Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

О писателе

Информация

Родился: 23 февраля 1903 г., Прага
Умер: 8 сентября 1943 г., Плётцензее

Биография

Ю́лиус Фу́чик — чехословацкий журналист, литературный и театральный критик, публицист, активист чехословацкой компартии.

Юлиус Фучик родился 23 февраля 1903 года в Праге, столице Чехии, находившейся тогда в составе Австро-Венгрии. Учился на философском факультете Пражского университета. С 1921 года — член компартии Чехословакии и с 1920-х годов один из редакторов печатных органов компартии Чехословакии — газеты «Руде право» («Rudé právo»), журнала «Творба» («Tvorba»).

В 1930 году и в 1934—1936 годах Фучик в качестве журналиста посещал СССР, в частности Ташкент. На основании полученных от посещения СССР впечатлений им была написана книга «В стране, где наше завтра является уже вчерашним днём»…

Библиография

1932 - «В стране, где наше завтра является уже вчерашним днём»
1945 - Репортаж с петлей на шее
1960 - «О Средней Азии»

Книги

Титулы, награды и премии

За "Репортаж с петлей на шее" Юлиус Фучик был посмертно в 1950 году удостоен Международной премии Мира.

Международный день солидарности журналистов - отмечается в день казни Фучика.

Интересные факты

В Советском Союзе в некоторых городах, например, в Москве, во Фрунзе (ныне город Бишкек, столица Киргизии), в столице Узбекистана Ташкенте, где Фучик жил в 30-е годы XX века, его именем были названы улицы.

В Ташкенте также был музей Юлиуса Фучика, а в Бишкеке его именем назван парк в западной части города. Однако, например, вскоре после обретения Узбекистаном независимости и в связи со сменой государственной идеологии улица его имени в Ташкенте была переименована.

Есть улица Юлиуса Фучика в Казани (Республика Татарстан),в городе Измаил, в Киеве (Соломенский район), в Ереване (Армения), в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Туле, Иркутске, Екатеринбурге, Чебоксарах, Днепропетровске,…

Рецензии

Оценка olgala87:  5  

Когда несколько лет откладываешь чтение книги, думая, что она не очень, и в конце концов ее прочитываешь, то по итогу хочется себя укусить!

Книга маленькая, но сколько в ней всего: несокрушимости воли, веры в победу, преданности, страха, отчаяния, доверия и предательства.

Вы знаете, когда я начала читать, то первые страницы показались скучными. Но потом — все равно как в процессе общения знакомишься с человеком. Он раскрывается перед тобой, рассказывает о взлетах и падениях чехословацких подпольщиков, о соратниках и товарищах-предателях, о людях, которые помогали, даже если они надзиратели. И с каждой перевернутой страницей восхищение этим человеком возрастало. Вот вы смогли бы сохранять спокойствие и стойкость духа, зная, что вас через какое-то время казнят, писать, переносить на бумагу… Развернуть 

Оценка boltik_s:  4.5  
У героев нет лучезарного ореола

Юлиус Фучик - герой. Герой для меня, для Чехословакии, для мировой журналистики.
"Репортаж с петлей на шее" - книга, которую автор написал, находясь в фашистских застенках. Он писал ее тогда, когда позволяли дежурные. Тогда, когда слова стремились быть высказанными, а один из надсмотрщиков подал ему листы и карандаш.

Сегодня Первое мая 1943 года. И дежурит тот, при ком можно писать. Счастье! Какое счастье быть в этот день снова хотя бы на минуту коммунистическим журналистом и писать о майском осмотре боевых сил нового мира!

В последнем и роковом репортаже Юлиус Фучик рассказывает о себе, о своем аресте, заключении, а также приоткрывает завесу, рассказывая о людях, которые находились рядом с ним, знакомит читателей с антифашистской борьбой в оккупированной фашистами Чехословакии. Очень… Развернуть 

Истории

Не о делишках всяких мудаков и всяких сучек
Листы истории расскажут о другом
Как нужно правильно себя вести с врагом
Ну например как Юлиус Фучик
"Панк Фракция Красных Бригад",
"Юлиус Фучик"

Жар, пришедший ниоткуда, потом ушедший в никуда, слился с огнем октябрьской революции. Юнкера защищали зимний дворец, почему-то шел снег, не просто снег, а именно обильный снегопад, настоящей русской зимы. Света фонарей попросту не было видно, они как лампочки сорока ватные в подвальных застенках. Уже сейчас слышится утреннее солнце, оно кричит сквозь ночь своим морозом и смотрит в будущее яснее, чем мы.
Утром стало понятно, что пройдена очередная точка не возврата: Сын убил отца, изнасиловал свою сестру, которая теперь мучается от посттравматического психического расстройства, и вряд ли это когда-нибудь пройдет. Mr. Фрейд, снова проиграл, мать умерла немногим раньше, поэтому поражение только техническое, в отличии от прошлого раза, когда оно было безапелляционным.
Вернемся к вечеру прошлого, Фучик подвергал яростным нападкам, все сущее, доводя свой патриотизм до ручки национал-социализма.
Поднимаясь по парадной лестнице, на пролете между этажами, где было не светлее чем в могиле, я обо что-то ударился силой плечом, это что-то схватило меня за грудки и, брызнув слюной, проревело:
- Ох*ел, что ли?
- Света, говорю, маловато, не видно ничего.
И тут же в темноте, мне удается распознать лицо человека, чей завтрашний день, у нас уже вчерашний. Немного помешкав, к тому времени, как раз хват ослаб, я спросил:
- А как же 4 апреля?
- Не понял? говорит
- Ну, ты же вроде того, фашисты тебя на тот свет отправили…
Тип упал светом на глазное дно, не понимая более, что происходит, окончательно отпустил меня из братских объятий.
Жар, жар… мда, температурит что ли, сердце подтрунивает, еле справляется с нагрузкой.
- Репортаж с залупой в кармане, не твоих ли рук дело, или все-таки старая коммерция, пропаганда советской власти?
- Братан, иди куда шел, не е6и голову…
- Да ночами я не сплю, пичкаешь меня своими наставлениями: на допросе себя веди так, потом руки мне подаешь, плечи подставляешь. Но я-то знаю, где и как себя вести, мне Альбрехт все поведал и то, что умирает каждый в жало, из камня высекаю как искру!
Лютики – цветочки, это мы проходили.
- В камере дрочил? Спрашиваю, и залетаю на пролет выше, уклоняясь от ударов и ответа на прямой вопрос, но по пути продолжаю гнуть свою линию и рублю фактами с плеча:
- да что такого-то, вот Сэндс дрочил и не стеснялся, хотя нет, стеснялся, это они стены говном в открытую мазали и ссали под дверь. В любом случае не самый плохой пример для подражания, не то, что во враге всего мира искать положительные черты и отсылаться к тому, что это просто их работа.
Прав был старина Луи, по ходу все из-за изобретения вакцинации, негоже войне длиться так долго, что бы подобное говно, в переносном, к сожалению, смысле, вытекало из-под дверей гестапо…
Кулак угодил мне в область подбородка, но моя мечта оставалась при мне, и под ее весом, оступившись, я накололся виском на перила со всего маху и тонкой линией на лист бумаги потекли слова:
Сознание общества не существует здраво,
лишь симулякр личности ему присущ
и нет лекарства!
Панацея съедена химерой,
Харон пошел на перекур,
Джихад всё совершают кришнаиты,
А знания казнят волхвы.

Развернуть
О БОДРСТВОВАНИИ.

У моей бабушки в книжном шкафу стояла книга "Репортаж с петлей на шее". Нет, не читала ее, но спросила бабулю и она ответила, что автор, Юлиус Фучик был чешским коммунистом, которого фашисты замучили в концлагере. И он стал моим героем. Потому что, ну, вы же понимаете, что юности нужны романтические идеалы. И потому что мученики нужны любой религии, за отсутствием других, нашей был коммунизм. И он стал одним из. Как Виктор Хара, Муса Джалиль, как герои-молодогвардейцы.

И слова: "Я любил вас люди, будьте бдительны" - запомнились, хотя не совсем понятными были. Думаю, что неуклюжий перевод и безответственное тиражирование пропагандой выхолостили из фразы большую часть смысла и величие, и красоту. Потому что: "Бодрствуйте!" - это просьба, с которой Иисус в Гефсиманском саду обратился к ученикам, когда молил пронести чашу и имеющий уши, услышит, хотя бы даже совсем ничего не знал из Нового Завета. Потому что такие вещи архетипически окрашены, залиты в глубинную память и считываются подсознанием, минуя промежуточные стадии: Я ухожу принять мытарства и смерть за мою любовь к вам. Помните, знайте, оставайтесь людьми.

