Плоть и кровь

Майкл Каннингем - Плоть и кровь

ISBN: 978-5-271-28984-2
Год издания: 2010
Издательство: Астрель, Corpus
Серия: Corpus [roman]

HTML-код кнопки (для сайта/блога)
BB-код кнопки (для форума)

Теги

Описание

Это настоящая семейная сага, в которой повествование охватывает целый век: первая глава помечена 1935 годом, последняя - 2035-м. На фоне истории страны проходит жизнь типичной, сумевшей выбиться в средний класс американской семьи: отец - грек, мать - итальянка, трое детей, двое внуков. У каждого - драматическая, а порой и трагическая судьба. Одни почти не меняются, другие меняются самым разительным образом, совершая отчаянные поступки, которые определят их дальнейшую жизнь, и, получая предзнаменование своего будущего, они это предзнаменование не осознают... Автор, словно обращаясь к читателю, говорит: думайте о собственной жизни и помните: ничто не стоит сожалений и не проходит зря - вас услышат.

Дополнительная информация об издании

Переводчик: Сергей Ильин

704 стр.
Формат: 76x108/32 (135x205 мм)
Тираж: 5000 экз.
Твердый переплет

Эти книги тоже могут вас заинтересовать

Марио Пьюзо - Крестный отец
Марио Пьюзо 4130 читателей 179 рецензий 484 цитаты
Трейси Шевалье - Падшие ангелы
Трейси Шевалье 233 читателя 55 рецензий 20 цитат
Джон Ирвинг - Отель "Нью-Гэмпшир"
Джон Ирвинг 224 читателя 35 рецензий 31 цитата

Рецензии читателей

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


22 января 2011 г., 21:02

Family value

Первое русское издание «пробного» романа Каннингема сыграло со мной (и скорее всего с кем-нибудь ещё) презабавную шутку. После опубликованной в пляжном «Снобе» главы из нового, ещё редактируемого произведения все нормальные люди ждали осенний выход (заявлен был октябрь) и нервно похаживались по магазинам. Но, не сумев купить и перевести «Перед закатом» так скоро, умные русские книгопродавцы подгадали и выпустили «Плоть и кровь» - работу мохнатых годов, о которой невнимательные олухи типа меня ничего не слышали. И первую половину я читала, форменно полагая, что это новый роман автора «Часов» и «Избранных дней». И грустила.

«Плоть и кровь» неминуемо встраивается в дилогию с «Домом на краю света» - другим ранним романом, традиционным и ученическим в сравнении с «Часами» и «Днями», но всё равно блестящим.
Если прибегать к преступному упрощению, то «Плоть…» - это гипертрофированный «Дом…»: ещё пространнее, с ещё большим количеством героев, с ещё более пронзительными и частотными моментами а-ля "под взрывающимися звёздами он стоит в трусах в горошек", с ещё более резкой предвзятостью (о которой – чуть позже). Оторваться от 700-страничной саги, как всегда у Каннингема, невозможно, и всё-таки такой возврат мыслился катастрофой, потерей, почти разочарованием в спирали развития, до этого напоминавшей луч. И когда выяснилось наконец, что «Плоть и кровь» лишь предстоял тому, что мы знаем и любим, всё стало на свои места: эпилог стал прологом и зазвучал совсем иначе. Его слабости обратились в его силу.

«Плоть и кровь» во многом уступает «Дому…» и во многом, напротив, дает ему фору. Бесстыдство "молодого писателя", почти дебютанта ("Дом..." издан раньше, но написан позже) - это возможность реализовать сразу всё накипевшее, ни в чём себя не ограничивая. Ты приходишь и выкладываешь на стол всё, что у тебя есть, чтобы тебя узнали, приняли всерьёз, и если ты при этом Майкл Каннингем, то на столе – этой плоской, но реальной Вселенной – оказывается очень честная история, про которою нельзя решить, напряженная она или, наоборот, ошеломительно пустая. Поскольку того же самого нельзя решить про жизнь.

И по сравнению с поздними, гораздо более лаконичными, удобными и сконцентрированными высказываниями, ранние работы Каннингема гораздо ярче передают этот парадокс. Простите за словесную игру, но этот роман полнокровнее что ли. Страшнее, бессмысленнее, радикальнее по настроению, при том, что, конечно, гораздо слабее по форме. «Плоть и кровь» - не просто упражнение на тему семьи, попытка определения, что такое современная семья и почему она переживает такой кризис. Нет, эта холодная социология – лишь надводная часть айсберга. Под водой же – тоска, гнев поиска правильных решений и немного пугающая откровенность. Пугающая, потому что невероятно объективный писатель, который от природы знает всё на свете не хуже Толстого, который одинаково точно описывает сексуальное пробуждение женщины и чувства, переживаемые умирающим в зеленой воде юнцом, - он тоже человек, тоже слабый, предвзятый, тоже хочет доказать судьбе свою правоту. И это выражается не только в маниакальном пристрастии к описанию сотворения и гибели домашних тортов, но и в гораздо более серьёзных вещах.

Знающий законы жизни, невозможность счастья, злую статистику провалов, Каннингем всё равно не может не врать, не выдумывать, когда доходит до его собственного розового и человеческого нутра: он приносит в жертву героям-геям всех других, как бы их ни любил, лишь бы именно в образах персонажей-гомосексуалистов воссоздать мизерный процент удачи. Его геи или царственно трагичны, или получают финальную правоту, семью, покой и самое ценное – последнюю строчку, после которой – чистый остаток страницы, лучший символ авторского сочувствия и заботы. Остальным же приходится сиротливо перебиваться чем-то невразумительным.

Самое странное, что расстраивает сия сердечная несдержанность, особо острая в этом романе, пожалуй, именно геев. Потому что они-то разницу между подстроенной (и, на самом-то деле, ненужной) привилегированностью и реальным порядком вещей ох как чувствуют.

Умение любить мужчин или любить женщин никак не связано с божьим помазанием. С ним связано просто умение любить. И с каждым новым романом Каннингем как писатель (не будем навязывать это Каннингему-человеку, мы его не знаем) становится всё ближе и ближе к этой нехитрой чувствомысли. И – Боже мой! – выражать чувствомысли он умеет, как никто другой.

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написал рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


30 июля 2013 г., 23:52

Прошлым летом я обрёл нового автора, Майкла Каннингема. И затем на протяжении целого года скучал по образам, сценам и атмосфере двух прочтенных его книг - "Дома на краю света" и "Часов". Их красота и обреченная поэтичность надолго повисли где-то в сплетениях души, и звали, просили о возвращении.
Возвращение состоялось. Спустя год. В результате общения с другим романом прозаика - "Плотью и кровью", объемной семейной сагой. Честно говоря, этот роман показался немного слабее, чем два предыдущих... но хочется расширять и расширять это слово "немного". Книга прекрасна. Она шикарна. И вчера, окончив чтение последней главы, я долго не мог уснуть. За окном ночь вдыхала звезды в облака, а я все лежал и думал - о героях, что были со мной больше недели. И которых придётся отпустить.
"Плоть и кровь" в сравнении с другими романами Каннигема (из тех, что я читал) – совершенно иное произведение. Более жесткое. Если "Дом..." переполнен тонкой поэзией, а "Часы" – нежной тоской, то "Плоть.." - это сгусток реальности. Она выпирает из книги неприкрыто, иногда становится уродливой и грубой, но всегда - это часть жизни, вырванной из всеобщего потока.
Да, "поток жизни". Именно так бы я определил жанр книги. Когда читаешь ее последние страницы, создается ощущение потерянности, будто ты очутился посреди бурной реки - бесконечного потока рождений и смертей. И этот поток – нечто большее, чем жизнь каждого из нас. Какое-то существо, в котором каждый из нас только частица. Ничего никогда не кончается, и жизнь повторяет одни и те же истории – из поколения в поколение. Она всегда продолжается. Родители, дети, внуки, правнуки - и неумолимый поток неумения жить, ошибок, разочарований, одиночества, любви, похоти, тоски. И всё всегда возвращается к тому, с чего начиналось. И всё это так... величественно, запредельно...
Вековая история семьи Стассос - это спрессованная Америка, континент, куда приезжают со всех концов света в надежде сделать жизнь немного лучше, возлагая на заокеанский континет слишком много. Неслучайно предпоследняя сцена романа происходит неподалеку от терминала, где раньше проверяли въезжающих эмигрантов.
Но даже не это важно, нет. А что тогда? Не знаю. То, что здесь запечатлён процесс распада человеческих отношений в обществе? Связи между людьми всё больше истончаются, и члены одной семьи живут в разных городах, изредка разговаривают по телефону, проживают в общем-то отдельные жизни, а иногда не могут простить друг другу многого... Семейная сага, да. В которой связи между членами семьи до того ослаблены, что будто читаешь разные истории различных людей. А может, отпечаток жизни? Да, это в ней люди женятся, а через годы обнаруживают, что потеряли тех, кого любили, что нужны-то им тот мальчик и та девочка, кем были когда-то сами, но которых забрало время. И это в ней женщина при живых детях и муже лежит в кровати посреди большого города и погасает от того, что ей некому позвонить. И это в ней человек остаётся навсегда один под холодным звездами, произнося имена тех, кого потерял.
Да, отпечаток жизни. Слепок. Беспрерывный поток.
В одном интервью Каннингем сказал, что жизнь сложнее, чем видят ее окружающие. И задача писателя - показать всю ее сложность. Я же когда читал его роман, немного завидовал - тому видению мира, которым наделен этот человек. И, быть может, писатели, да и вообще люди искусства - это те, кто видят, когда все окружающие слепы. Каннигем - писатель удивительной силы, мастер владения словом и человек удивительного видения мира. Безусловно, один из талантливейших прозаиков современной литературы.
И да, история Уилла и Гарри. Насколько же она трогательна и прекрасна. Одна из самых-самых.
Пожалуй, всё. Да. А знакомство с Каннингемом я еще обязательно продолжу.

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


7 ноября 2012 г., 22:05

Эта книга очень и очень непростая. Огромная семейная сага, которая бьет нас в сердце своей жизненностью. Все написано так , как есть в жизни , без «розовых очков». Живет огромная семья по крови , в тоже время и не семья вроде, все разбежались из общего дома. В книге поднят вопрос дружественности и глубоких отношений в семье. Горько от того, что такая огромная семья утратила ту ниточку, которая связывает людей, помогает надеяться друг на друга. Но приятно удивил тот факт в книге, что произошедшее несчастье помогло сблизится близких. Местами читался роман тяжело, оттого , что проникаясь душой к героям, переживаешь за них. Стараешься осмыслить множество фактов, которые поражают до глубины души, задумываешься, неужели так в жизни бывает? Почему так происходит, что самые близкие люди становятся врагами или живут в полном непонимании друг друга. Очень часто такое явление в семьях наблюдается в основном тогда, когда взрослые заняты своими проблемами, недостаточно уделяют внимания взрослеющему ребенку. Взрослые часто заняты карьерным ростом, проблемами добывания денег, забывая, что тем самым отдаляют от себя ребенка. Дочитав до конца, с легкой долей грусти, расстаешься с героями, хотя местами книга вводит в ступор своими «Скелетами из шкафа», что удивлению нашему нет пределов. У книги есть та ниточка между произведением и читателем, которая крепко их держит, не давая времени стереть из памяти все , что происходило на страницах книги, и в какой-то степени делает собственные узы родства крепче. Заставляет книга и задуматься об отношениях в собственной семье, чтобы не повторить ошибок , которые могут сделать несчастными самых родных людей.

ПРОЧИТАНО В РАМКАХ ИГРЫ «ДАЙТЕ ДВЕ!»

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


16 июня 2012 г., 17:12

"Плоть и кровь" американского писателя Майкла Каннингема - это своеобразный срез американского общества на примере одной семьи, которую рассказ сопровождает на протяжении нескольких поколений. Муж-грек, жена-сицилийка, трое детей. Внешне благополучный фасад, картинка добропорядочности, а внутри все шкафы ломятся от скелетов.

Прекрасный литературный язык, очевидно, за что писателя наградили Пулитцеровской премией. Читается притягательно, погружает в эту вязкую историю чужой жизни с головой. Но, тем не менее, читать книгу невероятно тяжело. Каннингем не оставляет шанса ни своим героям, ни читателям. Прежде всего, в романе нет ни одного однозначно положительного персонажа, как впрочем, надо отдать должное, и однозначно отрицательного, но отчего-то не отпускает ощущение, что негатив в людях преобладает над чем-то хорошим. Каждый герой, раскрываясь по мере развития сюжета, превращается в бомбу с часовым механизмом, в отравленную стрелу, пущенную по течению истории и метящую в какую-то конкретную цель. Позднее становится очевидно, что цель эта - читатель.

Каннингем соединил в своей книге как проблемы общества, так и вечные проблемы личностного плана. Эммигранты, стремящиеся стать своими в этой стране без истории. Они приезжают в Америку и пытаются отринуть то огромное национальное чувство вины, преследующее всех, меняющих страну проживания. Станет ли когда-нибудь чужак своим в стране, в которой он не родился? Даже если станет мимикрировать под окружающее его общество, просачиваясь туда, обрастая типичными привычками и принятыми условностями. Писатель рассматривает общее через частное. Огромное количество неамериканцев, породившее американцев в первом, втором и так далее поколении, которые ничего не знают и не хотят знать кроме этой большой и многонациональной страны, которая как целый мир, включает в себя множество разнообразных традиций. Но многие предпочитают сидеть в маленьком провинциальном штате и не выходить дальше ближайшего супермаркета.

Каждый герой книги невероятно несчастлив. И самое ужасное в этом, что несчастлив не благодаря чему-либо, а скорее вопреки. Каждый сам старательно вырывает себе могилу. Попутно может еще рыть могилу близкому.Та связь, существующая между близкими родственниками, опутывающая их невидимыми нитями, периодически превращается в удавку. Могут ли быть более чужими люди, прожившие бок о бок много лет, считающиеся родственниками? Так ли важно наличие общей крови, чтобы считаться близкими? Почему зачастую чужие, посторонние люди становятся роднее самых ближайших родственников? Почему человек так отчаянно борется с собственным счастьем за право считаться несчастливым и гордо несет в себе это, словно знамя? Чья либо жизнь, неудавшаяся изначально, интереснее, чем более благополучная? Книга порождает бесконечное множество вопросов, и не дает ни единого ответа. Автор с хирургической точностью нажимает на больные точки, обнажает внутренний каркас этой семьи, демонстрируя, что, построенная на недоверии и отчуждении, она не сможет продержаться долго.

Тяжелая, вязкая книга, полная больного, измученного, безумного мира людей, отчаянно продирающихся по изначально не предназначенному для них пути. Но при всем этом эти люди - невероятно обыденны, даже можно сказать типичны. Их характеры, поступки, взгляды - ничего ненормального не содержат, но их выбор, то как они решают прожить свои жизни - это и угнетает. Кто-то раньше времени изнашивается в этом бессмысленном сизифовом труде, кто-то под финал своей жизни вдруг выруливает на нужную дорожку. Но остается осадок от всей этой истории. Чего-то неправильного, неисправимого, извращенного. Человеку настолько плохо, насколько он сам этого захочет. А если все поголовно жаждут, чтобы им стало еще хуже, то это явно не нормально.

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


11 марта 2013 г., 22:18

Мир велик и прекрасен, но, в конечном счете, изматывает до смерти всех, кто его населяет.


Каждая семья уникальна по-своему. А еще каждая семья несчастна по-своему. Не бывает идеальных людей, идеальных отношений, идеальных семей. Даже за любым безупречным фасадом бушуют истинные страсти и происходят события из ряда вон выходящие, перетряхивающие весь мир и выбивающие твердую почву из-под ног. А посторонним стоит только наблюдать со стороны и диву даваться, что и такое бывает... Все мы как известно сотканы из пороков, недостатков, доброты, способности любить и ненавидеть. Это все лишь доказывает то, что мы живем и дышим, совершаем ошибки и одерживаем победы, выстраиваем свои отношения в социуме и в близком кругу. Семья - это узкий круг, который должен быть искренней поддержкой. Круг, который любит и помогает, служит опорой и в радости, и в горе... Но не все семьи такие, не все... И как быть если, не смотря на большую семью, ты одинок в этом неистовом мире и далек от всех?

Перед нами семейная сага, длиною в целый век. Глубокая, проникновенная и сильная драма, длиною в жизнь. Пронзительная в своей простоте, безысходности и отчаянии. Когда и что пошло не так? Какой шаг был неверным? Почему в казалось бы благополучной со стороны семье все сложилось так и не иначе... Внутри сплошной хаос, беспорядок и бардак. Мать Мэри - неживая и отстраненная хранительница домашнего очага, пытающаяся построить идеальный фасад и не обращающая внимания на чувственную сторону бытия. Отец семейства - грубый мужчина с приступами безумной агрессии и жестокости, непримиримый, но так боящийся своей жены и не чувствующий себя дома хозяином. Всю жизнь он искал любви, теплоты и понимания... И вот такие родители, чуждые друг другу сплели пагубную паутину для своих детей... Это и их сын Билли (Вилл), бегущий от своего прошлого, свободный и попирающий все рамки и законы, мужчина с светящимся ядрышком внутри, независимая гордая птичка. Это и дочь Сью, стремящаяся быть идеальной, правильной и спасающей весь мир вокруг. И в итоге именно она страдает больше всех. Безупречная, отдающая себя служению долгу, идущая гордо вперед... Это и младшая дочь Зои - настоящий дикий зверек, мечтающая о свободе и независимости. Жизнь в лесу, жизнь вопреки человеческим нормам и законам... И как итог беспорядочные связи, наркотики, косячки и внебрачный ребенок... Ребенок, выросший сущим дикарем, но с огромным сердцем. Строптивый и неукротимый. Сильный и способный искренне любить. На страницах романа встречаются и другие интересные персонажи. Чего только стоит Кассандра. Очень своеобразная, странная, оригинальная, но какая мудрая и замечательная... Сын Cью, выросший в идеальной обстановке, вылизанный и лощенный, со своими тайными страстями...

И вот такие вот не простые люди пытаются как-то выстроить свои отношения. Ох, нелегко им пришлось, нелегко. Тяжелые искалеченные судьбы, каждый что-то потерял и что-то приобрел, но виноваты в этом лишь они сами. Сильно уж беспечно и порой играючи они обращались со своей судьбой, делали что-то назло, где-то не могли вовремя остановиться и сказали немало неприятных слов друг другу, ранив при этом в самое сердце... И это жизнь. И ведь "самое трудное на свете — достичь равновесия." А так хотелось бы достичь баланса в наших судьбах, но почему-то реальность редко бывает такой как хотелось бы... Все в мире хрупко и зыбко...

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


26 мая 2012 г., 10:39

Читать эту книгу было страшно. Особенно сначала.
Чужие судьбы, чужие поступки, чужие несчастья так и липли и меня сковывал страх.
Страх, что ни у кого никогда не бывает просто нормальной, спокойной, хорошей жизни.
Страх, что мой собственный путь вильнет куда-нибудь не туда.
Страх, что если же он будет идеально прямым, я все равно в итоге обнаружу себя в нормальной жизни, но абсолютно несчастной.
Эта книга бесподобна. Я читала ее и не могла начитаться и все же после нее всегда было плохое, подавленное настроение.
Оно заставляло прятаться в тепле любимого человека, заставляло вспомнить о чем же я, мы, мечтаем и задуматься, приведут ли эти мечты к счастью.
И постепенно страх отступал. Но не насовсем. Он остается где-то в глубине сознания, там, где скапливаются все истории несчастливых семей, чьи несчастья тянутся поколениями и поколениями.
Мне же остается учиться на этих книгах. И помнить. Просто помнить как бывает и как не должно быть у меня.

-Жить трудно, - сказала Кассандра. - Трудно ходить среди людей, то и дело одеваться по-новому, вместо того чтобы просто свалится и лежать.

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


11 февраля 2014 г., 12:45

Мир состоял из ошибок, мир был их колючим клубком, и никакими веревками, сколько хитроумных узлов ни навяжи, скрепить их так, чтобы они не лезли наружу, было невозможно.


Еще одна книга Каннингема, которая вывернула мою душу наизнанку. Она пропустила меня через себя, разрубила на куски, раскидала по сторонам. Она вырвала меня из реальности и смешала с семьей Стассос, обрекая на роль безмолвного невидимого наблюдателя. Это невыносимо трудно - видеть, как медленно распадается целая семья, как расходятся их пути в разные стороны, как обрекают они себя на одиночество... осознанно, от безвыходности или по глупости.
Каждый несчастен на свой лад. У каждого свои страхи, боли, недосказанности. Константин, который целью своей жизни поставил только то, как бы заработать много денег, обеспечить семью всем, тем самым обретая уверенность в собственных глазах, доказывая себе свою же значимость. У него очень сложно все складывается с Билли, с сыном. Не о таком сыне он мечтал - тощем и хилом, чуть что, ударявшимся в слезы, которого не интересует футбол и прочие мужские увлечения... Именно своей неуемной грубостью, Константин добивается того, что сын ненавидит его, настолько, что готов убить.
Но есть старшая дочь Сьюзен, красавица и умница, гордость отца. Безудержная, любовь к дочери...Неясные чувства, а в результате - ранний брак, то же бегство из семьи, от себя... Слезы Константина в подушку - доказательство вины. Дочь ушла из семьи. Это не замужество - это путь к одиночеству.
Младшая Зои, дикий зверек, неуправляемая, вольная, с самого детства далекая и недоступная. Самая несчастная и самая одинокая из всех. Молчаливая свидетельница упадка.
Мэри, жена Константина, посвятившая себя дому, готовке, чистоте и порядку, спискам покупок, организаторству никому ненужных праздненств, беготне и суете. Она исчезает во всей этой рутине, теряет себя, но не принимает этого, бросается в крайности и все равно в глубине души осознает, насколько она одинока...

Очень нелегко наблюдать за тем, как отдаляются друг от друга родные люди. Рвется цепь, окружившая их, создававшая видимость Семьи. Рвется, выпуская их навстречу Жизни. Беспощадной, несправедливой, жестокой реальности, где каждый вынужден будет продираться сквозь боль, в попытке найти успокоение и гармонию с самим собой. Искать счастье, зная наперед, что в конце концов, все пути упираются в Одиночество.

С какой любовью и упоением я читаю Каннингема! Он бесподобно воссоздает всю картину того, что задумал. Добротное, отлично возделанное поле, где буйно и ярко прорастает все, до единого брошенного зернышка. Тут нет главного героя. Любой образ - это главное действующее лицо, без которого сюжет потерял бы свою полноценность. И все же хочу отметить особо полюбившихся мне : Кассандра, "сказочное творение собственного подсознания", неординарная натура, в которой слились воедино острый ум, сила и умение называть все своими именами; Билли (Вилл), человек редкостной души, чистый, незамутненный, немного безумный, немного отчаянный, немного заблудший, но искренний, настоящий; Джамаль, дикий, молчаливый, себе на уме, не от мира сего, испещренный Памятью о Зои, о Вилле и Гарри, о всех тех, кто когда-то упустил Нить, которая могла бы обхватить собой и связать их всех в крепкую семью. Кто и где оборвал ее хрупкую "плоть"? Не стОит искать виноватых. Все заплатили сполна...

Дальше...

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


13 ноября 2010 г., 10:13

Каннингем так сильно любим, что я боялась читать "Плоть и кровь", зная, что больше ничего у нас не переведено, и я снова останусь без его книг.

"Плоть и кровь" не может не напомнить "Дом на краю света", но на мой субъективный взгляд, все же слабее. В чем тут дело, мне непонятно: то ли в том, что роман "Плоть и кровь" был написан первым; то ли то, что первое впечатление - оно и есть первое впечатление, от которого некуда деться.
Но, несмотря на мои мелочные придирки, Каннингем был и остается прекрасен: история трех поколений, каждое из которых по-своему потерянное. Истории о том, что каждый ищет свою настоящую жизнь под шелухой быта, детских комплексов, физических недостатков и, в принципе, под шелухой несовершенства мира как такового. Сильнее всего, наверное, последние несколько страниц, спресованные в десяток абзацев несколько десятков лет жизни главных героев. Я чуть было не заплакала, когда после всех метаний "через 10 лет у него будет сердечный приступ и он умрет в больнице", "она проживет еще несколько лет, радуясь простым вещам", и так далее, и так далее.

Бог мой, какое одиночество мы носим в своем сердце. Это же неподъемно!

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


30 марта 2013 г., 12:24

Перевернув последнюю страницу этой книги, я целый вечер ходила сама не своя. Как говорила одна из героинь книги: "Фантастика, малыш. Фан - мать ее - тастика". Но это не восторг, нет! Это ощущение полнейшей пришибленности текстом. Прошу прощения, но я не знаю, как сказать это по-другому. Не книга, а Тунгусский метеорит, свалившийся на тебе на голову. Закрываешь книгу и не знаешь, что тебе дальше делать, испуг накрывается тебя каким-то густым и вязким сумраком.

Никто в этом не признается, но ведь каждый из нас побаивается жаворонка, сойки — да хоть воробья, когда тот залетает в наш дом и начинает порхать по комнатам. Такое любого достать способно. Пренебрежение ко всему, ощущение жизни, которой здесь отнюдь не место.


Я сидела и боялась. А чего по сути я боялась? Окружающего мира? Жизни? Птицы, которая может влететь в мой дом? Кто ж знает... Просто все дело в том, что книга настолько реальна, что между читателем и событиями, которые разворачиваются на страницах произведения, нет никакого защитного барьера по типу это-все-просто-слова-да-фантазия-автора. Все, что там происходит, происходит внутри тебя и спасенья от этого нет никакого.

Наркоманы, гомосексуалисты, трансвеститы. Много горя, много секса. Инцест, СПИД. И в центре этого всего такие простые и понятные слова, как Любовь и Семья. Первое недостижимо далеко. Второе разваливается на глазах, хотя, может, никогда и не было единым целым.

«Все пропало», — подумала Мэри. Все усилия, вся любовь, все нити, которыми дни старательно пришивались один к другому, — все это свелось к пустоте.


И что же теперь делать? Отцу перестать любить дочь? Матери предать сына? Сдаться? Сложить руки? Нет. Герои Каннингема делают свой выбор - жить. Умираются, их плоть и кровь обращается в прах, но они все равно живут в сердцах тех, кто их любил.

И напоследок хочется привести несколько отрывочных цитат, которые кричат о том, насколько прекрасный и убийственно-меткий стиль у Каннингема. Они уже во второй раз (первый был при прочтении "Избранных дней" ) просто сводят меня с ума.

Дальше...

Майкл Каннингем - Плоть и кровь
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемПлоть и кровь


25 июля 2011 г., 19:46

Любовь, - сказал Вилл.- Любовь, любовь, любовь, любовь, любовь. Что ещё может искать человек?

Как у него так получается? Как получается у Каннингема, писать так щемяще-пронзительно, что все твои нервы оголяются как электрические провода и начинают искрить при соприкосновении с его книгами? Ка-а-ак? Одиночество...одиночество...одиночество...оно вползает в тебя, втекает, врывается с каждой строчкой, с каждой страницей этой книги, которая гораздо слабее и ''Дома на краю света'', и ''Часов'', и ''Избранных дней''; но есть такие авторы, чьи книги вне каких-либо оценочных характеристик, вне определения ''хорошо - плохо'', они просто есть и всё. Это непреложный факт существования каждой книги Каннингема. Как-то так получается, что начинаешь читать одну из его книг и через некоторое время сидишь с тугим комком в горле и сухими слезами внутри. Эта книга - не исключение.

''Плоть и кровь''...Каннингем в своем раннем романе, - очень дерзком для начинающего писателя, - препарирует семейные ценности, то есть семью, как ''ячейку'' общества; безусловно препарирует пресловутую American Dream, причем подвергает абсолютной деконструкции американское общество в общем и семейные проблемы в частности. Почему происходит такое разрушение семейных ценностей в социуме современного мира. Абсолютная и чистая социология определенных слоев американского общества, чьи внутренние проблемы приблизились и к общечеловеческим проблемам одиночества в семье, ''потерянные'' дети и разобщенность самых, казалось, близких людей. Мэри и Константин, - грек и итальянка,- мечтающие о той самой American Dream, которым важно достигнуть определенного уровня достатка, но тем самым выдирающие свои национальные корни, в стремлении стать Америка-нцами, забывающие о своей внутренней культуре...Чужие люди, которых случай свел и поселил в один из непрочных, картонно-халтурных домиков, наподобие тех, что строил Константин, не имеющего фундамента и истории...И люди, населяющие этот домик, существуют каждый на своей вселенной, стремительно отдаляющейся друг от друга...Иногда они встречаются, сталкиваются, мучают друг друга, не слышат друг друга и отдаляются на ещё большее расстояние: дети, каждый из троих детей, живет своей жизнью, родители - живут своей. Каждый из них мучительно ищет любви, признания, нежности и понимания...Каждый по-своему: гомосексуализм, трансвеститы, измены, воровство, проституция...Каждый по-своему ищет ''неодиночества'', иногда находит, но чаще всего - нет...И с каждым годом отдаляются друг от друга все дальше и дальше...Наше тело, наша плоть и кровь живет своей, часто разрушительной жизнью, оставляя где-то там за пределами досягаемости, блуждать в поисках любви наши души. Иногда они встречаются,- у душ нет тела, нет пола, нет возраста, нет социальных установок, а есть метафизика любви, которую порой в социуме сложно принять, если такая любовь не вписывается в принятые обществом рамки. Каннингем в каждом романе пытается выйти за эти рамки и сказать, что метафизика любви лежит за пределами обывательского понимания и социальных установок. Мир многообразен и важно выйти из одиночества, научиться сострадать и принимать, но это-то и самое сложное, потому что это нужно менять своё отношение к жизни, нужно менять себя в первую очередь...Не стремиться к призрачным химерам: а вот будет время - я тебя полюблю и дам тебе все, что захочешь...Может просто не хватить времени...жизнь наша хрупка и часто случается, что очень коротка, как и у некоторых героев книги...Люби сейчас, меняй сейчас, живи сейчас...

Текст этой книги постепенно снимал с меня мою плоть и кровь, слой за слоем: сначала разрушил коросту, которой заросло сердце; потом шелуху социальных установок и правил; потом в какой-то момент начинаешь СОстрадать каждому герою от Константина до Джамаля, каждого хочется принять, поговорить. Не вызывает никакого неприятия зашкаливающее количество фриков в романе, опять же - принимаешь их, сострадаешь и хочешь, чтобы всё закончилось хорошо...Но в жизни не бывает ''хорошо-плохо'', ''черное - белое''...Бывает просто жизнь с ее маленькими и большими трагедиями...
Ищите любви, умейте сострадать и принимайте ближнего, особенно, если это ваш ребенок...

Все рецензии читателей...