Синдром Петрушки

ISBN: 978-5-699-45611-6
Год издания: 2010
Издательство: Эксмо
Серия: Большая литература

Дина Рубина совершила невозможное - соединила три разных жанра: увлекательный и одновременно почти готический роман о куклах и кукольниках, стягивающий воедино полюса истории и искусства; семейный детектив и психологическую драму, прослеженную от ярких детских и юношеских воспоминаний до зрелых седых волос.
Страсти и здесь "рвут" героев. Человек и кукла, кукольник и взбунтовавшаяся кукла, человек как кукла - в руках судьбы, в руках Творца, в подчинении семейной наследственности? - эта глубокая и многомерная метафора повернута автором самыми разными гранями, не снисходя до прямолинейных аналогий.
Мастерство же литературной "живописи" Рубиной, пейзажной и портретной, как всегда - на высоте: словно ешь ломтями душистый вкусный воздух и задыхаешься от наслаждения.

читать дальше...

Книга в подборках

Профи своего дела
Наверное, есть уже похожая подборка, но конкретно звучащую так, я не нашла, поэтому начну свою, с нуля. Добавляю книги, которые сама прочитала или буду…
thosik
livelib.ru
«Книжная полка». Тур 16. Май 2016. Идет голосование
«Книжная полка». Тур 16. Май 2016
В этой подборке собираются все фотографии, принимающие участие в майском туре игры "Книжная полка". На каждую фотографию…
book_shelf
livelib.ru
Коллажи-загадки
На сайте еженедельно создается чудеснейшая тема "Что читаете на этой неделе?" с коллажами - загадками, ассоциациями к прочитанному. Именно она навела на…
FuschettoStoriettes
livelib.ru

Рецензии читателей

18 августа 2015 г., 15:00
5 /  4.335

Кукол я боюсь почти так же, как клоунов. Нет, конечно, не этих штампованных экземпляров в детских отделах, а созданных руками. Штучный товар, эксклюзив с застывшими почти живыми глазами. Вот это для меня потусторонний ужас. Для меня это уже не просто кукла, а сущность с чем-то затаенным, со своим характером. Я им не доверяю. Я стараюсь не смотреть им в глаза, как, например, собакам. А от бэби борнов из мастерских профессиональных кукольников меня по хребту пробирает холод. Как живое, но все-таки мертвое. Абсолютно иррациональный страх, я понимаю, и никакой детской душевной травмы у меня от кукол не было, но не люблю и точка. Поэтому роман об одержимом кукольнике для меня уже почти триллер. Но это же Рубина. А, значит, маст рид. Несколько лет книга терпеливо дожидалась меня на полке, успела даже спрятаться во втором ряду, но встреча наконец-то состоялась. Да еще какая! Книга заговорила!

Бытует мнение, что слушать – не читать. Особенно это справедливо с Петрушкой. Это тот случай, когда ты понимаешь, что чтение становится чем-то большим. Книга начинает звучать, обретает голос. Это прекрасная огранка драгоценного камня, без жестокого кастрирования, как это случается с аудиоспектаклями. Дословно точно, она пронеслась у меня перед глазами бешенным, свирепым вихрем страстей. Эта жгучая история любви двух собственников, двух безумцев, двух частей одного целого промелькнула передо мной жарким, почти непристойным танцем. Она ревновала к кукле и всему свету, Он же готов был заточить её в высоком замке, спрятав от всего мира. Их любовь – как искореженное дерево. Смотришь на него и видишь, что явно больное растение много выстрадало на своем веку и продолжает страдать от своего «артрита» - узловатые ветви, перекрученный ствол - весь его вид противоречит здравому смыслу и закону природы, но взгляд прикован к этим изломанным формам. История Петрушки и Лизы, завораживает. Друг для друга они и синдром, и диагноз, и наркотик, и обезболивающее. Что это? Извращение или высшая степень любви, её абсолют? Дар или проклятие? И что шевелится в моем сердце – отвращение или зависть?

Рубина прекрасна сама по себе, но в музыкальном сопровождении – это уже нечто. С хрипловатым голоском Хаматовой, с мужскими доверительными, почти исповедальными тембрами. Это не просто чтение вслух, это настоящее яркое, эмоциональное действо. Потому что одно дело просто прочитать на бумаге «Минорный свинг» Джанго Рейнхарда улыбнулся на ветру, прочистил горло шершавым кашлем смычка по струнам, откликнулся крепкой шуточкой толстяка-контрабаса, канул в глубокую паузу, предвкушая великолепное терпкое восхождение гитарных синкоп…» (гениально!), и совсем другое услышать эти слова под эту самую музыку. Это неописуемо! тринадцать часов чистейшего кайфа!

Благодаря московской пробке Дина Ильинична нашла своего персонажа и долго была в поиске подхода к нему, пришлось даже к астрологу обращаться. Неудивительно! Петрушка – мужчина со сложным характером, шкатулка с секретным замком. Петрушка оказался самым трудным для нее персонажем, а роман о кукольниках – самым болезненным. Рубина говорит, что её роман о страшной истории рода, о живом и о неживом. Читателю же, на мой взгляд, досталась непростая задача понять, где проходит тонкая грань. Здесь легко запутаться в игре света, нитях марионеток и семенных преданиях.

Мой роман построен таким образом, что никто из его героев не знает всей тайны. Весь роман идет либо он лица автора, либо от имени психиатра, который лечит жену Петрушки Лизу, либо от Пети. Всю историю знает только читатель, если дочитает ее до эпилога. В настоящем романе не должно быть ни одного лишнего слова, и ни одного суетливого поворота сюжета. Все должно быть выверено как на аптекарских весах. Идеально написанный роман я сравнению с тем, как водит машину классный автогонщик. В этом смысле роман «Синдром Петрушки» – мое достижение.

Вы создали совершенство, Дина Ильинична.
9 апреля 2016 г., 14:57
5 /  4.335
Готическая история о кукольнике и его куклах.

Данная книга просто завораживает своим сюжетом. Он интересный, интригующий, необычный, с элементами мистики и фантастики. В нем смешалась драма, история, мистика, воспоминая, но самое главное в нем есть невероятная история любви, сильная, чувственная, искренняя, порой безумная.

Сюжет книги очень многогранен и разнообразен, но больше всего цепляют главные герои, а точнее их безумная любовь, находящаяся на грани болезни. Для Пети кроме кукол в этом мире ничего не существует. И Лизу он полюбил, когда она еще совсем малюткой была, именно как куклу. Он пронес любовь через всю свою жизнь, оставаясь верным этому чувству до безумия. Но как он её любил? Как куклу или человека? Наверное, все-таки как куклу. Сцена со знаменитым танцем, где Лиза всего лишь ожившая кукла тому подтверждение. Мне жаль Лизу, у неё нет ничего отдельного от Пети. Все воспоминания, все события её жизни, вся жизнь связаны именно с ним. Она, может быть, и хочет покинуть Петю, но не может, они оба находятся в плену своей любви, которая стала для них страданием. Однако за гениальность и любовь всегда приходится платить очень высокую цену.

Главные герои, несомненно, сильные личности, со стальным характером и с твердой позицией жизни, люди умеющие достигать своих целей. Лиза - милая, яркая, грациозная, вспыльчивая девушка с миловидными чертами лица и огненно-рыжими волосами. Петр – кукольник, человек одержимый своим театром и куклами.

«Но вы же знаете, что такое абсолютная слепота личного счастья. Ты просто не смотришь вокруг, ты ни черта не замечаешь. Ты и твое счастье - это и есть весь безбрежный мир»

Эта книга не только смесь жанров, но ещё и смесь городов. Действия в книге постоянно перемещаются из одного города в другой – Прага, Львов, Иерусалим. Больше всего меня заинтересовала Прага – это действительно сказочное место, в котором все пронизано мистическим волшебством кукол. Иногда, кажется, что именно в этом городе живут и оживают куклы.

Также очень органично автор вплела в повествование мистику. Она придавала книге определенный шарм и атмосферность. Тайны и загадки окутывают эту историю. Ничем не примечательные персонажи, отвратительные поступки, события которые никак не соберутся в одно целое, в общем чтение получается довольно интересное и необычное.

Язык у автора очень красивый и интересный, образный, своеобразный и ни с кем не похожий. Остается только читать и восхищаться мастерством автора.

«Главное же - Лиза, моя Лиза, моя "главная кукла"... вовсе куклой не была. Она, как и моя мать, была навсегда и до конца – человеком»

Роман познавателен и интересен. Из него мы многое узнаем о куклах, кукольном ремесле, о театре, истории создания кукол, и непростой жизни артистов. Автор преподносит эти сведения легко, ненавязчиво, они органично вплетены в сюжет книги. Меня действительно поразило то, как автор смогла так тонко и глубоко описать мир кукольного театра. Порой казалось, что все события происходят прямо перед глазами.

«Синдром Петрушки» – удивительная, интересная, красивая, философская, оригинальная сказка для взрослых, которая заинтересует любого читателя.

картинка AffrontiRegiven
10 декабря 2015 г., 11:03
5 /  4.335
Люди и марионетки или люди-марионетки?
Угрозы, насмешки,
Короны примеряют пешки,
На лицах отметки,
Что все они марионетки.

(из песни группы "Король и шут")

За нового автора всегда берусь с опаской, особенно когда имя автора на слуху, а ожидания несколько завышены восторженными отзывами друзей. Но Дина Рубина избавила меня от опасений буквально с первых страниц и, дочитав первый для меня пока (!) роман, могу уверенно сказать: "Хочу еще!".

В книге я всегда в первую очередь оцениваю сюжет, и хорошему увлекательному сюжету я готова простить и ляпы переводчика, и опечатки, и сухость языка, и полное отсутствие каких-либо "красивостей". Но, когда эти "красивости" есть, для меня они становятся той самой вишенкой на торте. Язык автора меня просто заворожил, давно со мной такого не было, если честно, хотелось выписать по паре цитат с каждой страницы и остановило меня только то, что от книги я не могла оторваться. В кои-то веки аннотация не врет и действительно

Мастерство же литературной "живописи" Рубиной, пейзажной и портретной, как всегда - на высоте: словно ешь ломтями душистый вкусный воздух и задыхаешься от наслаждения.

Как великолепно прописаны герои, причем не только главные! Каждый появившийся в книге оставил после себя след, как-будто и вправду встретился тебе не на страницах книги, а мелькнул в реальной жизни. Как описаны города! Особенно Прага, моя давняя мечта. Полное ощущение присутствия!

Что сказать о самом сюжете? Это история о куклах и людях, о людях-куклах и куклах-людях. История самого необычного из когда-либо мне встречавшихся любовных треугольников. История семейного проклятия и несчастных "огненных" женщин. История о людях, чей талант настолько велик, что жить обычной жизнью они не могут.

Меня заворожила даже не столько история Лизы и Пети, сколько история их семей, а еще та небольшая доля мистики, которая придала книге очень необычную нотку. Ведь нам предстоит вернуться в середину 19-го века и познакомиться с основателем рода, узнать почему семью преследует "Синдром Петрушки" и как обойти проклятие. Прогуляемся мы и по веку 20-му с его бесчисленными жертвами войн, репрессий, геноцида. Помимо страшных событий, затронувших миллионы людей, узнаем и о трагедиях, произошедших по вине злодеев "местного масштаба". Пан Вильковский в первую очередь страшен своей реальностью, ведь именно такие аморальные и беспринципные люди частенько достигают вершин при любой власти и получают "право" творить что им в голову взбредет...

И, конечно же, Лиза и Петя, безумная любовь двух безумных людей. Не могу сказать, что я им сильно симпатизировала, все же для меня они в первую очередь психи и я рада, что такой любви, исступленной, на грани безумия мне испытать не дано. Такая любовь выматывает, изнуряет, уничтожает:

Они были похожи на детей, что пережили оспу, выжили, но навсегда остались с изрытыми лицами. Эти двое стали жертвой особо свирепого вида любви: страстной, единоличной, единственной; остались в живых, но уже навсегда были мечены неумолимо жестокой любовью...

Сначала я их жалела, уж очень сложные судьбы им достались, но потом поняла, что жалеть их, пожалуй, не стоит. Ему не нужна была обычная женщина, ему с детства нужна была кукла, которую бы он одевал, кормил, развлекал и укутывал в десять слоев заботы. Именно такой он и "вырастил" себе Лизу. Тут хочется вздохнуть "ах, бедная Лиза"! Бедная? Вот уж вряд ли. Как сложилась бы ее жизнь без Пети, останься она в родительском доме? Представить страшно... А смогла бы она жить самостоятельно, как не раз она рассказывала Борису? Сильно сомневаюсь. Инфантильная, так до конца и не выросшая девочка, всегда получавшая все, что хочет от своего любимого. Смог бы ей дать такую любовь и самоотдачу кто-нибудь другой? Ой, как вряд ли. Так что жалость моя постепенно переросла исключительно в интерес.

И напоследок пара слов о главных героях этой книги, о куклах. Местами мне было жутковато, особой любовью к куклам никогда не пылала, а пупсы меня в детстве вообще пугали. Здесь же куклы на каждой странице, миниатюрные и в человеческий рост, гротескные и пугающе человечные, кукольные театры и мастерские по их изготовлению, частные коллекции редчайших изделий и конвейерные "собери сам". Узнала для себя много нового, но главное, пожалуй, это та атмосфера, которую они придали всей истории.
картинка nastena0310

10 сентября 2015 г., 14:09
5 /  4.335

От этого романа у меня мурашки по коже и волосы вон на затылке шевелятся. А еще мозг немного в недоумении. Нет, серьезно, сижу сейчас обдумываю, что вот, сейчас прочла. Драму, семейную сагу, историю про любовь-одержимость, психоделику, мистику? Все вместе? Убойная смесь, короче. Жуткая, странная.

Это мир кукол. Весь роман им посвящен. Наш мир - кукольный театр, все в нем марионетки, а кто-то выше дергает за ниточки. Хотя, не обязательно сверху, может даже кто-то рядом. Возможно, люди разделены на два типа, кукловоды и их игрушки. Педиофобам вход сюда запрещен, хотя нет, могут и войти. Нервы отменно пощекочут себе. У меня же к куклам нейтральное отношение, я их не любила в детстве, но и не прям боялась, просто с ними скучно. В общем, не зацикливалась. Но вот начитаешься такого, и будет всякое-разное мерещиться. Вон стоит на полке, миленькая девочка, и смотрит пристально на меня, своими мертвыми глазами...
Дьявольщина, тьфу!

Книга многогранна, она зыбка, от нее веет потусторонним. Как выше я описала, это смесь разных жанров, абсолютно нельзя выделить что-то одно, грани расплываются. Слишком мутно и неясно. Тут есть магия кукол, магия любви и магия проклятия. Сюжет замешан на чертовщине и на психически ненормальных людях. Так и хочется воскликнуть: "Да они же тут все того, по ним сумасшедшим плачет, Боже, куда я попал!". И в тоже время все такое обыденное, реалистичное, как само собой разумеющееся. И от этого становится еще больше не по себе.

В главе произведения стоит любовь талантливого кукольника Пети и девушки Лизы. О, это не просто чувство, это целый кипящий котел. Это огонь, сжигающий все вокруг, это страсть, одержимость. Это завораживающий танец двух безумцев. Танец кукольника и марионетки. Вот она высшая ипостась любви! Извращение/проклятие/ сумасшествие/ад в сердце. Каково это, любить так, что пожирать души друг друга?
"Они были похожи на детей, что пережили оспу, выжили, но навсегда остались с изрытыми лицами. Эти двое стали жертвой особо свирепого вида любви: страстной, единоличной, единственной; остались в живых, но навсегда были мечены..."

Замечательный роман, сильный, живой. Его тяжело читать. Увлекательно, интересно, необычно и очень атмосферно, да. Но к концу устаешь, чувствуешь себя морально раздавленным. Кто-то пишет: сказка, романтика... Ну, не знаю, если только кошмарная сказка, по мне так здесь нет ничего святого. Зато впечатлений и эмоций сколько... Вагон и маленькая тележка! Сильная вещь, но посоветовать кому-либо ее не решусь, слишком необычная, странная.

- Петр Романыч, - сказал я. - Позвольте объясниться: я волнуюсь. Вы - страшно талантливая сволочь.

22 августа 2015 г., 13:07
4.5 /  4.335
Мистика оживления.

Как же подступиться?

Начну с того, что Дина Рубина числится в моих любимых писателях. Временами мне кажется, что уровень мастерства и нащупывания человеческого нутра у нее под стать с незабвенными русскими классиками. И та же – тоска и неприкаянность героев, несуразность сложных судеб, достигающая местами накала трагизма, а временами – и трагикомизма. Пожалуй, именно это и так пленяет меня в творчестве Рубиной – умение в каждой затрепанной судьбёнке увидеть трагическое, а значит великое, и подтрунить над ним, то есть внести комичность, а с ними и жизнь.

Все герои Рубиной носят изрядную долю инаковости и потустороннести, и в большинстве своем – скитальцы искусства. Что из этого следует, думаю, вы и без меня понимаете – большие чувства, непоправимые ошибки, искупления длинною в жизнь и больше.
Не исключение и этот роман, в нём вы найдете и трагизм, и комизм, и людей искусства, и небанальные судьбы, и исковерканные души, жаждущие любви, и повороты сюжета, на которые способна только реальная жизнь – с их разворотами на 180 градусов, а потом снова на 180 – к исходной точке. Кроме того, в «Синдроме Петрушке» - изрядная доля мистики, но не сказочно-подростковой, в которой приведения указывают место клада, а жутковатой мистики старины, когда куклы оживают, но забирают душу, а старинные проклятия меняют судьбы целых поколений, где бы и с кем бы они ни жили.

Самое главное – Рубина как всегда из воздуха умеет создать плоть и кровь. Люди, города, судьбы, оживают под ее дуновением и забирают читателя с собой, в свой мир.

Кстати, о городах. Невероятно точные, живые – Львов, Прага, и кусочек Израиля. И чарующее ремесло кукольника. Очень хороший роман.

17 декабря 2015 г., 19:36
5 /  4.335

"Главное же - Лиза, моя Лиза, моя "главная кукла"... вовсе куклой не была. Она, как и моя мать, была навсегда и до конца - человеком."

Книга, история, драма, сказка, готика, семейная история, история любви и болезненной страсти, безнадежности и вечной надежды, книга о настоящем художнике, создателе, кукловоде, манипуляторе. Книга о судьбе, о предназначении. И еще о многом другом. Книга-калейдоскоп, мозаика, картина, книга-матрешка, книга-кукла, книга-игрушка, книга-кубик Рубика. Здесь так много всего, что умещает в себя в моем представлении замечательный роман. А язык, стиль. Это что-то густое, съедобное, веское, пульсирующее, но не надоедающее. Абсолютная магия. А персонажи... целая песня. Они не просто живые и объемные, они выпуклые и кричащие, они плачущие и страдающие, они погибающие и возрождающиеся в любви, в искусстве, в творчестве.

Весь мир теперь кажется кукольным театром. Все в нем игра, манипуляция, дерганье за ниточки. Человек - кукла в руках Господа Бога, дьявола ли, матушки-природы, судьбы, собственной генетики. Человек играет с человеком, человек - баловень судьбы, или же, наоборот, несчастливец. Даже, делая себя сам, он манипулирует кучей других людей и самим собой. Пытается обмануть себя, контролировать, изменить. Человек создает куклу. И играет с этой куклой, как создатель с человеком, играет, проживая жизнь свою и этих кукол. Кукла - не живая, и не мертвая, она кукла, но не просто предмет, она создана по образу и подобию человека, она дает возможность человеку почувствовать себя могущественным. Она из другого, потустороннего мира. В нее можно вдохнуть жизнь, и испугаться, а можно из человека забрать все жизненные соки и превратить в тряпичную куклу на ниточках.
Это история о настоящем творце, Петрушка Уксусов, он сам человек-кукла, и он же кукловод. Лиза, она человек, человек со страстями, и в то же время в глазах Пети она кукла, любимая кукла. Это история о двойниках. Есть ведь еще и Эллис, почти живая, которую можно любить, к которой можно ревновать, которую можно убить. Это книга о настоящих, болезненных, лихорадочных страстях. Страсти между людьми и людьми, между мужчиной и женщиной, между человеком и куклой, страсть к своему предназначению, которое и преображает, и растворяет в себе.
Судьба ведет и Лизу, и Петрушу. Легко ли зависеть от хромосомных нарушений в роду, от страшного синдрома, легко ли зависеть от удивительной и могущественной куклы, беременного Корчмаря? А легко ли входить в абсолютную зависимость от создания кукол и игры в них, легко ли зависеть от страсти?...

Это книга об удивительно красивых городах - Прага, Львов, Питер... Сахалин, Москва. Основными для меня были чудесные Прага и Львов. Прага действительно очень сказочный, кукольный, необыкновенный город. Там все дышит сказкой, историей, игрой, со всех сторон на тебя смотрят куклы- статуи, изображения различных персонажей, вымышленных и реальных. Настоящие театральные подмостки. Кажется, что именно там куклы и оживают.

Книга до дрожи, до слез, до снов, цветных снов, где танцует свой танец Петрушка и Лиза, танец жизни и судьбы. Красивый роман о необычных, увлеченных людях... Книга о Жизни, о судьбе, о больших и маленьких манипуляторах. Магия, волшебство, реальность, люди и куклы, люди и судьбы, любовь и страсть.... Роман-наслаждение...

Дальше...

17 декабря 2015 г., 20:53
5 /  4.335
"Где куклы так похожи на людей..."

Мы созданы кем-то нарочно
Как жизни смешные игрушки...

Л.Агутин©

Если вы не любите кукол, вы их полюбите.
Если вы уже неравнодушны к этим "почти людям", то влюбитесь в них ещё сильнее.
Если вы хотите открыть для себя новые грани человеческих отношений, деликатно прикоснуться к таланту и пропасть в завораживающем вихре волшебства, который шаманит на страницах романа, то отложите всё и - читайте, скорее читайся этот тонкий до дрожи, глубокий до безумия, виртуозный до преклонения роман!

