Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 20 700 000оценок книг
  • 1 100 000рецензий на книги
  • 44 500 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

Веркор — о поэте

Информация

Родился: 26 февраля 1902 г., Париж
Умер: 10 июня 1991 г., Париж

Биография

Верко́р (наст. имя Жан Марсель Брюллер (Jean Marsel Bruller)) — французский писатель, художник-иллюстратор.

Родился в Париже в семье издателя Людовика Брюллера и Эрнестины Бурбон. В 1923 году окончил Ecole Brequet, получив диплом инженера-электротехника, однако предпочёл карьеру художника-иллюстратора и гравера. С 1921 года и до начала Второй мировой войны выпускает ряд альбомов с рисунками и эстампами на злободневные темы, сотрудничает в качестве иллюстратора с журналами «Le Rire», «Paris-Flirt» и рядом других, иллюстрирует произведения Андре Моруа, Киплинга, Сильвестра де Саси. В 1932 году становится главным редактором журнала «Allô Paris». С 1935 года сотрудничает с еженедельником…

Библиография

Романы, повести, рассказы
1942 – Молчание моря / Le Silence de la Mer
1943 – Шествие со звездой / La Marche à l’Etoile
1946 – Оружие ночи / Les Armes de la nuit
1947 – Типография «Верден» / L’Imprimerie de Verdun (сборник новелл)
1948 – Глаза и свет / Les Yeux et la lumière (сборник новелл)
1951 – Могущество дня / La Puissance du jour
1952 – Люди или животные? / Les Animaux dénaturés
1956 – Гнев / Colères
1958–1960 – На этом берегу / Sur Ce rivage (трилогия)
1961 – Сильва / Sylva
1966 – Квота, или Сторонники изобилия / Quota ou les Pléthoriens (в соавторстве с Коронелем (на русск. в сборнике "Французские повести"))
1967 – Битва молчания / La Bataille du silence
1969 – Плот…

Рецензии

Рецензия экспертаПишу от души и делюсь впечатлениями
Дополнительные действия
Оценка Alina_Sladkova:  5  
То ли девушка, а то ли лисица

Дорогие друзья! Уважаемые Лайвлибовцы! Даже не знаю, с чего начать... С какой стороны подступиться к этой книге. Постараюсь изложить здесь свои впечатления и ощущения.

Моё отношение к произведению претерпело эволюцию по мере чтения. Когда записывала первые мысли на листе бумаги значилось "Странная книга". Обо всём по по порядку. Если бы меня попросили описать её, назвав два или даже три прилагательных, то это были бы — "странная", "необычная", "двойственная".

Это тот случай, когда прочитал книгу настолько давно, что не помнишь её содержания. Впервые мы с Сильвой встретились на 3 курсе университета (в 2009 году). Уже не помню своих впечатлений того времени. Перечитав её в 2015 году, оставила отзыв:

Размышления автора на тему извечного вопроса — что же первично в человеке? Природное начало…
Развернуть 
Оценка malasla:  4  

Итак, француз-француз представил себя англичанином-англичанином и пишет удивительную историю о превращении животного в человека.

Мне нравится, как из рассказа нарратора временами торчат уши француза-автора, ка кон вспоминает людей, которых, конечно же, знает лично, рассуждает о морали и весь такой чопорный-чопорный. Ну, знаете, похожее чувство возникает, когда смотришь советскую экранизацию Шерлока Холмса - все очень чинно, но не покидает ощущение, что это игра, похожая на "дзюзички", главное условие в которой - не рассмеяться.

Веркор не смеется, он только изредка глотает улыбку.

И крутит свою, с виду довольно простую, историю.

Однажды главный герой шел по лесу и увидел, как лиса, за которой гнались охотничьи псы, превратилась в девушку.
Что, думаете, это была хитрая кицунэ, которая увлекла… Развернуть 

Истории

"[...] В то время поэтика в кино меня не пугала. А сейчас приводит в ужас. Я понял, что она опасна, в тот день, когда мой фильм посмотрел Андре Жид. В конце концов, Жид был одним из тех немногих, кто был способен понять "Молчание моря", но его очень расстроило отношение девушки к немецкому офицеру. Оказалось, он всю дорогу ждал, когда же они бросятся друг другу в объятия. Конечно, в то время он уже сильно сдал, и вся красота кинематографического замысла прошла мимо него. Он даже не вспомнил, что читал эту книгу, а ведь в Лондоне долгое время было принято считать именно Жида ее автором. И действительно, в творчестве Веркора есть мотивы, взятые целиком у Жида. Его влияние очевидно. Но после просмотра он мне сказал только одно: "По-моему, эта девица - дура, отшлепать бы ее как следует".
Рюи Ногейра "Разговоры с Мельвилем"

Развернуть

Иногда человек должен задаваться вопросом, кто он, чтобы в конце концов понять это. Хотя скорее всего он не прийдет ни к какому объективному ответу, он найдет, или же придумает, для себя весьма утешительные аргументы.
Последний раз, когда этот вопрос беспокоил лично меня, был не так давно. В группе мы обсуждали "Превращение" Кафки. Преподаватель сказал вполне заурядную фразу: а остались ли родители Грегора Замзы людьми, или же настоящее превращение произошло с ними. И тут я разрыдалась. Со мной такое впервые было. Публичные слезы и истерики не мой конек, но это были искренние слезы, этот вопрос задел меня, он как-будто касался только меня. Расплакалась я не безосновательно, я вспомнила своих умерших уже на тот момент дедушку и бабушку. Они оба болели раком и умирали в муках. Но муки испытывают не только и умирающие. Пожалуй, хуже всего тем, кто после этого остается жить. И тогда я поймала себя на мысли, что уже не отношусь к умирающим. как к дедушке и бабушке, а отношусь к ним как к больным. Ты признаешь на какой-то момент, что их болезнь обуза, и радуешься, когда эта обуза спадает с плечей. Даже сейчас это дико понимать и писать .
Тогда я позвонила подруги и спросила ее- а я еще осталась человеком после таких мыслей. Она объяснила мне, что если я еще задаюсь этим вопросом, то да.
Веркор ставит тот же вопрос. Он придумывает сюжет, достаточно интересный, но задает тот же банальный вопрос- что делает человека человеком. Сотни доводов и аргументов доказывают и опровергают. НО не отвечают на вопрос. Судьи выносят приговор, давая человеку скудное определение, которое своей скудностью иллюстрирует всю абсурдность этого нелепого занятия- давать человеку дефиницию. И ты, читатель, ждешь, когда тебе ответят на вопрос. Ты уже сам начинаешь спрашивать окружающих, думать о неграх, о других расах, о культурах. Но ни ты, ни Веркор не отвечают. Только вся абсурдность сюжета высмеивает жизнь. И только последний абзац говорит что-то утвердительное. Человек любит эту абсурдную жизнь. Он от нее в восторге

Развернуть

Цитаты

Он почти крикнул:

— Эта борьба — великая битва между Преходящим и Вечным!

— На перекрестке тебе говорят: «Идите этой дорогой». А ты видишь, что эта дорога ведет не к светлым вершинам, а вниз, в зловещую ложбину, в душную тьму мрачного леса!.. Боже! Укажи мне, где _мой_ долг!

Кураторы

Смотрите также

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции