хочешь быть наковальней, становись молотом.
История произошла: 31 июля 2014 г.
Развернуть
Шиворот на выворот

Расскажу небольшую историю об этой книге ) Мои родители поженились в самом начале перестройки. С хорошими книгами в СССР было трудно. Мама всегда была равнодушна к литературе, но библиотеку собирала в меру сил, для будущего потомства, т.е. для меня.
А отец книги безмерно любил и читал запоями. Нас в семье было двое запойных книгоголиков ) Наследственное это ) Историю мне как раз папа и рассказал, а мама подтвердила.
И вот представьте, конец 80-х годов, в стране разброд, мне тогда было года 2, в семье большие трудности с деньгами. Мама отправляет отца за продуктами в магазин, он возвращается через некоторое время с пустой сумкой, без денег, без продуктов, но с двумя толстенными книжками, довольный и гордый до невозможности)
У магазина был организован обмен макулатуры на дефицитные книги. Отец послонялся вокруг прилавка, прикинул, что газет в доме на обмен чего-нибудь интересного не наберется, повздыхал и стал уламывать продавца продать ему книги просто так, без макулатуры. Продавец почесал макушку и сказал, что может ему одну бракованную книжку продать. Её никто не брал, потому что она была перевернутая. Кто-то напортачил при сборке и сразу при открытии книги читателя встречал перевернутый вверх ногами конец романа. А всем хотелось нормальный экземпляр иметь и от нее отказывались.
Отец был рад, на такие мелочи он внимания не обращал и купил сразу, почти не раздумывая ) На продукты уже не хватило средств.
Вернулся домой счастливый, как будто победу одержал, или в лотерею выиграл. И у мамы духу не хватило его отругать за разбазаривание семейных ресурсов )
Вот так у нас в библиотеке появилась первая книга Валентина Пикуля *Слово и дело* )
Раритетная, шиворот на выворот, штука )
Отец её сразу же прочитал, а я спустя 12 лет.
Такая история семейно-книжная )

История произошла: 1989 г.
Развернуть
Про Пикуля и первую любовь

Когда мне было лет 13, я влюбилась в одноклассника. Мальчик был симпатичный, умный, воспитанный, да и физической силушкой не обделен )). Вот только на девушек он внимания не обращал, больше книжки умные читал.
Как всегда в неопределенной ситуации я решила обратиться за помощью к книгам. Мне в руки попалось какое-то потрепанное, изданное в бумажной обложке пособие "Как выйти замуж" авторства то ли английской, то ли американской девушки (это был 1990 год, похоже это было одно из первых произведений подобного рода, позже наводнивших прилавки магазинов )); впрочем, в этой истории данная книга имеет только вспомогательное значение ). В аннотации было написано, что оно подходит для всех незамужних девушек от 15 до 65 лет (видно, дальше замужество представлялось автору нецелесообразным). Я посчитала, что где 13, там и 15, и начала внимательно изучать.
Отринув бОльшую часть советов, как неподходящих (вроде посылать подарки ему в армию - так, пока он в армию уйдет, его уже другая девушка окрутить успеет!), или непонятных (я тогда так и не разобралась, причем тут цвет моего нижнего белья )) ), я остановилась на самом простом: стать ему другом, для чего начать интересоваться тем же самым.
Я задвинула подальше на полку любимых Жюля Верна, Фенимора Купера и Вальтера Скотта, и принялась за Пикуля. И как раз первой прочитанной книгой этого автора стал "Фаворит". Сказать, что книга мне понравилась - значит ничего не сказать. Я жила екатерининскими временами, дышала и дворцовыми интригами, и пылью степей Тавриды. Потом, поняв, что кроме моих любимых романтиков, есть и другие интересные авторы и книги, я значительно расширила свой читательский кругозор.
Кстати, тактика эта подействовала, мальчик обратил на меня внимание, мы стали подолгу общаться как в классе, так и дома по телефону. Девочка, правда, вскоре у него появилась, а со мной он так и продолжал до окончания школы книжки обсуждать )).

История произошла: 1990 г.
Развернуть
"В шесть часов вечера после войны."

История знакомства с Валентином Пикулем теперь мне кажется очень даже знаковой, имеющей большое для меня значение, чем казалось тогда, когда впервые услышала об этом замечательном писателе.
Это случилось в 10 классе. Нас расформировали на 4 разных класса, я попала в лингвистический, как и многие мои бывшие одноклассники. Но наш коллектив разбавили и другие ребята. В моей группе по английскому, кроме меня, кажется, читающими были еще двое или трое, из 11-то человек! Мне запомнился один урок, когда мы обсуждали наши любимые книги. Я тогда "заморачивалась" по поводу фантастики и совсем недавно прочла "Гордость и предубеждение". Пусть и оставалась верной полету фантазии Макса Фрая, отдала сердце новому шедевру классической литературы.
Позади меня сидели Яна и Никита. Яна рассказывала о Ремарке, уже сейчас не помню, о конкретно каком произведении она говорила, много времени прошло. А Никита - о Валентине Пикуле. О том, как ему интересно читать исторические романы, написанные этим автором, как высоко он ценит эти книги и т.д. В тот конкретный момент в моей юной голове пульсировала одна мысль : "О боги, ну как вы можете читать такую нудятину ? а как же юмор, красота мысли о будущем, о сокрытом, фантазии. как?" Я искренне им сочувствовала и никак не могла понять, отчего же они выбрали именно то, что они выбрали.

Теперь я понимаю, что жалеть то нужно было мне себя, а не их. Тогда они были куда более взрослыми и осознанными людьми, чем я. Почему-то мне так кажется, может я не права?
Спустя три года я впустила в свою жизнь Ремарка, которого совершенно не воспринимала, как писателя. И которым так восхищаюсь сейчас. А спустя пять лет - Валентина Пикуля. При этом, совершенно случайно. Зашла в свою любимую библиотеку, гуляла между рядами, и неожиданно на глаза мне попалась книга В.Пикуля "Честь имею". Книга, которая стала для меня одой искренней, способной преодолеть любые преграды любви к Отчизне.

Я бы многое отдала, чтоб не только встретить человека, похожего на главного героя, но и встретить Россию, которую он так любил. За которую он сражался и болел всей душой.
Стоит ли говорить о его удивительной жизни, о восхитительной Сербии, о всех людях, живших до нас и ради нас? Стоит, много и долго. Но не здесь.

Развернуть
Хорошо работаете товарищи!

Начну прямо с сути - истории о книги не будет. Хотя могу сказать о ней очень кратко. Эта книга, обычным образом попала ко мне в руки. Она была куплена в книжном магазине.
Хочу просто поделиться, на примере этой книги, своими наблюдениями по вопросу книгопечатания Издательской группой "АСТ".
К такому детальному разбору трех листов книги, подтолкнуло большое количество выходных данных (куча ISBN, серий, издательств).

картинка nuker
Изучим листы, где представлена информации о книге, ее "паспорт".))
На первой странице мы видим логотип издательства "АСТ" - 1. Это было легко.
Переходим на второй лист книги. Здесь все по-сложней.((( В выходных данных мы видим то же, что и на первом - 2.
Под цифрой 3 ISBN и оформление книги дизайн-студией "Дикообраз" (смею предположить - это ISBN конкретно этой книги, изданной в 2010)
Под цифрой 4 ISBN и серия "Русская классика"
Под цифрой 5 ISBN и серия "Великая судьба России"
И еще - 6 - три ISBN и три серии издательства "Харвест".
Первый ISBN в паре с 5.
Второй ISBN в паре с 4.
Третий ISBN в паре с 3.
Ну с 7 все просто - значок © (знак охраны авторского права). Значит в частности это издание печатается по изданию "Вече" 2004 года и права на это издание именно у "Вече", В. С. Пикуль и А. И. Пикуль.
Последняя страница книги - цифра 8. Здесь разделен тираж на серии в соответствии с цифрами 3,4,5
Под 9 указано издательство "Харвест" без данных о тираже.

Перед тем как сделать свои выводы хочу сделать небольшое отступление и рассказать о "Технологии создания книги в твердом переплете", также о "Конструкция и основные элементы книги" (в сокращенном варианте - только рисунки).

Технология создания книги в твердом переплете (shamray.com.ua)

Книги в твердом переплете имеют сложную конструкцию, содержащую множество отдельных деталей. Ключевые элементы – внутренний блок и обложка. Для внутреннего блока используется бумага средней плотности (в основном 80 гр./кв.м.), для обложки – толстый и жесткий картон или другие переплетные материалы.
Внутренний БЛОК
При производстве книг в твердом переплете подготовке внутреннего книжного блока уделяется особое внимание. Этот элемент состоит из сброшюрованных бумажных листов или тетрадей, скрепленных между собой. Место сгиба и скрепления называется корешком, остальные плоскости – обрезами блока.
Изготовление книжного блока включает: печать, разрезку, фальцовку, приклейку форзацев к тетрадям, подборку тетрадей, шитье блоков нитками, обработку книжного блока (прессование, трехсторонняя обрезка, кругление корешка, приклейка корешкового материала).
Переплетная КРЫШКА (ОБЛОЖКА)
Печать книг не ограничивается изготовлением книжного блока. Любая книжка имеет обложку, которая не только является важным элементом художественного оформления печатного издания, но и предохраняет его от повреждений.
Производство книг в твердом переплете предполагает обязательное наличие прочной обложки – твердой переплетной крышки из картона, кожи, ткани, бумаги или полимеров.
Основой твердого переплета являются две боковые картонные сторонки и одна корешковая. Картон покрывается материалом (балакрон, бумвинил, коленкор, империал, ламинированная бумага, ткань, кожа, синтетика), а также специальным лаком, обеспечивающим стойкость к внешним воздействиям.
Переплетная крышка имеет круглый или прямой корешок, твердые или мягкие подушечки передней и задней обложек. Обложку можно изготовить полноцветной, матовой, глянцевой, лаковой, применяя различные виды переплетных материалов.
СКРЕПЛЕНИЕ
Скрепление книжного блока с переплетной крышкой – важнейший этап. Он производится с помощью форзаца – четырехстраничной тетради из особо прочной бумаги, которая приклеивается к первому и последнему листам внутреннего блока и крышки.
При изготовлении книг в твердом переплете применяется два основных способа скрепления – бесшовное клеевое или шитье нитью. Преимущества первого варианта состоит в том, что готовая книга отличается отличной раскрываемостью, снижается общая стоимость печати книг, достоинства второго – высокая прочность и долговечность продукта.
Верхние и нижние края тетрадей скрепляют тесьмой с утолщенным краем – капталом.

КОНСТРУКЦИЯ И ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ КНИГИ (www.nnre.ru)

картинка nuker
Рис. 1. Книга: 1 — книжный блок; 2 — суперобложка; 3 — переплетная крышка; 4 — ляссе; 5 — рубчик; 6 — каптал; 7 — корешок; 8 — кант; 9 — экслибрис; 10 — клапан суперобложки; 11 — форзац; 12 — фронтиспис; 13 — титульный лист
картинка nuker
Рис. 2. Переплетная крышка: 1 — картонная сторонка; 2 — отстав; 3 — корешок; 4 — рубчик; 5 — покровный материал
картинка nuker
Рис. 3. Книжный блок: 1 — форзац;. 2 — передний обрез блока; 3 — нижний обрез блока; 4 — каптал; 5 — марля; 6 — верхний обрез блока; В — ширина блока; L — длина блока (высота); Н — толщина блока

ВЫВОД:
Издательская группа "АСТ" печатает внутренний блок или книжный блок с указанием всех возможных вариантов обложек, и именно поэтому на втором листе этой книги, столько серий и ISBN номеров. Затем делает в отдельности для каждой серии переплетную крышку (обложку) и в продажу. И все по той же причине, на последней странице, пишут несколько заказов (1004, 1003, 1002), для каждой серии.
Вот они - эти книги в разных обложках:

Серия "Русская классика" - Крейсера. Ступай и не греши. Звезды над болотом - Валентин Пикуль (ISBN из цифры 4, 6, 8)
Серия "Великая судьба России" - Крейсера. Ступай и не греши. Звезды над болотом - Валентин Пикуль (ISBN из цифры 5, 6, 8)

История произошла: 24 января 2014 г.
Развернуть
Грымза

Да, читал когда-то этот роман в "Роман-газете". Помню, в тот год переписывался с одной знакомой и в ее письме встретил слово "грымза". Потом это же слово попалось и у Пикуля. Оттуда и взяла. РГ читались в примерно одно время миллионами советских людей. Пример показателен.
СССР был самой читающей (Пикуля) страной. Сейчас, конечно, это трудно понять, но ведь было.
Перечитывать его сейчас, конечно, не буду. Пикуль - это sovok, который хочет вспомнить и доказать, что он русский человек. Получается не всегда.
Его (псевдо)исторические романы (вроде "Нечистой силы" и т.п.) - это просто какой-то дикий ужас. А вот "морские" книги, как я помню, довольно неплохи. Владивостокский отряд крейсировал довольно неплохо, если бы все так воевали, то война с Японией не была бы проиграна. Теме мужества посреди поражений и измены посвящен также "Моодзунд" (с неплохой экранизацией).
Но все же многие обстоятельства мешали Пикулю писать нормальные книги.
"Софья Власьевна" была такой грымзой!

Развернуть

Книга хороша, недостатки несущественны и легко забываемы, но впечатление подпортили (и если уж быть честной до конца – сильно подпортили) постоянные шпильки в адрес Дюма-отца. Прямо-таки не давала покоя Пикулю его небезупречная нравственность, и как человека вообще, и как писателя в особенности, и он почему-то посчитал себя обязанным неоднократно упомянуть об этом, как будто между делом, хотя как раз таки к делу это не имело ни малейшего отношения. Не знаю чем объяснить подобные выпады кроме как мелкой завистью к творящему в том же жанре собрату по перу, безусловно, более популярному во всём мире, и с точки зрения Пикуля, видимо, незаслуженно популярному. А в довершение и без того уже неприглядной картины, он обрушивается ещё и на Вальтера Скотта. Мол, я-то настоящий, серьёзный историк, а он так себе, фантазёр и сказочник. Ну, может быть, может быть... Однако, являясь писателем действительно неплохих исторических романов, Пукуль тем не менее, по крайней мере на мой взгляд, явно уступает в таланте и Дюма-отцу и Вальтеру Скотту. Разумеется, я субъективна, и возможно даже предвзята. И, конечно же, Пикуль вправе иметь об этих авторах своё собственное мнение, но зачем высказывать его в художественном романе, который никакого отношения к упоминаемым авторам не имеет? Это определённо наталкивает на мысли, увы, не лестные для так неуместно высказавшегося.

Развернуть
Плавание

Детская книга, в детстве и читал и, помню, понравилось. Подготовка юнг Северного флота в годы войны.
Больше всего меня волновали страницы, где описывалось, как герою, не умеющему плавать, предстоит плыть. Так переживал за мальчика...
А ленточку с бантиком на бескозырке бывшему юнге сразу после попадания на корабль приказали снять и заменить нормальной, с названием корабля. Для такого "протеста" у капитана возможности были.

Развернуть
Странное дело

Недавно я решил перечитать эту книгу. Многотомник Пикуля остался в квартире родителей, и я воспользовался электронной версией.

До самой последней страницы меня не покидало странное чувство - все казалось, что в книге нет заметной части героев и многих запомнившихся эпизодов. Я даже стал думать, что, так как прошло уже лет 10 с предыдущего прочтения, память подводит и я взял все эти фантомные эпизоды из какой-то другой книги.

Но вот на этих выходных я был у родителей, вспомнил об этой странности и взял с полки том собрания сочинений, выпущенного издательством "Голос". И да, все эти эпизоды в книге есть!

Возможно, что роман выходил в разных редакциях, но ни в бумажной, ни в электронных версиях я упоминаний об этом не нашел. Это же какой-то "1984" получается!

Развернуть
Реальная полумистика

Настоящая книга, как я уже писал в рецензии Настоящим докладываю явилась для меня знакомством с Валентином Саввичем. Как же это знакомство произошло?

В первый раз про Пикуля я услышал пол года назад, когда его хвалил мой коллега Дима, на тот момент он читал "Нечистую силу". Правда, он произнес такие слова: "Ну не верится мне...".

Позже, он читал другую книгу, вышеназванного Таланта, а еще позже, он спрашивал у меня, нет ли у меня книг Пикуля, так как ему по душе читать книги печатные, с корочками, с листочками. Никакой другой формат Дима не признавал.

В тот день, при упоминании мной совершенно других книг, Дмитрий опять таки задал мне вопрос: "А у тебя нет Пикуля? ... жаль, если будет, сразу неси мне". Налицо синдром зависимости.

От него я пошел через "вахту" на объект. На дежурстве сидел Костя, в руках у него книга. ПИКУЛЬ! "Океанский патруль" книга 2. Говорит, отец порекомендовал.

Захожу на объект, а там ко мне подходит клиент, в руках у него книга. =))) На этот раз уже всё предсказуемо. ПИКУЛЬ.
Он же взял ее в библиотеке, и сказал, что буквально подсел на этого Автора.

Конечно, после такого совпадения, придя домой скачал аудиокнигу "Мальчики с бантиками". Я ее включал каждую поездку за рулем. Я желал после каждой паузы в прослушивании вернуться к книге. Позже я узнал, что это произведение автобиографическое. Просто удача! Первая книга и ты уже знаешь про автора уже много. Теперь же и я стал зависим, в моем списке книг для прочтения появятся все книги Валентина Саввича. И по каждой я буду писать рецензии, правило такое.

О том, что книга супер, я уже говорить не стал, и так понятно. А Вам, рекомендую.

Развернуть
Папа плохого не посоветует

Папа с детства пытался меня заставить читать, но я всегда отказывалась и придумывала отмазки.
Ну вот еще учась в школе, я как-то сказала что люблю историю и он мне нашел свои старые роман-газеты и предложил прочитать Валентина Пикуля, у него были "Нечистая сила", "Честь имею", но посмотрев на мелкий шрифт и много страниц (3 журнала и это только "Нечистая сила") я не взялась читать его. С того времени он мне часто предлагал прочитать его...
И вот в начале 2015 года, у меня было много свободного времени и я решилась прочитать...
Получилось, что осилила его за пару дней и пожалела о том, что не познакомилась с его романами раньше, теперь скупаю его книги и даже нашла на рынке роман-газеты, которых нет у папы)) продолжаю восхищаться Валентином Пикулем и его историческими романами.

История произошла: 2015 г.
Развернуть
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок