3879 1706 689
John Maxwell Coetzee
Добавить в избранное в избранном 104 5634

О писателе

Информация

Родился: 9 февраля 1940 г., Кейптаун, ЮАС

Биография

Джон Максвелл Кутзее — англоязычный писатель, критик, лингвист.

Родился в Кейптауне 9 февраля 1940 в семье африканеров, потомков голландских переселенцев. Джон был старшим из двух детей. Его мама работала учительницей в начальной школе. Отец был адвокатом, но практиковал крайне редко. В течение 1941-1945 служил в Вооружённых силах Южной Африки в Италии и в Северной Африке. В родословной Кутзее присутствуют польские корни. Его прадед Балтазар (или Балцер) Дубель иммигрировал из Польши в Южную Африку. Хотя родители Кутзее не являлись британскими подданными, разговорным языком в их доме всегда был английский.

Большую часть своей молодости Кутзее провел в Кейптауне и Вустере. Это отражено в его…

Библиография

Библиография

Романы:

1974 — Сумеречная земля / Dusklands
1977 — В сердце страны / In the Heart of the Country
1980 — В ожидании варваров / Waiting for the Barbarians
1983 — Жизнь и время Михаэла К. / The Life and Times of Michael K.
1986 — Мистер Фо / Foe
1990 — Железный век / Age of Iron
1994 — Осень в Петербурге / The Master of Petersburg
1999 — Бесчестье / Disgrace
2003 — Элизабет Костелло / Elizabeth Costello
2005 — Медленный человек / Slow Man
2007 — Дневник плохого года / Diary of a Bad Year
2013 — Детство Иисуса / The Childhood of Jesus
2016 — Школьные дни Иисуса / The Schooldays of Jesus

Документальные произведения:

1997 — Детство / Boyhood: Scenes from…

Титулы, награды и премии

1977 — CNA Prize
1980 — CNA Prize
1980 — James Tait Black Memorial Prize
1981 — Geoffrey Faber Memorial Prize
1983 — Букеровская премия
1984 — CNA Prize
1985 — Prix Femina Étranger
1987 — Иерусалимская премия
1990 — Sunday Express Book of the Year Award
1995 — Irish Times International Fiction Prize
1999 — Букеровская премия
2000 — Commonwealth Writers' Prize
2003 — Нобелевская премия по литературе

Экранизации

Ссылки

Лаборатория Фантастики: Дж. М. Кутзее
Лауреаты Нобелевской премии в области литературы: ДЖ. М. КУТЗЕЕ

Рецензии

Оценка Lynette:  2  

Видимо, всё же Букер - это что-то совсем мимо меня. За редкими исключениями. Волею случая в последнее время прочла несколько романов-лауреатов этой премии - и все как одна навевают тоску и уныние, задавливают занудством и вызывают недоумение от попыток в интеллектуализм и философию.

Здесь какой-то невнятный конфликт в завязке сюжета перерастает в чуть более внятное продолжение, но не рождается абсолютно никаких чувств и эмоций по ходу чтения - ни сочувствия, ни жалости, ни симпатии или антипатии, ни осуждения, вообще ни-че-го. И в этом для меня главная проблема романа: мне мало просто прочесть историю мужчины преклонных лет от первого лица с подробным описанием мыслей, страхов, идеалов и убеждений; мне хочется прочувствовать, копнуть глубже, понять, проникнуться, прожить эту историю… Развернуть 

Оценка shoo_by:  3  
Елепереживаемая книга

300 страниц крупным текстом, но я думала, что моя голова взорвется:
уныние,
философия,
безысходность,
философия,
глупость,
философствование,
бред про крыс, какашки,
философия,
мутный конец.

Однако подчерпнула, что, если вас окружают добрые друзья, то вы и сами становитесь добрее и лучше. Единственная незамороченная мысль.

Таким образом, не открылась для меня книга. Не зацепил ни один вытянутой из пальца философский вопрос.

Не заинтриговал ни один поворот минимального сюжета: мужчина средних лет и юный мальчик приплывают в новую жизнь, ищут мальчику маму, а мужчине - утешение его плоти.

Вердикт: понравится людям, любящим погружаться в сложные философские сети и умеющим из них выбираться без моральных потерь.

Истории

самосознание говорит другому самосознанию что самосознание не должно убивать особенно убивать самосознание; на что другое самосознание отвечает самосознанию что если самосознание считает что убивать самосознание это всё равно что убивать не самосознание то у самосознание недостаточно самосознания.

Развернуть
Человек с тростью.

Я сижу посредине комнаты на потёртом кожаном диване и вспоминаю, как пришёл сюда впервые - его поверхность ещё источала свой специфический запах, крича о том, что он только-только из магазина. Мне было приятно скользить по его глади рукой и ощущать его теплоту. Я заметил, что слева от меня два окна, из них лился яркий свет, но он совсем не грел, значит это вряд ли было в разгар весны или лета. Тогда я пару раз стукнул ногой по полу и каблуки моих туфель отозвались в тишине достаточно громко, из чего я сделал вывод, что он деревянный, скорее всего ламинат, либо паркет, который давно не натирали. Я переношусь в тот день и помню всё до мелочей - справа от меня сидит мужчина, по ему тяжелому дыханию можно было подумать, что он толстый, но минутой ранее он извинялся за опоздание, значит, вероятнее всего, он практически бежал сюда и просто запыхался. Наверное, не занимается спортом. Нет, конечно же, у него есть абонемент в спортзал и сумка с формой лежит в коридоре, но желания нет. Когда-то он повёлся на этот оздоровительный бум, но крепкой мотивации для себя так и не придумал. Он шелестит бумагами и я еще раз утверждаюсь в мысли, что он находится в более выгодном положении, чем я. Впритык к тому дивану, на котором я сижу, спинкой к спинке, стоит еще один, смею полагать, что точно такой же — никто ведь в здравом уме не оформит приёмную вольно, расположив в ней посреди комнаты разные предметы. Когда я шел сюда, то случайно задел человека, сидящего там, коленкой. Я сожалею об этом, тем более, что врезался я в девушку — моя плотная ткань брюк так легко проскользила вбок, что нет никаких сомнений, что я наткнулся на что-то шелковое, а мужчины такое не носят. Интересно, почему она не ответила на мои извинения? Может, просто махнула рукой — мол, «ничего страшного»? Может не сообразила, что я не смогу принять её жест и перестать волноваться? Дальше за моей спиной, ближе к углу, находится дверь, а вдоль стены стеллаж с книгами — это я узнаю немного позже, когда в ожидании своей очереди буду прохаживаться по комнате и исследовать её. А по правую от меня руку находится стойка ресепшена, а над ней часы. Они очень громко тикают и, как мне кажется, отстают. По крайней мере, их минута длится дольше моей внутренней. В этой белой комнате так же есть цветы, я чувствую как их запах пытается перебить все человеческие и химические ароматы. Я различил фиалку и начинаю улыбаться, мне приятно осознавать, что помимо белых стен и мебели и зелени растений есть что-то фиолетовое, может в этих белых горшках затесался еще и желтый, и розовый - допустим, примула и гортензия, ну не красота? Администратор приглашает моего соседа в кабинет - у неё очень ровный, уверенный голос, это так успокаивает. Нет высоких нот и сладкого подхалимства, нет грубости, нет нервоза. Сейчас я уже могу делать выводы и подсчеты - за все годы, что я посещаю данный врачебный кабинет она всегда была вежлива и профессиональна и я невольно задумываюсь о её личной жизни — у неё всегда всё хорошо, или она такой высококлассный специалист, умеющий на работе забывать о личном? Она даже ни разу не общалась на личные темы по телефону при мне — чудесная девушка, пусть у неё всё будет хорошо. Она выдёргивает меня из моих размышлений и обращается ко мне, предлагая стакан воды или какую-либо помощь, но я отказываюсь, приснимаю свою шляпу и благодарю её. Я прошу лишь возможности немного здесь посидеть и попрощаться с этой комнатой. Я столько лет ходил к доктору Антонову, столько лет воображал интерьер приёмной и кабинета, что сейчас мне очень волнительно отсюда уходить. Ведь когда я в следующий раз приду сюда, всё изменится — я увижу этот мир во всех красках своими глазами. Я смогу увидеть истинный цвет стен и пола, вид из окна, лицо ставшей мне родной сотрудницы, сосчитать распустившиеся цветы в горшках, прочитать названия на корешках книг. Я смогу различить в этой комнате самую незначительную мелочь — изучить её от порога до дальнего угла и попрощаться с ней навсегда. Наконец-то.

История произошла: апрель 2016 г.
Развернуть

Цитаты

— Что толку вешать человека за то, к чему его подтолкнула природа? Все равно как вешать волка за то, что он овцу съел. Природы-то волчьей этим не исправишь, правильно? Или вот повесили того, кто предал Иисуса, — ну и что изменилось, ведь ничего?
— Никто его не вешал, — выпаливает он в раздражении. — Сам повесился.
— Какая разница? Все равно же не помогло, не так ли? Я хочу сказать, независимо от того, повесили его или сам он повесился.

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок