Цитаты о зиме — стр. 11

20 июля 2010 г., 10:48

Лис в жизни знал только одну великую радость — жить в этом мире, двигаться вместе с планетой, утопать в снегах зимой, бегать по лужам летом, рыть ходы в сугробах и спать в траве под свист перепелок и мигание звезд. Не было для него ни большей радости, ни меньшей. Просто Лис не был человеком.

10 июля 2013 г., 15:41

Капитан Гуль, хороший метеоролог, научил его понимать показания барометра. Мы вкратце расскажем, как надо пользоваться этим замечательным прибором.

«1. Когда после долгого периода хорошей погоды барометр начинает резко и непрерывно падать — это верный признак дождя. Однако если хорошая погода стояла очень долго, то ртутный столбик может опускаться два-три дня, и лишь после этого произойдут в атмосфере сколько-нибудь заметные изменения. В таких случаях чем больше времени прошло между началом падения ртутного столба и началом дождей, тем дольше будет стоять дождливая погода.
2. Напротив, если во время долгого периода дождей барометр начнет медленно, но непрерывно подниматься, можно с уверенностью предсказать наступление хорошей погоды. И хорошая погода удержится тем дольше, чем больше времени прошло между началом подъема ртутного столба и первым ясным днем.
3. В обоих случаях изменение погоды, происшедшее сразу после подъема или падения ртутного столба, удерживается весьма непродолжительное время.
4. Если барометр медленно, но беспрерывно поднимается в течение двух-трех дней и дольше, это предвещает хорошую погоду, хотя бы все эти дни и лил, не переставая, дождь, и vice versa (наоборот). Но если барометр медленно поднимается в дождливые дни, а с наступлением хорошей погоды тотчас же начинает падать, — хорошая погода удержится очень недолго, и vice versa
5. Весной и осенью резкое падение барометра предвещает ветреную погоду. Летом, в сильную жару, оно предсказывает грозу. Зимой, особенно после продолжительных морозов, быстрое падение ртутного столба говорит о предстоящей перемене направления ветра, сопровождающейся оттепелью и дождем. Напротив, повышение ртутного столба во время продолжительных морозов предвещает снегопад.
6. Частые колебания уровня ртутного столба, то поднимающегося, то падающего, ни в коем случае не следует рассматривать как признак приближения длительного; периода сухой либо дождливой погоды. Только постепенное и медленное падение или повышение ртутного столба предвещает наступление долгого периода устойчивой погоды.
7. Когда в конце осени, после долгого периода ветров и дождей, барометр начинает подниматься, это предвещает северный ветер в наступление морозов».

1 марта 2013 г., 21:51

Его соседей-островитян, прежде всего, интересовал именно буран. Разрушенные доки, размётанные переборки на шхунах, рухнувшие на дома деревья, лопнувшие трубы и увянувшие в снегу машины, занимали жителей Сан-Пьедро гораздо больше, чем суд над человеком, которому грозила смертная казнь. Было просто не понятно, почему они придают такое значение явлению преходящему и второстепенному по важности. В отличие от природной стихии, это событие относилось к области человеческих отношений и было не просто стечением обстоятельств, а чем-то подвластным людским умам. Развитие этого события, его исход, значение и последствия – все зависело от людей.

22 февраля 2013 г., 10:31

Иногда мне было смешно читать в "Войне и мире" описание каких-нибудь обыденных фактах из нашей жизни. Например, я раз взяла руку Льва Николаевича и начала шутя целовать быстро косточки сверх кисти руки и приговаривать "январь, февраль, март, апрель" и так далее. Лев Николаевич это описал, заставив свою Наташу проделывать это с ее матерью.

1 апреля 2013 г., 13:44

Скоро опять начнется зима, обязательно начнет заваливать каким-нибудь снегом, вот увидишь, без этого им нельзя, им обязательно надо насыпать целую гору этой дряни, по которой потом радостно топчутся долгими декабрьскими утрами собаки, полицаи и другие придурки, и так до самой весны с небольшими перерывами на оттепель. Зимой все меняются, тупеют, что ли, вообще люди и летом особого желания общаться с ними не вызывают, а зимой они становятся просто невозможными, мужчины стараются натянуть на себя какие-нибудь стремные зеленые куртки, большие стремные зеленые куртки, они ходят в них всю зиму, как заведенные, и что ты им сделаешь, это все зима, летом никого не заставишь натянуть зеленую куртку, и не только потому, что летом вообще никто курток не носит, тем более зимних, просто летом люди как-то проще, им и в голову не придет такая глупость - натянуть на себя большую зеленую куртку и ходить в ней по улице, ужас какой.

11 сентября 2014 г., 12:13

"Весною — рассвет.

Всё белее края гор, вот они слегка озарились светом. Тронутые пурпуром облака тонкими лентами стелются по небу.

Летом — ночь.

Слов нет, она прекрасна в лунную пору, но и безлунный мрак радует глаза, когда друг мимо друга носятся бесчисленные светлячки. Если один-два светляка тускло мерцают в темноте, все равно это восхитительно. Даже во время дождя — необыкновенно красиво.

Осенью — сумерки.

Закатное солнце, бросая яркие лучи, близится к зубцам гор. Вороны, по три, по четыре, по две, спешат к своим гнездам, — какое грустное очарование! Но еще грустнее на душе, когда по небу вереницей тянутся дикие гуси, совсем маленькие с виду. Солнце зайдет, и все полно невыразимой печали: шум ветра, звон цикад…

Зимою — раннее утро.

Свежий снег, нечего и говорить, прекрасен, белый-белый иней тоже, но чудесно и морозное утро без снега. Торопливо зажигают огонь, вносят пылающие угли, — так и чувствуешь зиму! К полудню холод отпускает, и огонь в круглой жаровне гаснет под слоем пепла, вот что плохо!"

2 июня 2013 г., 09:49

Как трудно возвращаться назад, куда труднее, чем уезжать. Я возвращаюсь ради Мишеля, чтобы он обрел наконец свою землю и свое небо, чтобы почувствовал себя дома. А ведь ему, вдруг понимаю я, ровно столько же лет, сколько было мне, когда я поднялась на борт «Сетте фрателли». Разница в том, что сегодня, на самолете, нам понадобится всего несколько часов, чтобы преодолеть пропасть, отделяющую нас от нашей земли.

Она слышала шум воды и знала, что зиме пришел конец. Зима — это когда деревня стояла, окутанная снегом, белыми были крыши домов и луга, и длинные сосульки свисали отовсюду. Потом припекало солнце, и со всех крыш и балок, с каждого дерева начинало капать; капли, сливаясь, текли ручейками, ручейки стекались в большие ручьи, и вода бежала, весело журча, по всем улицам деревни.
Наверно, этот шум был самым давним ее воспоминанием. Она помнила первую зиму в горах и весеннюю музыку воды. Когда это было? Она шла по улице деревни между отцом и матерью, держа их за руки. Одну руку приходилось поднимать выше, чем другую: отец был такой большой. И вода текла со всех сторон, звуча этой музыкой, шелестя, пришепетывая, барабаня. Всякий раз, когда она это вспоминала, ей хотелось рассмеяться, потому что звуки те, нежные и чуть щекотные, были точно ласка. Она и тогда смеялась, идя между отцом и матерью, а вода в ручьях и водостоках вторила ей, журчала, звенела…

27 сентября 2015 г., 22:04

К сожалению, это необоснованное пристрастие к родовым наименованиям становится своеобразным трафаретом: некоторые авторы не задумываясь отдают предпочтение атмосферным осадкам, а не дождям, ливням, изморози, снегу, метели, зеленым насаждениям, а не сирени, жасмину, рябине, черемухе, водоемам, а не озерам, прудам, рекам, ручьям… Замена видовых категорий родовыми делает нашу речь бесцветной, казенной.

10 июня 2012 г., 16:16

Как она сказала тогда? «Это Москва, Мэтт... город чудес в стране чудес...» А Санкт-Петербург, имперский город, так не похож на Москву. Там была пряничная разноцветная иконопись, пропитанная ароматом ладана, разукрашенная золотом, - какая-то туземная архитектура! Там — магия врубелевского демона в Третьяковке, висячих садов декадентского ресторана посреди грязных улиц, чудовищного даже для стойкого британца мороза, скрипящего снега. Тут – прохладная, влажная и свежая весна, строгие как Верховный суд, классические здания, ажурные мосты. Красота этого города настолько изощрена, что кажется и строгой, и порочной одновременно. Тут люди изнемогают рассудком от полуночного света.

27 мая 2013 г., 16:40

На доске малиновой, червонной,
На кону горы крутопоклонной, —
Втридорога снегом напоённый,
Высоко занёсся санный, сонный, —
Полу-город, полу-берег конный,
В сбрую красных углей запряжённый,
Жёлтою мастикой утеплённый
И перегоревший в сахар жжёный.
Не ищи в нем зимних масел рая,
Конькобежного голландского уклона, —
Не раскаркается здесь весёлая, кривая,
Карличья, в ушастых шапках стая, —
И, меня сравненьем не смущая,
Срежь рисунок мой, в дорогу крепкую влюблённый,
Как сухую, но живую лапу клёна
Дым уносит, на ходулях убегая...

25 сентября 2013 г., 14:20

PS - в кавычках отрывки, без - целого произведение.

1. Хиросима

"В эту секунду в расплавленной мгле
рухнули все представленья о зле"



2. Человеку надо мало

Человеку надо мало:
чтоб искал и находил.
Чтоб имелись для начала
Друг - один
и враг -один...
Человеку надо мало:
чтоб тропинка вдаль вела.
Чтоб жила на свете мама.
Сколько нужно ей - жила..

Человеку надо мало:
после грома - тишину.
Голубой клочок тумана.
Жизнь - одну.
И смерть - одну.
Утром свежую газету -
с Человечеством родство.
И всего одну планету:
Землю!
Только и всего.
И - межзвездную дорогу
да мечту о скоростях.
Это, в сущности,- немного.
Это, в общем-то,- пустяк.
Невеликая награда.
Невысокий пьедестал.
Человеку мало надо.
Лишь бы дома кто-то ждал.



3. Горбуша

"Но в свой последний день,
в непостижимый час,
ноздрями ощутив последнюю грозу,
к порогу твоему
приду я, приползу,
приникну, припаду,
колени в кровь сотру...

Горбуша в сентябре
идет метать икру."


4. Отлив

Как будто бы обидевшись на берег,
от берега отходит океан.
Отлив...
Песок прочнеет и грубеет.
И выплывают, словно на экран,
в остатках пены -
банка из под сока,
обрывок сети, скользкая доска,
стеклянный шар, раскосая красотка
на потемневшей крышке сундучка.
Монета, -
будто чьё-то подаянье.
Пластмассовый индеец на арбе...

Постой!
И это
было
в океане?!
Всё это
океан
носил в себе?!
И выкинул?
И вспоминать не хочет?
И задавать вопросов не велит?...
Ага-а-а!
Попался старый барахольщик!
Великий?
Ты не так уж и велик!
Во мне ведь тоже - всякое.
Любое.
Про что у нас воспитанно молчат.
Теперь сравниться я могу с тобою!
Хоть в слабости.
Хоть в этих мелочах.
Хоть в чём-нибудь.
Хоть в самом окаянном!...

Я вдруг переиначил
жизнь свою.
Уже судьёй
стою над океаном.
Красиво и рассеяно стою.
Мне хорошо.
Я - в гневе.
Я караю.
Я - как всесильный бог -
нетерпелив...
Что океану!
Океан -
бескраен.
Он занят.
Начинается
прилив...



5. Разговор о снеге с семилетним Ка-Саном - сыном сингапурского поэта Го-бо-сена

"Мой собеседник затихает.
Глядит неведомо куда...
- А вы счастливые... - вздыхает.
Я соглашаюсь: - иногда."


6. Дни, похожие на пряники...

"Говорю не для напраслины:
водка вытеснила чай.
Появилось столько праздников - хоть будни отмечай!"



7. Новости из Лимы и Полтавы...

"И стоят - неведомо просты -
над землей, над жизнью, над домами
телевизионные кресты"
27 января 2014 г., 11:50

С утра газоны оказывались седыми, а воздух каменел. Лужи обморочно закатывали глаза. Люди шли сквозь твердую, кристальную прохладу, как сквозь бесконечный ряд вращающихся стеклянных дверей.
На заре по Речникам метлою проходился ветер и обдувал тротуары, отчего город казался приготовленным к зиме, как покойник к погребению. Но снега все не было. И вот будто стронулось само время — первый снег хлынул, как первые слезы после долгого, молчаливого горя.

26 февраля 2010 г., 11:06

Я ж про настоящие путешествия, сынок. Не про всякую чушь из туристских брошюр. Парижский Новый мост ранним утром, когда никого нету, одни бродяги выползают из под мостов и из метро, а солнце отражается в воде. Нью Йорк, Центральный парк весной. Рим. Остров Вознесения. Перебраться через итальянские Альпы на ослике. Уплыть с Крита на каике зеленщика. Пересечь Гималаи пешком. Есть рис с листьев в храме Ганеши. Попасть в шторм у берегов Новой Гвинеи. Встретить весну в Москве, когда целая зима собачьего говна из под талого снега лезет.

3 июня 2012 г., 14:56

БАСНЯ

Да, подлый муравей, пойду и попляшу,
И больше ни о чём тебя не попрошу.
На стёклах ледяных играет мёрзлый глянец.
Зима сковала пруд, а вот и снег пошёл.
Смотри, как я пляшу, последний стрекозёл,
Смотри, уродина, на мой прощальный танец.

Ах, были времена! Под каждым мне листком
Был столик, вазочки, и чайник со свистком,
И радужный огонь росистого напитка…
Мне только то и впрок в обители мирской,
Что добывается не потом и тоской,
А так, из милости, задаром, от избытка.

Замёрзли все цветы, ветра сошли с ума,
Все, у кого был дом, попрятались в дома,
Повсюду муравьи соломинки таскают…
А мы, не годные к работе и борьбе,
Умеем лишь просить: «Пусти меня к себе!» —
И гордо подыхать, когда нас не пускают.

Когда-нибудь в раю, где пляшет в вышине
Весёлый рой теней, — ты подползёшь ко мне,
Худой, мозолистый, угрюмый, большеротый, —
И, с завистью следя воздушный мой прыжок,
Попросишь: «Стрекоза, пусти меня в кружок!» —
А я скажу: «Дружок! Пойди-ка поработай!»

2002

7 марта 2012 г., 08:54

Люди, которые мастерили теннисные туфли, откуда-то знают, чего хотят мальчишки и что им нужно. Они кладут в подметки чудо-траву, что делает дыханье легким, а под пятку — тугие пружины, а верх ткут из трав, отбеленных и обожженных солнцем в просторах степей. А где-то глубоко в мягком чреве туфель запрятаны тонкие, твердые мышцы оленя. Люди, которые мастерят эти туфли, верно, видели множество ветров, проносящихся в листве деревьев, и сотни рек, что устремляются в озера. И все это было в туфлях, и все это было — лето. <..>

Какое это чудо - сбросить с ног зиму, скинуть тяжеленные кожаные башмаки, полные снега и дождя, и с утра до ночи бегать, бегать босиком, а потом зашнуровать на себе первые в это лето новенькие теннисные туфли, в которых бегать еще лучше, чем босиком. Но туфли непременно должны быть новые - в этом все дело. К первому сентября волшебство, наверно, исчезнет, но сейчас, в конце июня, оно еще действует вовсю, и такие туфли все еще в силах помчать тебя над деревьями, над реками и домами. И если захочешь - они перенесут тебя через заборы, тротуары и упавшие деревья. <...>

На холмах за городом полным-полно друзей — они распугивают коров, предсказывают перемену погоды, с утра до ночи жарятся на солнце, так что кожа лупится и они обдирают ее клочьями, словно листки календаря, и снова жарятся на солнце. Если хочешь их поймать, придется бегать быстрей всех белок и лисиц. А в городе полным-полно врагов, они злятся из-за жары и потому помнят все зимние споры и обиды. Ищи друзей, расшвыривай врагов! Вот девиз легких как пух волшебных туфель. МИР БЕЖИТ СЛИШКОМ БЫСТРО? ХОЧЕШЬ ЕГО ДОГНАТЬ? ХОЧЕШЬ ВСЕГДА БЫТЬ ПРОВОРНЕЙ ВСЕХ? ТОГДА ЗАВЕДИ СЕБЕ ВОЛШЕБНЫЕ ТУФЛИ! ТУФЛИ, ЛЕГКИЕ, КАК ПУХ!

5 сентября 2013 г., 15:16

Каждое время года таит обещание чего-то неведомого, необыкновенного, чудесного, что обязательно должно произойти со мной в один прекрасный день… Зимой это обещание сбывается с первым снегом, летом я слышу его в раскатах грома и вижу в разрядах молний, пронизывающих тучи. Но яснее всего я ощущаю это предвестие счастья весной, когда всё вокруг чёрное и зелёное…

6 января 2013 г., 01:57

Рассказать вам, что случилось прошлой зимой? Однажды в городе, когда шел снег, он снял свое пальто, свое новое прекрасное пальто, которое мы, сестры, сшили ему из лучшей импортной шерсти, и отдал его какому-то уже полузамерзшему бездельнику. Уж я-то заставила бы его самого рассказать все, но старшая решила сама отчитать его. Он посмотрел на нее такими удивленными глазами, что от их взгляда вам становится как-то не по себе, и сказал: "Но почему же нет? Что толку проповедовать христианство, если мы сами не будем жить, как христиане? Христос отдал бы свое пальто нищему. Почему я не должен этого делать?"

2 января 2015 г., 17:40

... а мне ужасно хотелось глянуть, как оно там в других краях. А ты много путешествовал?

Джей рассказал ему, что два раза был во Флориде с родителями и по разу — на юге Франции, на Тенерифе и в Алгарви[29] на каникулах. Джо презрительно фыркнул:

— Я ж про настоящие путешествия, сынок. Не про всякую чушь из туристских брошюр. Парижский Новый мост ранним утром, когда никого нету, одни бродяги выползают из-под мостов и из метро, а солнце отражается в воде. Нью-Йорк, Центральный парк весной. Рим. Остров Вознесения.[30] Перебраться через итальянские Альпы на ослике. Уплыть с Крита на каике зеленщика. Пересечь Гималаи пешком. Есть рис с листьев в храме Ганеши. Попасть в шторм у берегов Новой Гвинеи. Встретить весну в Москве, когда целая зима собачьего говна из-под талого снега лезет. — Его глаза сверкали. — Я все это видал, сынок, — мягко сказал он. — И много чего еще. Я себе поклялся, что увижу все.

Джей верил ему. Карты путешествий висели на стенах, старательно подписанные неровным почерком и утыканные булавками с цветными головками, отмечающими места, где Джо побывал.

4 июня 2013 г., 16:27

Дугласу стало вдруг жалко мальчишек, которые живут в Калифорнии и ходят в теннисных туфлях круглый год; они ведь даже не знают, какое это чудо – сбросить с ног зиму, скинуть тяжеленные кожаные башмаки, полные снега и дождя, и с утра до ночи бегать, бегать босиком, а потом зашнуровать на себе первые в это лето новенькие теннисные туфли, в которых бегать еще лучше, чем босиком. Но туфли непременно должны быть новые – в этом все дело. К первому сентября волшебство, наверно, исчезнет, но сейчас, в конце июня, оно еще действует вовсю, и такие туфли все еще в силах помчать тебя над деревьями, над реками и домами. И если захочешь – они перенесут тебя через заборы, тротуары и упавшие деревья.

1 мая 2014 г., 11:36

Какое это чудо — сбросить с ног зиму, скинуть тяжеленные кожаные башмаки, полные снега и дождя, и с утра до ночи бегать, бегать босиком, а потом зашнуровать на себе первые в это лето новенькие теннисные туфли, в которых бегать еще лучше, чем босиком. Но туфли непременно должны быть новые — в этом все дело.

2 декабря 2010 г., 15:04

29 июня 1941 года. Лапин ушел добровольцем на фронт...
15 июля. Эвакуированы первые 460 ящиков с картинами в сопровождении Александровского и Ломакина
22 июля. Ночью в музей пропало восемь зажигательных бомб... Одна из них пробила крышу и упала в греческий дворик. Но... не взорвалась!
2 августа. Убираем в запасники скульптуры. Работаме до 10 часов вечера
11 сентября. Открываем выставку "Героическое прошлое русского народа"
25 октября 1941 года. Приказано сермерым сотрудникам эвакуироваться. Никто не шелохнулся.
20 декабря 1941 года. Вот уже несколько дней занимаемся тем, что убираем из залов снег. С 13 до 14-30 по радио передавали "Травиату"
31 декабря. Транспорт не ходит. Домой шла пешком несколько часов
1 января 1942 года. В музее устроили детский утренник. Вечером - мороз до 34 градусов ниже нуля
9 января. Холодно. Картошка 15 рублей. Керосин кончился
15 января. Норма хлеба снижена до 500 граммов
16 января. Несу доченьке котлетку
24 января. Холодно. В музее не горит свет. Весь день убираем из зала снег
25 января 1942 года. Сильнейший мороз - 34 градуса ниже нуля. Весь день убираем снег из залов
28 января. В музее - очень холодно. Темно. Ночевала в библиотеке
5 февраля. Три раза ходила за хлебом, но его так и не привезли
11 февраля. Дровяной вопрос
17 апреля 1942 года. Хочется есть... Но все же приятно, что наступила весна
23 ноября 1942 года. Началось успешное наступление у Сталинграда. Ура! В "барбизоне" [зал с экспозицией художников барбизонской школы, единственное теплое помещение с буржуйкой]
утром было минус 5, а вечером плюс 10
25 февраля. Снова дежурю
1 марта. Достала два килограмма картошки по 50 рублей и килограмм свеклы по 15 рублей. Съели в один день. Купила полкубометра дров за 130 рублей
2 марта. Ничего не варим - не из чего. Все меняем на хлеб.
5 марта. Перевела страницу из Пикара. После обеда - еще одну. Затем потух свет
11 марта. Работаем в колхозе. Дали обед из двух блюд. Невиданная роскошь!
12 марта. Нет хлеба. И картошки тоже
23 марта. Снова не дали денег
29 марта. Воскресеньше. Мы с Катенькой [дочь Натальи Николаевны] в "свадебном путешествии". Купили кружку молока за 28 рублей. Пили кофе.
30 марта. В столовой - каша
31 марта. Наконец-то выдали деньги. По вечерам не могу читать - сильно болят глаза. Кружится голова
8 апреля. Снова - колхоз.
14 апреля. Сильная сердечная слабость. Не могу идти
19 апреля. Дома очень холодно и сыро. От сырости листами падают куски потолка
25 апреля. Заседание по стенгазете. Лапин возрождает стенгазету. Считаю, что это - начало интересной эры
14 мая. Тепло. Открыли в "барбизоне" окно
16 мая. Во дворе музея предполагаем посадить картофель и морковь. Председатель Моссовета В.П,ПРонин разрешил с условием "сохранить прежнюю планировку территории". Затем выделили за городом земельный участок, на котором посадили картофель, морковь, укроп, лук
14 августа 1942 года. С 11 до 13 первое заседание возрожденного Ученого совета музея

Цит. по: Кончин Е.В. Возвращение утраченного. - М., 2009, - с.245-268

сегодня 15:39

Смерть от переохлаждения - не самая худшая смерть.

Так я думала, пока замерзала.

Тебе тепло, болезненных ощущений нет. Ты паришь, как будто только что залпом выпила пузырек сиропа от кашля. Белый мир обнимает тебя белыми руками и уносит в белые глубины закоченевшего моря.

И тишина, черт побери, такая, что во всей вселенной есть только один звук — удары твоего сердца. Тихо до того, что твои мысли шуршат в глухом промерзшем воздухе.

По пояс в сугробе под безоблачным небом. Снег удерживает тебя в вертикальном положении, потому что ноги уже не могут.

И начинается: я жива, я умерла, я жива, я умерла.

20 ноября 2013 г., 18:36

Помню, как иногда по целым неделям несло непроглядными, азиатскими метелями, в которых чуть маячили городские колокольни. Помню крещенские морозы, наводившие мысль на глубокую древнюю Русь, на те стужи, от которых «земля на сажень трескалась»: тогда над белоснежным городом, совершенно потонувшим в сугробах, по ночам грозно горело на черно-вороненом небе белое созвездие Ориона, а утром зеркально, зловеще блистало два тусклых солнца и в тугой и звонкой недвижности жгучего воздуха весь город медленно и дико дымился алыми дымами из труб и весь скрипел и визжал от шагов прохожих и санных полозьев…

9 августа 2013 г., 17:54

А сугробы подаются,
Скоро расставаться.
Прощай, вьюг-твоих-приютство,
Воркотов приятство.

Веретён ворчливых царство,
Волков белых — рьянство.
Сугроб теремной, боярский,
Столбовой, дворянский,

Белокаменный, приютский
Для сестры, для братца…
А сугробы подаются,
Скоро расставаться.

Ах, в раззор, в раздор, в разводство
Широки — воротцы!
Прощай, снег, зимы сиротской
Даровая роскошь!

Прощай, след незнам, непытан,
Орлов белых свита,
Прощай, грех снежком покрытый,
По снегам размытый.

Горбуны-горбы-верблюдцы —
Прощай, домочадцы!
А сугробы подаются,
Скоро расставаться.

Голытьбе с любовью долг
День весенний, звонный.
Где метель: покров-наш-полог,
Голова приклонна!

Цельный день грызёт, докучня,
Леденцовы зёрна.
Дребезга, дрызга, разлучня,
Бойня, живодёрня.

День — с ремень, ноченька куца:
Ни начать, ни взяться…
А сугробы подаются,
Скоро расставаться…

В две руки беру — за обе:
Ну — не оторвуся?
В две реки из ям-колдобин —
Дорогие бусы.

Расколдован, разморожен
Путь, ручьям запродан.
Друг! Ушли мои ворожбы
По крутым сугробам…

Не гляди, что слёзы льются:
Вода — может статься!
Раз сугробы подаются —
Пора расставаться!

"СУГРОБЫ"

8 марта 2015 г., 23:15

В просннце (январе) увеличивалась, «просинивалась» светлая часть суток; в сечне (феврале) начинали «сечь», вырубать лес для подсечного земледелия; в сухом (марте) подсыхали срубленные деревья и земля после таяния снега; в бёрезне (апреле) распускались березы; в травне (мае) вырастали обильные травы; в нзоке (июне) на полях стрекотали кузнечики: изок — это кузнечик; в червне (июле) — лили дожди, а с ними появлялось множество дождевых червей; июль назывался и сёрпнем, то есть месяцем жатвы; в з&реве (августе) наблюдались предосенние сполохи-зарницы; в рюене (сентябре) ревел во время течки скот; в листопаде (октябре) падали листья; а в грудне (декабре) замерзали груды — комья земли у дорожной колеи. Конечно, далеко не каждое из этих объяснений исчерпывающе, но каждое отражает основную тенденцию русского и вообще славянского народного месяцеслова — уловить в самом наименовании какой-либо характерный признак того или иного месяца. Признак, некогда имевший особое хозяйственное или мифологическое значение для наших предков.

... 11 12 13 14 15 ...