22 июня 2022 г., 07:00

18K

Психология измены: разбираемся в причинах неверности на примере книжных героев

108 понравилось 25 комментариев 42 добавить в избранное

Люди встречаются, люди влюбляются, женятся… Помните эти строки из песни ВИА «Веселые ребята»? А что же дальше, после этих трех этапов? Настоящая жизнь не сказка, и в ней вряд ли всем историям уготован финал в духе «и жили они долго и счастливо».

Далеко не все любовные и брачные союзы выдерживают проверку временем. А еще частенько в отношения двоих может влезать кто-то третий.

Для меня измена — одна из худших видов предательства, но люди не всегда разделяют мою точку зрения. Кто-то видит в измене возможность вновь ощутить влюбленность и пережить заново страсть и сумасшедшие чувства, кто-то оправдывает себя ошибками и предательством своего партнера, а для кого-то это способ смириться с несбывшимися мечтами.

Давайте попробуем разобраться в причинах этого явления на примере книжных героев и выявим 14 причин для измен.

Внимание! В аннотациях ко многим перечисленным книгам уже упомянут факт измены, но, дабы избегнуть возможных недоразумений, предупреждаем о возможном наличии спойлеров!

1. Измена как лекарство от скуки и способ претворить свои романтические мечты в жизнь — «Госпожа Бовари» Гюстав Флобер

o-o.jpeg Женской доле в XIX веке трудно позавидовать. Лично на меня всегда накатывало ощущение жесточайшей тоски от описаний ежедневного быта дам высшего света: бесконечные светские визиты, прием гостей, распоряжения по поводу обеда и ужина. И всё. На остальное есть слуги: ни тебе ежедневного похода на работу, ни рутинной работы по дому, ни постоянных хлопот с детьми.

Может показаться, что это была бы замечательная жизнь, но только представьте, какую смертельную скуку должны были испытывать женщины, ведя изо дня в день такое пустое существование?

Есть поговорка: «У всех проблем одно начало — сидела женщина, скучала». Это очень точно характеризует трагедию Эммы Бовари.

Воспитанная чрезмерно романтизированными, далекими от реальной жизни любовными романами, она скучает рядом со своим надежным, любящим и добрым мужем. Не такой любви она ждала, выходя замуж, и не такого человека жаждала видеть рядом с собой. Эмма уверена, что ее муж Шарль — ограниченный, грубый и недостойный человек, заслуживающий лишь презрения.

«Он не умел плавать, не умел фехтовать, не умел стрелять из пистолета и как-то раз не смог объяснить Эмме смысл попавшегося ей в одном романе выражения из области верховой езды. Разве мужчина не должен знать всё, быть всегда на высоте, не должен вызывать в женщине силу страсти, раскрывать перед ней всю сложность жизни, посвящать ее во все тайны бытия? Но он ничему не учил, ничего не знал, ничего не желал. Он думал, что Эмме хорошо. А ее раздражало его безмятежное спокойствие, его несокрушимая самоуверенность, даже то, что он с нею счастлив».

Именно из-за крушения ее романтических надежд она и бросается в объятия то одного, то другого любовника. Красивые и возвышенные слова о душевном родстве и глубоких чувствах приводят мадам Бовари в состояние эйфории. Измены становятся для нее способом убежать от ненавистного и скучного брака с Шарлем в мир ее фантазий о любви и страсти.

«Эмма задавала себе вопрос: не могла ли она при ином стечении обстоятельств встретить кого-нибудь другого? Она пыталась представить себе, как бы происходили эти несовершившиеся события, как бы сложилась эта совсем иная жизнь, каков был бы этот неведомый ее супруг. В самом деле, ведь не все же такие, как Шарль. Муж у нее мог быть красив, умен, благовоспитан, обаятелен».

Но влюбленность рано или поздно теряет свою силу, и романтика отношений с любовниками сходит для Эммы на нет. Столкновение с настоящей, не прикрытой романтическим флером жизнью, становится для главной героини точкой невозврата. Нет никаких возвышенных идеальных чувств, любовники оказываются обычными дамскими угодниками и повесами. Есть только долги и пустое и бессмысленное существование до конца дней…

Причина нравственной и физической гибели Эммы Бовари — буржуазная среда. Она отнимает у женщин возможности расти и развиваться, приносить пользу обществу, работать и находить свое призвание. Фактически женщины находились в стороне от настоящей жизни. Эта же среда дала Эмме типичное для девушек монастырское образование, ограничивающее ее кругозор и духовное развитие. Отсюда и упорное стремление Эммы стать героиней ее любимых романов — ей кажется, что и в жизни может быть так красиво и возвышенно как в книгах.

Думаю, если бы Эмма Бовари жила в наше время, ей удалось бы справиться со своим кризисом, вызванным несоответствием мечты и реальности, и найти лекарство от скуки не в объятиях чужих мужчин, а в самореализации и творчестве.

2. Измена из-за нелюбви — «Узорный покров» Сомерсет Моэм

o-o.jpeg Самая простая и не требующая пояснений причина для измены — это когда в браке вообще нет любви, или один из партнеров просто позволяет себя любить другому.

История Уолтера и Китти — классический пример второго случая. Ответить согласием на предложение руки и сердца робкого поклонника, Китти заставляет лишь страх остаться старой девой и желание выскочить замуж раньше своей младшей сестры. «Китти с перепугу вышла замуж за Уолтера Фейна».

Разве по-настоящему влюбленная девушка ответит так на признание любимого в своих чувствах? «Мне кажется, вы мне очень нравитесь. Только дайте мне время к вам привыкнуть».

И уже спустя короткое время девушка сожалеет о своем выборе: «Через три месяца после свадьбы она уже знала, что ошиблась, но виновата в этом не столько она сама, сколько ее мать».

Но, учитывая крайнюю легкомысленность и недалекость главной героини, ей не составило труда найти себе развлечение. Естественно, ее прельстил такой же пошлый, вульгарный и грубый человек, весьма недалекого ума, как и она сама. Зато красивый.

«Росту в нем шесть футов два дюйма, не меньше, вспоминала она, и сложен прекрасно; видимо, он в отменной форме: одни мускулы, ни капли жира. А как одевается, лучше всех, и все сидит на нем так ловко, все ему к лицу. Хорошо, когда мужчина следит за собой. Она перевела взгляд на Уолтера — вот кому не мешало бы немножко подумать о своей внешности. Она отметила и запонки Таунсенда, и пуговицы на жилете — такие она видела в витрине у Картье. Ясно, что у Таунсендов есть доходы и помимо его жалованья. Загорел он страшно, но и сквозь загар проступает здоровый румянец. И симпатичные аккуратные усики не закрывают полных красных губ. Черные волосы коротко острижены, гладко прилизаны. Но лучше всего в нем, конечно, эти глаза под густыми косматыми бровями — такие синие, такие веселые и ласковые, сразу видно, какой он хороший человек».

Чарльз Таусенд и Китти идеально подходят друг друг — в части самолюбования, эгоизма и глупости трудно найти более совпадающих персонажей.

Было ли между любовниками настоящее чувство? Весьма сомнительно. Хотя сама главная героиня убеждена в обратном.

«И теперь, узнав, что такое любовь, она вдруг поняла, как ее любит Уолтер».

«О, как ей хотелось, чтобы он, а не Уолтер был ее мужем!»

Что ж, коли в браке нет любви хоть с одной стороны, измены становятся почти неизбежными. Не повторяйте ошибок Китти и выходите замуж только по любви!

3. Измена из-за разочарования в партнере — «Миссис Крэддок» Сомерсет Моэм

o-o.jpeg Брак главных героев романа, Берты и Эдварда, с первого взгляда кажется безупречным: они искренне влюблены друг в друга, их отношения свободны от корыстных и эгоистичных мотивов. Это абсолютно точно самый настоящий брак по любви.

«— Не насмехайся надо мной, Берта. Я люблю тебя и мечтал бы просить твоей руки, но понимаю, что не вправе, потому что ничего не могу тебе дать. Пожалуйста, не сердись.
— Я ведь люблю тебя всем сердцем! — воскликнула Берта. — Мне не надо другого мужа. Ты сделаешь меня счастливой, а иного я и не желаю.
Крэддок снова заключил ее в страстные объятия и поцеловал.
— Неужели ты не замечал моей любви? — прошептала Берта.
— Я догадывался, но не был до конца уверен, и потом, я боялся, что окажусь недостаточно хорош для тебя.
— Я тебя обожаю. Раньше я не знала, что можно любить так сильно. О, Эдди, ты даже не представляешь, сколько счастья принес в мою жизнь».

Но после первых восторженных месяцев брака девушка начинает замечать пропасть между ними. Эдвард — простой, довольно грубоватый парень, истинный сквайр, далекий от сантиментов и глубоких чувств. Он не читает книг, не интересуется искусством, не привык придавать значение знакам внимания и другим проявлениям любви.

Да что уж там, он и не особенно переживает, когда его жена мучается в тяжелых родах: узнав, что Берта страдает, но ничего нельзя поделать, спокойно отправляется спать. Учитывая мужественное поведение Берты, не желающей беспокоить и тревожить любимого мужа, поступок Эдварда выглядит еще более кощунственным.

Но всё дело в том, что Берта поздно понимает: «Для нее любовь была ярким пламенем, поглощающим всю жизнь; для него — удобным и нужным явлением Божьего промысла, и волноваться по поводу этого явления стоило не более, чем, к примеру, при заказе костюма у портного».

И чем сильнее окружающие восхваляют ее мужа, доброго славного малого, тем сильнее Берта разочаровывается в нем. Отчаявшись вызвать в нем хоть малейший эмоциональный отклик на свои страстные чувства, миссис Крэддок сначала начинает капризничать и скандалить, а затем ее обида переходит в ненависть.

«Наверное, я относилась бы к Эдварду лучше, не будь он вечным праведником. Он так кичится своими моральными устоями, что меня уже тошнит! Из-за него любая добродетель кажется мне уродливой. Признаюсь, для разнообразия прямо так и хочется немного порока. Доктор, если бы вы только знали, как нестерпимо скучен по-настоящему хороший человек! Теперь я хочу свободы. Клянусь, рядом с Эдвардом я больше не выдержу».

Именно в таком состоянии главная героиня встречает молодого и обаятельного Джеральда, который кажется ей воплощением всех возможных добродетелей, коих лишен ее законный супруг. Вот и удобный случай для измены. Но в последний момент влюбленные всё же расстаются благодаря одержавшему победу над чувствами разуму (хотя это больше справедливо по отношению к Джеральду, чем к самой Берте).

Главной героине не остается ничего другого, как вернуться к опостылевшему супругу, а ее ненависть и жгучая обида к Эдварду переходят в финальную стадию — равнодушие.

«Ах, Эдвард, — думала Берта, — будь ты хотя бы вполовину таким же заботливым три года назад, ты мог бы сохранить мою любовь». Ее мучил вопрос, то ли разлука пробудила в нем нежные чувства, то ли изменилась она сама. Неужели она ошибалась, считая мужа непрошибаемым как скала? Берта знала, что ее собственная натура изменчива и непостоянна, точно вода или летние ветра. Возможно ли, что Эдвард всегда был добр и внимателен к ней, а она, требуя страсти, которой тот не пылал, попросту не замечала его глубокой привязанности? Теперь, когда Берте от него ничего не нужно, оказывается, что Эдвард способен дать очень многое! Однако жаль, если он действительно ее любит, ведь все, что Берта может предложить ему взамен, — это лишь холодное равнодушие. Осознав это, она сама удивилась своей черствости».

4. Измена как следствие роковой страсти — «Анна Каренина» Лев Николаевич Толстой

o-o.jpeg На самом деле, в уходе Анны из семьи нельзя винить одно лишь роковое чувство, вспыхнувшее у нее ко Вронскому. Свою роль сыграли и скука как у Эммы Бовари, и брак не по любви, как у Китти из «Узорного покрова». А основой для формирования этой роковой страсти, доходящей до болезненного безумия, является сама личность главной героини. Но обо всём по порядку.

Живя в браке с Карениным, Анна подавляет свою яркую чувственную натуру, богатую на эмоции. Это очень хорошо заметно в сцене при первой встрече с Вронским на перроне: «сдержанная оживленность, которая играет в ее лице», «потушила умышленно свет в глазах». Всё это указывает на то, что в глубине души наша героиня импульсивная, взрывная, эмоциональная, и только лишь светские приличия вынуждают ее сдерживать свои порывы.

Тихая и размеренная жизнь заставляет Анну скучать и томиться, ощущая внутреннюю пустоту и беспокойство. Поначалу она прячется от этой неудовлетворенности в сильной любви и привязанности к сыну Сереже. Но когда на сцене появляется блестящий офицер Алексей Вронский, даже любимый Сережа не может удержать ее в семье.

Чувства Анны к Алексею носят явно нездоровый характер, некоторые признаки очень явно свидетельствуют о наличии любовной зависимости. Это постоянные мысли о любимом человеке, игнорирование собственных интересов и интересов других близких людей ради предмета обожания. Это чувство эйфории и счастья, когда партнер рядом, и тоска с печалью, когда он далеко. Постоянный контроль, ревность и вместе с тем готовность терпеть всё плохое от любимого человека, лишь бы он оставался рядом.

«Если бы я могла быть чем-нибудь, кроме любовницы, страстно любящей одни его ласки; но я не могу и не хочу быть ничем другим».

Такой тип привязанности характерен для людей с пограничным или истерическим расстройством личности. Им свойственно жить под влиянием эмоций и чувств, которые всегда гипертрофированы и буквально рвутся наружу.

Поэтому на месте Вронского мог бы оказаться любой другой красивый мужчина, достаточно одного знака внимания — и чувственная, противоречивая, импульсивная натура Анны немедленно отозвалась бы на призыв.

Драматический исход этого адюльтера тоже был предрешен заранее: люди подобного психологического типа редко выбирают разумные способы разрешения кризисов — они предпочитают самые разрушительные и трагичные пути.

Вот что на самом деле скрывается за таким расхожим понятием как роковая страсть. Психология чистой воды, а вовсе не судьбоносная встреча и любовь до гроба.

5. Измена из-за жизненных обстоятельств — «Правила виноделов» Джон Ирвинг

o-o.jpeg Любовный треугольник подобного рода можно часто встретить в военных мелодрамах на широком экране: он уходит на войну, погибает или пропадает без вести, она страдает и находит утешение в объятьях общего друга, а потом оказывается, что слухи о гибели возлюбленного сильно преувеличены.

Главный герой романа, сирота Гомер Бур, очаровывается жизнерадостной прекрасной молодой парой Уолли и Кэнди и уезжает вместе с ними из приюта, чтобы найти свое место в жизни. С приходом войны события разворачиваются по уже описанной мною схеме.

В итоге Уолли всё-таки возвращается к своей невесте, но остается навеки прикованным к инвалидному креслу. И Кэнди, вся во власти раскаяния и благородного порыва, решает посвятить свою жизнь искалеченному жениху. «Нельзя обижать и обманывать того, кто и так обижен и обманут судьбой, — сказала она».

Благородно? Как бы не так! И после возвращения Уолли Гомер и Кэнди далеко не сразу разрывают любовные отношения. В итоге клубок лжи всё больше разрастается, причиняя боль всем троим, в том числе и подозревающему истину Уолли.

«Легче всего обманывать тех, кто тебя любит. Любящие люди меньше других склонны замечать лживость, но и у них рано или поздно открываются глаза».

Так что не всегда благородный акт самопожертвования приводит к желаемому результату. Иногда лучше один раз поступить плохо и некрасиво, чтобы раз и навсегда разрубить гордиев узел, а не тянуть за собой паутину из лжи и предательства.

6. Измена как средство удовлетворения физических потребностей — «Любовник леди Чаттерлей» Герберт Лоуренс

o-o.jpeg Молодые супруги Конни и Клиффорд Чаттерлей были очень счастливы друг с другом — этот брак, несомненно, тоже можно причислить к категории «по любви». И даже, когда после окончания войны молодой супруг остался навеки прикованным к инвалидному креслу (у Клиффорда полностью парализовало нижнюю часть тела), поначалу их отношения с женой остаются такими же нежными и трепетными.

Муж, ценя преданность и поддержку Конни, разрешает ей удовлетворять свои сексуальные потребности с другими мужчинами. И главная героиня, поначалу с негодованием отвергнув его предложение, потом всё же следует его совету (и не единожды).

Тут как раз-таки в пору завести спор о том, что хуже: измена физическая или духовная, и вообще, можно ли считать изменой случай Конни. Ведь муж сам дал ей карты в руки, зная, что никогда больше не сможет заниматься любовью с женой.

Что касается самого автора, то его позиция заключается в том, что любовь физическая, секс и духовная близость неотделимы друг от друга. И без гармонии в одной из этих сфер любовь обречена на провал, что он и демонстрирует на примере супругов Чаттерлей и неудачной интрижки Конни с приятелем мужа.

«Постепенно ей открылся один из величайших законов человеческой природы. Если человеческим душе и телу нанести разящий удар, кажется, что душа — вслед за телом — тоже пойдет на поправку. Увы, так только кажется. Мы просто переносим привычные понятия о теле на душу. Но рана душевная постепенно, изо дня в день, будет мучить все больше...Так случилось и с Клиффордом. Вроде бы он «поправился», вернулся в Рагби, начал писать, обрел уверенность. Казалось, прошлое забыто, и к Клиффорду вернулось самообладание. Но шли неспешной чередой годы, и Конни стала замечать, что синяк на зашибленной душе мужа все болезненнее, что он расползается все шире. Долгое время он не напоминал о себе-сразу после удара душа сделалась бесчувственной, — а сейчас страх, точно боль, распространился по всей душе и парализовал ее. Пока еще жив разум, но мертвящий страх не пощадит и психику. Мертвела душа у Клиффорда, мертвела и у Конни».

Эта душевная пустота, которую Конни так чутко улавливала в муже, доводила ее до безумного отчаяния. Ей было жаль Клиффорда, но жалость и любовь не одно и то же.

Когда же Конни бросается в объятия егеря Оливера Меллорса, отношение к мужу резко меняется, доходя до откровенного отвращения и неприязни. «Конни даже сама поражалась, насколько ей стал неприятен Клиффорд. Более того, она ловила себя на мысли, что, в сущности, он никогда ей не нравился. Нельзя сказать, что она его ненавидела — в ее неприязни не было страсти. Нет, речь шла о физической антипатии».

Муж становится для нее живым символом того, что ей чуждо и враждебно — атмосферы промышленного города, покрытого копотью из угольных шахт, олицетворяющего вырождение человечности и самой жизни, холод и пустоту.

Любовник же для Конни — символ света, тепла, жизни и любви. Эти отношения, начавшиеся с простого физического влечения, становятся для обоих поворотным моментом в их судьбе. Леди Чаттерлей под влиянием настоящей любви раскрывается и преображается.

«Она была погружена в свое тихое упоение — таким бывает лес ранней весной, издающий легкие, радостные вздохи, вздохи раскрывающихся почек. … Она была подобна лесу, подобна темному сплетению дубовых ветвей, неслышно жужжащих мириадами распускающихся почек».

Что ж, пусть любовная философия Лоуренса мне абсолютно чужда, думаю, жизнь знала немало историй, похожих на историю Конни и Оливера.

7. Измена как игра — «Театр» Сомерсет Моэм

o-o.jpeg Главная героиня романа, одна из лучших актрис своего времени, 46-летняя Джулия Лэмберт, — живое воплощение знаменитых слов «Вся наша жизнь — игра». Яркая, чувственная, темпераментная натура Джулии, для которой важнее всего привлекать внимание окружающих и быть безупречной в их глазах, делает ее гениальной актрисой не только на сцене, но и в жизни.

Как говорит ее сын: «Для тебя нет разницы между правдой и выдумкой. Ты всегда играешь. Эта привычка — твоя вторая натура. Ты играешь, когда принимаешь гостей. Ты играешь перед слугами, перед отцом, передо мной. Передо мной ты играешь роль нежной, снисходительной, знаменитой матери. Ты не существуешь. Ты — это только бесчисленные роли, которые ты исполняла. Я часто спрашиваю себя: была ли ты когда-нибудь сама собой или с самого начала служила лишь средством воплощения в жизнь всех тех персонажей, которые ты изображала. Когда ты заходишь в пустую комнату, мне иногда хочется внезапно распахнуть дверь туда, но я ни разу не решился на это — боюсь, что никого там не найду».

Она играет драму, когда пытается добиться от своего спокойного и уравновешенного мужа Майкла пылких проявлений любви, которые так необходимы ее артистичной натуре. Она играет безумную роковую страсть, когда заводит интрижку с молоденьким бухгалтером Томом — и в самой деле верит в свою неистовую любовь.

«Любовь — это боль и мука, стыд восторг, рай и ад, чувство, что ты живешь в сто раз напряженнее, чем обычно, и невыразимая тоска, свобода и рабство, умиротворение и тревога».

Поэтому она очень тяжело переживает, когда узнает правду: оказывается, Том завел с ней отношения только из-за ее денег и славы, кроме того, он хочет с помощью Джулии выдвинуть на сцену свою молоденькую любовницу — никчемную третьеразрядную актриску.

И вновь Джулия находит спасение в игре. Сначала она разыгрывает роль обиженной жертвы, разрывая связь с Томом, затем умоляет его о прощении и унижается перед ним, затем ищет способы отомстить бывшему любовнику с другими мужчинами.

Но самое главное представление Джулия оставила всё-таки для сцены, чтобы на профессиональной арене разбить удачливую соперницу в пух и прах. Вновь собрав восторженные отзывы и шумные овации и упрочив свое звание лучшей актрисы, главная героиня становится по-настоящему счастливой и свободной от любви.

«Роджер утверждает, что мы не существуем. Как раз наоборот, только мы и существуем. Они тени, мы вкладываем в них телесное содержание. Мы — символы всей этой беспорядочной, бесцельной борьбы, которая называется жизнью, а только символ реален. Говорят: игра — притворство. Это притворство и есть единственная реальность».

8. Измена как попытка самоутверждения — «Люси Краун» Ирвин Шоу

o-o.jpeg История обычной домохозяйки, которая посвятила свою жизнь домашней работе и воспитанию сына. В то время так жило абсолютное большинство замужних женщин, и миссис Краун ни разу не выдала своего недовольства по поводу своей скромной участи.

Правда, некоторые детали всё же указывали на то, что подчиненное положение Люси перед ее мужем Оливером оказывает большое давление на ее личность.

Например, сцена, когда муж обнаруживает неоплаченные счета и упрекает ее за это — реакция Люси на такой пустяк заставляет насторожиться.

«… Люси захотелось разреветься. Как только Оливер начинал упрекать ее в безалаберном отношении к домашней бухгалтерии, у нее появилось отчаянное трагичество, что современный мир слишком сложен для нее, что незнакомые люди зашли к ней в комнату в ее отсутствие и рылись в ее бумагах, что Оливер не сомневается в ее глупости и жалеет, что женился на ней».

Главная героиня быстро нашла выход из своего зависимого и уязвимого положения — наставить мужу рога! Гениально! И сразу же повысилась самооценка, в глазах гордость и неприступность, и, оказывается, врать совсем не сложно, а очень даже увлекательно и приятно.

«И все же не было никакой необходимости ничего менять. И Оливеру ничего не надо было знать. Она так привыкла к своей невинности, что даже теперь, когда согрешила, инерция и привычка долгих лет будут поддерживать ее в этой лжи. <…> Теперь же, когда речь шла о более серьезных вещах, она не сомневалась в том, что сможет лгать не смущаясь, и что в этом случае обман будет как нельзя более оправданным. Сегодня она чувствовала, упиваясь своей силой, что может справиться со всем».

А то, что ее измена кроме самоутверждения и чувства свободы приведет к разрушению семьи и навсегда изменит жизнь любимого сына, это ничего не значит. Инфантильная эгоцентричная и холодная мать — горе для ребенка. Зато, как с гордостью говорит Люси: «Теперь это я, а не твое отражение. Я не второстепенная, покорная, блеклая, предсказуемая пятая часть твоей жизни. Это я, в своей наготе. Я сама себе хозяйка. Я самостоятельный человек».

9. Измена в отместку за подозрение в измене — «Три любви» Арчибальд Кронин

o-o.jpeg Люси и Фрэнк кажутся идеальной семейной парой: в их отношениях царит полная идиллия, у них есть всё, что нужно для счастья. Любовь, гармония, уютный дом, перспектива карьерного роста у Фрэнка, замечательный сын. Чего же еще желать?

Затем к портрету идеальной семьи Кронин добавляет пару небольших штрихов, свидетельствующих о том, как обстоят дела на самом деле. И мы понимаем, что идиллия существует лишь в воображении Люси.

Люси в душе маленький домашний тиран, готовый удушить всех домочадцев своей неистовой любовью. Она знает, как будет лучше для всех, и не позволит никому, а в особенности любимому мужу, совершить ошибку или, не дай бог, быть несчастным.

«Она любит Фрэнка. Он полностью принадлежит ей; он — ее создание, порождение ее любви, выпестованное ею сознательно, так что в ней просыпался едва ли не собственнический инстинкт художника в отношении своего завершенного творения. Фрэнк стал частью ее самой, и это было так явно, что у нее возникала немедленная реакция защиты, как только подвергались критике его слабости или неудачи».

Лакмусовой бумажкой их отношений становится приезд кузины Фрэнка Анны — полной противоположности главной героини. Анна апатична, ленива, богохульствует, высмеивает своих родственников, имеет ребенка от внебрачной связи и потворствует всем своим желаниям.

И вот Люси приходит в голову совершенно невероятная идея: а вдруг отец ребенка Анны — это ее муж? Героиня не может обуздать порывы своей бурной фантазии и уже воображает себе их тайные отношения за ее спиной. Поведение Фрэнка подливает масла в огонь: изначально противящийся приезду Анны в гости, он быстро находит с ней общий язык и старается развлечь гостью.

«От одной мысли об этом Люси содрогнулась. К тому же скрытность Фрэнка жестоко мучила ее. На нее нахлынула волна горьких воспоминаний — взгляды, которыми, как ей казалось, обменивались Анна и Фрэнк, лукаво произнесенные слова. Она сильно вздрогнула. Были ли у них знаки тайного взаимопонимания?»

Фрэнк же, уставший от бесконечных ревнивых придирок жены и ее собственнических инстинктов, вдруг действительно обращает внимание на Анну. И как говорит сама разлучница: «Ну… Фрэнк мне всегда нравился, — спокойно, чуть насмешливо ответила Анна. — Я и забыла об этом, когда сюда приехала. Но ты… ты вроде как заставила меня вспомнить прошлое. Если бы не ты, то я, пожалуй, и не обратила бы на Фрэнка внимания. Да, в самом деле».

Но от Люси так просто не избавиться: ей нипочем измена мужа, он всё равно должен быть счастлив с ней во что бы то ни стало! Она вернет его на праведный путь!

«Вдруг она подняла голову и решительно вздернула подбородок. Ее тело выгнулось от напряжения, казалось, она усилием воли пытается победить невидимого врага. Неистово запылал ее собственнический инстинкт. Фрэнк принадлежит ей. Что было, то прошло. Теперь ее волнует настоящее и будущее. Она резко встала и, плотно сжав губы, сошла вниз. Принимая обстоятельства как несомненный факт, она яростно заставляла себя противостоять им. Она будет сопротивляться!»

Так что держись, бедняга Фрэнк! Жена уже вышла на охоту.

10. Измена как способ достижения целей — «Древо Иуды» Арчибальд Кронин

o-o.jpeg Главный герой в этом романе Арчибальда Кронина на редкость неприятный тип: за внешней привлекательностью, обаянием, дружелюбием и умением расположить к себе любого скрывается слабохарактерный, трусливый, эгоцентричный человек, не способный на глубокие чувства и привязанность. Его жизненное кредо можно описать словами «казаться, а не быть».

Но это раскроется не сразу: в начале повествования Дэвид Мори предстает в респектабельном и благонадежном свете. Будучи с малых лет сиротой, он тем не менее сумел выучиться и получить диплом врача и обзавестись приличным врачебным местом и запланировал жениться на своей любимой девушке Мэри.

Но тут коварная судьба готовит ему дьявольское искушение: знакомство с состоятельным семейством Холбруков. Это сулит ему прекрасные перспективы на будущее в виде женитьбы на дочке главы фармацевтического бизнеса и приобщения к семейному делу на правах компаньона. Мори постоянно идет на сделки с совестью, делая вид, что ничего особенного не происходит — подумаешь, знакомство в отпуске.

Но по мере того, как красавица-дочка всё больше и больше демонстрирует свое расположение к нему, а глава семейства делает недвусмысленные намеки, Дэвид начинает злиться на… Мэри!

«Вместо трогательных чувств в его душе скопилось озлобление, чуть ли не возмущение, что они настигли его в кризисный момент жизни. Эти письма, по-прежнему запечатанные, подсознательно подталкивали его к Дорис и всему тому, что могли предложить Холбруки. Стараясь оправдаться, подстегиваемый двойной жаждой денег и секса, он принялся выстраивать логический аргумент в свою пользу, начав с самых первых дней: потеря родителей, никому не нужный ребенок, унизительная зависимость и нищета, сверхчеловеческие усилия получить образование. Разумеется, ему полагалась награда, и теперь она совсем рядом. Так неужели он должен отказаться от нее, словно от нестоящей ерунды?

Правда, оставалась Мэри — он заставил себя хотя бы мысленно произнести ее имя. Но разве его не поторопили с этим романом, воспользовавшись импульсивностью его натуры, неопытностью и романтичной обстановкой, в которой они познакомились? Она тоже, без всяких сомнений, потеряла голову под воздействием тех же самых ненадежных и мимолетных обстоятельств. Он не хотел ранить ее чувства или бросать в трудную минуту, но у него был долг и перед самим собой. И кто знает, быть может, позже он сумеет… одним словом, сделать что-то для нее, компенсировать свою измену. Он пока сам нечетко представлял, что имеет в виду, но эта мысль утешала. Молодых людей, которые совершали ошибки, раскаивались и восполняли ущерб, обычно прощали. Почему он должен быть исключением?»

Этот отрывок, раскрывающий мысли главного героя, прекрасно демонстрирует его подлую и мелочную душонку, которая заботится лишь о собственном благополучии и процветании.

Так может быть всё-таки Мэри повезло больше, чем счастливой избраннице Мори? Лучше быть одной, чем жить рядом с таким подлым трусом и предателем.

11. Измена как предательство собственных ценностей и идеалов — «Цитадель» Арчибальд Кронин

o-o.jpeg И снова перед нами роман Арчибальда Кронина. В этот раз мы имеем дело с гораздо более приятным персонажем — Эндрю Мейсон «самых честных правил».

Его можно назвать «врачом от Бога»: он так быстро учится, развивается и совершенствуется, что оставляет далеко позади своих ослепленных жаждой наживы коллег, приверженцев старых неэффективных методов. В отличие от них, он на первое место ставит здоровье и благополучие пациентов и искренне хочет помочь каждому обратившемуся к нему больному.

С течением времени он завоевывает себе не только имя в мире медицины, но и, что самое ценное, — сердца своих пациентов.

Естественно, что у такого достойного человека должна быть не менее достойная спутница жизни. Его жена, бывшая школьная учительница Кристин, становится идеальной супругой талантливого и целеустремленного Мейсона: она добрая, честная, поддерживающая, понимающая и сочувствующая. Они оба цельные натуры, стремящиеся к свету, справедливости и труду.

«Она переносила все неудобства и невзгоды так бодро, с такой веселой кротостью. Она любила его, верила в него, во всем на него полагалась. В нем росла великая решимость, оправдать ее доверие, доказать ей своей работой, что она не обманулась в нем».

Что же могло пойти не так в этой прекрасной и гармоничной паре? Обзаведясь частной
практикой и почувствовав вкус «легких» денег, Эндрю поддается жажде наживы и стремлению к роскоши. И становится одним из тех врачей, которых раньше так сильно презирал.

«Есть хорошие люди, которые стараются делать настоящее дело, работают честно, добросовестно, но остальные попросту шакалы. Так я называю тех, кто проделывает ненужные впрыскивания, вырезает гланды и аппендиксы, которые человеку не мешают, тех, которые перебрасываются между собой пациентами, как мячом, а потом делят барыши, делают аборты, рекомендуют псевдонаучные средства, в вечной погоне за гинеями».

Ну а вслед за этой духовной деградацией следует и измена: непременным атрибутом роскошного образа жизни является шикарная любовница, и чем дороже она обходится, тем лучше.

«Но Эндрю не чувствовал себя счастливым. Он казался себе презренным глупцом, ненавидел себя и, разочарованный испытанными ощущениями, в то же время боялся возвращения в свою душную комнату, боялся одинокой постели, в которой не находил покоя. В сердце его был холод, в мозгу кипели ранящие мысли. Перед ним вставали воспоминания о мучительном блаженстве его первой любви к Кристин… Но он яростно отгонял их».

Раскрывать все карты дальше не буду, скажу только, что за душевными метаниями Эндрю и их отношениями с Кристин наблюдать очень интересно: Кронин величайший знаток человеческой души.

12. Измена как преклонение перед красотой — «Гений» Теодор Драйзер

o-o.jpeg Художник Юджин Витла, как натура творческая, всегда был неравнодушен к красоте в любом ее проявлении. Особенно ярко его стремление к прекрасному проявлялось в его отношениях с женщинами.

«‎По натуре он мечтатель, влюбленный в красоту, влюбленный в любовь, и что ему несвойственно хранить верность какой-либо одной женщине — кроме единственной, несуществующей».

Будучи сам весьма привлекательным молодым человеком и интересной личностью, окруженной романтическим ореолом художника, он без труда очаровывал пленивших его девушек. И конечно же, очаровывался сам, вновь и вновь, каждый раз веря, что вот это уж точно самая настоящая любовь.

«В четвертый или пятый раз в жизни Юджину казалось, что он страстно, отчаянно, безумно влюблен».

Разумеется, такой человек как Юджин совершенно не годен для семейной жизни, но когда это кого-нибудь останавливало? Очередная любовь всей его жизни Анджела очень долго ждала предложения руки и сердца. Хотя, если точнее, предложение-то поступило довольно быстро, а вот привести это благочестивое намерение в действие Юджин не торопился, увлекшись новой пассией.

В конце концов, Витла женится на Анджеле из чувства жалости, а это довольно плохое подспорье для счастливого брака. Естественно, он не оставляет своей привычки увлекаться многочисленными прелестницами из своего окружения и каждый раз твердит себе: «Разве что-то может сравниться с тем счастьем, какое приносит любовь!»

Но, думаю, супруга вряд ли сможет разделить его глубоко оптимистичный настрой по поводу любовных чувств. «Как могла она полюбить его? Как может она любить его сейчас? О, сколько в жизни ужаса, несправедливости, жестокости, позора! Подумать только, что ей суждено быть втоптанной в грязь вместе с таким человеком! Какая обида! Какой срам!»

Даже трагедия не способна полностью избавить Юджина от его неистового любовного пыла, хотя, надо отдать ему должное, он стал гораздо благоразумнее и сдержанней в своих порывах.

«Если человеческие чувства быстро притупляются под действием часто повторяющихся впечатлений, то столь же свойственно им преувеличивать красоту и прелесть непривычного. Раз это ново, то должно быть лучше, чем все, что было раньше».

13. Измена без причины — «Долина кукол» Жаклин Сьюзан

o-o.jpeg Можно долго рассуждать о природе полигамности некоторых человеческих особей, но я уверена,что если спросить их самих о причинах их измен, они не найдутся с ответом.

У одной моей знакомой муж, когда косячит, всегда говорит «Так получилось». И неважно, что именно он сам непосредственно приложил руку к совершенной ошибке или упущению.

Этот универсальный ответ-оправдание вполне подошел бы для мужа главной героини романа «Долина кукол». Почему Лайонелл изменил своей красавице-жене, которая поддерживала его в профессиональном начинании, дала средства на развитие бизнеса, родила ему дочь и искренне любила и заботилась? Так получилось!

Так получилось, что он завел шашни с близкой подругой жены Нили. Так получилось, что он врал ей о своих планах и местонахождении. Так получилось, что в ночь, когда их маленькая дочь страдала от очень высокой температуры, он не смог приехать домой — был у любовницы. Так получилось один раз, второй, следующий… Потом так получилось с другой женщиной… И снова…

В конце концов, от любви Анны, которая заставила ее идти на дипломатические уловки и притворство ради спасения семьи, не остается ни следа. Остается одно лишь только равнодушие, а душевную боль, если она всё-таки появится, можно заглушить таблеткой секонала.

«Анна продолжала лежать, не шелохнувшись, пока они не ушли. Затем встала и оправила платье. Она прошла в ванную и приняла красную «куколку». Как ни странно, никакой паники она не испытывала. Значит, теперь это Марджи Паркс… Она подумала, что на этот раз ей не так больно. Она по-прежнему любит Лайона, но любит уже меньше. После того, как Нили ушла из его жизни, он стал к ней внимательнее, чем когда-либо. Однако ощущения триумфа она не испытывала. Что-то или какая-то часть ее самой ушла вместе с Нили. А теперь она знает, что всегда найдется какая-нибудь нили или какая-нибудь марджи… но всякий раз это будет все менее болезненно, и после этого она станет любить Лайона еще меньше, до тех пор, пока не останется ничего — ни боли, ни любви».

14. Измена из-за настоящей любви — «Мосты округа Мэдисон» Роберт Джеймс Уоллер

o-o.jpeg Я, как ярый противник любых измен, не ожидала, что так проникнусь романом Роберта Джеймса Уоллера.

История любви Франчески и Роберта написана так трогательно, красиво и поэтично, что не возникает ни капли сомнения: это и есть настоящая любовь. Но вся трагедия в том, что они встретили друг друга слишком поздно…

Кажется таким странным, что главных героям понадобилось всего лишь 4 дня, чтобы не просто влюбиться, а полюбить друг друга искренне, глубоко и на всю жизнь. Но чем больше ты проникаешься историй и чувствами героев, тем больше осознаешь, насколько их отношения гармоничны и прекрасны.

Они понимают друг друга без слов, улавливают малейшие оттенки чувств и эмоций, они по-настоящему родственные души. Один из таких моментов их полного взаимопонимания, когда Роберт называет запах готовящегося ужина спокойным? А Франческа, поначалу удивившись такому странному эпитету, спустя секунду мысленно соглашается с ним.

«После всех свиных отбивных, бифштексов и ростбифов, во множестве поедаемых ее домашними, этот ужин и в самом деле был спокойным. Ни одно звено в длинной цепи, которую проходит пища, прежде чем дойти до стола, не несло в себе насилия. Разве что, может быть, выдергивание овощей с грядки. Рагу спокойно тушилось и спокойно пахло. Спокойным было все в ее кухне в этот вечер».

Роберт и Франческа — глубокие и цельные личности, чьи помыслы и стремления направлены к поэзии, романтике, истине, знанию, ко всему прекрасному, что есть в этом мире. Оба героя не находят отклик в окружающей среде, они оба одиноки. Даже Франческа, несмотря на ее любящую и дружную семью, чужда жизни обитателей округа Мэдисон. И это одиночество еще теснее связывает их друг с другом.

А еще Франческа только после знакомства с Робертом осознает, насколько несчастна в браке. Ее муж, для которого секс настолько грязное занятие, что ему стоит предаваться не чаще одного раза в два месяца, и который называет жену, купившую серьги, «похожей на проститутку» — вряд ли может считаться пределом мечтаний.

Разве рядом с ним можно чувствовать себя любимой и желанной? А вот в объятьях Роберта Франческа именно так себя и ощущает.

«Сейчас мне совершенно ясно, что я давно уже шел к тебе — а ты ко мне, хотя мы и не подозревали о существовании друг друга. Какая-то бездумная уверенность, скрытая глубоко под нашим неведением, и привела нас друг к другу. Как две одиноких птицы, мы парили над великой равниной, подчиняясь некоему небесному расчету, и все годы, прожитые нами, нужны были для того, чтобы мы наконец встретились».

Можно ли винить Франческу и Роберта за всё, что было между ними в эти 4 дня, и за ту любовь, которую они пронесли сквозь года? Неужели они не искупили свою вину перед семейством Джонсонов годами, которые провели в разлуке…

Для меня эта история любви — одна из самых чувственных, волнующих и трогающих душу.

Текст: колумнист Софья Петрова

В группу Статьи Все обсуждения группы
108 понравилось 42 добавить в избранное

Комментарии

Сколько прекрасных книг о любви!)

+7
Ответить

Спасибо!

+5
Ответить

shaoyafei, Читала где - то две трети книг, из названных Вами. Надо посмотреть оставшиеся!)

+3
Ответить

Какая красота, спасибо. Соня!

Я только девять из четырнадцати твоих книг читала и мне никогда не пришло бы в голову классифицировать измену подобным образом.  А ведь  правильно, не пытаться валить все в одну кучу, навешивая ярлыки, разбираться в каждом отдельном случае.

+8
Ответить

majj-s, "Чувства Анны к Алексею носят явно нездоровый характер, некоторые признаки очень явно свидетельствуют о наличии любовной зависимости. Это постоянные мысли о любимом человеке, игнорирование собственных интересов и интересов других близких людей ради предмета обожания. Это чувство эйфории и счастья, когда партнер рядом, и тоска с печалью, когда он далеко. Постоянный контроль, ревность и вместе с тем готовность терпеть всё плохое от любимого человека, лишь бы он оставался рядом."

А может быть любовь без любовной зависимости?

"Такой тип привязанности характерен для людей с пограничным или истерическим расстройством личности. ...Поэтому на месте Вронского мог бы оказаться любой другой красивый мужчина, достаточно одного знака внимания — и чувственная, противоречивая, импульсивная натура Анны немедленно отозвалась бы на призыв."

Думаю, что это не так.

+4
Ответить

N_V_Madigozhina, Тут я с вами совершенно согласна.  И Анна изначально не из женщин, слабых на передок (уж извините за вульгарный оборот). И там была любовь.

Другое дело, что любовь всегда за пределами нормы.

+4
Ответить

majj-s, К сожалению, Вы правы. Способность к настоящей любви - редкое явление, поэтому глубокое чувство можно сказать "за пределами нормы".

+3
Ответить

majj-s, Вот именно. В каждом отдельном случае, а здесь идет весьма условная и спорная типизация...

+2
Ответить

N_V_Madigozhina, Мне кажется, наоборот, классификация не исчерпывающая, но отменно сделанная. И это тот случай, когда можно дополнять своими примерами.

Например, адюльтер потому что так принято, стыдно не иметь любовника/любовницу, могут заподозрить в непривлекательности

Измена из сострадания к мукам безнадежно влюбленного поклонника

Измена как средство отогреться в своем одиночестве и напитаться жизненной силой от молодого партнера

Измена для спасения жизни в экстремальных условиях

И я думаю,  Сонина статья, может стать не только началом интересной книжной подборки, но и действенной помощью тому, кто переживает последствия  измены и ищет совета, поддержки.

+11
Ответить

majj-s, Мы тут недавно обсуждали "Гранатовый браслет" Куприна. Воон "angelofmusic" наверняка помнит! И как хорошо, что Вера не изменила своему мужу из сострадания к мукам безнадежно влюбленного поклонника!)

+7
Ответить

N_V_Madigozhina, Тоже вспомнила Браслет. Но там  не про возможную измену, вообще не про реальные отношения. Там так.

o-l.jpg
02:43
0
Ответить

majj-s, Измена там была невозможна, это правда - Вера любила своего мужа. А вот по отношению к чувствам Желткова мнения спорящих на форуме разделились... Но для автора такая любовь - редкость и реальность.

+2
Ответить

N_V_Madigozhina, То обсуждение сильно походило на "суд над литературным героем" из первых послереволюционных лет.

+3
Ответить

majj-s, Иногда в средней школе и до сих пор подобные уроки - суды устраивают...)

+1
Ответить

Классно написано!)

Но вот что касается Моэма - люблю его рассказы и экранизации по нему, а вот романы - неее)

+4
Ответить

angelofmusic, А у меня с точностью до наоборот.  "Театр" прочла еще в детстве, половину не поняла. но все равно полюбила. "Узорный покров" слушала аудиокнигой на английском года три назад и прям кайфовала, когда из слов чужого языка сами собой появлялись картинки. А от "Непокоренной" всю жизнь потряхивает.

+2
Ответить

majj-s, Ну, "Непокоренная" всё же рассказ)) А я обожаю советскую постановка "Театра", а роман - мне очень нет)))

0
Ответить

angelofmusic, Разрисованная вуаль? )

+1
Ответить

ShiDa, Не, "Театр", "Луна и грош"))

0
Ответить

Очень интересная статья! Спасибо большое!)

+2
Ответить

Измена - слово с негативной окраской, но если приглядеться и забыть на минуту о предрассудках, то измена - это попытка человека осчастливить себя, внести в жизнь хоть какую-то радость и смысл

0
Ответить

За статью большое спасибо.

0
Ответить

И Разрисованную вуаль?!

0
Ответить

В любви секс - это еще не все, но все - ничто без секса. Судьбу союза М и Ж решает похоть, т. е. аппетит промежности к анально-генитальному осквернению партнера. «Анальный, уретральный – это эротические формы ненависти» (Р. Столлер). Пока есть что унижать, любовь жива. Наличие диссонанса между реальными или воображаемыми достоинствами партнера и грязью промежности - вот условие сохранения любви. «Любовь – всего лишь грязный трюк, который проделывают с нами исключительно для продолжения рода человеческого». «Думаю, что едва ли найдется человек, сексуальная жизнь которого, будь она обнародована, не вызвала бы у окружающих удивления и ужаса» (С. Моэм).
Ощутив в половом влечении скверну, человечество сочло это грехом и немедленно озаботилось его оправданием и сокрытием. «Доктрина о первородном грехе и есть в сущности попытка объяснить возникновение темной духовности в человеке» (В. Зеньковский). Создатель, cовместив органы размножения с органами испражнения и предоставив человеку возможность испытывать «злую радость» от осквернения другой личности, полагал, видимо, что лучшей гарантии сохранения вида он не найдет. Пресловутую полигамность, вытекающую из глубинного – «можно ли хотеть то, чем обладаешь?» и «…нам нужна новизна» (Э. Перель), – также можно объяснить желанием не осеменить, а осквернить. И чем больше – тем лучше, поскольку осквернительный потенциал похоти обычно быстро угасает «в баланде супружеских объятий» (П. Брюкнер). «Все утомляет, даже то, что тебя любят» (А. Моруа). «Чаще всего новых впечатлений ищут в чужих постелях, ибо замена полового партнёра освежает возбуждающее чувство стыда. Но чем чаще это происходит, тем меньше остроты приносит очередная смена» (С. Варакин). «Если женщина не делает качественный, глубокий минет, не приемлет анальный секс и не глотает сперму, она не выдерживает конкуренции с соперницами и часто надоедает мужчине, и он уходит к другой, третьей, пока не находит женщину, правильно понимающую свое природное предназначение – быть источником наслаждения для мужчины» (А. Аленин). Если бы мы "любили" не промежностью, все было бы не столь катастрофично. «Совестливый «при виде девушек сразу чувствует себя подлецом» (Г. Малкин): «...когда я слышу распространенное ныне выражение «заниматься любовью», меня коробит и становится стыдно за всех мужчин» (Б. Диденко). «Я уверена, что ни одна девушка не пошла бы к алтарю, если бы знала все» (Виктория, английская королева).
Мужчина – психолог: «любовь является прикрытием для насилия» (Р. Лейнг).
Женщина – психолог: «секс – дело грязное, приберегите его для того, кого полюбите» (Э. Перель).
«А стали бы люди обременять себя сексом, если бы вы отняли у них мечты об унижении и мести?» (Д. Стейд).
https://proza.ru/2020/04/01/522
https://proza.ru/avtor/georgiyse5,
картинка GeorgijSergatskij

-2
Ответить

"Габриэла" - девушка с низкой социальной ответственностью? ну, не могла она понять почему, если хочется, нельзя спать с несколькими мужчинами? дитя Бразилии... хотя героиня напомнила мне Бриджит Бардо и её книгу "Инициалы ББ", почему она всегда всем изменяла, даже если любила? "...Я любила Жан-Лу безумно, любила так, как больше, возможно, не любила никого, но тогда я этого не знала, я была молода, во мне кипела жажда жизни, не терпевшая ни принуждений, ни компромиссов. Компромисс — это смерть, а я хотела ЖИТЬ..."

+1
Ответить
`