Книга в подборках

Книги, от прочтения которых становится плохо и не по себе
На портале The Question вчера наткнулась на такой вопрос: От прочтения каких книг вам стало реально плохо и не по себе?
В подборку включаю книги, которые были…
DagmaraD
livelib.ru
Что курил автор? или самые глюкнутые произведения
При чтении некоторых книг возникает ощущение, что Такое могло прийти в голову только в состоянии измененного сознания. Никого не хочется обидеть, это всего…
sleits
livelib.ru
Книги, в которых встречается каннибализм.
Составим подборку книг, в которых хотя бы просто встречается каннибализм. Не обязательно, чтобы это было основной темой произведения.
Fraken
livelib.ru

Рецензии читателей

1 октября 2015 г., 12:02
4.5 /  2.379

Одна моя знакомая с пеной на губах доказывает, что Сорокин вообще (и в "Настеньке" в частности) троллит. Дескать вот он написал, чтобы все такие до черта филологи и любители покопаться в постмодернизме полезли искать глубокий смысл, а он такой над ними возвышается до черта манипулятор, хахаха, как я вас ловко провёл, вы тут у меня поплясали под мою дудочку, ну или наелись чего-нибудь из "Нормы".

Разумеется.

Разумеется Сорокин троллит. И возвышается, и хихикает. Но есть одно огромное "но" — этим наполнение повести не исчерпывается, потому что современная литература давно ушла уже из того одномерного пространства, когда одно произведение несло только одну функцию, иллюстрировало только одну идею да и вообще автору можно было сказать только что-то одно, да и то предельно понятно. Наш постмодернизм изрядно припозднился, но всё же многоходовочки догнал. Начиная с Сорокина, но им не заканчиваясь.

Поэтому, конечно, Сорокин троллит. И в "Настеньке", и в "Норме", и в остальных своих произведениях. Конечно, он просчитывает реакции читателя: у фиалок сразу бомбанёт и надо будет бежать помыться, у спгсников будет зашквар в глубокомысленных трактовках, не_такие_как_все начнут восхвалять или поносить автора в зависимости от нынешней моды (точнее, отталкиваясь от противного, но это ведь то же самое), пафосники будут пытаться охватить взглядом все доступные им слои понимания, как это делаю я; роли распределены, спектакль начался. Беря в руки произведение постмодерниста, сразу надо быть готовым к тому, что этим самым ты как бы подписал читательский контракт: ты включаешься в спектакль, режиссёр тебя по нему ведёт - и не исключён вариант, что весь спектакль пойдёт насмарку не из-за сомнительного режиссёра, а из-за твоей собственной дурной или пошлой игры. Контент "Настеньки/Насти" нарочит и аляповат почти до утрированности, но всё-таки находится где-то на грани. Мне кажется, что Сорокина можно не любить по множеству причин, но не признать в нём блестящего стилистического таланта просто невозможно. Балансирование на той тонкой грани, когда вроде уже пошло, но ещё не противно, постоянно какой-то дискомфорт от стандартных (не слишком ли стандартных?) формулировок и описаний. В мире Сорокина чувствуешь едва уловимую фальшь, но никак не можешь определить, откуда именно она идёт, так что когда включается авральный режим и отовсюду сыпятся кишки, кровь, непонятные звукосочетания и невнятица, то вздыхаешь посвободнее. Чувствовал, чувствовал. Закончись всё милотой, и это неудовлетворённое чувство непорядка так и свербило бы ещё долго, как больной зуб.

Помимо троллинга автор немало вложился в Настеньку, и тут самое время примерить на себя одну из читательских ролей, того самого спгсника, и попроецировать происходящее на собственные ассоциации. Я побуду немножко эгоистом и не буду говорить о том, что можно увидеть в повести вообще, расскажу, каким боком она зацепила именно меня (так что если вы помните собственные экспрессионистические трактовки, то велкам в комменты, всегда интересно, что по поводу таких вещей думают другие люди с иным эмоциональным опытом).
Я человек простой, руки-ноги, голова и брюхо. Поэтому первая же зацепившая меня трактовка тоже очень простая. "Настенька", которую родные с любовью поджаривают и пожирают, всего лишь представляет собой грубоватое овеществление метафоры родительского, покровительского отношения к человеку (а к человеку женского пола - особенно, заметьте, что компашка строит планы на дальнейшие поедания тётенек и девочек, а мужичков гастрономическим вниманием обходит). Родственники в буквальном смысле слова пожирают девушку своей опекой. Да вы и сами, наверняка, с этим частенько сталкивались, как раз где-нибудь за семейным застольем под оливье и колбасную нарезку. Мама и папа без ножа взгрызаются в твое будущее и рассуждают о тебе, как о какой-то вещи, которую надо выгодно вложить под проценты или пристроить, дяди, тети и знакомые видят тебя раз в год как раз за подобным мерзким застольем, но тоже обязательно выскажут свое веское слово, и все поучают-поучают-поучают и говорят, что теперь надо это и это, а потом ещё вот то, а вот у Настасьи Николавны дочка-то ууу, уже трое детей, а твои деньки уходят, надо замуж скорее, ипотеку и шкаф-стенку, два телевизора и работу каждый день, вот я-то уже пожил и знаю такие вещи. Лучше бы на лопату и в печь в такой ситуации, чем смотреть, как из тебя по-живому выгрызают клочья, Настеньке ещё повезло.
Хотя это, конечно, далеко не единственный вариант прочтения.

С Сорокиным, конечно, буду играть ещё. В его правилах игры хотя бы всё по-честному. Да и, в конце-то концов, какой из авторов не манипулирует читателем? Если бы не манипулировали, то и писать книги вообще было бы незачем. Даже одномерные. А то, что от Сорокина так предсказуемо бомбит, — сплошной для него win-win, очень мало писателей способны поставить себя в практически беспроигрышную позицию, где самым худшим вариантом является вялое равнодушие к его творчеству, которое и не худший вариант-то даже, а просто статистическая погрешность для равновесия.

24 декабря 2014 г., 22:51

Это правдивая история.

Как-то, когда мне не было ещё и двадцати семи лет, я прочитал «Настю», перевозбудился и подсел на тяжёлые энергетики: редбулл и ягуар. В итоге настолько ими обпился, что мне удалили правую почку. С тех пор я даже кофе пить не могу.

А один мой знакомый, мы с ним в школе учились, в институте, но не закончили, - он тоже читал «Настю», бродя голым по лесу, дочитал до конца и от переизбытка чувств сел голой жопой на ежа, с криком вскочил и в панике провалился в охотничью яму с заострёнными кольями.

А другой знакомый, друг того, который сел на ежа, тоже прочитал «Настю», решил, что ему всё можно, пошёл и ограбил детский дом. Ему дали пять лет. Сидя в тюрьме он подумал, что неправильно понял месседж рассказа, пошёл в тюремную библиотеку и перечитал «Настю». Тут он почувствовал себя настолько грязным, что испытал настойчивое желание помыться с мылом. Пошёл в тюремный душ, но руки от чтения так тряслись, что он уронил мыло.

А ещё одна знакомая, бывшая жена того уголовника, что мыло уронил, после развода нашла себе нормального работящего мужика, родила от него тройню и как-то раз стояла на кухне, помешивая борщ, и читала «Настю». Читала-читала, да вдруг не сдержалась и блеванула прямо в борщ.

А другая подруга, приятельница той самой, которая в борщ наорала, решила не рожать, получила три высших образования, работала сначала свадебным фотографом, потом хаир-стилистом, потом менеджером среднего звена в одной крупной компании, потом топ-менеджером в одной компании поменьше, накопила себе на машину и квартиру и завела пятнадцать кошек редких пород. Сидела как-то она одна в своей полупустой феншуй-квартире под ионизатором воздуха и читала «Настю». Вдруг у неё не выдержало и остановилось сердце. Она так и умерла в кресле, а котики с голоду обглодали ей лицо и руки.

Другой мой друг, он стоил двух, он ждать не привык; был каждый день последним из дней. Он пробовал на прочность этот мир каждый миг – мир оказался прочней. Мой друг держался русла и теченье ловил подальше от крутых берегов. Он жил как все, он плыл как все, но прочитал как-то «Настю», и вот он приплыл: ни дома, ни друзей, ни врагов.

Но правильнее всех поступил ещё один мой хороший знакомый: он прочитал «Настю» и сделал всё в точности как там написано: пригласил гостей, зажарил живьём какую-то девицу, потом они её сожрали, аж за ушами трещало. Потом он произнёс семь заветных слов: НОМО, ЛОМО, СОМО, МОМО, РОМО, ХОМО и КОМО. Через некоторое время он стал президентом и вот уже пятнадцать лет управляет страной.

29 октября 2011 г., 16:37
1 /  2.379

Что это было...?

Я люблю жестокие книги. Что-нибудь вроде Паланика "Колыбельной", "Кишки" и тому подобного.
Но... Но что это?

Большего ужаса я не читала в жизни. "Настя" не то, чтобы противно, ужасно... Просто. Просто это тупое и унылое дерьмо.
Это - литература? И еще, знаете, эта книга состоит в списке "27 книг, которые нужно прочитать до 27 лет"
Прочтем, пожалуй о том, как девочек в наше время родители жарят и едят. А что, нужно знать такое до 27 лет. Нужно успеть до 27 лет разочароваться в литературе.

Все герои - сборище маньяков, якие сбежали из псих-больницы. У них своё общество, свои устои... Боже мой, да о чем можно говорить, когда...


Холодный нож вошел в лобок как в белое масло: дрожь склеившихся
волосков, покорность полупрозрачной кожи, невинная улыбка слегка раздвинутых
половых губ



Батюшка воткнул ложечку в глаз жареной головы, решительно повернул:
Настин глаз оказался на ложечке. Зрачок был белым, но ореол остался все тем
же зеленовато-серым. Аппетитно посолив и поперчив глаз, батюшка выжал на
него лимонного сока и отправил в рот.



Ну и то, чем является сама книга...

Наклонилась, подняла платье, спустила панталоны и присела на корточках.
Раздался прерывистый звук выпускаемых газов.
- Господи, какая я обжора... - простонала она.



Короче, это даже не противно. Это тупо. Убого.
Не тратьте время, не читайте.

27 ноября 2014 г., 18:04
3 /  2.379

Прежде чем приступить к чтению рассказа, я решила немного узнать про самого автора. Из биографии:

Владимир Сорокин - ведущий представитель концептуализма и соц-арта в прозаических жанрах.

"Любопытно", - подумала я. Ведь концептуализм - это литературно-художественное направление постмодернизма, предполагающее понимание определенного произведения не эмоциями, а интеллектуальным восприятием. Приведу слова одного из основоположников концептуального искусства, художника Джозефа Кошута:

Значение концептуализма заключено в коренном переосмыслении того, каким образом функционирует произведение искусства - или как функционирует сама культура... Искусство — это сила идеи, а не материала.

К чему я все это говорю? А к тому, что не следует принимать рассказ Сорокина "Настя" за образец чего-то кощунственного и мерзкого, или как некий опус в стиле хоррор. И вместе с тем, я понимаю, что невозможно рассудить "Настю" с объективной точки зрения, в силу слишком гадких и отталкивающих, даже вызывающий тошноту и ужас, описаний процесса, творимого над 16-летней Настей, затем во время застолья, а также остальных сюжетный вкраплений, не менее омерзительных.

Самый конец 19-го века, семья барина или помещика, одним словом, зажиточного человека с фамилией Саблин, растит дочь Настю. Сюжет допускает возможность определенной традиции съедения (скорее, пожирания) ребенка (дочерей в конкретном случае), когда он достигает 16-ти лет. Естественно, было бы неправильным понимать все описанное прямым текстом. Идея автора, как раз, в том, чтобы показать суть проблемы в контексте. Это не физическое насилие родителей над детьми, а моральное давление (см. термин есть поедом), уродующее их психику, и нередко ломающее жизнь и отнимающее право быть самим собой. И вот Настя из рассказа - та же жертва родительского эго, которая к 16-ти годам оказалась полностью уничтоженной, как личность - осталось нанести последние штрихи для полной готовности ( а-ля подавайте!).

Необычная, слишком необычная манера у автора сказать о главном! Я не согласна принимать истину через подобную символику - не мое! Очень много откровенно тошнотворных подробностей, особенно во время застолья, вплоть до того, что фантазия автора превращается в осязаемую реальность: слышится звук, запах и остальные эффекты.
Не понравились рассуждения собравшихся за столом псевдоинтеллигентов о философии и религии, о призвании и принципах, о высоком, о культуре и т.д.
Не понравилась явная грубость в стиле автора (местами!)
Не понравилась сцена принуждения, и секс как ключ к тому, что существует тип рогоносцев, который знает, что он рогоносец и гордо носит свои рога, как украшение, или аксессуар туалета.
А сорока - она в своем амплуа! Ее любопытство дорого обошлось человечеству...

Итог: мне было неприятно выискивать истину в куче неприглядного мусора, скажу так. Символику поощряю. Но в таком оформлении... Не мое!
Хотя... не исключаю факта возвращения к творчеству Сорокина. Слишком сильно во мне искушение относительно одного произведения. Насколько же противоречива человеческая натура! ))

П.С. Абсолютно не для слабонервных и не для впечатлительных! Обходите стороной! Даже не допускайте мысли посмотреть одним глазом.

Дальше...

4 марта 2013 г., 20:01
4 /  2.379

Концептуализмус-концептуалиссимус.

Если смог выговорить, то твой речевой аппарат работает хорошо.
Из этого может следовать что угодно, например, что ты - вкусный.

Рекомендую, господа!


Всем, всем, всем! Подробное руководство в приготовлении ужина, специально для гурманов, эстетов и прочего быдла.
Чтобы не испортить удовольствие от чтения, не обращайте внимания на незнакомые слова на чужеродном языке (как то Nietzsche, например).
Да и вообще ни на что не обращайте внимания, кроме пленительного запаха нежно-молодого жареного мяса, брызжущего прозрачным, как капля чистой горной реки, соком.
Так-то далеко не в каждой книжке можно встретить искусное описание настоящего русского пира. Я бы сказала, традиционного русского пира.
Конечно, есть там и всякая ненужная ерунда, типа гегелей, моралей, гвоздиков и латинских буквочек. Но что нам до этого, когда дымящаяся хрустящая корочка... Когда тающие на языке потрошки...

Кстати, а вы обычно мясо уже с приправами готовите или во время еды перчите и поливаете соусом?
А гостей зовете, делитесь, или растягиваете на всю неделю, храня в холодильнике?
У Сорокина там все щедрые, всем со всеми делятся.

Недостатки: что-то я не заметила никаких конкретных советов по поводу жареного мозга. (Или проглядела? Не мудрено ведь отвлечься на аппетитные фантазии при таком повествовании). А ведь мозг - это важная часть тела, хоть сырого, хоть пареного.

В общем - непременно к прочтению тем, кто интересуется национальной кухней.
И сорокам.

Раз приходит он ко мне,
Говорит: - Послушай!
Искупался я в говне
И запачкал душу!...
5 сентября 2014 г., 22:18
0.5 /  2.379

Честно говоря большего бреда мне читать не приходилось. Такая хрень, что я не знаю, как дочитала. Автора этой писанины писателем явно нельзя назвать. Ну что это такое? -

...оттолкнулась от квашни няниного живота...
...Дочь поцеловала мать в нестарую щеку...
...Настя поцеловала его в просвет между черной бородой и крепким носом...
...У одного в ноздре дрожала молочного цвета сопля...
...Из Насти потекла моча, вскипела...
...А мы чичас прикроем и пущай печется. - Смотри, не сожги мне дочь...
...Язык лежал мясистым знаком вопроса...
...хрустел оплавленной кожей мизинца Лев Ильич...
...хрустел Настиным носом отец Андрей...
...заговорила вдруг Арина, вынув изо рта лобковый волос Насти...
...Есть свою дочь - божественно.. .
...В октябре-то под водочку под рябиновую как захрустит наша Аринушка - у-у-у! ...
...Неслышное падение теплого кала, нарастающий слабый запах, сочный звук...
...Кал лежал на траве. Сорока глянула на него, вспорхнула, села рядом с калом, подошла. В маслянистой, шоколадно-шагреневой куче блестела черная жемчужина. Сорока присела: кал смотрел на нее единственным глазом....

У меня всё.

30 марта 2016 г., 23:45
4 /  2.379
Другой мой друг, он стоил двух, он ждать не привык; был каждый день последним из дней. Он пробовал на прочность этот мир каждый миг – мир оказался прочней. Мой друг держался русла и теченье ловил подальше от крутых берегов. Он жил как все, он плыл как все, но прочитал как-то «Настю», и вот он приплыл: ни дома, ни друзей, ни врагов.
951033

Дожилась. Может от того у меня ни дома, ни врагов, да и с друзьями скудно?
Скажите, прочесть и понять Владимира Сорокина - это диагноз? Или остатся на что-то надеяться?
С одной стороны это про феминизм, вернее про его отсутствие. С другой - про овеществленную евхаристию, ибо вкушать мясо девицы свежеосвежеванной так просветленно можно только при участии батюшки.
Дорасти до 16 лет, что твою руку отдали жениху, или чтобы тебя испекли на печи - это про девятнадцатый век и ранее, товарищи. Настя - героиня русских народных сказок, Настя - героиня руского экшена. "Анастасия" - воскресшая, вечно оживающее женское начало, что несёт жизнь и стремится даровать и прощать.
Замысел хорош, но ничто не ново в сим подлунном мире.
Исполнение? Вы видели русский годный артхаус? Вот и я нет.
Хорошо отображено состояние принесённой в жертву и мучительно-сладостное ожидание иных. Агнцы, бредущие на заклание. Девицы, ожидающие момента, когда они исполнят свою земную роль.
Как говорится: "Радуйся, если тебя едят с аппетитом".
По сути, книга стала историческим артефактом, ибо демонтрирует нам, как страшно было жить в прошлые века, где твои рука/живот/душа всеело принадлежали вкусителю жизненных соков, что насыщали, даровали, уходили. и оставляли без руки, красоты, души. Во имя...семьи?
Правила поведения девушки во время приготовления:
1. Не сопротивляйся, когда тебя готовят;
2. Повернись бочком, чтобы стать прожаристее;
3. Не разговаривай за едой;
4. Не смущай гостей недовольством процесом твоего приготовления;
5. Даруй тело своё и кровь свою всем, желающим (причаститься) присовокупиться;
6. Воскресни

3 марта 2013 г., 21:28
1 /  2.379

О, да чего теряться то! Никогда не писала рецензий на то, что не понравилось. И вот поняла, что мне дико необходим такой опыт. До критиков мне, конечно, далеко, но написать то рецензию ничто не мешает.

Ура! Таки наконец-то нашлось произведение, которому с чистой совестью могу поставить оценку «1», которое я не могу посоветовать читать кому-то и которое "чуть было не отвратило меня от чтения". Потому что подобную литературу читать мне не стоит. Я бы с ней даже в туалет не пошла, видимо настолько я считаю себя чистой и непорочной дамой. Если не так, то уж точно не той, которая будет восхвалять это произведение; меня от него откровенно блевало.
Чтобы написать рецензию, мне даже пришлось немного вспомнить, о чём книга, кроме как о том, что там какие-то каннибалы. Самое мерзкое и тошнотворное из всего, что когда-либо было мной прочитано. Может я не доросла до высокого штиля Сорокина, до понимания гениальности его мыслей и образов, до восприятия его аллегорий. Может я девушка, воспитанная на классике, а это для меня входит в раздел "антиклассики". Все может быть. У меня ещё и развит материнский инстинкт на должном уровне, и мне просто не понять, как ради развлечения можно отпилить своему ребенку руку и радоваться, и вообще мысль о поедании ребенка да и человека в целом, кажется как минимум аморальной, как максимум - достойной электрического стула. Всё это вызывает во мне ярость, тошноту, и непонимание, как ЭТО можно отнести к литературе вообще. Анти-литература. Сразу вспомнила адский флуд на эту тему.
Может я очень впечатлительная, что имеет место быть. Но вообще странно, что кому-то эта книга нравится, даже с учетом, что все мы разные, что у всех свои потребности и запросы.
Мне было бы проще отключить сознание и воображение и читать эту книгу просто как набор букв, слов, предложений, не сопоставляя их со своей картиной идеально и даже реального мира. Начало не вызывает никаких отвращений: природа, дача, помещики, солнце, дети, шестнадцатилетие, любовь, семья. Всё нормально - ничто не мешает читать дальше.
Однако потом я вспоминаю лишь лопату, печь, родителей, которые жрут свою дочку, причмокивая. Не понимаю, чего они ждали шестнадцатилетия, если так хотели доченьку то съесть. Раньше надо было, пока совсем юная и чистая. Причём всё описано в ярких красках и с деталями. Это чтоб такие вот как я могли представить себе такую ситуацию. Или не представить, а просто прочитать, а фантазия уже сама выстроит всё, что нужно.
В конце Настеньку съели. Все счастливы и довольны.
Сюжет, ты где? Мораль, ты где? Разум, ты где? Смысл, ты где? Возраст, ты где?
Оказывается позже, что произведение "Настенька" нравится многим людям, что кто-то считает его гениальным и особо поучительным (видимо, я далека от таких людей). Кто-то говорит, что это произведение весьма невинно, ибо надо дальше ознакомиться с Сорокиным. Нет уж, спасибо. Я, конечно, не берусь судить о человеке по одному произведению, но Сорокин попадает под такую категорию.
А ещё Сорокин не просто мужик и альфа-самец-извращенец, он ещё и отец. Хотел бы он, чтобы его дети такое читали, или он хочет это сделать с ними? Или что это? Больное воображение? А оказывается, теперь за него награждают премией "За особые заслуги перед российском литературой". Это вам не хухры-мухры, и даже не Набоков с его "Лолитой" и не популярные нынче "Оттенки серого". Нет. Это там и рядом не валяется.
А ещё... молодежный журнал Seventeen включил "Настеньку" в список из 27 книг, которые обязательно надо прочитать, поставив ее в один ряд с такими произведениями как "Алые паруса", "Джен Эйр" и "Над пропастью во ржи". Грустно, товарищи, грустно.

5 октября 2011 г., 21:49
2 /  2.379

Собираю различные списки книг, рекомендованных к прочтению, и вот наткнулся как-то на один под названием "27 книг, которые необходимо прочитать до 27 лет". Хм...интересно. И есть в нем рассказ Сорокина "Настя". Или "Настенька", не знаю точно. Так вот, в списке каждая книга снабжена комментарием, почему ее надобно прочесть. Про сие творение там сказано вот что:

...следует читать сразу после окончания школы, когда сердце еще томится тургеневской негой и бунинской печалью. Рассказ “Настенька” отличается от “Темных аллей” точно так же, как взрослая жизнь от детства. И уж если начинать взрослую жизнь, то с рассказа “Настенька”...


Я не только что закончил школу, но все-таки прочитал. И знаете, хочется плюнуть в лицо составителей списка и сказать "А идите-ка вы знаете куда!". Чуть не вывернуло, честное слово... Начинать взрослую жизнь говорите с этого рассказа? Да тут особо впечатлительным вообще жить не захочется! Отвратительно...

26 октября 2013 г., 18:42
5 /  2.379
Давайте есть, господа, пока Настя не остыла! — Саблин заложил себе угол салфетки за ворот. — На правах отца новоиспечённой я заказываю первый кусок: левую грудь!


Однозначно это шедевр. Читая страницу за страницей, у меня было странное чувство. Восхищение? Шок? Удивление? Владимир Сорокин выбрал весьма неординарный стиль для рассказа, который цепляет, который сразу запоминается и не оставляет читателя флегматичным. Ставлю высокую оценку за тот эффект, когда произведение может вызвать восторг и одновременно резкую неприязнь у читателей, которые дословно и буквально воспринимают его, не успев переварить прочитанное.

Заставляет задуматься тот момент, когда гости и родители едят Настеньку и спокойно ведут беседу на тему философии, религии, цитируя Ницше. Готовый труп Настеньки - это просто метафора, это просто образ. Нет никакого трупа, но есть человеческое безразличие и иерархия ценностей взрослых людей, "пожирающих" своих детей. Спасибо автору за впечатление от чего-то неожиданного и странного.

все 100 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг произведений
• Самые популярные книги
• Книжные новинки