И только на десятом или двенадцатом из возможных уровней понимания: не допустите повторения фашизма. А сделали из слов, в общем, то что сделали: "будьте бдительны". Почти плакат: "Не болтай по телефону, болтун - находка для шпиона". Не со зла, думаю, а по тупости. Или потому что пробудить в читателях религиозные ассоциации показалось пропагандистской машине более опасным, чем изувечить до потери смысла главные слова хорошего человека, но "бдт", повторенное дважды стало своего рода мемом того времени.

А на стихи Галича "Признание в любви", наткнулась уже девушкой. И это было то самое - задохнуться от горечи и нежности. Прочесть десяток раз подряд. И запомнить на всю жизнь. И я думаю, что оба: Фучик и Галич говорили об одном и том же..

ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

"Люди, я любил вас - будьте бдительны!"
Юлиус Фучик
(Любимая цитата советских пропагандистов)

Я люблю вас - глаза ваши, губы и волосы,
Вас, усталых, что стали, до времени, старыми,
Вас, убогих, которых газетные полосы
Что ни день - то бесстыдными славят фанфарами!
Сколько раз вас морочили, мяли, ворочали,
Сколько раз соблазняли соблазнами тщетными...
И как черти вы злы, и как ветер отходчивы,
И - скупцы! - до чего ж вы бываете щедрыми!

Она стоит - печальница
Всех сущих на земле,
Стоит, висит, качается
В автобусной петле.

А может, это поручни...
Да, впрочем, все равно!
И спать ложилась к полночи,
И поднялась - темно.

Всю жизнь жила - не охала,
Не крыла белый свет.
Два сына было - сокола,
Обоих, нет, как нет!

Один убит под Вислою,
Другого хворь взяла!
Она лишь зубы стиснула -
И снова за дела.

А мужа в Потьме льдиною
Распутица смела.
Она лишь брови сдвинула -
И снова за дела.

А дочь в больнице с язвою,
А сдуру запил зять...
И, думая про разное, -
Билет забыла взять.

И тут один с авоською
И в шляпе, паразит! -
С ухмылкою со свойскою
Геройски ей грозит!

Он палец указательный
Ей чуть не в нос сует:
- Какой, мол, несознательный,
Еще, мол, есть народ!

Она хотела высказать:
- Задумалась, прости!

А он, как глянул искоса,
Как сумку сжал в горсти
И - на одном дыхании
Сто тысяч слов подряд!

("Чем в шляпе - тем нахальнее!"
Недаром говорят!)

Он с рожею канальскою
Гремит на весь вагон:
- Что с кликой, мол, китайскою
Стакнулся Пентагон!


Мы во главе истории,
Нам лупят в лоб шторма,
А есть еще, которые
Все хочут задарма!

Без нас - конец истории,
Без нас бы мир ослаб!
А есть еще, которые
Все хочут цап-царап!

Ты, мать, пойми: неважно нам,
Что дурость - твой обман.
Но - фигурально - кажному
Залезла ты в карман!

Пятак - монетка малая,
Ей вся цена - пятак.
Но с неба каша манная
Не падает за так!

Она любому лакома,
На кашу кажный лих!..

И тут она заплакала
И весь вагон затих.

Стоит она - печальница
Всех сущих на земле,
Стоит, висит, качается
В автобусной петле.

Бегут слезинки скорые,
Стирает их кулак...
И вот вам - вся история,
И ей цена - пятак!

Я люблю вас - глаза ваши, губы и волосы,
Вас, усталых, что стали, до времени, старыми,
Вас, убогих, которых газетные полосы
Что ни день - то бесстыдными славят фанфарами!

И пускай это время в нас ввинчено штопором,
Пусть мы сами почти до предела заверчены,
Но оставьте, пожалуйста, бдительность "операм"!
Я люблю вас, люди!
Будьте доверчивы!

Развернуть

Цитаты

У него нашли записи, и он не сказал себе: лучше умереть, чем расшифровать их. Он расшифровал их!

Был смелый человек, в Испании не кланялся пулям, не согнулся в суровых испытаниях концентрационного лагеря во Франции. А сейчас он бледнеет при виде плетки в руках гестаповца и в страхе перед зуботычинами предает друзей. Какой поверхностной была его отвага, если она стерлась от нескольких ударов!… Развернуть 

Кураторы

Смотрите также

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок