777 193 52
Александр Николаевич Архангельский

Александр Архангельский — о писателе

Биография

Александр Николаевич Архангельский — российский писатель, литературовед и критик, исследователь биографии императора Александра I-го. Журналист, колумнист, публицист, редактор, а также популярный телеведущий. Член Союза российских писателей, учредитель и президент Академии русской современной словесности (АРСС), Академии Российского телевидения. Автор книг, в том числе детских, учебных пособий по литературе и многих статей.

Александр рос без отца, на окраине Москвы. Мать, Людмила Тихоновна Архангельская, работала машинисткой детской редакции Радио. Ее родители, имевшие греческие корни, рано умерли, но в семье долго жила прабабушка, учительница начальной школы. В детстве юноша…

Изображения автора

Библиография

* Стихотворная повесть А.С. Пушкина «Медный всадник», 1990.
* У парадного подъезда. Литературные и культурные ситуации периода гласности, 1991.
* Беседы о русской литературе. Конец ХVIII - первая половина XIX века, 1999.
* Герои Пушкина. Очерки литературной характерологии, 1999.
* Александр I , 2000. (перевод на французский: Alexandre 1-er. Le feu follet. Paris, Fayard, 2000);
* Политкоррекция М., Модест Колеров и «Три квадрата», 2002;
* Базовые ценности , 2006.
* Гуманитарная политика , 2006.
* 1962 , 2007.
* Цена отсечения , 2008.
* Тем временем, 2010.

Книги «Политкоррекция» и «Гуманитарная политика» являются сборниками избранных статей…

Книги

Ссылки

arkhangelsky - блог Архангельского в ЖЖ
Против течения с Александром Архангельским - авторская программа
Википедия
Интервью с Александром Архангельским на сайте «Горький»

Рецензии

4 июля 2018 г. 09:44

3K

3.5 Слишком много "там" и слишком мало "тут"

Архангельский представляется мне археологом, который нашел пласт 80-ых годов прошлого века и очень тщательно щеточкой начал обрабатывать окаменелость. На мой взгляд, главное, что должно быть в читателе, чтобы книга «сработала» - это жизненный опыт в сознательном возрасте в 80-ые, либо интерес к этому периоду. Идет мощная волна ностальгирования по эпохе, по вопросам, которые тогда задавались, по темам, которые тогда волновали.

Александр Архангельский старше моих родителей, я то и вовсе родилась в 1990 году, к тому же эпохой не интересовалась и представляю ее смутно. Точнее вообще не представляю. Поэтому «эффект ностальгии» на мне не работает. Я могу лишь отметить, что в описательных частях очень понравился язык автора, я прямо наслаждалась этими абзацами, иногда целыми страницами, которые…

Развернуть
TibetanFox

Эксперт

Но это не точно

25 сентября 2017 г. 02:10

4K

3.5 Москва — ква-ква?

После прочтения сборника «Москва: место встречи» (на самом деле это антология, но мне удобнее его так называть, пожалуйста, не сердитесь, что я дальше кривовато употребляю термины) у меня осталось какое-то горькое впечатление, что Москва — нелюбимое дитя, особенно на фоне расфуфырившего перья винишкового Петербурга. Сборник должен был стать гимном любви к этому городу, а на деле получилось почти полностью сплошное нытьё о том, что раньше трава была зеленее, деревья выше, люди добрее, а теперь в городе только тлен и бездуховность. Между тем, как раз сама-то Москва хоть и не такая как прежде, но отстаивает свой исторический облик, а вот москвичи изменились сильно. Вот я Москву люблю (москвичей — куда меньше), поэтому даже как-то стало немного обидно, хоть мой опыт проживания в столице совсем ничегошный, что-то около года, а потом, как водится, я записалась в книжный клуб, пошла по кривой дорожке и очутилась в Болотограде, но это совсем другая история.

Мне даже показалось, что целый год сборник лежал никому не нужный, а все стали его докупать в пару после удачно выстрелившего «В Питере — жить». Изданы, кстати, обе книги просто отлично, одно удовольствие держать их на полке. Правда, Петербургу досталось ляссе, а Москву приходится закладывать трамвайным билетиком. Зато иллюстрации восхитительны, обложка тоже — и вот из-за них в первую очередь понимаешь, почему бумажные книги для многих всё ещё намного круче электронок.

И вот читаешь про бедную нелюбимую всеми Москву и огорчаешься. Не тому, что там всё ох и ах, а раньше было огого. А тому, как странно сложилась такая тенденция. Некоторые рассказы были написаны не для антологии (например, у уже почивших авторов), но подавляющее большинство писались специально, и, наверное, это и стало причиной появления некоего «шаблона». Как если бы всем задали писать сочинение на одну тему. Тема достаточно узкая: родной город. Поэтому все выбирают беспроигрышный для любой советской училки вариант — ностальгия, детство, слёзы, туманный взор в прошлое и вздохи, а потом для контраста немножко современной реальности (впрочем, этот пункт некоторые пропускают). Авторы молодцы, авторы получают пятёрки. У кого-то вышло действительно хорошо, у кого-то скучно и не так талантливо, но не подкопаешься. Москва — 1 шт., ностальжи — 1 шт., детские воспоминания про колготки и плюшечки — 1000 шт. Все условия выполнены, хвалите.

Дальше...

Истории

28 августа 2019 г. 14:02

3K

Моя Автозаводская

Книгу я прочитала ещё в 2017, но почему-то на исходе лета 2019 очень захотелось перечитать, что я и сделала. И это имело неожиданный эффект - мне захотелось рассказать свою историю. Я не родилась в Москве. Первые 17 лет жизни я жила в столице - но Республики Бурятия, в славном и по-своему прекрасном Улан-Удэ. И тем не менее в Москве, точнее, в одном конкретном месте Москвы, родилась новая я, такая, которая я сейчас, и с каждым днём я всё лучше понимаю, что это действительно случилось, произошло тогда - обретение, а точнее, наверное, переобретение себя. Впервые я попала в Москву 15-летней девочкой, и город этот после родного привычного…

Развернуть

28 января 2018 г. 16:57

885

А.С.Пушкин, X (сожженная) глава "Евгения Онегина"

I Властитель слабый и лукавый, Плешивый щеголь, враг труда, Нечаянно пригретый славой, Над нами царствовал тогда. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . II Его мы очень смирным знали, Когда не наши повара Орла двуглавого щипали У Бонапартова шатра. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . III Гроза двенадцатого года Настала — кто тут нам помог? Остервенение народа, Барклай, зима иль русский бог? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . IV Но бог помог — стал ропот ниже, И скоро силою вещей Мы очутилися в Париже, А русский царь главой царей. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Цитаты

Кураторы

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее