Эрнест Хемингуэй
Ernest Miller Hemingway
Рейтинг книг:
32214 25774 7640 2224 650

Рецензии (1639)

14 января 2014 г., 21:15
3 /  4.150

Почему Эрнест Хемингуэй - крутой писатель, а его книга маст рид.
1. Он умеет говорить банальности с таким видом, как будто первый до них додумался

Закончив рассказ, я всегда чувствовал себя опустошенным, мне бывало грустно и радостно, как после близости с женщиной


2. Он невероятно любезен и высоко ценит людей

подруга была не из очень приятных. Картины, пирожные и наливки были по-настоящему хороши.


3. Он всегда рад поделиться с читателем тайнами мастерства

Я учился у него очень многому, но не мог бы внятно объяснить, чему именно. Кроме того, это тайна.


4. Он объяснит вам, зачем нужны книги

когда приходит опустошенность, нужно читать, чтобы не думать и не тревожиться о работе до тех пор, пока не приступишь к ней снова.


5. Он по-настоящему скромен

Ванные, души и теплые уборные я считал удобствами, которые существуют для людей во всех отношениях ниже нас


6. Он научит вас любить спорт

на наших глазах разбился великий Гана и мы слышали хруст черепа под его защитным шлемом, точно на пикнике кто-то разбил о камень крутое яйцо


7. Он заставит вас по-новому взглянуть на живопись

картины становятся яснее, проникновеннее и прекраснее, когда сосет под ложечкой и живот подвело от голода


8. Он отвратит вас от пластической хирургии

Серьезная пластическая операция придает коже почти радужный блеск, – так поблескивает хорошо утрамбованная лыжня


9. Он объяснит, за что же иностранцы так любят Достоевского

– Я все думаю о Достоевском, – сказал я. – Как может человек писать так плохо, так невероятно плохо, и так сильно на тебя воздействовать?


10. К концу книги вы почувствуете себя настоящим оптимистом

Разве вы не знаете, что писатели только и говорят что о своих бедах?
26 июня 2012 г., 20:34
3 /  4.042

Рыбку.. жалко..

Ну вот не зацепило, хоть пристрелите!
3. Впервые на этом сайте поставила "тройку" книге, поверить не могу! Я же всегда стараюсь оправдать книгу, стать ее адвокатом на суде читателей... Но не здесь. Через силу читала мучения несчастной рыбки, которую долгое время терзал какой-то старик, чтобы что-то кому-то доказать.

"Гимн человеческой силе"?! Не смешите! Это гимн неиссякаемому запасу человеческого эгоизма. Мол, я сказал, будет у меня рыбка, или же я сдохну, но она тоже сдохнет со мной и точка.
А что, если эту же историю пересказать с ее уст? А? Великие гуманисты...

Нет, не для меня эта книга. Не такая она, не тот смысл, не те слова... Дядя Хем - отличный, но это произведение не стоит его пера.

Извините, если задела чьи-то чувства, я никому не хочу ничего доказывать или, тем более о чем-то спорить. Это просто мое скромное мнение...
Ведь реально, жалко же рыбку несчастную.

1 февраля 2014 г., 18:34
5 /  4.150

Я и не думал, что писать рассказы так легко. А ведь Хемингуэй говорит, что рассказы писать очень легко. Нужно только найти одну настоящую фразу и с нее начать. А все остальное напишется само собой. Нужно только начать с одной настоящей фразы.

Когда Хем бросил занятие журналистикой и решил стать писателем, он поставил себе за правило написать по одному рассказу обо всех интересных случаях, которые знал. И каждый день он приходил в парижское кафе, когда еще мыли пол и расставляли стулья, доставал блокнот, карандаш и точилку, заказывал кружку кофе и писал. А заканчивал работу только тогда, когда что-то получалось.

Дождливый парижский день наполнял сыростью Миннесоту в его рассказах, а голод, который он тогда часто испытывал, делал его героев худыми и голодными. Он научился не думать о рассказах между работой, а занимался тем, что читал книги и общался с людьми. Ему было 25 лет, у него красивая была жена и маленький мистер Бамби. Рассказы плохо покупали, Хемингуэи были очень бедны, но счастливы: весь день Хем работал в кафе, вечером они с женой ходили в гости к Гертруде Стайн или Фицджеральдам или гуляли по набережной Сены, а ночью любили друг друга. И все было только впереди.

Почему они жили в Париже? Все просто. Тогда в Париже можно было «неплохо прожить вдвоем на пять долларов в день и даже путешествовать», пишет Хем. Поэтому нет для начинающего писателя места лучше, чем Париж. Сейчас на 5 долларов в Париже можно выпить чашечку хорошего кофе. Или съесть тарелку супа у марокканских братьев. Но тогда в Париж ехали, когда все начиналось. Теперь – в маститой старости, греть старые кости на солнышке открытых кафе.

«Праздник, который всегда с тобой» – светлая книга про счастье, которое возможно только в юности. С высоты своих шестидесяти пяти Хем видит жизнь в Париже чудесной. Первая жена предстает перед нами настоящим ангелом-единомышленником, неизменно нежной и любящей в радости, печали, бедности и скитаниях. Хем был женат пять раз и, наверное, каждый раз было все хуже. А в Париже нет денег на дрова, нет денег на обед, яблоки замерзают в комнате, если на ночь их не положить в карман, туалет на улице, и нет водопровода, но есть счастье.

Наверное, это прозвучит несколько наивно, но Хемингуэй всегда мне подсказывает какие-то очень простые и важные вещи, которые врезаются в память на всю жизнь. В романе «Фиеста» я прочитал, что между мужчиной и женщиной может быть дружба только в том случае, если кто-то тайно влюблен. А в «Празднике» – «Путешествуй только с теми, кого любишь». Это ведь так очевидно. Но надо запомнить, чтобы опять не забыть.

Одним словом, это роман не про Париж. Да и нет того Парижа больше. Это про молодость, надежды, труды и любовь.

4 марта 2011 г., 20:13
1 /  4.133

Мои детские впечатления от первого знакомства с американским писателем Эрнестом Хемингуэем были напрочь позабыты (теперь мне ясно, по какой причине), но тут удачным образом сложившиеся обстоятельства подтолкнули меня к возобновлению отношений с данным господином.
В красочном описании к его довольно популярному роману "По ком звонит колокол" многообещающе значилось: "Это роман - ода истинной любви, истинному мужеству, это ода Человеку, принявшему на себя ответственность за происходящее в мире и пожертвовавшему собственной жизнью ради спасения других. " Как наивному-то человеку не купиться? Вроде ж известная личность, лауреат Нобелевской премии, куча восторженных отзывов. Возложив изначально такие надежды на сей шедевр, после прочтения я сижу уже второй час с выражением крайнего недоумения на лице. Что мне подсунули?
Отвратительный, нет, даже отвратительнейший язык, утомивший меня уже с первых страниц. За кого принимал Хемингуэй своих читателей, по триста раз через абзац сообщая о том, что необходимо взорвать мост?о сандалиях на верёвочной подошве?о круглый грудях Марии? А чего стоят эти однообразные воспоминания о Кашкине и его "чудном имени"???
Роман, как я поняла из чужих отзывов, имел претензию на серьёзное и эмоциональное произведение о войне. Не увидев войну воочию, я полагаю, вряд ли можно о ней достойно (проникновенно?) писать. Я не поленилась ознакомиться с биографией автора. Тем сильнее мое удивление: как можно написать такой слабый, тусклый роман человеку, самолично наблюдавшему тяжелейшие дни войны? Да 11 строчек «Мужества» Ахматовой гораздо трогательней и ярче, нежели 500 страниц нудных и с первой страницы предсказуемых событий Хемингуэя. С любым произведением Шолохова, равно как и с Бондаревым, Васильевым - так и сравнивать нечего. Но ладно, оставлю это субъективному вкусу каждого.
А теперь перейдём к разбору "истинной любви", которую мне обещали эти лгуны с обратной стороны обложки. Внимание!
"Роберто, мне больно там, я сегодня не смогу быть с тобой так, как хочу."
"Зайчонок, наверно, у тебя там ссадина..."
"Ты женишься на мне?","Нет, если я тебе кое-что расскажу, ты на мне не женишься...", " А может, ты всё-таки сможешь жениться на мне?", (и тому подобные вариации)...
А как вам это:



"-Мария.
-Да.
-Мария.
-Да
-Мария.
-Да.Да.
-Тебе холодно?
-Нет.Натяни мешок на плечи.
-Мария.
-Я не могу говорить
О Мария, Мария, Мария!"


Занавес!
Мексиканские однообразные сериалы 90-х и рядом не стояли с этой дешёвой драмой в лучших традициях примитивизма. Я, так уж и быть, вовсе промолчу, что эта любовь (с позволения сказать) между Джорданом и Марией, возникла из неоткуда, из ничего. Ну, вот знаете, как в третьесортных бульварных романах (выражения используются аналогичные, что у авторов вышеназванных произведеньиц, что у г-на Хемингуэя): он её увидел - в горле ком и потеря речи.
Роберт Джордан (главный герой этой "трагедии", пришедший спасать испанский мир в период Гражданской войны) совместно с Хемингуэем и переводчиком, крайне навязчиво и совершенно не стыдясь, обложили меня со всех сторон розовыми сопельками , я остро чувствовала дискомфорт. И среди этих «розовостей» и «повышенной влажности»,представьте, на его отказ дать ей впервые попробовать виски, она просто и ясно заявляет ему: «Свинья ты всё-таки». Я была уничтожена. Не хватает только какого-нибудь «Хо-хо!» для пущей нелепости данного эпизода, ибо это так же неуместно звучит, как если смиренная овечка, вдруг перестаёт жевать траву и внезапно решит вам голосом гоблина продекламировать препошлейший анекдот.
«Прожить всю жизнь за 4 дня!!!» - восхищённо восклицают поклонники романа, утирая солёные ручьи с бледных от переживаний ланит. «Какую жизнь?» - в недоумении вопрошаю я. 4 дня, наполненных простыми вопросами и односложными ответами в мешке с Марией да постоянными перепалками с Пабло?
К 200-й странице моё раздражение плавно перетекло в панику утопающего, но я проявляла мужество (или упрямство) и с криком: «Караул!!! Спасите!!!», всё карабкалась, гребла к последней странице с надеждой, что может, в концовочке-то г-н Эрнест угостит меня чем-нибудь неожиданным… Но нет! Сюрприз так и не вылез из воображаемой коробки, она оказалась пуста. Ребёнок обманут.

13 октября 2012 г., 14:51
4 /  3.992

Дабы избежать ненужных разногласий, сразу скажу, что это сугубо субъективный, очень личный отзыв, не претендующий на трезвую оценку произведения. Слишком долго я собиралась прочитать эту книгу, поэтому все нижесказанное – только лишь мои впечатления.
Обычно я стараюсь написать отзыв сразу после прочтения, пока все бурлит и кипит внутри, пока будни не стерли первоначальное впечатление. Потому как считаю, что первое мнение о книге – самое верное, самое искреннее. Все, что появляется потом, не более чем «накрутка». Однако в данном случае все сложилось иначе.
«Прощай, оружие!» я начинала и бросала раз 5, каждый раз говоря себе, что я еще маленькая, неопытная и слишком «голодная» (не знаю, как еще выразить это чувство) для этой книги. Сначала нужно создать почву, утолить тот дикий книжный голод, что пожирал меня изнутри годами, прежде чем опять взять в руки это произведение. И вот мне 25, у меня семья, работа и ремонт в полном разгаре, юношеские мечты лопнули, уступив место более реальным и земным фантазиям… Это ли не самое время для осмысления Хемингуэя? Собравшись с духом, я окунулась в его рваную, пахнущую коньяком и потом книгу.
Вынырнула на поверхность я абсолютно потерявшейся и раздавленной. Никогда в жизни не испытывала такой страшной тоски, мерзкой и липкой, такой ужасной ноющей тупой боли в голове, как после этой книги. Более того, никогда еще я не была так сбита с толку: старина Хем вызвал во мне столь противоречивые чувства, что трудно передать все это словами. На протяжении всего повествования меня тошнило от низости и мягкотелости главного героя. Он образец абсолютной бесхребетности, любитель плыть по течению, беспринципный, ни рыба ни мясо, как говорится. Возможно, эта ненависть и отвращение основаны на том, что в этой амебе я узнала себя, бывшую головной болью для родителей и друзей несколько лет назад. Такое же наплевательское отношение к жизни, боязнь ответственности, привычка топить свои проблемы на дне бутылки, жестокое отношение к тем, кто меня любит … Сейчас все в прошлом, но ощущение хрустящего песка на зубах до сих пор не покидает меня.
Не менее отвратительные эмоции вызвала и эта так называемая женщина. Совершенно без чувства достоинства, без гордости. Она вызывает стойкое желание называть ее только женщиной, но никак не Человеком. Этакий образец идеальной самки: заботиться, ухаживать, любить, но не иметь своего мнения. На моем пути часто попадались подобные экземпляры, поэтому встретив такой же в книге, я испытала очень неприятные ощущения.
Неудивительно, что такие «никакие» герои могли существовать только в таком же «никаком» сюжете. Нет того крючка, который бы зацепил читателя, нет взрыва и брызг. Есть только унылые однообразные действия и мысли.
Но все же одна вещь меня зацепила, заставила дочитать до конца и задуматься. Это язык. Я обожаю необычный, неординарный, красивый слог. Раньше мне казалось, что по-настоящему прекрасным может быть только сложный, витиеватый язык, серпантином разноцветных дорог разливающийся на страницах. Хемингуэй убедил меня, что предельно простые, лаконичные, местами даже сухие слова могут быть атмосфернее самых вычурных фраз. Стоило мне открыть книгу, как я окуналась в мерзкую осень с вечно моросящим дождем, противными холодными струйками стекающими по спине, вокруг все становилось серым, казалось, выхода нет и до конца своих дней я обречена на унылое скитание в тумане воспоминаний. Это были неприятные ощущения, но они были настолько сильны, настолько реальны, что даже не верится. Хемингуэй обычным простым словом менял мое восприятие и эмоции. Это стоит дороже красивых сюжетов и сильных персонажей. Если книга не позволяет тебе хоть на миг окунуться в другой мир, другую жизнь, плохую или хорошую, это неудачная книга. Если после прочтения ты не задумываешься над тем, что же произошло в тебе, пока ты читал, что же перевернулось внутри, что за ниточка лопнула, обнажив самое сокровенное, значит ты зря читал. Если твое настроение до, во время и после книги не меняется, оно одинаковое, значит автор не справился со своей задачей.
Меня Хемингуэй погрузил в вечную слякоть осени, унылую пору жизни, когда ты все потерял, когда ты ничего не любишь и ничего не стоишь. Это были ужасные ощущения, но они были. Без наркотиков, без алкоголя, одними буквами, сложенными в слова, автор изменил мое сознание. И за это я буду бесконечно ему признательна. Отрицательные эмоции тоже имеют право быть, они должны быть, чтобы мы могли ценить то хорошее, что есть в нашей жизни. Благодаря этой книге я поняла, что вовремя свернула с кривой дорожки, взяла себя в руки и начала жить по-настоящему. А разве не это истинное призвание книг, менять жизнь, менять людей в лучшую сторону? :)

И еще. Все, абсолютно все сравнивают Хемингуэя с Ремарком, не в пользу первого как правило. Раз уж я начала говорить о личных ощущениях, то сказу, что это просто глупо. Это равносильно тому дурацкому вопросу, который частенько нам задают «Что ты любишь больше: огурцы или помидоры?». Возможно, неудачное сравнение, но это самая первая ассоциация. Почему люди вечно сравнивают то, что имеет одну природу, но абсолютно разное применение? И огурцы, и помидоры овощи, но у них абсолютно разный вкус, состав, применение, сочетание с другими продуктами. Вы же никогда не будете выбирать из них, правда? Один вы добавите в одно блюдо, подходящее для него, другой – в другое. Так же и с этими авторами. Да, оба пишут о войне. И что? Каждый хорошо по-своему. Их нельзя сравнивать! Толстой и Лермонтов писали о войне 1812 года, но почему-то никому в голову не приходит их сравнивать. Ремарк и Хемингуэй похожи, но тем не менее они разные, нельзя оценивать их одними критериями, это слишком многогранная и сложная литература, слишком сильная по своей эмоциональности, чтобы просто так сказать «Ремарк круче, чем Хем». Другое дело, что кто-то больше тяготеет к одному, кто-то к другому. Это уже на вкус и цвет, как говорится :)

23 февраля 2012 г., 01:16
1 /  3.992

Такими книгами не стыдно в холода топить печи.
Кошмарное (очередное, хотя, фактически, одно из первых) произведение от невменяемого американского параноика, "классика" Хемингуэя.
Господи, ну какой же это ужас! Плоское, бездарное, пресное, обескураживающее чтиво без идеи вообще. Меня эта книжонка даже немного разозлила.
Я тут пробежался по остальным рецензиям на эту "оду бессмысленной жестокости" и, признаться, от многих фельетонов местных пользователей у меня кровь шла из глаз. Настоящая любовь, ужасы войны, герой - настоящий мужчина (это вообще за гранью добра и зла), хорошо проработанные характеры, диалоги. Господа хорошие, вы что несёте? Вы вообще литературу в принципе-то читали? Ну, в смысле книги?
Ладно, ближе к делу.
По началу в книге есть некая атмосфера. Странная такая, будто во сне. Создаётся это совершенно безумными, нечеловеческими диалогами главных (как правило) героев. Кто они? Умственно отсталые? Аутисты? Унылые роботы, механичски, без выражения, читающие странный текст? Кто? Ведь нормальные живые люди так не разговаривают! Не разговаривали тогда и сейчас не разговаривают. Но потом доходит. Это не атмосфера такая, это великий и ужасный Хемингуэй. Это тут любовь такая. Таких натужных, театральных, бессмысленных по абсолютно всем критериям диалогов я не читал очень давно. Тексты общения главного героя со своей пассией вообще доводят до безумия. Они омерзительно глупы и до предела скучны. Порой возникает безудержное желание закрыть эту херню и никогда к ней не возвращаться. При том это не забавные, умиляющие глупости двух влюблённых, а натурально разговор робота и идиотки.
Главный герой, которого господин Хэ явно писал с себя, человек просто отталкивающий. Эгоистичный робот, никого кроме себя не любящий по большому счёту. За всю книгу ни разу не прозвучала адекватная мотивация участия этого товарища в военных действиях. Относится он ко всем и вся совершенно безразлично. Видимо, настолько суров, что воюет просто от скуки. Целей у него в жизни - пить разнообразное спиртное, тратить деньги, которые ему шлют состоятельные родственники, которых он не любит, и предаваться прочим гедонистским прелестям жизни состоятельного офицерства голубых кровей, типа бессмысленных разговоров в своей богемной тусовке, скачек, игре на бильярде и т.п.. Он с таким же успехом мог быть и австрийским офицером, но тут вот так сложилось и стал итальянским.
Кругом описания кто и чего выпил (пьют в книге очень много, всегда и везде, читать - утомляет), какая роскошная была гостиница, и как весело ходить в офицерские бордели.
Один из лейтмотивов книги - омерзительный быт аристократии, в жизни не работавшей, но рассуждающей о ужасах войны. Быт простого солдата, являющегося пушечным мясом, господин Хэ, по незнанию, излагать в своей книге не стал.
Главная героиня тут просто вне конкуренции. Писать особо нечего, там какая-то патология на уровне мозга. Персонаж вырезан из картона, даже обсуждать смешно.
Любовная линия, её зачин, продолжение и развязка - одно большое "не верю". Повторю, главный герой никого, кроме себя не любил. Ни эту Кэтрин, ни сына, ни родственников, ни друзей, вообще никого. Хемингуэй писал с себя, ясное дело. Он в вечную любовь не верил, кстати. Это умникам, которые пишут что в книге, мол, такая-то настоящая любовь, чувства, настоящие мужчины и женщины. Ознакомились бы хоть, чтобы не позориться. Нет там ничего этого. Дурочка там есть и тупой эгоист, заслуживающий разве что плевка в надменную аристократическую рожу.
Линия со священником запорота. Так выписывать персонажа, чтобы потом тупо закрыть и не упоминать - слишком дешево.
В конце эти тягомотные описания родов, которые ждёшь не дождёшься когда закончатся. Ты уже и финал понял, и оценил грандиозность тонкой хемингуэевской находки про "мне кажется я умру в дождь" и дождь за окном больницы. Хочется прокричать в книгу "Да отдай ты уже концы наконец! Достала!"
Хотя с технической стороны история конечно трогательная и печальная, но она такая лишь в той плоскости, что вообще любая история про умирающую при родах женщину и её новорожденного - печальная. И Хемингуэй тут ничего нового не открыл.
О жестокости войны и прочей любви среди разрывающихся бомб тут нет вообще ничего. Не сочиняйте. Не в силах Хемнгуэй поднять эту тему. И никогда бы не осилил.
Возможно, в 30х годах прошлого века подобная литература и могла трогать сердца читателей. Но сейчас это выглядит серым пятном помоев среди действительно достойных произведений.
Ладно, устаю уже. Допишу ещё что этот хемингуэевский стиль меня просто достал. Терпеть его не могу. И я встал, и посмотрел в окно, и за окном была улица, и на ней была зима, и она была холодная, и я взял бутылку вина, и выпил ее, и мне стало лучше. И, и, и, и.
И не нужно мне говорить что я чего-то не понял, что за внешней оболочкой не увидел сути, что не дорос до "великой классики", что Хемингуэй не моё. Не надо. Это - дерьмо. Форменное, безапелляционное, хрестоматийное дерьмо от дутого гения (Хемингуэй очень сомнительный товарищ, как по мне). Книгу не рекомендую читать никому. Она просто откровенно плохая. Ещё один кандидат на выбрасывание в мусорное ведро в прямом смысле этого слова, будь у меня бумажная версия. А такая ситуация для меня редкость. Единица!

27 февраля 2012 г., 01:11
5 /  4.200

Сколько ни пыталась выразить словами впечатления от книги - все не то. Книга не дает о себе говорить. О ней приятно молчать. В молчании слышится шум моря, Волны то набегают, то уходят в море, смывая следы на песке, шурша мелкими ракушками. Пересыпаетмя песок. Всходит и заходит солнце. Идет жизнь. Где-то в этой жизни затерялся старик. Вроде никому и не нужен. Живет себе, рыбачит. Привязался мальчишка. Или старик к мальчишке - не суть... Но теперь уж не только солнце смотрит на старика, как и на всех, равнодушным палящим глазом. Каждый шаг, каждый поступок как будто посвящен мальчишке. Как он посмотрит? Нужно ли это ему - мальчишке? Кто знает. Может быть. Но, скорее, это старику необходим взгляд мальчика. Единственного из всех на берегу. Может быть и рыба - не просто рыба, а подвиг, совершенный ради осознания самого себя, как личности, не для себя. Для того, чтобы мальчишка мог им гордиться. Все уйдет. Волны опять смоют песок, смоют время. Останется память о старике. Теплая. Добрая.

9 ноября 2011 г., 23:38
1 /  4.029

Раз 20 пытался дочитать эту повесть. Вот - наконец-то удалось. Теперь я могу расслабиться и во весь голос заявить - ненавижу Хемингуэя!!! Это было просто фантастически скучно! Это было необоснованно пессимистично! Повесть про какого-то неудачника! Пресная, затянутая и предсказуемая. Кошмар! Рыбак, который не умеет рыбачить. Человек, который за своими каждодневными несчастиями не смог сохранить внезапную удачу. Это что должно было меня как нибудь удивить, раскрыть мне америку, выдавить слезу? Что эта повесть должна была сделать? Понравиться критикам? - в это ей удалось просто на все сто баллов. Теперь, после такой удачи, можно смело назвать пустую тягомотину мировой классикой. Бе.
1/5.

17 мая 2012 г., 01:40
2 /  3.921

Да простят меня почитатели Хемингуэя, я не могу понять, в чём секрет возвеличивания автора. "Фиеста" - второе после "Прощай, оружие!" и, может статься, последнее, что я прочитал у Эрнеста Кларенсовича. В обоих случаях я ожидал абсолютно иного. И скажу сразу, что судить я буду не рядового автора, а Нобелевского лауреата; спрос соответствующий. И не важно, что премия была получена через четверть века после написания "Фиесты".

Синопсис гласит, что речь в романе пойдёт о "потерянном поколении" - тех, кто вернулся с бойни Первой мировой, трудностях адаптации к реалиям мирной жизни. Здесь-то и кроется камень преткновения, корень разногласий или, если угодно, причина споров между почитателями и прочими. Ведь формально речь и вправду идёт о потерянном поколении, формально им и правда нечем заняться, кроме как упиваться вечерами напролёт, формально (прекращаю повторять это слово) мы понимаем, что нашим героям тяжело, они не могут найти себя и выход из порочного круга пьянок, пошлых отношений и отсутствия смыслов. И поклонники отчасти справедливо замечают: "Вот видите! Видите, как им всем тяжело, какое это на самом деле потерянное поколение и как всё прекрасно и правдиво показано - Париж 20-х, рыбалка 20-х, фиеста 20-х"...

Но позвольте, у меня есть только одно возражение: а автор-то где? Нет, серьезно: где Хемингуэй? в чём заслуга Хемингуэя, кроме того, что он и правда был участником Первой мировой и правда жил среди упадочного общества в Париже 20-х? Где личные переживания, где внутреннее осмысление (раз уж главным героем Хемингуэй делает самого себя)? Вообще, что в "Фиесте", что в "Оружии" прослеживается очень скудное осмысленное содержание. Тарантиновские диалоги хотя бы претендуют на философичность. Простая пьяная кухонная беседа всегда затрагивает глубокие вопросы. Здесь же на протяжении всей книги не затронут фактически ни один жизненно важный вопрос. Все диалоги просто ни о чём. Весь сюжет - череда посиделок в ресторанах и барах. С каким старанием Эрнест прописывает всё то, что касается выпивки, - названия, впечатления. вкус, объем, - с таким же безразличием оставлен внутренний мир. Помнится, в "Оружии" был один осмысленный диалог-спор - между водителями перед артобстрелом и ранением - о том, что можно просто бросить оружие и перестать воевать. В "Фиесте" нет и этого.

Почему у автора такое лояльное отношение к стареющей леди легкого поведения? Почему такая позиция не объяснена на уровне героев? Почему Джейк вообще терпит выходки Бретт и спокойно наблюдает за её изменами и что происходит у неё в голове, когда она открыто изменяет любимому (как она говорит) человеку с матадором и кем угодно ещё? Позвольте, здесь мы должны додумать сами, - он же безумно её любит (что никак не раскрыто, а преподносится как данность, и всё тут), а она же была на войне и ей было тяжело, теперь она потеряна и другого ей не остаётся (что тоже очень слабо само по себе и опять же никак не затронуто автором - так есть, и всё). Пожалуй, литература в жанре "додумай для себя сам" имеет право быть, но какое это имеет отношение к великому искусству? Чего мы ждём от книги, автором которой является участник Великой бойни, а в синопсисе заявляется о потерянном поколении и психологических травмах? Ждём мы ценнейших, недоступных нам впечатлений, переживаний, переосмыслений реальности, ценностей, да чего угодно, ну какого-то внутреннего процесса! В итоге нам преподносят оболочку, набор действий, через которые мы должны сами додумывать всё внутреннее, как раз то, что и нужно было описать в первую очередь. Кабаки и вино - они и через сто лет такие же. Описывать завтрак и содержание стакана в ущерб содержанию души - преступно для человека, который имеет возможность сказать за всё поколение.

28 декабря 2012 г., 14:48
2 /  4.133

То, что старик Хэм герой не моего романа, я поняла еще после «Прощай оружия». Тут и надо было остановиться! Не твое – не суйся. Но нет! По ком звонит колокол - это же классика! Книга, уютно расположившаяся во все шортлистах. Жемчужина, да чего уж там, бриллиант литературы. Было принято волевое решение: дать еще один шанс, нет, не автору, себе. Еще один шанс прочувствовать, погрузиться, вдохновиться, отложить книгу и шумно выдыхая воскликнуть: даааа, автор – гений, произведение – шедевр.
И вот, я отложила книгу, шумно выдохнула, и теперь утомляю Вас своим графоманством.
Признаться, во время чтения не раз грешила на переводчиков, ибо поверить в то, что мастер сознательно писал ТАК, сил не хватает. Сухо, пресно, примитивно. Хотя, военное время – тут Вам не до витиеватых речей, что не ясного. Да и сказать особо нечего – что нового может произойти, если герои сиднем сидят в пещере? Вот и приходится есть жаркое, пить вино да толковать об одном и том же, меняя местами слова. А быть может Хэмингуэй просто опасался, что с первого раза читатель ничего не поймет, вот и приходилось ему повторять, повторять, и еще раз повторять.

— Esta loco, — сказал караульный. — Он сумасшедший.
— Ну что ты! Ведь он крупный политический деятель, — сказал Гомес. — Он главный комиссар Интернациональных бригад.
— Apesar de eso, esta loco, — сказал капрал. — Все равно он сумасшедший. Что вы делаете в фашистском тылу?
— Вот этот товарищ оттуда, он партизан, — ответил Гомес капралу, который обыскивал его. — Он везет донесение генералу Гольцу. Смотри не потеряй мои документы. И деньги и вот эту пулю на шнурке. Это мое первое ранение, при Гвадарраме.
— Не беспокойся, — сказал капрал. — Все будет вот в этом ящике. Почему ты не спросил меня про Гольца?
— Мы так и хотели. Я спросил часового, а он позвал тебя.
— Но в это время подошел сумасшедший, и ты его и спросил? Его ни о чем нельзя спрашивать. Он сумасшедший. Твой Гольц в трех километрах отсюда. Надо поехать вверх по дороге, а потом свернуть направо в лес.
— А ты можешь отпустить нас к нему?
— Нет. За это поплатишься головой. Я должен отвести тебя к сумасшедшему. Да и донесение твое у него.
— Может быть, ты кому-нибудь скажешь про нас?
— Да, — ответил капрал. — Увижу кого-нибудь из начальства и скажу. Что он сумасшедший, это все знают.
— А я всегда считал его большим человеком, — сказал Гомес. — Человеком, который поддерживает славу Франции.
— Все это, может быть, и так, — сказал капрал и положил Андресу руку на плечо. — Но он сумасшедший. У него мания расстреливать людей.
— И он их в самом деле расстреливает?
— Мы расстреливали французов. Расстреливали бельгийцев. Расстреливали всяких других. Каких только национальностей там не было. Tiene mania cle fusilar gente]. И все за политические дела. Он сумасшедший.
— Но ты кому-нибудь скажешь про донесение?
— Да, друг. Обязательно. Я в этих двух бригадах всех знаю. Они здесь все бывают. Я даже русских знаю, только из них редко кто говорит по-испански. Мы не дадим этому сумасшедшему расстреливать испанцев.
— А как быть с донесением?
— С донесением тоже все уладим. Ты не беспокойся, товарищ. Мы знаем, как с ним обращаться, с этим сумасшедшим.


Спасибо, теперь я наконец-то поняла, что главный комиссар сумасшедший.

...и батальонный командир, который до начала движения был парикмахером, выслушал его и горячо принялся за дело. Этот командир, по имени Гомес, отчитал ротного за его глупость, похлопал Андреса по спине, угостил его плохим коньяком и сказал, что он сам, бывший парикмахер, всегда хотел стать guerrillero....


Парикмахер. Бывший
. Ясно! Переворачиваю страницу и

...а Гомес, который раньше был парикмахером, знал по-французски всего несколько слов...


Ах да! Он же бывший парикмахер, и как это я могла забыть за пару секунд...Спасибо, что напомнили.
Диалоги Марии и Роберто Джордана вообще комментировать не буду, впрочем, как и их "любовь"

— А ты, бедный мой зайчонок, — сказал он, повернувшись к Марии, которая улыбнулась во сне и прижалась к нему теснее. — Если бы ты заговорила со мной минуту назад, я бы тебя ударил.


вот такая она, большая и чистая…

Да, я невежда, и что я вообще понимаю в шедеврах. Да и кто ты такая, женщина, чтобы писать рецензии на ХЕМИНГУЭЯ?! Можете бросить в меня камень. Не стесняйтесь.

22 июля 2012 г., 20:00
5 /  4.029

О чем это небольшое произведение? Из аннотации узнаю, что повесть посвящена жизни и труду рыбаков острова Куба. Но это только поверхность. В глубине - смысл жизни любого человека. Ведь не только карамельные леденцы мы получаем ежедневно, а и довольно ощутимые плевки и пинки. Что с этим делать? Каждый решает сам. Можно опустить руки, и сказать, что жизнь несправедлива. Но станет ли от этого легче? Вряд ли. Мне понравилась эта фраза из повести:

Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить.

Да, многодневная борьба с огромной рыбой забрала практически все силы старика. Вот он плывет уже домой, поймав эту рыбу. Только доплыть ему с нею не суждено, помогли акулы. Возвратился вроде бы побежденным, а на самом деле - победителем. Победителем самого себя, победителем над так знакомым каждому из нас чувством под названием "жалость к себе".

19 сентября 2012 г., 16:53
5 /  4.133

Hola, camaradas! Ну что, повоюем?

Говорите Хэмингуэй примитивный? Скучный, черствый сухарь?
Прочитав роман, вы совсем не смогли себе представить Испании? Вы не увидели ее густых сосновых лесов с крутыми скалами, петляющими горными дорогами; не почувствовали одуряющую погоду, которая преподносит в мае крупные хлопья снега? И вам так и не пришлось вообразить кровавое зрелище корриды и травли быков!

Вас совсем не поразила разноплановая труднопередаваемая картина гражданской войны. Война, в которой нет ни правых, ни виноватых, а есть только жажда жизни, причем прожить нужно все сегодня, здесь и сейчас. Завтрашний день может просто не наступить, тебя застрелит мимоходом в твоем спальном мешке кавалеристский разъезд. И как тут можно что-то разобрать: коммунисты, республиканцы, фашисты, анархисты; американцы, испанцы, французы, русские, венгры, цыгане; партизаны, солдаты, жандармы, добровольцы; отряды в тылу противника, интернациональные бригады, кавалеристские разъезды, военная верхушка в Мадриде, танковые части, бомбардировщики, истребители - сплошная кутерьма. Нет, старик Хэм не смог этого передать.

Вам не понравилась любовная линия романа. Совсем не понравилась. Более примитивных любовных диалогов вы еще не встречали. Ведь обычно воркование между влюбленными наполнено выспренними глубокими фразами, о высоком, о вечном. А тут? -Мария! - Роберто! -Мария! - Я люблю тебя, Роберто! Разве ж это любовь? Смех, да и только.

И никого не впечатляют картины зверств анархистов над фашистами, фашистов над коммунистами, а в сущности граждан одной страны друг над другом. Кого может потрясти вид экзекуции, плавно переходящей в смертную казнь, когда сквозь строй прогоняют своих вчерашних соседей, встречая их ударами цепов для молотьбы хлеба, а после окончания строя сбрасывают их в пропасть, заваливая трупами протекающую внизу реку. И уж совсем не задевает рассказ об отрезанных головах партизан, качающихся в мешке, притороченном к седлу. Ну и что, на войне как на войне. В наше время боевиков и ужастиков такими рассказами только детей пугать!

Хватит, не будем вдаваться в подробности, а повесим ярлычок "не мой писатель" и дело с концом. Пожелаем только себе, чтобы нас миновала участь героев романа, и нашей стране не пришлось снова проходить этап гражданской войны. Да здравствует мир! Да здравствует Республика!

Viva la paz! Viva la Republica!

10 апреля 2012 г., 12:22
5 /  4.150

Моё знакомство с творчеством Хемингуэя началось отвратительно, с его знаменитого рассказа “Старик и море”. То, насколько отрицательно я отозвался о нём можно посмотреть в этой рецензии. И я совсем не отказываюсь от своих слов. Но это, люди, это – иное. Знаете, не надо было мне читать роман “Великий Гэтсби” Фицджеральда, не надо было читать “Чёрный обелиск” Ремарка и мучить несчастного “Старика…” Хемингуэя. По край не мере не надо было этого делать до прочтения “Праздника…”.

Эта книга – нечто. Такая приятная, праздничная истома. Эрнест описывает самое лучшее время в своей жизни. У многих авторов это детство, у Эрнеста это зрелость, созерцательность, Париж. Многих читателей может смутить частые названия улиц, кафешек, множество незнакомых имён. А мне это даже понравилось. Эрнест с искренней человеческой любовью описывает город. Он честно, полностью раскрывает свою личность. Он буквально парой художественных мазков передаёт суть выдающихся культурных деятелей эпохи, раскрывает именно их личность. Он честно и субъективно рассуждает о любимых книгах мировой литературы.
Читать роман я начал только ради одного – чтобы боле тесно познакомиться с Гертрудой Стайн и Скоттом Фицджеральдом. Но признаюсь, в процессе чтения эта цель отошла на второй план. Я буквально с головой нырнул в Париж, в замечательную личность Эрнеста, в душу потерянного поколения.
Я не могу тут передать силу этого произведения, его прекрасную атмосферу. Я могу лишь сказать – это та самая книга, с которой мне следовало начать знакомство со знаменитыми представителями потерянного поколения. Эта та самая книга, с которой мне стоило начать знакомство с Хемингуэем. Эту книгу я хочу к себе в бумажном варианте, чтобы периодически перечитывать некоторые моменты. А то и перечитывать её целиком.

Растерянные, уничтоженные, но не сломленные люди. И город, способный лечить.
Прекрасно!

11 апреля 2012 г., 13:40
5 /  3.921

Предметы безразличны, люди безразличны, Бог безразличен, мир абсурден и жесток. Реальны только две вещи: алкоголь и эта Эшли Брэд, невыносимая аристократка и потаскуха. Первое лечит от абсурдного мира, второе – делает бессмысленным лечение.

Атмосфера романа сравнима с той, когда ты засыпаешь уже похмельным, а просыпаешься еще пьяным, выпиваешь глоток чего-то, и твой тяжелый безысходный полет продолжается. В романе нет ни одной сцены, где бы герои были трезвы. Все или пьяные или очень пьяные. Они сидят, пьют, пьют, курят, говорят, появляются неуместные возгласы, потом эти возгласы начинают повторяться, повторяться… Все становится нестерпимыми. Хемингуэю удается передать то состояние, когда человек, накопивший обиду, решает вдруг за столом выяснять отношения с отвратительным упрямством пьяного дурака. Его коротенькая мысль ходит по кругу, опять и опять вылезая из непослушного рта… Отвращение. Герой «Фиесты» читает Тургенева перед сном, чтобы не тошнило. Что-то из «Записок охотника». Описание природы его трезвит.

А Эшли Бред! Она пьяница, она спит со всеми. Даже с самыми ничтожными ублюдками. У нее нет представлений о нравственности, о долге, всей этой чертовой тучи рациональных схем, которыми забита голова мужчин. Она неразумная неуправляемая стихия, поток. Она поступает, руководствуясь инстинктом и страстным порывом. Как так можно? Сука! Она просто настоящая сука! Но она женщина. И влюбляются в нее за то, что она женщина. Самая прекрасная! На все она говорит свое неизменное: «чушь!» И она права. Потому что мир абсурден и безразличен. Наши нравственные представления о мире не работают. Бейся головой о стену, иди в крестовый поход, хоть сожги себя на площади. Но все, что ты напридумывал будет чушью! Спасибо Эшли Бред.

И главный герой преклоняется перед ней. Он понимает, что если и есть истина, то имя ей Эшли Бред. Он импотент, инвалид войны. Он говорит, дружба между мужчиной и женщиной возможна только в том случае, если кто-то из них тайком влюблен…
Бармен! Еще!

10 февраля 2016 г., 17:58
4.5 /  4.133
Война, смерть и любовь...

К роману я подступала с опаской. Первое знакомство с автором не заладилось и я несколько лет обходила Хемингуэя стороной. В прошлом году он смог заинтересовать меня своим рассказом и вот я решила дать второй шанс его крупной прозе.

«По ком звонит колокол» - книга, в первую очередь, страшная. Страшная настолько, что читала я ее почти неделю, подступаясь каждый вечер и снова откладывая после 100 страниц. И не потому, что мне было скучно. Ничуть. Просто даже поверхностно зная историю Испании 20 века, понимаешь, что ничего хорошего с героями просто не может произойти. Они обречены, даже если выживут на страницах книги. Ведь что может быть страшнее войны? Только гражданская война. На мой взгляд, ничего страшнее быть не может.

Роберт Джордан, молодой учитель из Америки, социалист, приезжает, как и многие тысячи ему подобных, в Испанию в разгар гражданской войны, чтобы помочь людям близким ему по духу. Вся книга эти три неполных дня из его жизни на фронте. Роберт - подрывник, и он получает задание взорвать мост в тылу противника. Задание является частью наступательной операции республиканских войск. Но, попав на место, Роберт знакомится с партизанами, которые живут в горах, около моста и которые должны ему помочь пусть и ценой собственной жизни. Среди них есть храбрецы и трусы, приятные люди и не очень, надежные и способные предать. Основной акцент делается на нескольких персонажей.

Пабло, руководитель партизанского отряда, вожак с душком, человек, возглавивший восстание в родном городе, способный на жестокость, храбрый и трусливый одновременно. Его терзания составляют одну из интереснейших, лично для меня, сторон книги. Он понимает, что взрыв моста нарушит их более-менее спокойную жизнь, вынудит уйти из уже обжитых мест. Какой выбор он сделает в итоге? Будет биться за «правое дело»? Останется со своими? Останется вожаком, отвечающим не только за себя, но и за других? Или предпочтет предательство и свою шкуру? Пожалуй, этот персонаж, несмотря на мою к нему неприязнь, был интересен мне больше всех.

Пилар. Женщина Пабло, языкатая, грубая, некрасивая, верящая в судьбу и запах смерти, и верная только своей мечте — Республике, все остальное не важно.

Мария. Девушка, уже искалеченная войной. Любящая и любимая. Сначала мне смущало столь резко вспыхнувшее чувство между двумя молодыми людьми. Ну, не верю я в любовь с первого взгляда! Симпатия? Да. Страсть? Возможно. Интерес? Безусловно. Даже влюбленность для меня сомнительна, но реальна. Но любовь... это чувство, которое возможно только когда люди узнают друг друга по настоящему, когда видят все недостатки друг друга, но это им не мешает (пусть и подбешивает временами), когда за спиной уже есть не только конфеты-букеты и отличный секс, но и быт, мелкие и не очень проблемы, болезни, дурное настроение, неудачи на работе итд итп. В общем, я думаю, вы меня поняли. А тут: он взглянул на нее, она на него и все, время замерло, жизнь изменилась... Но по мере чтения мой скептицизм улетучивался и дело не в том, что я поверила в любовь с первого взгляда. Дело в том, где и когда произошла эта история. В таких условиях, находясь на войне, в тылу врага, готовясь к операции, которая может завершиться смертью, час идет за неделю, а день за год. Чувства обостряются, восприятие усиливается и приравнивать все это к аналогичным ситуациям в мирное время невозможно и неправильно.

Еще хочется упомянуть, конечно же, Ансельмо. Седой старик, верящий в революцию. Человек, не желающий убивать и убивающий. Надежный, преданный, ответственный. Я рада, что ему не суждено увидеть крах своей Республики.

Не могу не отметить и тот факт, что Хемингуэй отлично показал все «прелести» войны. Глупость некоторых высших чинов, обрекающих своей глупостью и твердолобостью на смерть тысячи людей. Бюрократизм военной машины. Зверства с обеих сторон. В книге есть две очень сильные сцены. Первая — это расправа восставших с «фашистами». Здесь виден не народ, здесь видно быдло, тупое, жестокое, пьяное, грязное и вонючее. Вторая — это расправа националистов над республиканцами. В обеих сценах видна жажда крови, жестокость, жажда власти над человеческой судьбой и жизнью. Это уже не люди, это кровожадные твари, способные на все: убить соседа, никогда не сделавшего ничего плохого, на глазах у его рыдающей жены; изнасиловать толпой невинную девушку. Здесь речь уже не идет ни о выполнении своего долга, ни о политических взглядах и противоречиях. Это жестокость ради жестокости, страшное веселье на крови.

Из минусов могу отметить только два момента:

- это какой-то рубленный язык диалогов, описания автору удаются гораздо лучше;
- очень много жестокости по отношению к животным: травля быков, бои быков и многое другое. Откуда в людях такая кровожадность? Как можно радоваться и веселиться, глядя на смерть? Надеюсь, для меня это так и останется страшной и неразрешимой загадкой...

P.S. Хотела упомянуть еще один интересный момент. Роберт, являясь гражданином "свободной и самой демократичной страны во всем мире" Америки, опасается, что по возвращению домой, его попросят с работы, заклеймив красным. Так что, за политические взгляды можно было пострадать не только в СССР...

12 октября 2012 г., 13:25
3 /  3.992

Первое впечатление:

Книга написана на редкость сухим, односложным языком. Мне, столь сильно любящей творчество Ремарка, книга Хемингуэя о войне показалась слишком глупой, детской и односложной. Прежде всего, меня поразил язык и построения предложений - я читала, и недоумевала, и смотрела в окно, и хотела подумать о книгах Ремарка, но решила не думать, и снова читала, а потом заснула. Право слово, зачем так писать! Большую часть книги я недоумевала над описаниями завтрака, обеда, ужина, погоды и прочих повседневных мелочей. Где глубина, где сила слова?

Второе, что меня задело - любовная линия. Видно, что история целиком продумана и написана мужчиной - Кэтрин Баркли не то что безлика, она отказывается от себя, своей сущности, чтобы стать единым целым со своим любимым, жить его мечтами и целями. Немного сумасшедшая, до крайности романтичная и безумно влюбленная скромная Кэтрин извиняется за свое мнение, за беременность, за все-все-все, что с ней происходит. Наверно это и есть идеал женщины для мужчины, для Хэмингуэя, но читала я это с удивлением.

Если взглянуть поглубже:

Нет, я просто не могу поверить, что Хэмингуэй писал так, а книга, которая первые несколько страниц вызывала такие же ощущения, как и скучный пересказ знакомого "о том как я провел лето", эта книга столь высоко ценится в мировой литературе. Первая мысль была, что мне попался неудачный перевод. Вторая же мысль - что это все не просто так. Неслучайно единственные полноценные диалоги - это о войне, особенно между шоферами, неслучайно Кэтрин и Фред не разговаривают между собой толком, их отношения больше поэтичны, чем реальны, война же самая реальная, самая настоящая часть жизни не только Фред и Кэтрин, но и всех миллионов людей, окружающих их.

Эти две параллели - война и любовь, мир - перекликаются в книге без конца, и если в одном месте обстановка накаляется, неудачи преследуют, а бессмысленность происходящего убивает дух, любовь жива и возрождается. Финал лучшим образом связывает обе линии и подводит итог. Я бы визуализировала книгу так - белая, чистая линия все тесней переплетается с черной,темной, более сильной, многоликой, разъединить их невозможно - все попытки только скрепляют, связывают узлом, а в итоге линии-потоки перемешиваются, оставляя только грязь и пустоту.Название книги тоже весьма символично.

Несмотря на все мои попытки хоть как-то систематизировать и объединить столь противоречивые впечатления от книги, ничего толкового у меня не выходит) "Прощай, оружие!" - еще одна история о потерянном поколении, история о войне и любви. Есть о чем подумать, порассуждать и сделать выводы, но я не получила удовольствия от чтения, от интересно построенных предложений, от удачно подобранных слов, не было этого, так сказать, эстетического наслаждения авторским слогом. Посмотрим как пойдут другие книги автора и поищу другой перевод "Прощай, оружие!".

5 сентября 2015 г., 09:04
3.5 /  4.029

С каким то предвзятым отношением начала я читать "старик и море", очень многие мои знакомые отзывались достаточно негативно о данном произведении. Может это и повлияло на то, что книга мне определенно понравилась) А то нахвалят книгу, бежишь её скорей читать и понимаешь что не твое, больше придираешься к ней. Возлагаешь надежды что сейчас будет "Аххх...!" а получается совсем наоборот "Охххх...(" Мне определенно понравилось читать Э. Хеменгуэйа вечером перед сном в уютной обстановке, в тишине под ночной лампочкой. Зашевелились просто корни романтика? идеальный вечер! Это история живая, реалистичная и напряжённая, но буквально каждая страница сочится горечью и ядом одиночества. Когда читаешь её, возникает чувство, будто ты сам, а не герой книги, несёшь на себе бремя его непростой жизни.
История главного героя прежде всего показывает нам жизнь надежды когда надеяться на самом деле абсолютно не на что.
Главный герой повести безумен в своём упорстве и непокорности обстоятельствам. Способны ли мы продолжать жить дальше, когда у нас не остаётся больше ничего? В жизни бывают потери, и некоторые из них настолько вовлекают нас в водоворот отчаяния и безнадёги, что едва удаётся выстоять. В этой книге нет ни капли надежды, света или вдохновения. Это история очень горькая и грубая, как и сама жизнь. Мы всегда должны бороться до последнего, а не сдаваться при первом промахе, самое приятное это результат. Что бы добиться цели нужно верить, что ты полон сил и энергии и что у тебя все получится, без веры в это, все твои начинания будут напрасны! Читая текст, постоянно думала о том, как бездушно и варварски человек губит живых Божьих тварей, уничтожает окружающий его мир, считая себя центром Вселенной! Вспоминается поговорка - ни себе, ни людям! Так это как раз про старика, уязвимого и беззащитного под натиском живой природы. Приложив титанический труд, не смотря на трудности, усталость и окровавленные руки, он всё же поймал "красивую, умную и благородную рыбу", но от нее ему остался только жалкий скелет с заостренным мечом и большим хвостом. По сути весь его старания и усилия лишили жизни не только огромной рыбы, но и его самого, покалечив при этом и таких тварей, как большие серые акулы. Это ли не печально(
Тема одиночества, я думаю, тоже заняла немаловажное место в произведении.
Ведь если бы Мальчик Манолин был в лодке с Сантьяго, все бы закончилось совсем не так, и истории этой быть может не было... Но старик был один... один...
Нельзя, чтобы в старости человек оставался одиноким... Однако это неизбежно.

4 марта 2013 г., 23:50
5 /  4.150
Вы с Чинком все говорили о том, как написать о чем-то правдиво — правильно показать, а не описывать.


Показать, а не описывать. О да, именно это и получилось как нельзя лучше.

Возможно эта не та книга, с которой нужно начинать знакомство с автором... Я не читала ничего у Хемингуэя и почти ничего не знала о его жизни, а такие обрывочно-дневниковые мемуары конечно лучше бы воспринимались, знай я хотя бы общие моменты биографии автора... Но несмотря на это я очарована. Не с первых строк и не сразу, но похоже надолго.
И даже не из-за Парижа (хотя это, конечно, отдельный разговор), меня очаровали стиль и точность. Не связанные между собой наброски, лаконичные, иногда резковатые, иногда вызывающие недоумение - но в какую же изумительную картину они складываются все вместе! У Хемингуэя простой язык, без многоэтажных метафор и завитушечек, но как у него получается рисовать настолько живой мир? Может быть потому, что это воспоминания о временах, наполненных искренней жаждой жизни, молодостью, надеждами и наслаждениями?

Я наверное не настолько романтична, но в какие-то моменты мне было очень трудно понять такой образ жизни - у них нет денег ни на еду досыта, ни на приличное жилье хотя бы просто с водопроводом и санузлом, но они не жалеют денег на вино, скачки, книги и путешествия и даже на няню. Но автор коварен и с таким чувством описывает еду, удовольствие от чтения и прочие радости, что о своих расчетливых претензиях к нерациональному бюджету быстро забываешь. И в самом деле, разве важны все эти мелочи, если тебе 25, ты знаешь что станет делом твоей жизни и достигаешь успеха в этом с каждым днем... Рядом любимая, а вокруг - Париж. Городу уделено в романе совсем не так много внимания, как мне представлялось (да что уж, Хемингуэй вообще оказался абсолютно не таким, как я его воображала), но он настолько настоящий... Многочисленные кафе с маленькими столиками - кажется что у них, парижан, вся жизнь проходит в этих кафе, - книжные магазины, Бют-Шомон, Лувр (и кто бы мог подумать, с какой странной целью ходили туда Хемингуэй и Фитцжеральд), Пер-Лашез... для влюбленного в этот город всей душой все это звучит музыкой.

Я вполне могу понять тех, кто считает что автор слишком резок в описании близких и не очень ему людей, он и правда открывает довольно непривлекательные их стороны. Но опять же, его довольно язвительный юмор делает их живыми - и несчастного и талантливого Фитцжеральда, и Зельду, и Гертруду Стайн... И Хэдли, и самого "Тэти", пускающего кораблики в Люксембургском саду с маленьким Бамби. О, Люксембургский сад одно из самых любимых моих мест в Париже, и до сих пор, спустя почти сотню лет, папы с детьми там играют в эти истинно парижские кораблики. Правда, козы больше не ходят прямо по городу, как во времена Хемингуэя, но настроение, дух города остались прежними.

Не знаю даже, каким произведением мое знакомство с автором продолжится, но что оно продолжится это совершенно точно.

16 февраля 2015 г., 17:38
2 /  4.029

-О, Вобла, давай поговорим!
-Че те надо, а? Грызешь меня и грызи. Это нехорошо - беседовать с рыбой, которую в этот момент ешь.
-Да ладно тебе, Сантьяго же разговаривал.
-А, он долбанутый кубинский рыбак.
-В смысле?
-Кубинские негры - это другое. Белому человеку не понять. Знаешь, как говорят на Кубе "чем чернее негр, тем больше у него детей".
-И что это означает?
-Это значит, что мы все дети дядюшки Хэма. Я тоже, когда была мальком, носила бороду, свитер и бренчала на гитаре.
-Ну и что с этими неграми?
-А, по-прежнему плывут. На корытах, деревяшках, на чем угодно. Каждую ночь. А утром их собирают. Всех тех, кто не доплыл до Америки.
-А туристов там так на одном острове и держат?
-Ну да, а ты чего хотел?
-Так ты в итоге про наивность. Но персонажи русских сказок часто разговаривают с рыбами. Я вот тоже, хотя и вижу, что ты не золотая и даже не осетрина. Кстати, что там за рыбу Сантьяго ловил, такую тяжелую? Рыба-Мечта Каждого Негра?
-Не знаю, но взывать к совести рыбы, которую собираешься сожрать - верх извращения. Тем более, что рыба все равно не ответит.
-Ну и что. Один мой друг всегда стучал кулаком по игровому автомату и взывал к его совести.
-Если люди играют в игры, то почему не поиграть и рыбам.
-Короче, повесть эта "Старик и море" о том, что я поймал воооттт тааакууууюююю... рыбеху.
- Да нифига ты не понял.
-Серьезно? С третьего раза я как раз многое и понял.
-Три раза перечитывал?
-Ну да. В разное время. Все силился понять - за что дали Нобелевскую премию.
-Понял?
- Да. Для этого можно было вообще этого "Старика и море" не читать.
-Но не сломался же? Пива подлей, хватит грызть всухую.
- Жив, как видишь. Даже пару тройку фраз нарыл. Весомо, но ничего особенного.
-Может ты море не любишь?
-Люблю. Только воды боюсь. Я из морских котов.
-Так за что премия-то у него?
-За дружбу с Фиделем. Я как-то книжку купил по дурости, так как за каким-то чертом разменял пятьсот евро в последние дни. Книжка о дядюшке Хэме, но текста почти нет - одни фотографии с Фиделем.
-А мне он нравится. Мечтаю тоже долго жить.
-Рыбы столько не живут. А от тебя уже одна голова осталась.
-Ну, хоть голова.
-Догрызу. Я старый любитель пива.
- А Фидель у меня ассоциируется с морскими красными звездами. Помнишь, "если звезды зажигают, то это кому-нибудь нужно"? Так вот, на Кубе каждый считает своим долгом с этой звездой сфотографироваться, но она гаснет прямо на глазах. Это наш кубинский ответ коммунизму. То есть, у Фиделя даже звезды гаснут,
-Ну ладно, хоть что-то позитивное вспомни.
-Ну, старик любил бейсбол.
-И?
-А я не люблю.
-Ясно.
-А, нет! Аудиокнигу читал Ливанов. Смешно. Представь Карлсона в лодке с пухлым тунцом под мышкой.
-Вот он бы сразу улетел и спасся от акул. Только рыбу бы не поднял.
- Рыба - это еда. Карлсон бы поднял.

22 января 2014 г., 15:21
5 /  4.042

Человека можно уничтожить, но его нельзя победить.

Вся наша жизнь - непрекращающаяся борьба. Раунд за раундом.

Сперва рождение. Мы боремся за свою жизнь, боремся за свое право быть в этом мире, смотреть на солнце, луну и звезды. Мы рождаемся с яростным криком, который так похож на боевой клич древних народов Севера.

Потом детство. Сколько же в детстве борьбы! Борьба за любовь и уважение родителей. Борьба за лучшие игрушки. Борьба за похвалу нянечки в детском саду, а потом за хорошие отметки и благосклонность учителей в школе.

А следом подростковый возраст, в котором нас ждет и первая любовь, и дружба, и предательства... Борьба за первенство в самых разнообразных областях, начиная от красоты и заканчивая созданием моделей самолетов из бумаги.

А взрослая жизнь? Думаете, в ней меньше борьбы? О нет, с каждым годом борьбы все больше и больше. Даже умираем мы, находясь в состоянии борьбы. Яростной борьбы за свое место под солнцем.

Именно о такой борьбе и рассказывает эта повесть. Кто-то слишком уж зацикливается на рыбе в частности и рыбной ловле в общем, но ведь это совершенно не важно. Море - это наша жизнь. Она не стоит на месте, волнуется, иногда разражается бурей, а иногда напротив, она тиха и спокойна, но она всегда в движении. А человек всегда борется за свое счастье, он всегда пытается поймать самую большую рыбу, делая ради этого все, что угодно и придумывая себе разномастные оправдания. Но самая большая глупость заключается в том, что очень часто человек не понимает очевидной истины: поймать - далеко не самое сложное дело, куда сложнее удержать. Рыбу нужно не только выловить из моря, но и защитить ее от акул, которые почуют кровь и приплывут, чтобы забрать свое, чтобы бороться за свою жизнь и свое место. А когда потеряешь рыбу, нужно еще найти в себе силы, чтобы доплыть до берега, чтобы посмотреть в глаза этой рыбы, чтобы не сломаться, чтобы вновь встать и продолжить борьбу. Ведь после одного проигрыша игра все равно продолжается, ибо человека нельзя победить, человека можно только сломать, а пока он не сломлен, он будет продолжать бороться.

26 октября 2011 г., 20:02
4 /  4.200

«Рыбная ловля убивает меня точно так же, как и не даёт мне умереть».


Сильная книга. После прочтения остается в памяти, как собственный пережитый опыт. Эта книга о борьбе человека со стихией жизни. Даже когда жизнь в итоге оставит только кости, или рыбий скелет как в случае со стариком, то всё равно человек становится героем, только потому что жил и выжил, и ни сдался. Если ты боролся, ты не проиграл.

Так, например, описанный в книге смелый выход старика в море, его сражение с акулами и напастями - это сражение за право быть вновь молодым, вновь признанным, вновь живым сильным юношей, достойным восхищения, а не старой развалиной. Старик бросил вызов морю, и достойно на него ответил. Он выиграл, потому что он выдержал с честью все испытания.

Невероятно красивые описания казалось бы простых вещей, лишенных романтики. При прочтении прямо чувствуешь как леска врезается тебе в руку, а соленая вода жжет раны, как солнце нещадно печет, а силы постепенно оставляют тело, хотя голова еще готова бороться, наверное понимая, что выбора у нее нет. Потрясающее описание моря – такого яркого, живого, переменчивого, необъятного, глубокого, не просто как огромной «лужи воды», а как разумного живого существа, которое живет своей непонятной жизнью, которое дышит, думает и чувствует. Удивительно передано, как медленно может идти время.

Это произведение о нас, нашей с вами, вроде бы, обыденной жизни. У каждого свое море, в каждой судьбе бывает огромная рыба, чтобы победить которую, нужно собрать все свои душевные и физические силы. Нас окружают стаи акул, которые могут одним махом проглотить все, что с таким трудом нам удалось сделать. Но нужно учиться со смирением принимать потери, пусть даже большие, и ценить свои победы, даже маленькие. И, хорошо, если при этом рядом окажется близкий человек, который принесет чашечку горячего кофе.

6 января 2013 г., 14:49
5 /  4.150

Для кого-то “Праздник…” - это возможность мысленно лицезреть Париж конца 20-х годов, прогуляться по его улочкам, посидеть в уютных кафешках, в которых можно встретить Френсиса Скота Фицджеральда, Эзру Паунда, Гертруду Стайн, окунуться в незабываемую атмосферу настоящего города романтики и любви. Но для меня город остался на втором плане. Он оказался лишь красивой и живописной декорацией, на фоне которой бушует жизнь великих людей. Хемингуэй не писал о Париже, он писал о самых радостных днях его жизни, проведенных в городе-мечте. Место могло быть любым, но счастье было одно, и оно было там – в крохотной каморке над лесопилкой в самом бедном районе французской столицы. Повесть пропитана горькой и радостной ностальгией, картинками прошлого, навсегда зашитыми в рамы неизменности, и вывешенными в галерее памяти. Это попытка оправдаться прежней радостью за нынешнее бессилие перед действительностью, это попытка сказать близким людям о своей любви, о сожалении, что что-то было сделано не так или не сделано вовсе. Это попытка показать всем людей известных, любимых друзей с той стороны, с какой их никто не видел, или не помнит. Это послание своей первой любви – первой жене Хэдли, в котором Хемингуэй старается оценить их разрыв и по-своему извиниться. Это обрывки светлой памяти, переработанные и экстрактированные в свод коротких рассказов, которые писатель так и не успел закончить.

Для себя я открыл три момента, которые стали для меня настоящей ценностью. Перечисляю не в порядке иерархии:

1. Я увидел не только Париж - это было бы слишком банально, но я увидел город жизни, город поэтов, город творчества и город надежды, пусть и оправдавшейся не для всех. Лично мне было интересно встречать в парижских кафешках известных людей и оценивать их глазами Хемингуэя. Говорить с ними о гомосексуалистах, спорить о Достоевском, смеяться над их инфантильной простотой и ненавидеть их трезвую расчетливость. Это куда интереснее, чем просто гулять по городу, пусть и великому городу. (С первых строк вспомнился фильм Вуди Аллена “Полночь в Париже”. Для тех кому понравилась книга, фильм будет очень интересен. Здесь все те же шумные кафе, и в них старые добрые Хемингуэй, Фицджеральд, Зельда и прочие).

2. Это конечно мемуары. Было интересно посмотреть на молодого Хемингуэя. Послушать его мысли, узнать его вкусы. И пусть, рассказы писались уже после тяжелой болезни и еще более тяжелого лечения, и с памятью Хемингуэя было уже плоховато, об этом он и сам говорит:

…эта книга содержит материал из remises моей памяти и моего сердца. Пусть даже одну повредили, а другого не существует

и многое он изменил нарочно (в этом он тоже признается), но я верю, что самые счастливые моменты жизни сидят так глубоко в подкорке, что их не стереть даже самым мощным электрошокером и в своих воспоминаниях писатель не ушел далеко от истины.

3. Счастье. Я читал и удивлялся, и боялся и не понимал. Неужели, этот счастливый человек, довольствующийся тем, что есть в его жизни, умеющий так любить и выворачивать душу, неужели, он мог так закончить свою жизнь. И тут же меня прошибало по́́том - неужели и я, такой счастливый сегодня, так радующийся каждому глотку жизни, завтра я возьму ружьё и... Нет, этого не может быть, или... а думал ли Хемингуэй о чем-нибудь подобном? И понятно, что к финальному аккорду жизни писателя в его судьбе случилось множество переворотов, и все же… Какова судьба, ведущая нас от вечного праздника к… Впрочем, книга совсем не о том, и это всего лишь мысли унылого параноидального скептика, пекущегося о завтрашнем дне. А мы-то знаем, что сегодня нужно думать только о сегодня и испить весь праздник бытия до последней капли, ведь думать о завтра бессмысленно, завтра может просто не быть.

Ну а книга, конечно о празднике, о празднике души, который следует за тобой, куда бы ты ни поехал, ведь ты по-настоящему счастлив. Да и потом, стоит лишь захотеть, и слегка копнуть загрубевшую плоть памяти, он снова заиграет, запоет и засветится всеми цветами безумного карнавала – этот праздник, который всегда с тобой…

20 марта 2013 г., 20:35
2 /  3.921

Мы
1) типа друзья, хотя на самом деле нет
2) будем офигительно много пить
3) будем говорить о более пустых вещах, чем незнакомые люди, оставшиеся в одной комнате
4) с нами прожженная 34-летняя шлюха, которая спала со всеми, кроме главного героя, потому что он импотент, и мы все будем ее превозносить и оправдывать блядство
5) будем мотаться без денег по городам и весям, а чтобы не ощутить, что мы попросту праздные бездуховные идиоты, мы
6) назовемся потерянным поколением и скажем, что все это атмосферно, и вообще "вам не понять".

Почему мы потерянное поколение? Да просто так! Нет, нас не мучают проблемы ремарковских немецких ребят, пришедших с войны, нас вообще ничего не мучает, если верить этой книге, зато мы умеем пить и с нами шлюха. Нет, мы ни о чем вообще не говорим, наши диалоги скорее похожи на сценарий, где действием возмещается их пустота, но мы ололо, Эрнест Хемингуэй и поэтому круто. Мы не поднимем ни одной серьезной темы, мы просто будем праздно шататься и, вероятно, испытывать великие душевные терзания, но о них ничего не написано, потому что зачем об этом писать, когда можно засорить всю книгу бессодержательными диалогами. А еще мы все писатели, да, простите. И на досуге, в хламину упившись и на балконе, - ну хоть не на подоконнике с ванильным кофе, - все такие читаем Тургенева и вообще высокодуховные личности, этого, правда, нигде не видно, но это же и не важно.

А Сашенька ограниченная личность и ничего не поняла, у нас тут атмосфЭра, концЭпт и богЭмность. Иди отсюда, девочка, у тебя рожа кислая.

8 июня 2013 г., 12:23
5 /  3.992

Когда выбирал эту книгу себе для чтения, то невольной дополнительной мотивацией послужило подспудное стремление сравнить этот роман американца Хемингуэя с книгой на ту же военную тему немца Ремарка. Потому что повести Ремарка в своё время потрясли и перевернули. И захотелось посмотреть, а чем отличается взгляд на ту войну с другой, не немецкой стороны.

Хемингуэй остаётся Хемингуэем, а выбранная и освоенная им манера написания как длинных, толстых текстов романов, так и коротких и тонких текстов рассказов остаётся той же самой — если это диалог (а чаще всего это именно диалог), то диалог без всяких купюр и изъятий, без красот и умничаний, бытовой и тусклый, невыразительный и малосодержательный... на первый взгляд. Потому что вся глубина содержания и всё отношение автора к описываемым событиям кроются как раз не в самих произносимых героями книги словах, а в контексте событий и происшествий. В принципе ни один из героев романа нигде не называет войну ужасным и противоестественным делом, разве что в паре мест священник да ещё кто-то из друзей ГГ хирургов-докторов. И вся военная работа делается главным героем романа как-то просто и обыденно, без напрягов и без усилий автора нагнать на читателя жути и смертельной тоски. Просто сел машину и поехал по дороге, куда? — за ранеными... Посадил в машину раненых и повёз их туда, куда должен был повезти.... Захотел есть и стал искать еду и вино. Захотел женщину и пошёл в бордель — солдат в бордель для рядовых, а офицер — в офицерский. Какая-то у Хемингуэя война происходит тусклая и невыразительная, затхлая и лишайная, томительная и маловразумительная... Но, может быть, она такая и есть, эта самая война? А вовсе не героическая и не романтическая, какой зачастую представляется современными писателями или киношниками!

Всё-таки ремарковская война описывается им гораздо более выразительно и мертвяще точно. У Хемингуэя та война совсем иная. Но от этого она не перестаёт быть той самой, унёсшей десятки миллионов людей войной, войной без смысла и без идеи (хотя какая идея может быть у войны!). И второе содержание этого романа — история личных отношения нашего главного героя с медсестрой Кэтрин, вовсе не заслоняет эту самую военную тему. А наоборот, делает её ещё более острой и антагонистически противостоящей. С одной стороны — война и смерть, ужасы и боль, страдания и нарушения всего и всяческого миропорядка. И как противопоставление — тема жизни и любви, тема отношений между мужчиной и женщиной, тема, концовка которой, как мне кажется, сделана Хемингуэем намеренно крайне жёсткой, почти жестокой и тоже несущей в себе смерть — смерть двум жизням и смерть самой любви и опустошение и потеря... Что будет с нашим героем дальше?..

11 сентября 2009 г., 11:59
5 /  3.992
Эту книгу нужно дать своему сыну, чтобы тот хоть раз в жизни увидел настоящего Мужчину. Нужно вырвать из рук своей дочери чёртов Cosmopolitan и подсунуть осторожно эту книжечку, чтобы та знала, что такое Женщина.
Красивая, честная, вдумчивая, молчаливая, отнюдь не пафосная и не пошлая любовь. Эта книга об идеальных Мужчине и Женщине, об идеальной Любви. Идеальной, отнюдь не утопической.
1 2 3 4 5 ...