Не пропусти хорошую книгу
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
30643 4144 924
Victor Marie Hugo
Добавить в избранное в избранном 968 35722

О поэте

Информация

Родился: 26 февраля 1802 г., Безансон, Франция
Умер: 22 мая 1885 г., Париж, Франция

Биография

Виктор Мари Гюго — французский писатель (поэт, прозаик и драматург), глава и теоретик французского романтизма. Член Французской академии (1841) и Национального собрания (1848).

Отцом писателя был Жозеф Леопольд Сигисбер Гюго (1773—1828) - генерал наполеоновской армии, а его матерью была Софи Требюше (1772—1821) — дочь судовладельца, роялистка-вольтерьянка.

Раннее детство Гюго протекало в Марселе, на Корсике, на Эльбе (1803—1805), в Италии (1807), в Мадриде (1811), где проходит служебная деятельность его отца, и откуда семья каждый раз возвращается в Париж. Путешествия оставили глубокое впечатления в душе будущего поэта и подготовили его романтическое миросозерцание. Сам Гюго говорил…

Библиография

Основные произведения

Романы:
«Ган Исландец» (1823)
«Бюг Жаргаль» (1826)
«Собор Парижской Богоматери» (1831)
«Отверженные» (1862)
«Труженики моря» (1866)
«Человек, который смеётся» (1869)
«Девяносто третий год» (1874)

Поэтические сборники:
«Оды и разные стихотворения» (1822)
«Оды и баллады» (1826)
«Восточные мотивы» (1829)
«Осенние листья» (1831)
«Песни сумерек» (1835)
«Внутренние голоса» (1837)
«Лучи и тени» (1840)
«Возмездия» (1853)
«Созерцания» (1856)
«Грозный год» (1872)
«Искусство быть дедом» (1877)

Драмы:
«Кромвель» (1827)
«Эрнани» (1829)
«Марион Делорм» (1831)
«Король забавляется» (1832)
«Лукреция Борджиа» (1833)
«Мария Тюдор» (1833)
«Анджело» (1835)
«Рюи…

Экранизации

Виктор Гюго (kinopoisk)
● Эсмеральда (1905) короткометражка
● Ruy Blas (1909) короткометражка
● Месть шута (1909) короткометражка
● The Duke's Jester or A Fool's Revenge (1909) короткометражка
● Les Miserables (Part I) (1909) короткометражка
● Les miserables (Part II) (1909) короткометражка
● Le roi s'amuse (1909) короткометражка
● Les misérables (Part III) (1909) короткометражка
● Rigoletto (1909) короткометражка
● Отверженные (1909) короткометражка
● Риголетто (1909) короткометражка
● Hugo the Hunchback (1910)
● Hernani (1910) короткометражка
● Notre-Dame de Paris (1911)
● Ernani (1911) короткометражка
● Ruy-Blas (1912) короткометражка
● Les misérables (1912)
● Marion de…

Интересные факты

● Как-то Виктор Гюго отправился в Пруссию.
— Чем вы занимаетесь? — спросил у него жандарм, заполняя анкету.
— Пишу.
— Я спрашиваю, чем вы зарабатываете на средства для проживания?
— Пером.
— Так и запишем: «Гюго. Торговец перьями.»
● В честь Гюго назван кратер на Меркурии.
● Гюго является одним из соционических типов (описание по Вайсбанду, по Панченко, по Стратиевской, по Гуленко).
● Церемония похорон Гюго проходила в течение десяти дней, в ней приняло участие более миллиона человек.
● 13 декабря 1900 года в Париже открыта станция 2-й линии парижского метрополитена, названная именем Виктора Гюго. Станция расположена под площадью с одноименным названием.
● Его сын — писатель Чарльз…

Рецензии

Оценка fish_out_of_water:  5  

Давно у меня не было такого, чтобы после прочтения художественного произведения мне не хотелось брать в руки другую книгу. "Собор парижской Богоматери" полностью отвлек меня от внешнего мира и заставил забыть, что есть и другие не менее увлекательные и восхитительные творения.
Еще одно чудо искусства. И ведь правда: эта книга - это и книга, и симфония, и спектакль, и памятник одновременно. Моя душа билась в конвульсиях эстетической передозировки, мое сердце плакало каплями крови. Как можно равнодушно читать описания Собора, Парижа, его жестокости и бедности? Я не понимаю людей, которые не видят в этом красоты и читают вскользь, следя только за сюжетом. Сюжет....сюжет... да какой к черту сюжет! Есть только три человека, каждый со своим горем. И есть общество, которое их не любит. Есть… Развернуть 

Оценка kandidat:  5  

Это была моя книжная фобия.

Да, вот так странно хочу начать свой отзыв по этой книге. "БЫЛА" и "ФОБИЯ" в одном предложении. Стала одной из любимых книг.

Классика - это мое все. Ее я люблю и понимаю (хочется верить), ею дышу. Гюго - классика классики. Из тех, чье имя я узнала еще до того, как начала читать. И, конечно же, после выхода на советские экраны французского мини-сериала режиссера Жана Кершброна "Человек, который смеется" я не могла не взять с полки одноименную книгу. Благо у нас был такой желанный по тем временам и довольно редкий экземпляр этой книги. Как сейчас помню, что взяла, дочитала до описаний ужасов, которые творили с детьми компрачикосы, разрыдалась, закрыла книгу на долгие 20 с лишним лет. С ума сойти, мне сложно представить, что такие промежутки есть в моей памяти!… Развернуть 

Истории

Биография одного разговора в ночи

Горб - трагический комок на спине сложенных и не развившихся крыльев.
Эсмеральда это чувствовала, когда во сне поцеловала горб Квазимодо...
Когда я рядом с тобой, мне хочется дышать глубоко; грудь наполняется тем же воздухом, которым дышала и ты... и тогда мне кажется, что моя нежно огорбившаяся воздухом грудь, томится нераскрытыми и озябшими крыльями.
Рассказать тебе прекрасную и грустную историю в духе Гюго, если бы он жил в 21 веке в России?

Байрон писал, что хотел бы в одном поцелуе поцеловать уста всех женщин мира.
А я бы хотел... в одном поцелуе поцеловать в тебе... целый мир.
Когда я целую тебя и закрываю глаза, я слышу ветер, запахи цветов и пение птиц.. мне кажется, я целую и их тоже ( не ревнуй, родная).
В этой прирученной, мгновенной ночи, ты касаешься меня как бы из ниоткуда, из-за переулочков солнечных, пения птиц, смеха ребёнка или шума листвы - взошло солнце и нежно коснулось моего лица, полупрозрачного и доверчивого существования.
Твои милые руки, губы, на миг стали частью солнца, пения птиц... чудесные руки и губы!
В поцелуе с закрытыми глазами есть... тайна синестезии любви и даже рая.

А помнишь, когда ты поцеловала меня на той осенней остановке, мы оба синхронно закрыли глаза, и оказались как бы на другой планете, совсем крошечной, с ресничной округлостью вогнутой тьмы космоса, еле держащей нас на себе: от каждого нашего сердцебиения, пульсирующего словно в странной и густой воде в космосе, отталкиваясь от её упругой синевы ладонями ослепшего дыхания, мы поднимались вверх, не чувствуя притяжения земли.
Сначала поднялись твои руки к моему лицу.. потом, мои руки... ещё через миг поднялись наши сердца... твоя правая ножка.
Я мысленно посмотрел на нас со стороны: тебя уже почти ничего не держит на земле...
Так в фильме Тарковского "Зеркало", полуобнажённая женщина лежала в воздухе над раскрытой постелью.
Её мужчина удивлённо спросил: почему ты летаешь?
И она, чудесной улыбкой голоса: это так понятно, милый, я люблю...

Подъехал вечерний трамвай, улыбнулся синей звездой на проводах, и тронулся в путь как бы к той самой звезде, по воздуху, словно гумилёвский заблудившийся трамвай...
Казалось, притяжения больше не стало и все пассажиры в том чудном трамвае, поцеловались разом; все простили друг друга, все полюбили друг друга и обнялись...
Мимо нас, к звезде, искре путеводной, пролетал в ночи влюблённый трамвай.
Ты уже тоже почти оторвалась от земли к той самой звезде...
А меня уже ничто не держало на земле: сначала вверх запрокинулась моя левая нога ( я левша в поцелуях), словно головка удивлённого ребёнка что-то разглядевшего в небе; потом.. правая нога оторвалась от земли.
Я стоял как бы на коленях в воздухе перед тобой: меня на земле держали одни твои губы.

Знаешь, поцелуи вообще безумная и страшная вещь.
Мы просто к ним привыкли и не замечаем уже экзистенциального трагизма и ужаса поцелуев.
Когда французский натуралист, долгое время живший в одном африканском племени влюбился в одну девушку и поцеловал её ( в этом племени не знали поцелуев), она чуть не умерла от страха.
Её мама рассказывала ей в детстве сказки о белых каннибалах, пожирающих человеческую плоть..
Я вегетарианец, но когда я закрывая глаза целую тебя ( боже, я даже в ночи закрываю глаза! густая ночь моих поцелуев... осветить которую не смогли бы обычные звёзды), ощущая во рту твою тёплую и влажно-алую плоть, я чувствую себя нежным и древним язычником, в прямом и переносном смысле этого слова.
Я боюсь своих поцелуев в ночи, родная!

Мне хочется... буквально откусить от тебя кусочек твоей плоти и проглотить.
Чувствовать тебя на губах... мало. Мне хочется проглотить нежный кусочек тебя и ощутить... как ты тепло проходишь через моё горло, мимо неустанно бьющегося каким-то несчастным и чумазым работягой, сердца, как бы обернувшегося на тебя и улыбнувшегося грустно на миг, прекратив свою работу... оперевшись на лопатку свою.
Не смейся, мне иногда кажется, что моё сердце - шекспировский гробовщик: он и пошутит над смертью и пофилософствует..
Вот так и нежный кусочек тебя он бережно закопает: каждое сердцебиение - шелковистая тяжесть соскальзывания с блестящей лопатки рыхлого и влажного полумрака, и.. глухой и упругий удар "земли".

А какое могло быть нежнейшее кладбище из одной тебя!
Если бы моё тело обладало зримым и деятельным разумом памяти, сердце бы похоронило тебя в самых разных и нежных местах, а не просто в желудке.. хотя и так, было сладко ощутить теплоту прилива крови от ощущения тебя внутри ( я целовал бы тебя изнутри, всем сердцем и кровью, всеми моими органами, принадлежащих одной тебе) - я был бы нежно беременен тобою, а потом бы ты слилась со мною в той же мере, в какой душа человека сливается с миром, становясь всецело тем, что она любила при жизни: вечерним дождём, сиренью на ветру, закатом в декабре, стихом Есенина...
Когда тело человека умирает в поле, его волосы становятся частью травы; его вены и жилы - корнями цветов и деревьев, а глаза - голубыми цветами.
Ах, словно нежно сошедший с ума андрогин, я бы... оглядывая своё обнажённое тело, целовал бы в нём те места, в которых ты была бы теплее и ярче всего: плечи, сгиб локтя и запястье..
Да, я бы целовал твою нежность в себе... а потом, упав на колени, заплакал бы... перед твоим гробом, ибо ты умерла, моя родная!

За окнами - звёзды и ветер. За стенами комнаты - смех ( плач?) детей и голоса счастливые мужчины и женщины... а я... один, в тёмной комнате, склонился над твоим гробом, этим мрачным и страшным горбом посреди комнаты, и обнимаю, целую тебя всю, с головы до ног...
Наверное, я схожу с ума, милая!
Вчера задремав рядом с тобой, всё так же тебя обнимая даже во сне, бледную, тихую.. мне приснился странный сон.
Мы были на кухне. Я сидел за столом в позе Есенина ( накинув на плечи что-то похожее на тёплые крылья), на его известном и фантасмагорическом фото в Англетере, где он сидит за столиком с пером в руке при свечах, которое многие почему-то принимают за реальное

Ты стояла на стульчике возле окна в чудесном красном платье и копалась в шкафчике.
Я спросил: что ты ищешь? Повернувшись ко мне, ты улыбнулась: варенье малиновое. Ты болеешь, тебе нужно лечиться... помоги мне.
Я удивился: болею... я? Встал, подошёл к тебе и стал придерживать тебя за бедро, нежно прижавшись лицом к твоему животу.

Боже, век бы так простоял! Если бы рай существовал.. где-нибудь в нём была бы такая награда: просто стоять рядом с тобой в красном платье на стульчике, прижавшись лицом к твоему животу...
Согласен, это был бы странный рай... да может и не рай это вовсе.
Как сладостно было слушать твой живот, родная!
Учёные и поэты так не слушают звёзды, ловя сигналы с далёких звёзд, как я тепло и нежно слушал тебя.. именно тепло, слушал!

Помнишь, мы с тобой гуляли по вечернему льду после ссоры, как юные боги идущие по воде, отразившей звёзды.
Тебе показалось, что под ногами что-то проплыло.
Мы опустились на колени и стали слушать тех, кто водится среди звёзд, похожих на заледеневшие пузырьки от странной и неведомой жизни.
Мы смотрели друг на друга, тепло касаясь друг друга кончиками пальцев и слушали ласковый космос глубин и себя, тёплую тишину меду нами, нежно подтаившую с краю от наших дыханий.
Что мне сияние звёзд, Чайковский и пение жаворонка? Я слушал твой живот, милая!

Ты съела яблоко, рыбу, хлеб и выпила бокал вина...
И вот, в твоём животе, словно на полянке бледной рая, заколосилась пшеница, зажурчала весёлая речка с мотыльково плеснувшим в её синеве плавником рыбы. Виноград тянулся к звёздам алыми ноготками ребёнка.
Я сердцем и губами гладил эти тёплые и доверчивые колоски звуков в тебе!
У нас с тобой словно был один желудок на двоих... нежный желудок ангела!
Ты ела хлеб, рыбу... а я ощущал тёплую красоту ощущений, чувствовал нежнейшее движение твоих кишочек, словно сонных и прекрасных рыб в ночи реки подо льдом.
На моих губах оживала красота всего того, что ты поглощала губами. Я читал тебе странный и нежный стих о том, что было у тебя в животе...

Ах, как я любил эту рыбу, которую мне нельзя было есть и это вино в тебе! Любил их и самих по себе, какими они были в жизни, и какими они стали после смерти в тебе, нежно сливаясь с твоей кровью, дыханием и тёплой ладонью, коснувшейся моего лица, прижатого к твоему животу: что ты там делаешь?
Помоги мне достать малиновое варенье. Ты же болен, милый.

И как часто бывает во сне, его пространство крылато и райски изогнулось кошачьим изгибом моста через реку, как бы сладко потягиваясь.
Я одновременно держал тебя руками, стоящую на стульчике, почему-то плача... и я же, последовал за твоими милыми руками в шкафчик.

В шкафчике была солнечная полянка, по которой мы шли с тобой улыбаясь и собирая дикую малину.
Улыбался рыбами ручей возле росшей рядом яблоньки, возле которой, в цветах, была змея, кобра, почему-то похожая на верёвку.
Ты достала алую банку с малиной и показала её мне в своих руках. В моих руках была ты, в малиновом платье.
А потом мы ели с тобой малиновое варенье из банки руками, как счастливые дети, и ты, улыбаясь, протягивала мне в своих пальцах алую, сладкую мякоть, говоря, что мне нужно лечиться.
Проснулся я от довольно сильной поллюции, обнимая тебя мёртвую, тихую...
Я плакал и целовал тебя, стоя на коленях перед гробом твоим, а по внутренней стороне бедра, к левому колену, тепло и сиротливо стекало моё семя, словно сок от надломленного цветка одуванчика.
Это было невыносимо и чем-то напоминало экзистенциальную менструацию мужчины или даже выкидыш в ночи женщины у которой недавно умер любимый.

Вобрать бы тебя всю в себя, став тёмной землёй и травой..
Знаешь, я никогда не понимал чувство ревности: в ней нет доверия любимому.
Но теперь... я познал иную ревность, инфракрасное качество ревности, неведомую многим влюблённым: я ревную тебя к земле, солнцу, ветру и траве, что обнимут тебя, вдохнув в себя.
А может... предать твоё тело огню, похожему на листву в октябре? Ты любила осень...
Да и с небом ты была в ссоре, не любила религиозных обрядов.

И правда, милая, хочешь, я предам твоё тело огню, как Байрон когда-то на морском берегу итальянской Специи предал огню тело Перси Шелли, утонувшего в бурю?
Он потом кинулся в море, желая бросить вызов морю, погубившего его милого друга, не умевшего плавать.
Я тоже не умею плавать... жить без тебя, родная.
Куда мне броситься? Разве что.. в синие волны искусства.

Помнится, Байрон хотел.. из черепа Шелли сделать бокал для вина, оправив его в серебро.
Жена Шелли, Мэри... ужаснулась этой мысли.
Знаешь, а я бы.. был не против сделать из твоего черепа такой бокал для вина. Меня всегда опьяняли твои нежные мысли. Как ты там говорила? - я чувствую мозгом...
А я мыслю сердцем. Мы идеально дополняли друг друга.

Помнишь, как я однажды на море пил из тебя? Ты набрала в свой рот вино и приоткрыла его... с той же нежной и забавной мимикой, словно готовилась в первый раз поцеловать ангела, и толком не знаешь, как это делать.
Я сорвал соломинку, надломил её и стал пить из твоего рта: так иногда поят птиц...
Ты не выдержала и рассмеялась, обрызгав алым меня, воздух и ангела.
В 19 веке всё это казалось бы романтичным...А сейчас? Меня сочли бы маньяком и больным человеком.
А я просто...люблю тебя.

Нет, всё же это дурная идея. Родная, смотри, я принёс тебе в бокале вино. Хочешь?
Обмакиваю и подношу алые пальцы к твоим губам, как ты тогда, в моём сне, подносила к моим губам малиновое варенье.
Хочешь ещё? ( наклоняю бокал к твоим губам). Алые веточки влаги растекаются по твоей шее, щеке и груди: виноградная лоза на заре... Твоё белое платье на груди окрашивается в алое.
На губах задержалось вино: пью из твоих милых уст, обхватив твою карюю головку руками, как драгоценный бокал: поцелуй сливается с глотком. Алый, пьянящий глоток поцелуя..
Закрываю глаза: глоток ночи и сердца... захлёбываюсь тобой и ночью.
Пузырьки звёзд всплывают из моих губ в окно, покрывшееся лёгким ледком.
Что-то похожее на рыб прохладно касается моей груди и лица...

Открываю глаза: ты сидишь на кровати рядом и касаешься моей груди, меняешь влажную повязку от жара на лбу.
Градусник во рту, как соломинка, через которую твои руки пьют что-то красное, тёплое, поднимающееся к тебе, твоим раскрытым губам.
Ты говоришь с грустной улыбкой: милый, ты болен, не двигайся. Ты бредил всю ночь.
Целуешь меня... На тебе алый халатик.
Может, я и правда брежу и ты жива?
Или я... сошёл с ума возле твоего гроба среди ночи?
А может... это и есть, рай... сумасшедших?

картинка laonov
Кадр из фильма Тарковского "Зеркало"

Развернуть

Как-то мы - доктора и ассистенты - сидели на работе. Был обеденный перерыв. Юлия Валерьевна, улыбаясь, рассказывала:
-Я так обожаю Гоголя! У него такие интересные описания, особенно еды. Вот он может целую страницу описывать один только пирожок.
И тут я вспоминаю, что Гюго в течение десяти страниц описывает впечатления юного Гуинплена, увидевшего висельника в морозный и ветреный день...
Да... Талантище...
Про Гюго я благоразумно умолчала. Не поймут.

Развернуть

Лайфхаки

Если мужчина страстно любит женщин...

Если мужчина страстно любит женщин, и у него имеется своя собственная жена, не представляющая для него никакого интереса, некрасивая, угрюмая, законная, вооруженная правами, опирающаяся на своды законов да к тому же ревнивая, - ему остается только одно средство отделаться от нее и обеспечить себе покой: он должен отдать в ее руки свои денежные дела. Такое отречение от своих прав возвращает ему свободу. Теперь его жена занята по горло.

Смотрите также

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции