124 35 13
Юлий Маркович Даниэль

Юлий Даниэль — об авторе

Родился: 15 ноября 1925 г., Москва, СССР
Умер: 30 декабря 1988 г., Москва, СССР

Биография

Писатель, поэт-переводчик.
Псевдонимы:Николай Аржак,Ю. Петров.

Родился в Москве. Участник Великой Отечественной войны. После тяжелого ранения стал инвалидом. Образование: педагогический институт. Работал школьным учителем в Калуге и Москве. Дебютировал как переводчик поэзии в середине 1950-х гг. Под псевдонимом
Николай Аржак опубликовал несколько произведений за рубежом, за что в 1966 году ("процесс Синявского и Даниэля") получил пять лет тюрьмы; выйдя из тюрьмы в Москву вернуться не смог. Опубликовал несколько произведений под псевдонимом Ю.Петров. Вернулся в Москву после начала перестройки, однако вскоре скончался.

Библиография

Аржак, Николай. Говорит Москва: Повесть. — Вашингтон, 1962.
Аржак, Николай. Руки. Человек из МИНАПа: Рассказы. — Вашингтон, 1963.
Аржак, Николай. Искупление: Рассказ. — Вашингтон, 1964.
Стихи из неволи. — Амстердам, 1971.
Говорит Москва: [Проза, поэзия, переводы]. — М., 1991. ISBN 5-239-01121-4
«Я всё сбиваюсь на литературу…»: Письма из заключения. Стихи. — М., 2000. ISBN 5-239-01121-4

Титулы, награды и премии

Орден Отечественной войны
Медаль "За отвагу"
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

Рецензии

Zatv

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

7 августа 2015 г. 18:39

2K

4 День открытых убийств

Секретно
ЦК КПСС
В дополнение к N 2138-с от 17 сентября 1965 года
«…Расследование установило, что СИНЯВСКИЙ и ДАНИЭЛЬ в период 1956-1963 г.г. под псевдонимами Абрам ТЕРЦ и Николай АРЖАК написали и по нелегальному каналу передали за границу ряд произведений антисоветского клеветнического содержания, порочащих советский государственный и общественный строй.
К таким произведениям относится повесть АРЖАКА «Говорит Москва», которая представляет собой злобный пасквиль на нашу действительность. Советский Союз в этом произведении показан как огромный концентрационный лагерь, где народ подавлен, запуган, озлоблен. По мысли автора, он так обработан «психологически», что слепо подчиняется всяческому разнузданному произволу властей, помогает им проводить в жизнь самые дикие мероприятия, отбрасывающие страну чуть ли не к первобытному состоянию…»

Удивительные метаморфозы преподносит нам история. Известный географ Семенов-Тян-Шанский вспоминал, как во время выступления в Академии наук Зиновьев предлагал разрешить рабочим убивать классово чуждых интеллигентов прямо на улице. Когда Юлий Даниэль спустя тридцать лет воплотил эти слова в художественное произведение, это уже было квалифицировано как клевета на советский строй и потянуло на 5 лет лагерей.
***
Небольшая повесть «Говорит Москва» имеет характерную для произведений Даниэля структуру – рассказ в рассказе. Главный герой описывает так потрясшее его событие – объявление Указом Президиума Верховного Совета 10 августа 1960 года «Днем открытых убийств». Сама тема уже изначально подразумевает экшн – море трупов, жестокие схватки, борьба всеми силами за выживание. Не сомневаюсь, именно так и было бы в каком-нибудь голливудском блокбастере. Но в повести все это осталось за кадром. И на передний план выходит психологическая реакция на произошедшее разных слоев общества.

«Через день в «Известиях» появилась большая редакционная статья «Навстречу Дню открытых убийств». В ней очень мало говорилось о сути мероприятия, а повторялся обычный набор: «Растущее благосостояние - семимильными шагами подлинный демократизм - только в нашей стране все помыслы - впервые в истории - зримые черты - буржуазная пресса...» Еще сообщалось, что нельзя будет причинять ущерб народному достоянию, а потому запрещаются поджоги и взрывы. Кроме того, Указ не распространялся на заключенных. Ну, вот. Статью эту читали от корки до корки, никто по-прежнему ничего не понял, но все почему-то успокоились. Вероятно, самый стиль статьи - привычно-торжественный, буднично-высокопарный - внес успокоение. Ничего особенного: «День артиллерии», «День советской печати», «День открытых убийств»... Транспорт работает, милицию трогать не велено - значит, порядок будет. Все вошло в свою колею».

Деятели культуры живо откликнулись стихами и плакатами, восхваляющими… и несущими в массы…
Интеллигенция склонялась к оправданию.
«-... нет, нет, поймите меня правильно! кто-кто, а уж я-то не поклонник газетных штампов. Но факты есть факты, и надо смотреть им в глаза... Сознательность-то действительно выросла! Эрго: государство вправе поставить широкий эксперимент, вправе передать отдельные свои функции в руки народа! Вы посмотрите - бригады содействия милиции, комсомольские патрули, народные дружины по охране общественного порядка - это же факт! И факт многозначительный. Разумеется, и у них случаются ошибки, так сказать, ляпсусы - узкие брюки порезали, девиц каких-то обстригли - так ведь без этого не бывает! Издержки производства! Лес рубят! И теперешний Указ это не что иное, как логическое продолжение уже начавшегося процесса - процесса демократизации. Демократизации - чего? Демократизации органов исполнительной власти. Идеал же, поймите меня правильно - постепенное растворение исполнительной власти в широких народных массах, в самых, так сказать, низах. То есть, не в низах, я не так выразился, какие у нас низы, ну, вы меня понимаете... И поверьте моему слову, слову старого юриста - передо мной сотни, тысячи, десятки тысяч людей прошли - поверьте моему слову: народ в первую очередь сведет счеты с хулиганами, с тунеядцами, с отбросами общества... Да-да, помните, как у Толстого: «Всем миром навалиться хотят! Один конец сделать хотят!».

Дальше...

innashpitzberg

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

7 февраля 2012 г. 08:04

534

2

Совершенно бездарная антиутопия. Отвратительный язык, убогий стиль. Как то даже обидно, что за такое автора сослали на 5 лет в лагеря.

Понятно, что ему так важно было высказаться, его смелость достойна восхищения.

Интересно, а знал ли он насколько плохо пишет?

Кураторы

Смотрите также

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее