Не пропусти хорошую книгу
  • 20 700 000оценок книг
  • 1 100 000рецензий на книги
  • 44 500 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
3679 1604 984
Henry Valentine Miller
Добавить в избранное в избранном 252 6019

Генри Миллер — о писателе

Родился: 26 декабря 1891 г., Манхэттен, Нью-Йорк, США
Умер: 7 июня 1980 г., Пасифик Палисейдз, Калифорния, США

Биография

Генри Валентин Миллер — американский писатель и художник. Его жизнь легла в основу его же скандальных для того времени интеллектуально-эротических романов о времени после первой мировой, времени вседозволености, и о судьбе писателя в этом мире. Самыми знаменитыми работами Миллера являются романы «Тропик Рака», «Тропик Козерога» и «Черная весна», составившие своеобразную автобиографическую трилогию.

Писатель родился в Бруклине семье немецких эмигрантов Генри Миллера и Луизы Нитинг. Его отец был владельцем ателье мужского платья, поэтому семья писателя жила в достатке. Младшая сестра Генри - Лоретта - страдала врожденным слабоумием, и после смерти родителей Генри-младший взял все заботы о ней…

Изображения автора

Библиография

Биографическая трилогия:
1. «Тропик Рака» / Tropic of Cancer, 1934
2. «Черная Весна» / Black Spring, 1936
3. «Тропик Козерога» / Tropic of Capricorn, 1939

Трилогия «Роза распятия» (Book One of The Rosy Crucifixion):
1. «Сексус» / Sexus , 1949
2. «Плексус» / Plexus, 1953
3. «Нексус» / Nexus, 1960

Дилогия «Аэрокондиционированный кошмар» (The Air-Conditioned Nightmare):
1. Аэрокондиционированный кошмар / The Air-Conditioned Nightmare, 1945
2. Вспоминать, чтобы помнить / Remember to Remember, 1947

Астрологическое фрикасе
1. Биг Сур и Апельсины Иеронима Босха / Big Sur and the Oranges of Hieronymus Bosch, 1957
2. Колосс Маруссийский / The Colossus of Maroussi, 1941
3. Мара…

Экранизации

1970 — Тропик Рака / Tropic of Cancer
1970 — Тихие дни в Клиши / Stille dage i Clichy
1990 — Тихие дни в Клиши / Jours tranquilles à Clichy

Интересные факты

Когда Миллер в 1938 году покидал Париж, его имя только начинало приобретать известность во Франции. К концу войны его уже считали одним из величайших писателей, которых дала Америка.
Во время оккупации книги Миллера продавались очень хорошо. Что и говорить, немцы зорко следили за тем, что выставлялось на полки книжных магазинов. Любой француз подтвердит, что немцы во время оккупации были très comets - по сути, гораздо более корректны, нежели "освободители" несколькими годами позднее. Что было, то было. Немцы знали, как подольститься к французам, и делали это самым коварным образом. Это вовсе не значит, что французы попались на их удочку: движение Сопротивления, организованное под самым…

Рецензии

Оценка strannik102:  3  

Совершенно точно и однозначно убедился в том, что знал давным-давно — литература подобного рода не для меня.

Нет, я ни в коем случае не посягаю на право Генри Миллера писать то, что ему заблагорассудится, делиться с читателями своим вИдением мира и отфильтровывать в картине Мира только тёмные и сугубо физиологические и не самого приятного и эстетического свойства стороны жизни. Равно как не посягаю на право тех, кому нравится подобная литература, восторгаться творчеством Генри Миллера, обсуждать достоинства обоих Тропиков, рекомендовать их другим читателям, ещё не знакомых с творчеством Миллера, и выставлять книге высокие оценки. Как говорится — вольному воля. Но одновременно оставляю за собой право принимать или не принимать литературу, в которой почти каждая страница тщательно… Развернуть 

Оценка hick_bum:  5  

Pure filthy poetry

Книга, которая бьёт все мои личные рекорды по перечитыванию — кажется, уже знаю её наизусть, но она зовёт меня к себе раз за разом. Книга, которая испортила меня, отравила меня, заразила меня желанием жить. Не существовать, жить. Эта книга - инъекция свободы под кожу. Она — портал в прошлое, позволяющий услышать, как поёт её автор — реально живший и реально живущий в этом тексте — я не знаю более живого текста, чем этот. Настоящий Художник слова — он не брезгует использовать все ресурсы языка, на котором он пишет. И в этом нет ни грамма отвратительного, ни толики пошлого и отторгающего. Из обыденных вещей он создаёт ярчайшие образы, позволяя читателю осязать, видеть, проживать то, что он описывает.

Поэзия в прозе. Песнь и, в то же время, плевок в морду Искусству.… Развернуть 

Истории

про скитания, Париж

Есть у меня друзья-французы, а ребята в этой стране всё ещё почитывают художественную литературу. Кто-то читал "Тропик Рака", я услышала и без особенно восторженных отзывов, всё равно запомнила и занесла в свой бесконечный список "К прочтению".

Год спустя на планшете закончились непрочитанные книги, и я вновь начала мониторить в поисках электронок - обычно это приводит к неожиданным результатам, так же как и поход в книжный магазин. Теперь в приложении среди 20 новых книг красовался и Миллер. По порядку после шедевров американской классики я дошла и до него.

Первые пятнадцать страниц я преодолела с постоянно моргающими и широко открывающимися глазами. Нет, книга написана хорошо, просто привыкнуть к дерзкому слогу сложно. Антибрезгливая, она будто написана для того, чтобы взорвать чёртовы снобизм и пуританство в разумах окружающих. Для того, чтобы потомки не утонули в тоннах "а вот раньше было".

Данное мне воспитание в момент прочтения отказывалось иногда воспринимать написанное. Но! Но если отрицать сей взгляд на окружающий мир, если не обладать этим чувством юмора, то трудно существовать в гармонии с самим собой. Кроме того, истории скитаний достаточно увлекательны. Я прониклась.
Зарисовала позже, трудно было найти визуальный образ других моментов, который хотелось бы запечатлеть, но...
"Как замечательно иметь смокинг, хорошую сигару и жену, которая играет на рояле. Очень приятно, успокаивает нервы." (С)
картинка AliceTsvetkova

Развернуть
Трогательным ножичком пытать свою плоть

Читая Г. Миллера и прочих авторов, которые заставляют тебя прислушиваться к себе, заглянуть внутрь, обнаруживаешь в себе отбойный молоток, который не утихает ни на секунду. Он перемешивает внутри все мысли, заставляет дрожать руки, а ноги бежать в неизвестность. А эти книги создают резонанс, порождая внутри сначала тошноту, а потом дикий крик. И из этого невыкрикнутого крика рождается навязчивая идея схватить этот молоток и остановить его. Но внутри все трясется так, что нет никакой возможности схватиться хотя бы за что-то и подползти к молотку, поэтому начинаешь хвататься за все, что снаружи: людей, идеи, мир.. Но все при прикосновении трясущихся рук - падает, разбивается. Все ненадежно! Политика, спорт, успех - все хорошо только пока ты борешься, а в результате ничего. Конечно, "можно жить как китаец, играя всю жизнь какую-то роль и в конце не умереть, а просто исчезнуть вместе со всем, что тебя окружало". Быть рожденным мертвым. Но хочется побыть живым. И ты борешься ровно до того момента, пока не задашь себе вопрос: "а что потом?". И вот эти три "о" как раз и есть три удара молотка, которых достаточно. Достаточно, чтобы разбить все твои стремления. Увидеть, что количество людей увеличивается, словно люди какая-то болезнь. Все меньше места в мире, где можно от них спрятаться. А если и есть такие места - то вуаля! - ты и есть эта зараза, потому что ты человек и за тобой придут миллионы. И даже в космос не убежишь. И люди - это не беда. Беда, что они такие же потерянные, и наш двигатель - это пустой желудок и отчаяние, а в таком состоянии не создашь настоящей красоты. Более того, когда вокруг тебя страх голода и отчаяния, и внутри - то же, то спастись практически невозможно..
И этот вот молоток рушит не только меня, но и всё вокруг, поэтому я зарываюсь дома, ложусь на дно ванны, залитый внутри алкоголем. Алкоголь! Это единственное, что может все остановить. Но это очень дорого стоит. Дорого тем, что в окрыленном состоянии, без этой постоянной долбежки, пять часов идет за час, а потом еще и весь следующий день уходит в счет погашения кредита. А еще перед пьянкой есть ожидание, которое заставляет молоток биться внутри еще сильнее. То есть цена вопроса: за один час спокойствия двое суток жизни. Разве не дорого?
И сейчас я понимаю, что я именно поэтому швырял Сартра с криком: "иди к черту!" Именно поэтому я сейчас швыряю вслед за ним Миллера. Нахрена вы мне рисуете этот молоток? Типо вот посмотри, что внутри тебя бьется. Ништяк. "У вас вши, вот, посмотрите, точно такие же как у меня!" К черту! Лучше бы взяли, курвы, абсент, залили бы все это и подожгли! И дали бы посмотреть... Как это делал Буковски. У Буковски было живое Слово. И он умел обращаться с этим огнем - после его книг можно схватить этот молоток и... хотя бы замедлить на время темп. А слово Миллера рисует нам этот молоток, объясняя, что это тот самый, который стрелял в голову Курту, заставлял стрелять Брейвика в толпу, а Сашу Грей сниматься в порно...
И кстати, психаделика, классическая музыка - точно, как и Миллер, заставляют заглядывать внутрь себя и обнаруживать этот же молоток. Поэтому тот же ГРОТ в разы для меня лучше, чем Joy Division или Шнитке. Ты включаешь "балладу о северном племени", ждешь пока заткнется мужской стремный голос, когда его снесет женский вокал. Сносит вместе с молотком внутри. И он делает это красиво, по нарастающей: словно бензин из канистры заливает внутренности. (тут, кстати, неважно значение слов - "в каждом слове собраны все слова"). И поджигает: "Еёёёёё". И это "ё" самое святое, что есть после этого молотка. Но потом, рано или поздно, песня надоест, и я понимаю, что это тот самый "Жених приехал!" Радость на несколько секунд. И опять этот бесконечный отбойный молоток...
Сюрреалисты, экзистенциалисты... Вся эта братия сведет меня когда-нибудь с ума. Эта история про это.

Развернуть

Цитаты

Уже сотни лет мир, наш мир, умирает. И никто за эти сотни лет не додумался засунуть бомбу ему в задницу и поджечь фитиль. Мир гниет, разваливается на куски. Но ему нужен последний удар, последний взрыв, чтоб он разлетелся вдребезги. Никто из нас не целен сам по себе, но каждый носит в себе… Развернуть 

Разве не поразительно, что этот человеческий тип, во всем уповающий на конкретную реальность и только на нее, еще способен говорить о Луне или даже о более удаленных планетах, как будто они лишь отправные пункты в его недалеком освоении вселенной? Или размышлять о встрече в звездных мирах с… Развернуть 

Смотрите также

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции