Лавр

ISBN: 978-5-271-45385-4
Год издания: 2012
Издательство: Астрель

HTML-код кнопки (для сайта/блога)
BB-код кнопки (для форума)

Теги

Описание

Евгений Водолазкин - филолог, специалист по древнерусской литературе, автор романа "Соловьев и Ларионов", сборника эссе "Инструмент языка" и других книг.
Герой нового романа "Лавр" - средневековый врач. Обладая даром исцеления, он тем не менее не может спасти свою возлюбленную и принимает решение пройти земной путь вместо нее. Так жизнь превращается в житие. Он выхаживает чумных и раненых, убогих и немощных, и чем больше жертвует собой, тем очевиднее крепнет его дар. Но возможно ли любовью и жертвой спасти душу человека, не сумев уберечь ее земной оболочки?

Эти книги тоже могут вас заинтересовать

Донна Тартт - Тайная история
Донна Тартт 1097 читателей 201 рецензия 327 цитат
Дженни Даунхэм - Пока я жива
Дженни Даунхэм 2126 читателей 176 рецензий 314 цитат
Борис Акунин - Азазель
Борис Акунин 4535 читателей 150 рецензий 105 цитат

Рецензии читателей

Евгений Водолазкин - Лавр
написала рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр


22 ноября 2013 г., 07:35

Пожалуй, «Лавр» - самая достойная книга из всего, что написано российскими авторами и издано в последнее время. За современную русскую литературу каждый раз страшно приниматься, от неё не ждёшь ничего хорошего, а за вычетом Улицкой и Рубиной нет практически ничего, что можно было бы читать без филологической и психологической поддержки. Кто пишет хорошим русским языком, не уступая Довлатову или Набокову? Кто пишет интересные истории, которые можно пересказать? Кто достаточно умён, чтобы не умничать? Кто пишет о героях, которых можно ставить в пример? Вокруг одни только спивающиеся географы да мнимые крестьяне с бездельниками-тинейджерами. И вот в момент, когда от современной русской литературы уже и не ждёшь ничего хорошего, появляется «Лавр» Евгения Водолазкина. Эту книгу не стыдно посоветовать старшим, настолько она хороша. Пока Водолазкин рассказывает эту историю одного человека от рождения до самой смерти, читатель видит то деревенского знахаря, то семьянина, то монаха-отшельника, то Афанасия Никитина, ходившего за три моря, а в конце Лавр так и вовсе походит на земного отца Иисуса Христа. С каждым новым поворотом судьбы главный герой обретает новое имя, его характер развивается – вот он ещё мальчишка, собирающий травы, а вот принял обет молчания. В какой-то момент средневековая Русь даже обернётся «Именем розы» Умберто Эко, проскользнёт тень монашка Адсона. Иногда автор шутит, это прекрасно. Многие говорят, что вся книга напоминает житие святого, что не совсем верно. Жития святых обычно исключительно лаконичны: принял постриг, совершал богоугодное, преставился. Здесь же – путь человека, с ошибками и невзгодами. История врача. Читая «Лавра», можно случайно узнать всё про загадочную русскую душу и закрыть книгу с лёгким сердцем и светлой головой.


«В принципе, ответил старец, мне нечего тебе сказать. Разве что: живи, друже, поближе к кладбищу, ты такой дылда, что нести тебя будет тяжело».
Евгений Водолазкин - Лавр
написала рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр


14 декабря 2013 г., 08:41

Автор вложил в книгу много им самим пережитого прочитанного. Тексты, тексты, тексты - между строк и прямым, прошу прощения за тавтологию, текстом. Древнерусские, церковнославянские, древневосточные, исторические и прочая, прочая, прочая - прямыми и скрытыми цитатами.
Сюжет представляет собой олитературенное житие святого-целителя. Судьба его типична для святого и к этому претензий нет. Все претензии к олитературенности. Есть в ней некая недовинченность, растопыренность некая между двумя целями.
Для литературы в этом романе не хватает живых, правдивых, точных деталей. Пока автор цитирует или стилизует древний текст - все нормально. Как только он переходит к описанию жизни - словесный туман. Для примера: описание врачебной деятельности Арсения. Тут всегда один и тот же набор "неприятный запах, срамной уд, он не стеснялся больных, больные не стеснялись его". Всё! Вам удается увидеть картинку врачевания? Мне нет. Этот набор слов настолько затерт, что не несет в себе даже малейшей возможности проникнуться повествованием, сопереживать ему, "увидеть картинку". Вот Арсений, он какой? Каков его характер, мимика, жесты, голос, походка? Как он сам видит свое врачевание? Ведь врач практикующий, по моему разумению, в момент приема в последнюю очередь думает о стеснительности (своей или пациента). В первую очередь о симптомах и доступных способах лечения. Но вместо мыслей Арсения мы читаем авторский текст, и выглядит этот текст так, как будто автор не стал тратить свою драгоценное время на вникание в медицинские вопросы или, хотя бы, на беседу с врачами.
Я не смогла, сколько ни старалась увидеть ни Арсения, ни Устину, ни Амброджо. Они не стали живыми, они остались вполне себе уютным текстом, набором букв.

Но возможно текст создавался не как литературный, а как духовный? И вроде бы все о том свидетельствует.
Но.
Самые чудотворящие и прозорливые старцы из числа встреченных Арсением частенько переходят на ироничный язык интеллигенции. Будто они и не церковники 1490-х годов, а вовсе какие-нибудь филолухи 2010-х, и зовут их, скажем - Евгении, а фамилии у них, так, на вскидку - Водолазкины.
Зачем? Объясните мне, зачем? Зачем эта запятая вместо точки в декларации своих духовных воззрений? Для возможности иронично улыбнуться? Дескать, ну, вы же понимаете, я умный, но не наивный. И я верю, но не так чтоб во все, так вот прямо и не скажу во что, но в свои стилистические способности точно верю.
Я далека от мысли, что Евгений Водолазкин, будучи ученым-литературоведом классической школы, серьезно занимающийся анализом текстов, не предвидел и не понимал эффекта этих вставок стилистически сниженной речи. Понимал, других вариантов нет. Тогда зачем? Для придания роману коммерческого потенциала?

Кстати, коммерческий потенциал романа хорош. Тут автор молодец и это я говорю без всякой иронии. Поняла после дважды просмотренной записи "Школы злословия" с Евгением Водолазкиным.
Там Евгений поясняет, что около пяти лет жил в Германии и был поражен, что в этой стране темы смерти и других неприятных вещей, вроде болезни или нищеты, почти под запретом. Об этом не говорят. Покойников не отпевают в городских храмах - негигиенично. Разве что в сельских. Но когда насыщается потребительский голод: одежда, машина, дом, отдых есть и есть вообще всё - вдруг возникает в таком обществе тема серьезной благотворительности, ибо это уже становится "надо". Остальное уже не фишка.
С этой точки зрения роман "Лавр" скроен идеально: обширные цитаты древних текстов придают ему вес и значительность. Вставки неприятных тем щекочут нервы (блестящий кал на ноге роженицы, глисты у населения, смрадное дыхание князя и др.), но не шокируют, потому что изобразительная способность текста низка. Описание множественных смертей - напрямую обращается к подсознательным страхам читающего, даря сокрушительные эмоции, такие необходимые отчаянно сытому читателю.
Роман обещает быть продаваемым и переводимым.

P.S. Теория "всевременности-вневременности" взята из дневниковых записей Дмитрия Сергеевича Лихачева, о чем автор честно рассказал всё в той же "Школе...". Теория очень интересная.

Евгений Водолазкин - Лавр
написал рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр


21 февраля 2014 г., 09:09

Очень двойственное впечатление. Очень!

По стилю эта книга больше всего мне напомнила всякие житие святых. Только олитературенные и частично переведённые с древнеславянского на приблизительно современный. Приблизительно потому, что древнеславянские куски довольно часто вклиниваются в понятную и почти современную русскую речь, и потому первое время морщится лоб и содрогаются извилины в попытках прочитать, перевести и осмыслить. Вот.

А ещё почему-то пришла в голову ассоциация с... наградными документами. Наверное потому, что довольно многие житие святых и выполнены практически в стилистике этих самых наградных листов — сплошь перечисление заслуг да подвигов. Правда здесь, у Водолазкина, художественная составляющая выражена всё-таки достаточно сильно для того, чтобы получать от чтения какое-то удовольствие. Да-да, даже сам не ожидал, что несмотря на не очень близкую мне тему чтение будет интересным.

Не знаю, тянет эта книга на звание "Большая" или не тянет, но то, что она не из обоймы традиционной и развлекательной — совершенно точно! Рекомендовать для широкого чтения не берусь, но вот по своим знакомым и друзьям книгу уже пустил...

Евгений Водолазкин - Лавр
написал рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр


7 июня 2013 г., 12:27

Роман вошёл в "Короткий список" Национальной
литературной премии "Большая книга"2013 год.

"Не знаю почему, но пока читал "Лавра"
постоянно вспоминал "Баудолино" Умберто Эко.
Может, из-за того, что обе книги - в том
числе и очень концентрированные сборники
средневековой мифологии. Ну, а когда появился
еще и итальянский персонаж, ассоциация стала
вполне устойчивой. Хотя, конечно, сюжетно
романы никак не связаны."
(Сергей Алещенок)


Меня послушайте, ребята,
Не опасаясь за обман:
Вот этот "Лавр" - не что иное,
Как очень грамотный роман.

И пусть сейчас, вполне возможно,
Не доверяете вы мне,
Я так скажу: Умберто Эко
Тут нервно курит в стороне.

Баудолино горько плачет,
Пипец ему большой настал.
Теперь Наш Лавр займёт по праву
Литературный пьедестал!

Кривится, хмурится Европа,
Но как тут морду не скоси,
А всё ж намного интересней
Средневековье на Руси!

Евгений Водолазкин - Лавр
написал рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр


10 июня 2013 г., 11:40

Давным-давно, когда на белом свете не было УЗИ, флюрографии, анализов крови и мочи, шприцов и гигиены как таковой, в одном славянском царстве жил и помогал людям победить их хворобы один добрый знахарь, герой книги "Лавр".

Героя этого без преувеличения можно назвать идеальным воплощением человеческого добра и бескорыстия. Жизненный путь его был тернистым и отнюдь не гладким. Вместе с этим добрым человеком я совершил путешествие по многим землям древнерусским и нерусским, добрался до Святой земли и стал очевидцем многих странных, таинственных и порой опасных приключений.

Автор умело вплёл в нить своего повествования и древнерусскую речь и современную слэнговую. События конца 15-го века ярко и талантливо перемежаются с загадочными видениями героев из века двадцатого. В этой книге всё в меру - интриги, приключенческого романа и исторического (хотя сам автор называет свой роман "неисторическим"), книги-ребуса, любовного и глубокого философского романа. И такой вот вкусный литературный "компот" даёт ощутить весь вкус этой замечательной книги.

В последнее время современная российская литература начинает меня радовать до невозможности, и "Лавр" - самый отличный образец хорошей книги в самом широком её значении!

Евгений Водолазкин - Лавр
написал рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр


15 апреля 2013 г., 23:02

Долгие годы – возможно, с самого спада волны «возвращенных» произведений на рубеже эпох – тут и там в литературно-критических кругах слышались разговоры на тему «Почему современная русская литература так плоха?» или «Почему наши писатели пишут не о том?». Что подразумевалась под «тем», понять было непросто, но в последнее время разговоры как будто поутихли. Причины – на поверхности: во-первых, современная русская литература отнюдь не плоха; во-вторых, наши писатели все чаще пишут «о том».

С новым романом финалиста «Большой книги-2010» Евгения Водолазкина с первых страниц ясно – вот оно, «то», по чему читатель так изголодался в 1990-2000-е, но чего появляется все больше теперь. Это литература, которая не стесняется самой себя и не прячет истинного лица под белилами иронии, – литература, целящаяся прямиком в разряд классики, если называть вещи своими именами.

Проблематика романа «Лавр» – тоже из классического арсенала: главный герой, чье имя трижды меняется по ходу действия (Арсений, Устин, Амвросий и наконец Лавр), ищет искупления за тяжкий грех, взятый на душу еще в молодости. Во искупление Арсений-Лавр словно бы проживает одну жизнь за двоих – за себя и погубленную возлюбленную Устину, – проходя несколько стадий духовного очищения: самоистязание, полубезумие и молчание, паломничество в Иерусалим, отшельничество и схимонашество. И параллельно – чудесное врачевание, помощь немощным и страждущим, основывающаяся на искренней вере людей в способности этого человека. Покуда жива вера – живо чудо.

Да, книга наполнена религиозными мотивами, однако лишена и тени той приторности и навязчивости, какие мы, увы, наблюдаем в «показном православии» каждый день. В плане изображения истинной веры и долгого, мучительного процесса искупления греха роман как нельзя своевременен.

Оригинален язык произведения: Евгений Водолазкин играет различными языковыми и смысловыми пластами, создавая своего рода палимпсест, подобие старой рукописи, сквозь которую проступают еще более древние письмена. Только у Водолазкина получается палимпсест наоборот: в основной текст, стилизованный под русский язык XV в., время от времени врываются фрагменты из будущего, куски речи из третьего тысячелетия. С одной стороны, автор тем самым снижает градус пафоса: нынешний читатель, воспитанный бесконечными переложениями и аллюзиями, едва ли в состоянии выдержать 400 страниц «чистомонетного» текста. С другой стороны, писатель показывает, что сюжет не замыкается в прошлом и XV век в романе есть не более чем художественный прием: аналогичные истории происходили и происходят также в другие эпохи. Сегодня в том числе.

Евгений Германович, доктор филологических наук, специализирующийся на исследовании как раз этого периода русской истории и письменности, скрупулезно, но без лишних деталей и «лубочности» воссоздает эпоху. Этому образу очень скоро начинаешь верить: ты веришь в возможное существование Арсения-Лавра, веришь в творимые им чудеса, веришь в его способность прожить жизнь так, чтобы на том свете получить прощение. Самое главное – ты веришь автору. И покуда жива вера – живо чудо. Скромное, как сам Лавр, литературное чудо: умный, глубокий, исполненный любви роман-стилизация, – вещь настолько самоценная и цельная, что после нее долго не хочется переключаться на другие книги.

Евгений Водолазкин - Лавр
написал рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр


9 февраля 2014 г., 09:35

Знание — сила. Страна должна знать своих героев. А если их нет, то надо их создать... Мы все, кто рос при СССР, помним плакаты с Павликом Морозовым, Зоей Космодемьянской и прочими советскими героями. На военной кафедре в институте висел плакат, посвящённый воинам-интернационалистам, тем кто воевал в Афганистане. Каждый раз, 9 мая, мы празднуем праздник победы над фашистской Германией. Героизм и самопожертвование — наша национальная черта.
Автор создал своего героя не на пустом месте. Жития святых, например самого известного из них, Сергия Радонежского; берестяные грамоты и летописи, история, языкознание — всё это было положено, как кирпичики в структуру произведения. За что Водолазкину спасибо, конечно, постарался. Книга своим посылом, настроением, напоминает больше всего знаменитого «Андрея Рублёва» — фильм Андрея Тарковского, один из моих любимых, так исторически сложилось. Хотя книга не настолько глубокая, и не несёт в себе столько идей, как упомянутое кино, всё же это явления сравнимого характера. В условиях современного укрепления позиций православия, наверное, эта книга своевременна. Главный герой демонстрирует нам два основных качества доброго человека, безо всяких обиняков, это — человеколюбие, жизнелюбие и самопожертвование. Нам, живущим в среде товаро-обмена, денег и прочих социальных условностей, напоминают о существовании иных ценностей, вневременных вещей. Существование души по сей день не доказано: так стоит ли? Может быть, следует ограничиться своими текущими интересами и потребностями? Ведь самые успешные и богатые так и сделали, разве нет? Так почему данная книга завоевала первенство среди прочих на конкурсе «Большой книги»? Идеология? Пропаганда? Чего?
Вопросов много, но мне просто по человечески понравилось. Я бы хотел, чтобы побольше таких книг писалось и издавалось. Здесь есть над чем подумать и пофантазировать. И хотя я местами не согласен с решениями и поведением главного персонажа, но не мне судить, он вышел вполне самобытен и может за себя постоять. Очень надеюсь, что эта книга послужит добру, а не заблуждениям, весьма хотелось бы. Не рекомендую воинствующим атеистам и беременным женщинам. Первые обплюются, вторые обплачутся (там хватает над чем). Ну, и напоследок, пользуясь случаем, хотелось бы пожелать мира вашему дому!.. Читайте хорошие книги, открывайте для себя новых авторов.

Евгений Водолазкин - Лавр
написала рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр


11 марта 2013 г., 22:51

Даже не могу сформулировать, почему я эту книгу дочитала. Я не любитель околорелигиозной литературы, но наверное что-то в этом романе есть.
Наверное то, чего нет в этой жизни: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, СМИРЕНИЕ, ДОБРОДЕТЕЛЬ...

Евгений Водолазкин - Лавр
написал рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр

14 июля 2013 г., 14:44

картинка valery-varul
Фото писателя.

Об авторе. Водолазкин Евгений Германович родился в 1964 году в Киеве. С 1990 по 1993 выполнял обязанности ученого секретаря Отдела древнерусской литературы. Сфера научных интересов: историческое повествование Древней Руси, древнерусская экзегеза, новая русская литература.

Жанр. Роман, 390с. Список премии «Большая книга» – 2013.

Содержание (нарочито упрощённое). Русь, 1440 год, Рукина слобода.
Главный герой романа Арсений, но на протяжении всего повествования имя у него меняется в зависимости от духовного (но не душевного) состояния. На момент развития главных событий Арсению 15 лет. Родители у него умерли от холеры, и с малых лет воспитывает Арсения дед Христофор. Дед был травником и с успехом лечил людей. Обучал этому и Арсения. Оба были очень набожные. Дед умер, и пятнадцатилетний внук продолжил его дело. Кроме всего прочего внук был провидцем и предсказывал события, но это качество скрывал. Заразные болезни его не брали, поэтому Арсений смело помогал людям во время чумы.

Дальше...

Евгений Водолазкин - Лавр
написала рецензию на книгу
Евгений ВодолазкинЛавр


14 мая 2013 г., 12:09

Это очень непростой роман филолога и специалиста по древнерусской литературе Евгения Водолазкина. И хотя подзаголовок на обложке утверждает, что это не исторический роман, но читается и воспринимается он как исторический.
Впечатления во время и в конце самые разные - от восторга, до небольшой разочарованности, от некоторого несоответствия аннотации с самим повествованием. Это не просто история средневекового русского знахаря, целителя, врача и святого. Это тесное переплетение жизни, нравов, верования на Древней Руси и жития Арсения с детства обладавшего удивительным даром исцеления. Он креп в течение всей долгой и нелёгкой жизни Арсения получившего четыре имени и странным образом ослабевшим в её конце. Нелёгкий путь пришлось ему пройти стараясь прожить не только свою жизнь, но и жизнь умершей Устины, но так и остаётся неясным смог ли он достигнуть поставленной цели.
Но вот перевёрнута последняя страница и остается множество вопросов возникнувших не только во время чтения, но и после. И на большинство из них ответы не будут найдены...

Все рецензии читателей...