Книга, где одушевлено буквально всё. Даже города. Даже бытовые предметы. И меркнут слова, с помощью которых хочется рассказать о своих впечатлениях. Потому что не смогут передать. Не донесут, не вместят в себя всю ту многомерность, экзотичность, интеллектуальность, боль, страсть( мучительную и вдохновенную), загадочность, философичность и многое-многое другое, что предлагает читателю сюжет.

А стиль какой?! А понимание героев, выписанных с филигранной точностью?! А золотистая вязь мистики и реальности, иллюзорности и благословенного дара, высшей сущности человека и его низменных стремлений?

Рубина дёргает за невидимые ниточки и открывается занавес, выпуская на сцену персонажей, и начинают плавно сдвигаться и наслаиваться один на другой смысловые пласты сюжета, непричёсанные вихрастые судьбы и многоликие времена...
Читаешь и пропадаешь в книге, мечтая, чтобы подольше не заканчивалось действо. Я бы даже сказала: священнодействие, редкой силы приворот. Приворот читателя к написанному, конечно же. К тексту.

А уж он - услада для души! Переливчато звенит хрустальными колокольчиками! Вовсе не вычурный, без надуманных искусственных красивостей и финтифлюшк, но каждую фразу хочется по несколько раз перечитывать, смакуя, повторять. Заслушиваешься. Будто музыке внимаешь.
К слову, отдельной похвалы достойно письмо Пети, написанное под мятежность снегопада. Оно действительно шедевр стиля и литературного вкуса.

И этот авторский вкус ощутим повсюду. Поэтому сложно, очень непросто писать на роман отзыв.
О чём ещё можно говорить, когда сказано так много? Когда в сотканное Рубиной полотно очень уютно прятаться, накидывать его себе на плечи, словно узорную тёплую шаль, и кутаться в неё, и греться ею, забывая обо всём.
Совершенно не хочется пускаться в пространные объяснения, рассуждать по существу и приводить примеры. Очень боюсь разрушить весь эффект от чтения, создать помехи у чистого "вещания" текста.
Поэтому лишь на цыпочках, попытаюсь невесомо пройтись по краюшку самой сути:
Да, каждый из нас и кукловод, и кукольник. Да, любить гения очень тяжело, а быть им любимой - тем более! Нет, "высокая мука бытия" не предполагает одиночество. Нет, кем-то там, наверху, вынесенный грозный приговор может и должен подлежать апелляции...

Замечательная метафоричность о проклятии любви и её святой трепетности, о том, что мы распяты на кресте Великим Кукольником, (вот на таком, как на картинке внизу), который дергает за ниточки наши души, сам когда-то сошедший с почти такого же... О страшном кукольном мире и том, который ничем, в сущности, не отличен от него - нашем, человеческом, житейском, закулисном...

Бывают минуты, когда я чувствую себя именно тем мальчиком, созданным из воздуха и «уплотненным в плоть», душу которого Создатель или Дьявол – кто-то из них двоих – взял к себе на службу. А вот к кому из них я взят на службу, в чем этой моей службы смысл и, главное – чья я собственность, этого я не знаю…

Кто мы? Чьи игрушки? Кем служим забавой и кого мечтаем сами "одушевить"? Чтобы просто вдохнуть жизнь или управлять? Где проходит граница между притворством и правдой, искусственной маской и лицом в искусстве, ролью и судьбой?

Паяцы, Мальвины, Карабасы, Петрушки... Вы среди нас.

Дальше...

24 июля 2015 г., 23:47
4.5 /  4.335

Оставлю пару слов себе на память об этой книге, а заодно расскажу Наде почему, как мне кажется, эту книгу стоит прочесть.
Во-первых, Рубина замечательно заплетает интригу. И не одну! Столько скелетов вывалится на вашу утомленную голову во время чтения этого романа, что это почти чрезмерно. Тут будут семейные драмы, предательства, страсти и любовь, невероятные тайны, странные события... Не только главные, но и многие второстепенные персонажи расскажут свои истории. Словом, это крайне занимательное чтение!
Во-вторых, она так прекрасно описывает взаимоотношения куклы и кукольника, что чувствуешь себя ребенком, впервые увидевшим это одухотворенное волшебство. Надо сказать что мне, выросшей за кулисами, никогда не удавалось в кукольном театре ощутить эту магию, но благодаря Рубиной я начала верить, что такое возможно! :)
В третьих, автору, как правило, изумительно удается портрет места действия. И "Синдром Петрушки" не исключение. Тут таких мест несколько: Львов, Саратов, Ленинград, неназванный город на Сахалине, а также Прага и Иерусалим. Лучше других, на мой взгляд, удались Львов, Саратов и Прага, но тут я всерьез оценить результат не могу, поскольку не бывала. Кстати, как раз поэтому хотелось бы понять - эта притягательность описанных автором незнакомых мне городов сохранилась бы, если бы Рубина рискнула сделать героем своей книги мой волшебный Питер?
И, в четвертых, тут совершенно замечательные второстепенные персонажи. Такие зарисовки, небольшие портреты людей, яркие, живые, которые понравились мне еще в когда-то прочитанных рассказах автора.
Но кроме названных очевидных достоинств, книга не лишена некоторых не менее явных недостатков.
1. На мой взгляд, количество безумия на единицу текста здесь зашкаливает. Большая часть сюжетных ходов обусловлена сумасшествием. Герой - так вообще описан каким-то маньяком. Ну не верю я в мальчика, который может с восьми лет играть в ребенка, как в куклу. Вообще, медицина тут может понадобиться не только героям, но и читателю. Иногда, право слово, чересчур.
2. Автор активно использует недоговоренности и недосказанности, навевая некую мистическую атмосферу. Наверное, это не так плохо, просто я этот прием очень не люблю. Мне уж либо притчевое волшебство, либо внятный реализм.
3. Странный пропуск в семейной истории Петра и Лизы - довольно подробно про детство, когда она вполне нормальной была, веселой, капризной; потом сразу - больница, поломанная кукла, ненависть к Эллис, а вся середина - какой-то скороговоркой. И не сага получается семейная, с развитием характера, а какой-то сумбур, ррраз! - и все по-другому.
4. Очень (!!!) придуманное, искусственное имя. Не просто Петя-Петр-Петрушка, но еще и непременно Уксусов, чтобы профессия стигматом впечаталась. Вот этому я не поверила. Тут - точно перебор.
5. И еще есть излишества в тексте. Большей частью мне построение фраз очень нравится, но местами - все слишком вычурно, слишком витиевато. Получаются красоты текста ради красот текста. И смысл убегает... Хотя вообще - язык вкусный, образный. Впрочем, без мата я бы легко обошлась. Но это уже мои собственные погремушки. :)
Словом, читать было очень интересно. Ни минуты не скучно. И даже несмотря на все национальные, и болезненные перегибы, на всю эту истерику и достоевщину, на красные волосы и предсказуемые трагические развязки (уж очень все было построено, правда - ни один владелец уникальной авторской куклы не оставил бы её незапертой в гримерке! Не верю!!!). Читала, не отрываясь. Злилась местами, но не откладывала, пока не перевернула последнюю страницу.
А вот тот самый Минорный свинг Джанго Рейнхардта во мне звучал куда более чувственным... Так что музыкально мы не совпали.

15 мая 2015 г., 10:55
4.5 /  4.335

Эту книгу мне посоветовал известный актёр Евгений Миронов. Звоню как-то ему, говорю: "Скукотища, не знаешь чего почитать?" А он—
Окей-окей, эту часть я сочинил. Ну а что с того? Рецензию сочинить можно, а байку нет?? [на самом деле Миронов говорил об этой книге в телепередаче "Белая студия" на канале Культура, а в этом году снялся в экранизации, которая ещё не вышла на экран]

У меня есть тетрадь, в которую я выписываю имена персонажей каждой прочитанной книги. Так вот, в этот раз я записал в тетрадь 2 предмета. Это куклы Корчмарь и Эллис. Они лишь наполовину действующие лица, но я не мог их не отметить, потому что в книге они были живыми. Нет-нет, никакой магии вуду или проклятия, как у куклы Чаки (помните такую куклу-убийцу из американского фильма?), просто мастерство кукольника, оживляющего их своими руками. После этой книги я стал по-новому смотреть на моего большого игрушечного мишку, сидящего с понуренной головой в кресле; на статуэтку-флейтиста, стоящую на полке - вообще на любой предмет!
В русском языке все имена существительные делятся на "одушевлённые" и "неодушевлённые". Кто такой "удушенный"? Тот, которого удушили. "Подкошенный"? Которого подкосили. "Одушевлённый"? Которого одушевили. Кому же дана способность одухотворять? В контексте этой книги (где человек рассматривается как марионетка в руках Создателя) правильным ответом будет: Бог. Он дал нам жизнь, одухотворил; если порвём с ним нити, мы падём ниц. В более узком смысле одушевить предмет, сделать его одушевлённым может сам человек. Человек может не только оживить куклу или игрушку, имеющие человеческий образ; он может вложить душу в какое-нибудь занятие или дело: в ужин, в стих, даже в постройку собачей конуры.
Таким образом, если заняться неблагодарным делом и попытаться извлечь из произведения главный смысл, то, по-моему, он в том, что нам под силу любую вещь, событие или действие сделать живым, ярким, красочным, душевным, если вложить в это частичку своей души.

Хотя он был для меня на втором плане, нельзя обойти стороной описанный здесь любовный треугольник, уникальный тем, что одним из его углов была кукла. Однако Эллис олицетворяется настолько, что как будто бы действует в романе самостоятельно, наравне с Петькой и Лизой. И уже не поймёшь, кто из двоих огненноволосых созданий кукла в большей степени, ведь Лиза для Пети тоже в какой-то мере является марионеткой, его собственностью - он сам её нашёл, "воспитал", обеспечил (одел, обул - даже сам шил для неё обувь), холил и лелеял, возил как багаж по разным городам и весям... Да и сама Лиза непроизвольно воспринимает себя, как кукла, когда играет с руками Пети, которые водят её, которым она подчинена. Однако, кукла лишена воли - Лиза же, проявив волю и храбрость, подавляет это, если позволите, "восстание машин" и побеждает в борьбе в Эллис. На примере Лизы мы видим, что предмет можно сделать одушевлённым, но сделать человека неодушевлённым не получится.

Это роман философский, любовный, психологический и чуточку приключенческий. Я рад знакомству с современным русским автором!

Рецензия написана под аккомпанемент Минорного свинга Джанго Рейнхардта.
15 февраля 2012 г., 19:14
4 /  4.335

В этом романе есть:
- куклы, которых нельзя отличить от человека (бойтесь, собратья-педиофобы);
- сумасшедший дом;
- безумная Прага;
- родовое проклятье;
- магия наподобие вуду;
- дьявольщина;
- вечно смеющиеся младенцы;
- много-много огненноволосых женщин;
- странные совпадения;
- сама автор.
И при всём этом обилии мистики, магии, не_пойми_чего_потустороннего и даже постмодернизма — это один из самых реалистичных романов, которые я когда-либо читала. Для определения его жанра я уже слышала все возможные сочетания прилагательных «готический», «магический», «психологический», «реалистический» и существительных «драма», «роман», «сага», «детектив». Всё равно это всё не то, потому что перед нами чистой воды мультижанр, романы в романе, каждый из которых имеет свою собственную линию, тесно сплетённую с остальными, но отличающуюся по внутренним характеристикам. Впрочем, вряд ли Рубина думала обо всех этих определениях, когда просто писала эти строки: сама жизнь такая, что её в рамки двух слов вроде «семейный триллер» не загонишь.

Все эти жанровые хитросплетения настолько тесные, что их даже друг от друга отчленить не всегда удаётся. Например, детективная составляющая настолько тесно переплетена с мистикой, что расцепить их и развести по углам никак не получится. Семейная сага, она же любовная линия многих поколений — это ещё и гимн Художника, воспевание страсти, мастерства и гения (все эти слова тоже стоило бы написать с большой буквы, но у Рубиной они будут с маленькой, обыкновенные гении). Вообще, удивительное свойство: делать всё ужасающее, магическое и дьявольское каким-то домашним, обыденным, как будто в нашей жизни вот только так и бывает, что бабушка-соседка подрабатывает магом-вуду, одноногий ветеран может из утюга и изоленты сделать космический корабль, а сатана на улице вежливо просит закурить. Из-за этого свойства я вот хоть убей не могу воспринимать романы Рубиной как «мистические», это всегда кажется мне второстепенной характеристикой, даже если весь сюжет на этой чертовщине замешан.

Добротный, хорошо продуманный, крепко написанный роман, который, если попадёт в нужное время и настроение, то сорвёт крышу. И всё же… И всё же чуть-чуть тяжеловесно, что-то лишнее, к концу романа начинаешь задыхаться и уставать, даже несмотря на то, что текст по-прежнему хорош. Надо попробовать у Дины Ильиничны малую прозу.

все 211 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
Осталось
217 дней до конца года

Я прочитаю книг.