Не пропусти хорошую книгу
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

О писателе

Информация

Родился: 11 июля 1927 г., UK
Умер: 27 мая 1987 г., Kent, England, UK

Биография

Педлер, Кит (Pedler, Kit) — рабочее имя Кристофера Магнуса Говарда Педлера (Christopher Magnus Howard Pedler) — английского писателя, сценариста, биолога и врача, заведующий кафедрой офтальмологии Лондонского университета.
Окончил Лондонский университет, Вестминстерскую медицинскую школу. Три года занимался медицинской практикой с 1953, прежде чем перешел к исследованиям в области экспериментальной патологии глазных болезней, за которые получил вторую докторскую степень.
В середине 1960-х стал неофициальном научным консультант сериала «Доктор Кто» (Doctor Who). В 1970 вместе с Джерри Дэвисом организовал на телеканале «BBC One» 37-эпизодную телевизионную серию «Вахта конца света»…

Библиография

Участие в межавторских проектах
Доктор Кто / Doctor Who // межавторский цикл
Doctor Who Script Books
Titan Script Book Series

Doctor Who: The Tomb of the Cybermen (1989) // Соавтор: Джерри Дэвис

Романы
1971 Мутант-59 / Mutant 59: The Plastic Eaters // Соавтор: Джерри Дэвис
1974 Brainrack // Соавтор: Джерри Дэвис
1975 Doomwatch: The World in Danger
1975 The Dynostar Menace // Соавтор: Джерри Дэвис

Рассказы
1970 Deus Ex Machina?
1970 Image In Capsule
1971 The Long-Term Residents
1972 Terence and the Unholy Father
1973 White Caucasian Male

Киносценарии
1989 Doctor Who: The Tomb of the Cybermen // Соавтор: Джерри Дэвис

Прочие произведения
1979 The Quest for Gaia: A Book of…

Экранизации

Рецензии

Оценка vwvw2008:  3.5  
Метеоритный дождь, что может быть прекрасней?
Должно быть, это было одним из наиболее упорных и удобных заблуждений человечества: считать, что «у нас это случиться не может», что никаким катаклизмам не подвержено лично моё крошечное время и местечко в мире.

Триффиды - вымышленные растения, и пришлось покопаться в википедии, чтобы лучше понять, что это. Оказывается, без Советского Союза здесь не обошлось :-).

Написанный еще в далеком 1951 г., этот научно-фантастический роман читается с большим интересом и в наши дни.
Читать было интересно, много размышлений о смысле жизни, если бы да кабы..., на протяжении всего романа было не очень приятное ощущение, что вот сейчас... нас всех должны уже завоевать, атака триффидов может начаться в любой момент.
НО....
Концовка меня немного разочаровала. Ожидала большего.
Но не буду спойлить.… Развернуть 

Оценка lightning77:  4.5  

На меня эта книга вывалилась в потоке новостей.
«Ученые Портсмутского университета Великобритании создали фермент, разлагающий пластик на исходные элементы за несколько дней. Этот прорыв может помочь решить глобальный кризис загрязнения, сообщает Guardian.» (18 апреля 2018 года) .
И вот, в комментариях к этой новости кто-то и сказал, что «все это уже давным-давно описано и предсказано».
На самом деле все. А что касается книги – это старая добрая научная фантастика. НА самом деле старая – книга 1972 года, о том, что изобретения всегда несут подводные камни. И желание причинить добро может привести к широкомасштабной катастрофе. Поэтому скидки стоит делать – это был немного иной мир, отличный от нашего.
И на самом деле добрая. Этические вопросы поднимаются и решаются и «чтобы было всем… Развернуть 

Истории

Когда души расцветают в пепле...

Все самое значимое и важное в нашей жизни происходит так повседневно и быстро, что, оглядываясь назад, спустя многие годы только диву даешься, – как не увидел, не заметил, что перелистываешь исписанную страницу жизни и распахиваешь перед собой новую, белоснежную, выводя на ней красивым почерком заголовок – новую веху. Вот так, с одного прекрасного летнего вечера и открылось, переливаясь всеми цветами любви к искусству и наслаждения словом, совершенно новое мое увлечение в литературном направлении – постапокалиптика, или мир после глобальной катастрофы.

Как обычно бывает в таких случаях, затертая, старенькая книженция времен бабушкиной молодости не вызывала в юной, пылкой душе не единого отклика. Родители кружили вокруг меня, словно спутники, пытающиеся заинтересовать предысторией и жиденькой обложкой с замысловатыми научными словами, но эти попытки заставляли только брезгливо открещиваться – что может быть интересного в старой неказистой книге? И только спустя время приходит понимание того, что именно такие книги чаще всего и хранят в себе что-то настолько живое и трепетное, что истинно может заставить сердце биться, а душу изумленно замирать. Возможно, это и называется жизненной мудростью, это и накапливается в самых глубинах человеческого сознания, но когда ты подросток, то тебе хочется только буйства красок, только трагичной и полной романтизма любви, только праздника и только сказки. Так что открыла я мир Джона Уиндема нехотя, заранее зевая от смертельной тоски, только чтобы от меня отстали с расспросами: «Почитала? Почитала? ПОЧИТАЛА?».

И мир перевернулся. Прежние интересы поблекли и выцвели, отступив на второй план, оставив место лишь для новой эпохи, где первостепенное значение стали иметь человеческие души, исковерканные пугающим, холодным и злым миром, но все еще прекрасные в своем милосердии и собственной красоте. Именно после этой книги мне стало понятно, что лучше всего человеческая психология видна именно в этих реалиях – словно в черной, зловонной луже на миг отражается солнце, чтобы вновь исчезнуть в облаках, оставив после себя лишь краткую вспышку сусального золота, которая запомнится навсегда. И в этих книгах все точно также – когда за каждым поворотом поджидает смерть, когда доверие становится ценой жизни, когда даже за самую большую ошибку ты с легкостью не понесешь наказания, очень трудно оставаться человеком, а оставаться настоящим человеком – еще труднее. И именно в этом вся красота человека разумного, любящего и ценящего самое близкое его сердцу.

Но в чем же красота этой книги? Почему именно она перевернула детский, наивный мир, заставив с головой окунуться в конец света и прочитать огромное множество книг на данную тему (не побоюсь тех слов, что я прочитала большую часть самых прекрасных и значимых книг в рамках постапокалипсиса)?

Именно она дает понять, что мир вокруг нас – непостоянный, противоречивый, порой милосердный и чудотворный, порой ранящий в самое сердце до незаживающих за века кровоточащих рубцов. Нам часто кажется, что мы твердо стоим на непоколебимой земле, упираясь ногами, будто столпами вечной твердыни, словно корни, произрастающие из самых глубин мира, оплетают нас, не давая улететь в манящие воздушные облака... Мы наслаждаемся красотой вселенной, счастьем и гармонией мира вокруг нас, вдыхая нотки каждой секунды и минуты, прожитой на надежной и верной человеку земле. Смотрим в бесконечное звездное небо, чувствуя, как кружится голова и вдохновлено увлажняются глаза от великолепия и торжества огромного атласа мерцающих тайн и загадок…

Но только вот зачастую не всё в нашей жизни так озаряет вспышками счастливых мгновений, и с чернеющего полотна, подмигивающего миллиардами поблескивающих глаз, на наши головы может спуститься кара небесная.
Всего несколько мгновений ярких вспышек, когда все человечество потрясенно созерцает чудеса мира вокруг нас – и полная слепота на всю оставшуюся, мрачную жизнь. Жизнь в черном тоне, когда невозможно воспринимать вокруг себя даже яркий, режущий свет. Справедливая плата? Не думаю.
Зрение – это именно то, что помогает нам чувствовать прикосновения мира к своей душе. Мы не благодарим небеса за возможность видеть, чаще всего мы даже не вспоминаем, какой это дар – возможность созерцать красоту, находящуюся вокруг тебя, которую ты даже можешь творить сам. Мы словно просто дышим – вдыхая кислород, не задумываемся о спасительных капельках и частичках, дающих нам право жить, чувствовать и любить. А ведь что может быть хуже плачущего ребенка, бессмысленно таращащегося в чернеющую пустоту, трясущимися руками ощупывающего лицо матери? Девушки, перебирающей по памяти клавиши знакомого с детства родительского фортепиано, извлекающего тихую и печальную музыку, льющуюся по запустевшим улочкам? Седенькой старушки, которая сжимает в руках труху из пожелтевших исписанных любимом человеком листочков, когда ее глаза уже никогда не увидят размашистых букв, и не услышат нежного голоса давно ушедшего супруга, струящегося с черных завитков текста?..

Мир Джона Уиндема, мир «Дня Триффидов» ужасен и печален. Все те же города, величавые, могучие, расталкивающие облака верхними этажами, помпезно глядящие на мир с высоты своего горделивого роста. Города тех времен, когда в парке молодая мамочка толкала разноцветные качели и улыбалась, слушая звонкий смех маленькой дочки; когда успешный офисный работник бежал в роддом к родившей жене с букетом алых пионов, прижав чемодан к груди; где морщинистый дедушка скрюченными пальцами собирал монетки с тротуара. Но только города эти пусты и тихи – и это самое страшное, что только может случиться с гордом, чья жизнь всегда теплится в вечерник огоньках на кухнях, в голосах и шуме повседневной жизни. В первые дни фасад их ярок и весел, светел и доброжелателен, гостеприимно распахнуты двери, но в недрах домов кипит черная кипучая боль. И только редкий отчаянный крик распарывает пустоту одиноких улиц…

Главный герой книги Билл Мейсен получает в этой вселенной счастливый билет – он, потерявший зрение до времени прилета кометы, в дальнейшем будущем ослепшего мира может видеть и чувствовать мир своими глазами. Какая ирония, ведь человеку благодаря слепоте удается остаться зрячим. Казалось бы, такое возможно только в книге, только благодаря усилиям писателя или поэта человек может встретиться с таким чудом, только на страницах книги. Но жизнь гораздо сложнее и искуснее в своих проявлениях, и порой над ее поворотами склоняют голову и самые прожженные скептики.
Одна из отличительных черт книги Джона Уиндема – пугающая реальность. Кажется, что вот ты закрываешь глаза (довольно специфическое сравнение в контексте происходящего в этой реальности), и вот уже рядом с тобой бредут отчаявшиеся люди, скрюченными руками зачерпывая пустоту. Тут жестокий юноша, чья мрачная и мерзкая сущность прорвалась сквозь мораль и нормы умирающего мира, подыскивает себе рабов для наслаждения; тут утопичный мужчина с помощью силы и крови пытается воссоздать благо для всех страждущих, не ощущая засасывающих глубин нелогичности своих действий, губительных для себя и окружающих. А тут бредут по улице, захватывая твердый, но уже вспарываемый трещинами асфальт, тонкими зелеными нитями, отвоевывая у человека мир, жутковатые триффиды…
Но не будем уходить с головой в атмосферу и характерных персонажей, которые или лукаво щурятся со страниц, когда в глазах их стоит мутная чернота, или милосердно пытаются помочь другу или простому незнакомцу, утопая в печали и мраке нового мира.

Нового мира. Этот мир, уродливо-прекрасный, такой мистически-таинственный во всей своей простоте и незатейливости. Постепенно умирающие, эти города задыхаются, угасают, зарастают зеленой пеной и погружаются в первозданный вид. Вот только умирание это или возрождение? Осыпающиеся кусочки штукатурки и кирпича, словно выпадающие волосы и слезающие ногти у безнадежного больного; мертвые тела, рассыпающиеся в прах, по чьим венам вместо крови бегут смертельные инфекции; неспешно шагающие растения, чья жизнь аксиомой твердо врастала в землю до этого дня, тихим треском и смертельным ядом по капле забирающие последние жизни; разрушение, хаос, боль… Тихий вздох прокатывается по улицам и затихает где-то там, где последние зрячие люди бережно хранят свои души и души близких от погибели: от голода, смертельных триффидов, инфекции или же просто от одиночества.

Эти города покрываются пленкой воспоминаний и налета человеческих трудов, оттаивая под натиском матушки-природы. Их постепенно покидают и покидают люди, стремящиеся найти спасение в плодородных землях небольших деревушек, в вынужденном ровном одиночестве.
Но это вовсе не книга о печальном угасании, не подумайте. Это всего лишь атмосфера окружающего мира, которую разрывают ясным ровным светом души главных героев. Это великое произведение о человеческой дружбе и любви, о взаимопомощи и надежде. Она о жестоком мире, который непременно могут сделать лучше терпеливые человеческие руки, даже упустившие свою власть, свое господство над окружающим нас. О том, как можно любить ребенка и старца независимо от их характерных особенностей, как теплится в каждой душе уголек тепла и о непростых выборах в жизни каждого из нас…
Тишина и печаль угасающего мира, разбавленная настоящими людьми с их мрачными пороками и светлыми душами, когда не знаешь, кому сопереживать, а кого обвинить в тяжелой беде – вот то, что не позволит вам ни на секунду оторваться от этой чудесной книги, от этой чудесной песни о человеческом мире и человеческой сути.
Хотя бы ради того, чтобы ощутить тот зыбкий трепет от мысли о том, чей мир реален – мир Джона Уиндема, расписанный такими многоцветными оттенками, или мир, в котором мы живем…
картинка PortisHarns

История произошла: 2009 г.
Развернуть
Моя первая любимая...

Случилась эта история в далеком 1993 году, когда мне было 11 лет, и еще не влекло меня так безудержно к книгам, как сейчас. Не сказать, что в школе чтение было для меня тяжким трудом, хотя читать я научился лишь в первом классе, что по меркам нынешнего поколения молодежи считается крайне поздно. Сейчас дети 5-6-ти лет читают по-английски наравне с русским, и это считается вполне нормальным. Ну, а в те времена было нормальным учиться читать в первом классе. В общем, такую дисциплину, как чтение сдавал я на четыре, но чтение казалось мне пустым и скучным времяпровождением и воспринималось как досадное, но необходимое обстоятельство в жизни. На улице с друзьями было куда веселее. Но как-то раз мать принесла домой книгу "День Триффидов" Джона Уиндема, именно это издание 1991 года издательства "Правда". Дома у нас книг было мало, немного классики, немного журналов типа "Науки и жизнь", "Здоровье" и "Сделай сам", а всего больше технической литературы отца. Так вот была такая мода - брать почитать книги у знакомых. Естественно я книги эти в руки не брал, так как пропадал большей частью на улице. Но тут в разгар летней жары, в июле месяце умудрился заболеть довольно сильной ангиной. (Потом еще несколько лет подряд заболевал ангиной и именно в июле, пока по чьему-то совету не прополоскал горло авиационным керосином и после этого вообще забыл о простуде горла на десяток лет) И вот, маясь от безделья под домашним арестом в самый разгар каникул, добрался я до этой книги. Начал читать, чтобы убить время и ... оторвался только, когда перевернул последнюю страницу. Это было похоже на отрыв от реальности, как будто некое психоактивное вещество вынесло мое сознание в другой мир, в тот постапокалиптический мир книги. Боже мой, как я страдал, что книга окончилась на интереснейшем месте и, что у книги нет продолжения. Я буквально проклинал Уиндема, за то, что он не развил роман хотя бы в дилогию. Действительно мое состояние было похоже на принятие наркотика и последующий за этим абстинентный синдром. Не сразу после этой книги, а может быть приблизительно через год, я начал действительно уходить в книжные запои, пытаясь утолить знакомую всем нам "книжную жажду". Потом было прочитано еще много книг, лучше и хуже этой, любимых и не очень, классных и откровенно плохих, но память об этой книге Джона Уиндема навсегда сохраниться внутри самым теплым чувством.

Развернуть

Цитаты

– У меня есть все, что мне по-настоящему нужно, – сказала она. – И когда-нибудь ты приведешь нас сюда обратно, Билл.
– Это очень славно, когда жена так уверена в муже, радость моя, но… Нет, черт подери, никаких «но». Я приведу вас сюда снова, – сказал я.

Смотрите также

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок