Контрапункт

ISBN: 978-5-17-063165-0
Год издания: 2010
Издательство: АСТ
Серия: Классическая и современная проза

Изысканный, злой и безупречно точный роман нравов, восходящий к творчеству даже не Уайльда, но - Теккерея. Роман, автор которого как хирургическим скальпелем препарирует быт и нравы английского высшего света эпохи "прекрасных двадцатых". Роман, исполненный юмора и сарказма, однако поднимающийся порой до уровня высокой трагедии.
Перед вами - "поиски утраченного времени" по Олдосу Хаксли, времени всеобщего увлечения фрейдизмом и авангардизмом, времени неустанных духовных поисков, блестящих побед и горьких поражений...

читать дальше...

Дополнительная информация об издании

Мягкая обложка. 512 стр.
Формат: 105x165
Тираж: 3000 экз.
Перевод: И. Романович

История

Контрапункт (англ. Point Counter Point) — роман Олдоса Хаксли, опубликованный им в 1928 году. Роман стал самым крупным произведением писателя.

Русский перевод названия романа отсылает к музыкальной технике контрапункта. Вместо одного центрального участка, в книге присутствует целый ряд взаимосвязанных сюжетных линий. Прототипам некоторых героев, являются реальные существовавшие личности, большинство из которых Хаксли знал лично.

еще...

Сюжет

Контрапункт

Краткое содержание романа

Несколько месяцев из жизни так называемой интеллектуальной элиты Лондона. Приемы, собрания, визиты, путешествия... Дружеские беседы, принципиальные споры, светские сплетни, семейные и любовные неурядицы... В музыке контрапунктом называется вид многоголосия, в котором все голоса являются равноправными. И этот принцип соблюдается в романе Хаксли. Здесь нет главных героев, нет единой сюжетной линии, основное содержание - в рассказах о каждом из персонажей и в их разговорах с другими персонажами.

С большей частью героев мы встречаемся в Тэнтемаунт-Хаусе, хозяйка которого, Хильда Тэнтемаунт, устраивает музыкальный вечер. Она - великосветская дама, обладающая уникальной способностью стравливать неподходящих друг другу собеседников. Она любит, например, посадить рядом художника и критика, написавшего разгромную статью о его картинах. Она вышла замуж за лорда Эдварда Тэнтемаунта, потому что сумела несколько месяцев кряду демонстрировать живейший интерес к биологии, ставшей делом жизни лорда Эдварда. "Лорд Эдвард был ребенком, ископаемым мальчиком в облике пожилого мужчины. Интеллектуально, в лаборатории, он понимал явления пола. Но в жизни он оставался ископаемым младенцем викторианской эпохи". Хильде было достаточно его богатства и положения, а чувственные наслаждения Хильда обретала со своим любовником, художником Джоном Бидлэйком. Впрочем, роман закончился уже много лет назад, но Хильда и Джон остались добрыми друзьями.

Джон Бидлэйк был человеком, который "умел смеяться, умел работать, умел есть, пить и лишать невинности". И лучшие из его картин были гимном чувственности. Теперь это старик, причем больной, он постепенно теряет способность наслаждаться тем, что ценил всю жизнь.

Его сын Уолтер - молодой человек, ищущий свой идеал женщины. Несколько лет назад он влюбился в замужнюю даму, Марджори Карлинг, которую называл за её загадочное молчание "сфинксом". Теперь, уведя её от мужа и пожив с ней вместе, он склонен считать, что прав был муж Марджори, звавший её "брюквой" или "рыбой". Марджори беременна от Уолтера, а он не знает, как от нее избавиться, потому что влюблен в другую - в дочь Тэнтемаунтов Люси, недавно овдовевшую женщину двадцати восьми лет. Люси любит развлечения, светскую жизнь, суету, но понимает, что все наслаждения могут быстро прискучить, если только не делать их острее и разнообразнее.

На вечер к Тэнтемаунтам приходит и Эверард Уэбли, основатель и вождь националистической организации "Союз свободных британцев", "игрушечный Муссолини", как называет его помощник лорда Эдварда Иллидж, человек из низов, чьи коммунистические убеждения вызваны прежде всего озлобленностью на мир богатых и удачливых.

Здесь же мы впервые встречаемся с Дэнисом Барлепом, редактором журнала "Литературный мир", в котором служит и Уолтер Бидлэйк. Отец Уолтера когда-то очень метко назвал Барлепа "помесью кинематографического злодея и святого Антония Падуанского в изображении художника XVII в., помесью шулера и святоши".

После музыкального вечера Люси тащит Уолтера с собой в ресторан Сбизы, где она встречается с приятелями. Уолтеру очень хочется увезти Люси в какое-нибудь тихое местечко и провести остаток вечера с ней наедине, но он слишком робок, а Люси считает, что, если он ведет себя как побитая собака, значит, с ним так и надо обращаться.

В ресторане их ждут Марк и Мэри Рэмпионы и Спэндрелл. Марк и Мэри на редкость гармоничная пара. Он - из низов, а Мэри - из обеспеченной буржуазной семьи. Они познакомились в юности, и Мэри приложила немало усилий, чтобы доказать ему, что истинная любовь выше сословных предрассудков. Прошли годы, Марк стал писателем и художником, а из Мэри получилась не только отличная жена, но и преданный друг.

Морис Спэндрелл - разочарованный в жизни, желчный молодой человек. Его детство было безоблачным, мать обожала его, а он её. Но брака матери с генералом Нойлем он ей не простил, и рана эта осталась у него на всю жизнь.

В Лондон возвращаются из Индии Филип Куорлз- и его жена Элинор, дочь Джона Бидлэйка, Филип (а герой этот во многом автобиографичен) - писатель. Он человек умный, наблюдательный, но, возможно, чересчур холодный и рациональный. Он отлично умеет общаться на "родном ему интеллектуальном языке идей", но в повседневной жизни он чувствует себя чужеземцем. И Элинор, с её унаследованной от отца интуицией, даром понимать людей, была при нем как бы переводчиком. Она уставала порой оттого, что муж её признавал только интеллектуальное общение, но, любя его, не оставляла попыток войти с ним в эмоциональный контакт.

В Англии Элинор встречается со своим давнишним поклонником Эверардом Уэбли. Не то чтобы он ей очень нравится, но ей льстит то, какую страсть она будит в этом женоненавистнике, считающем, что женщины лишь отнимают у мужчин энергию, необходимую им для важных мужских дел. Она рассказывает Филипу, что Уэбли в нее влюблен, но тот слишком занят обдумыванием своей новой книги, современного "Бестиария", и, уверенный в том, что Элинор Уэбли не любит, тут же забывает об этом. Но Элинор продолжает принимать ухаживания Эверарда, за одним свиданием следует другое, и Элинор понимает, что следующее должно стать решающим.

Уэбли должен заехать к ней перед ужином. Но Элинор получает телеграмму о том, что в Гэттингене тяжело заболел её сын Фил. Она просит заглянувшего к ней Спэндрелла предупредить Уэбли, что свидание не состоится, просит передать её мужу ключи от дома и уезжает. И Спэндреллу приходит на ум дьявольский план.

Жизнь давно наскучила Спэндреллу. Он так и не пережил предательства матери и всегда, как бы назло ей, выбирал худшую дорогу, давал волю своим самым дурным инстинктам. И сейчас он видит предоставившуюся возможность совершить нечто окончательно и не поправимо ужасное. Вспомнив о том, что Иллидж ненавидит и Уэбли, и "Союз свободных британцев", Спэндрелл берет его себе в напарники. Они вдвоем поджидают Уэбли в квартире Куорлзов и убивают его. Армия ненавистных Иллиджу свободных британцев остается без предводителя.

Иллидж, не в силах оправиться от потрясения, уезжает в деревню к матери. Спэндрелл каждое утро с неподдельным удовольствием читает статьи о таинственном убийстве Уэбли. Но он так и не обрел того, что искал. Нет ни Бога, ни дьявола. "Все, что случается с человеком, - говорит он Филипу Куорлзу, - похоже на него самого. Мне ближе жить на помойке. Что бы я ни сделал, куда бы ни пытался уйти, я всегда попадаю на помойку".

Спэндрелл посылает в "Союз свободных британцев" письмо, в котором сообщает, где будет находиться в пять часов вечера убийца Уэбли, вооруженный и готовый на все, и называет свой адрес. На это же время он приглашает в гости Рэмпионов, послушать на патефоне квартет Бетховена, музыку, в которой он услышал наконец неопровержимое доказательство "существования массы вещей - Бога, души, добра". Звучит музыка, "чудесным образом примирившая непримиримое - преходящую жизнь и вечный покой", и в это время в дверь стучатся трое соратников Уэбли. Спэндрелл открывает дверь, стреляет в воздух, и они его убивают.

Уолтер Бидлэйк добивается расположения Люси, но их роман недолог. Люси уезжает в Париж, откуда пишет Уолтеру письма, но вскоре её уносит новый вихрь развлечений, и Уолтер остается с занудой Марджори, ударившейся в религию и великодушно простившей ему измену.

Маленький фил Куорлз умирает от менингита, его дед, Джон Бидлэйк, тоже на пороге смерти. Филип и Элинор собираются за границу. "Бродить по свету, не пуская нигде корней, быть зрителем - вот это похоже на вас", - сказал в их последнем разговоре Спэндрелл Филипу Куорлзу.

Роман заканчивается эпизодом, в котором Дэнис Барлеп предается чувственным утехам, ханжески замаскированным под невинные забавы маленьких детей, со своей квартирной хозяйкой Беатрисой Гилрэй. Он счастлив оттого, что избавился от своей секретарши Этель Коббет, подруги покойной жены Барлепа. Она распознала его двуличие и не стала "утешать" в его "безраздельной скорби". Но он еще не знает, что, получив его письмо, в котором он деликатно сообщает ей о том, что штат журнала сократили и он вынужден её уволить, разумеется, с лучшими рекомендациями, она написала ему уничижительное письмо на двенадцати страницах, после чего легла на пол возле газовой плиты и открыла газ.

еще...

Награды

В 1998 году Modern Library поставил Контрапункт на 44-ю строчку в списке «100 лучших романов».

еще...

Книга в подборках

Британская классика. 20 век.
Подборка посвящена классикам английской литературы 20 века. Литература Великобритании. Лучшие произведения! Помощь в пополнении подборки приветствуется))…
nastyprokk
livelib.ru
Вирджиния Вулф читала.
Произведения которые упоминаются в "Дневнике писательницы" Вулф Вирджиния.
againts
livelib.ru
Гениальные книги
Чтобы написать просто хорошую и даже популярную книгу, необходима только искра таланта и трудолюбие. Чтобы написать гениальную книгу - нужно родиться гением.…
denisov89
livelib.ru

Рецензии читателей

6 января 2012 г., 23:55
5 /  4.188

Литература должна быть как музыка. Не так, как у символистов, подчинивших звуку смысл... Перемены настроений, резкие переходы... Как? Резкие переходы сделать нетрудно. Нужно только достаточно много действующих лиц и контрапункт параллельных сюжетов. Пока Джонс убивает жену, Смит катает ребенка в колясочке по саду. Только чередовать темы.
(Олдос Хаксли, из романа)


Этот роман - многослойная опера, созданная в строгом соблюдении канонов жанра, новая не по форме, а по смыслу и идее в ней реализованной. Сам Хаксли как нельзя точно сказал о построении своего романа "Контрапункт" устами своего героя-писателя Филипа Куорлза, вынесенными в эпиграф. Множество героев, множество сюжетных линий. Партии, арии, ариозо... Переход от одного темпоритма к прямо противоположному, смена тональности самой мелодии, бурные всплески звукоряда, сменяющиеся плавными зарисовками в духе адажио. Автору удалось достичь той планки, которую он сам себя установил, у него получилось написать словами музыку, более того, он создал глубокое многослойное музыкальное произведение в словах.

Дальше подробнее, но без спойлеров...

30 августа 2014 г., 15:14
4 /  4.188

Эта книга многим напомнила Теккерея и Уайльда, а кому-то даже Голсуорси, ну а для меня она стала поначалу созвучна Моэму. Близость тем, времени событий, безжалостность в описании света и пороков людей, которые привыкли быть всем примером - все это напоминало книги любимого мной автора. Чрезвычайно понравилась манера плавно переходить от одного героя к другому - такое предвозвестие постмодернистских приемов, и я почти половину книги была уверена, что она мне очень понравится.
Но нет. Чуда не случилось. Герои были забавны, занятны, интересны, но никого из них не удалось полюбить. Никому не захотелось сочувствовать, сопереживать. Такая галерея персонажей, масок, образов - и вот прошел всего только месяц, а я никого из них не помню... Вспоминаются отдельные имена, события, а цельного впечатления не осталось. То есть если и "зацепила" меня эта книга, то именно манерой, стилем, язвительностью своей, а не героями. Впрочем, оговорюсь сразу - настоящих героев у Хаксли в этой книге нет. Есть мысли, которые он хочет обсудить, и вкладывает их в уста разных персонажей. Может быть, потому и не получается единой картины. Немного напомнила мне эта книга недавно перечитанный "Регтайм" Эдгара Доктороу. Понятно, что это Доктороу воспринял и интерпретировал манеру и идеи Хаксли, но в итоге в более поздней книге те же стилистические приемы приводят к более мощному и сильному результату.
С другой стороны, конечно, читать Хаксли стоит. И я обязательно продолжу знакомство с ним. Возможно, в других его книгах для меня найдется чуть больше интересных, реальных, живых людей, наряду с яркими и небесспорными идеями...

12 февраля 2016 г., 22:51
4 /  4.188

Все происходящее в этом романе как будто заключено в рамку – моментального снимка, насыщенного живописного полотна. Неясные нити тянутся к рамке, где, безжалостно освещенные, извиваются и перекручиваются, чтобы очень скоро за пределы этой рамки выйти и навсегда затеряться в кромешной тьме.

Не приходится сомневаться, что в «Контрапункте» нет главных персонажей. Они все одинаково важны и одинаково же ничтожны. Персонажи, в какой-то момент представлявшиеся центральными, будут брошены автором на полпути – без сожалений, без интересна, без забот о читательском катарсисе, который принято связывать с исчерпанным до последней капли сюжетом. Еще показательнее, что я сама так же резко и без сожалений забыла о некоторых действующих лицах. Мне уже не было интересно, что с ними произойдет. Да это и не важно.

В этом романе царят изрядные шум и толчея. Персонажей много, и они все живут и говорят на страницах. Главным образом говорят, конечно. На дворе 20-е годы ХХ века, все приличные люди бредят искусством, сочиняют книги, пишут картины, спорят о высоком, томятся скукой и немножечко прожигают жизнь. От их разглагольствований тошнит. Мизантропическая гримаса, кажется, не сходит с лица Хаксли на протяжении всего романа. С маниакальной одержимостью выписывает он этих людей: их лица и характеры, их прошлое и настоящее, их ужимки и манеру говорить, их нарумяненные дряблые щеки, багровые лица, тонкие профили, великолепные плечи и расплывшиеся телеса. Хаксли саркастичен, жесток, пугающе точен и безжалостен – почти до предела. И я была не против. Более того, у меня было ощущение, что они, эти кривляки и болтуны, все это вполне заслужили. Но еще пару лет назад «Контрапункт», наверное, не то чтобы больше понравился, но борозду оставил бы поглубже.

В этом романе никто не вызывает симпатии. Нейтральность тут – уже комплимент. Есть персонажи откровенно отвратительные (Мэри Баттертон, например, или Спэндрелл), но куда сильнее раздражают те, что «с претензией». Взять хотя бы Марка Рэмпиона с его теорией «полной жизни». Каким самоуверенным бахвальством веет от его монологов, как он кичится тем, что нашел баланс между духовной жизнью и приземленной повседневностью. Как он самодоволен, до оскомины. Большая удача, что Марк Рэмпион не мог видеть моего лица, когда произносил свои проповеди. Я бы по этому лицу получила. Я все к тому, что простая, безыскусная глупость всего лишь смешна и утомительна. Ощущение собственного превосходства под маской напускного безразличия, бесконечное теоретизирование, желание учить жизни других – вот что невыносимо по-настоящему.

Всем в этом романе, похоже, плохо. Кто-то скучает, кто-то умирает от скуки. Ни любви, ни радости, ни смысла – только романы, развлечения и болтовня о высоком. Но разглядывать этот снимок эпохи было крайне любопытно.

11 февраля 2013 г., 09:35
5 /  4.188
Все извращенцы. Извращены в сторону добра или зла, в сторону духа или плоти, но всегда прочь от нормы, всегда прочь от человечности. Мир – этот убежище извращённых идиотов.


И снова английский классический роман. И снова я бралась за него в унынии. Но вдруг уже 200 страниц из 1500 позади и уныния как не бывало! Очень увлекательно, хотя, казалось бы, действие в романе практически отсутствует. Идет мерный рассказ о разных семьях, о мужчинах и женщинах, их жизненном пути и чувствах.

Высшее общество, мужчины-интеллектуалы, повесы, романтически настроенные юноши, красавицы-кокетки женщины, юные барышни и женщины ради любви готовые на любые жертвы. Какие же все разные! У каждого свое несчастье, своя беда и свое беспокойство. Все как у Толстого – «все счастливые семьи счастливы одинаково, а несчастные - каждая по-своему».
Наверное, неправильно, что я так часто и активно сравниваю романы английских писателей между собой. «Контрапункт» встал у меня в один ряд с «Ярмаркой тщеславия» Теккерея, только оказался куда более увлекательным, чем оная. Говоря о сюжетной составляющей, то роман Хаксли близок «Саге о Форсайтах» Голсуорси – много героев, которые так или иначе связаны между собой. А как же умело и беспощадно препарирует их автор, выворачивая каждого наизнанку. Все герои открываются нам с нескольких сторон.

Трудно жить в переходное время, а начало прошлого столетия время как раз такое. Период потрясающих научных открытий и теорий, зарождения новых философский направлений, жестоких войн и передела мира. Английская нация в эпоху своего расцвета, а в душе героев явно заметен кризис. Где же мое место в мире? Так Спэндрелл – человек, безусловно, талантливый и умный не способен найти свое дело, напротив, он сознательно убивает в себе все хорошее, что есть. Даже в своем падении и грехе он не получает чувств и эмоций, его жизнь кажется безнадежной. В конце концов в своих попытках доказать самому себе свою исключительность, он доходит до крайней точки, после которой уже нет возврата. Люси Тентемаунт – красавица и умница, которая отбросила все духовные «предрассудки»; она напомнила мне Флер – дочь Сомса Форсайта из уже упомянутой мной Саги. Как она околдовала бедного Уолтера, который слишком слаб, чтобы противостоять ее обаянию! Как жаль, что именно его она и использует для создания иллюзии жизни. Есть еще Филип - человек отстраненный от мира и жизни, но при этом остро думающий. Он «почти человек, как бедняжки шимпанзе. Вся разница в том, что они пытаются мыслить при помощи чувств и инстинктов, а он пытается чувствовать при помощи своего интеллекта». Рэмптоны – и он, и она олицетворение живого духа не чуждого простым человеческим радостям. Мысли Рэмптона о социальных аспектах жизни очень разумны и проницательны - «людей не трогают несчастья, о существовании которых они не подозревают. Незнание порождает блаженное бесчувствие». Часто мы прячем и отводим глаза, видя чужие беды, как будто стали свидетелями чего-то интимного. Не нужно беречь себя от якобы «чужих» переживаний и беречь себя. Способность сострадать – это, пожалуй, самое важное, что отличает человека от животного. Да, Рэмптон у Хаксли получился гениально! Какими мудрыми мыслями наделяет его автор:

«капиталисты, доставляющие массам стандартные развлечения, изо всех сил стараются сделать так, чтобы ты и часы досуга оставался тем же механизированным болваном, каким ты бываешь в часы труда. Не позволяй им это делать».


Очень актуальный роман, в нем затронуто много вопросов, о которых часто задумываются наши современники. Мысли о существующем индустриальном обществе... Да, сколько бы мы не говорили о переходе на пост-индустриальный путь развития и о вступлении в информационное общество, основу нашей современной жизни закладывает и обсуживает индустриальная сфера. Говорить о гуманистических идеалах и нравственности не приходится. От этого еще печальнее – осознание основных проблем было совершено еще сотню лет, но мы ни шаг не продвинулись в их решении. Или же люди достаточно умны, чтобы понять и осознать эти проблемы, но не достаточно умны, чтобы изменить что-либо? «Нужно рыть и рыть, чтобы откопать драгоценную жизнь». И каждый копает – и герои романа, и мы с вами.

Эта книга о том, как важно быть цельной и гармоничной личностью. Абстрагироваться от духовной или телесной сущности невозможно – это приведет к вырождению личности человека целиком, а не одного ее аспекта. Так и герои романа все немного не настоящие, «недочеловеки». Кто-то сосредоточил свое понимание жизни в науке/искусстве, кто-то в том, чтобы получать новые эмоции и ощущение, путем телесных наслаждений. И никто не счастлив по-настоящему. «Быть интеллектуальным младенцем, или сумасшедшим, или зверем гораздо легче, чем гармоничным взрослым человеком. Вот почему так велик спрос на высшее образование». Взрослые люди, ищут оправдания своим страхам. Филип любит жену, хочет сделать ее счастливой, но не может выбраться из такого вакуума, которой сознательно создавал вокруг себя всю жизнь. Люси тянется к думающему и чувствующему Уолтеру, но идет на поводу у своих инстинктов. Каким же глубоким должно быть потрясение, чтобы переосмыслить все, переломить себя и сделать чуточку более счастливым себя и своих близких? Трудно менять самих себя, мы это знаем не понаслышке….

Замечательный роман, знакомство с Хаксли стоит продолжить однозначно.

26 июля 2014 г., 15:08
4.5 /  4.188

Трагикомичная (точнее, где-то циничная, а где-то забавная) история о группе лондонских интеллектуалов на фоне 20х годов ХХ века. Язвительный английский классик здесь мне понравился куда больше, чем в своем более известном *Дивном новом мире* - он исследует самые глубины человеческой природы, поднимает массу животрепещущих вопросов(общество, религия, политика и т.д), дает великолепную панораму жизни между двумя мировыми войнами, это блестящий взгляд на свою эпоху изнутри эпохи.

«Контрапункт» богат отсылками к классической литературе и философским трудам и при этом практически не имеет сюжета как такового – это именно роман идей, характеров, вопросов, на которые не найти ответа. Все эти множества лиц крутятся в бешеном калейдоскопе своего личного и мирового времени, и узоры, которые получаются в результате этого броуновского движения, впечатляют – сейчас, отсюда, почти через век, они предстают фресками в погребенной лавой Помпее, это мир, которого давно не существует, но который живет в своих потомках и задает все те же вопросы, вновь не зная на них правильного, подходящего всем, ответа.

8 сентября 2015 г., 14:35
4.5 /  4.188
Конечно, легко сохранять душевное равновесие, когда живёшь всё время с закрытыми глазами, в каком-то полусне. Тогда как если бы люди всё время бодрствовали - Господи ты Боже мой! - они бы только и делали, что били всё время от злости посуду.


Роман не зря назван "Контрапункт" - в книге присутствует целый ряд взаимосвязанных противопоставляемых друг другу сюжетных линий, вместо одного центрального участка, так что нельзя сказать какие герои главные, а какие второстепенные.
В целом, ничего нового в плане сюжета, манере повествования. Но, тем не менее, для меня это не стандартный английский роман. Роман о взаимоотношениях в высшем обществе Великобритании 20-х годов, тесное переплетение судеб, критическое изучение нравов и поведения.
Огромное количество имен, непонятных ситуаций, странноватых героев, выплеснутое на тебя автором в начале повествования, вводит в ступор и немного нагоняет скуки. Всё кажется жалким, не целостным и обрывочным. А потом вдруг где-то на сотой странице ты начинаешь понимать, что все связано. Ироничный юмор, саркастический цинизм - всегда к месту и всегда точен.
Представлено множество различных идей, высказанных героями в качестве цинической карикатуры, либо в пространственных измышления о смысле жизни и мира, либо с помощью внутреннего монолога. Здесь тебе и взаимоотношения полов, мужа и жены, роли любви в браке, религии в обществе и судьбах отдельных людей, что бывает, когда разум берёт вверх над чувствами, измены мужей и мудрость жён, политика свободы, диктатура интеллекта, боязнь смерти и, наоборот, добровольная готовность её принять.
Да! Это немного шокирующая книга. Советую к прочтению.

8 июля 2012 г., 17:33
5 /  4.188

Мини-флэшмоб-лотерея "Дайте две!", второй круг.

Контрапункт (в муз.) - термин, обозначающий сочетание двух или более музыкальных тем в одном произведении. И это название идеально подходит к роману, Хаксли создает свой собственный оркестр из человеческих характеров и легкими прикосновениями наигрывает для нас симфонию под названием жизнь.

Здесь нет главных героев.
Здесь нет сюжета.
Нет и столь желанных завязки, кульминации и развязки.
Это легкая, насмешливая увертюра в мажоре, где главную тему выводят буржуа с аристократией, их самодовольство, и самолюбование, и бесконечная скука.
Это быстрое рондо измен, любовниц и любовников, страсти и похоти. И расплаты за удовольствия.
Это тяжеловесная оратория о месте человека в мире, его вере, предназначении, пути, смысле, праве на смерть.
Это хорал a cappella о праве ученого, художника, интеллектуала творить, менять мир, менять себя и окружающих.
Это бравурный марш в честь нового политического порядка, в честь будущего, будущего на костях.
И это реквием о несбывшемся.

Спэндрелл - мой герой, хоть он и бездушная скотина, но последний аккорд был в его исполнении... остальная тема реквиема на его фоне звучала уже не так впечатляюще. Потом Рэмпион и Куорлз, они солируют в оратории и хорале, за ними – Иллидж, второй голос. Из Бидлейков никто не понравился, на мой взгляд, они глупы, в том числе и Бидлейк-страший. Рондо звучит в их честь.

Откуда вы знаете, что земля не служит адом для какой-нибудь другой планеты?
1 октября 2014 г., 01:23
4 /  4.188
Гнусность.
Ханжество.
Слабость.
Это далеко не полный полный список блюд, которые предлагает Хаксли в своем романе. В случае такой "изысканной" трапезы стоит вымыть руки скорее после, нежели до. Я не могу припомнить ни одного четкого персонажа, который был бы мне симпатичен в более или менее полной степени. Клубок змей, если угодно. Впрочем, кажется, змей тоже употребляют в пищу, но едва ли в этом случае можно пожелать приятного аппетита.
28 апреля 2013 г., 22:15
5 /  4.188
Циник ограничивает свой жизненный опыт только одной половиной фактов,меньшей половиной,потому что факты духовной жизни более многочисленны,чем факты жизни телесной


Ах какая злая и честная книга.
Очень талантливая попытка показать внутренний мир людей своей эпохи. И как же пророчески верно многое подмечено.
Интересна структура книги. Она, действительно, похожа на музыку. Начало злобное, но шутливое, середина философско-медлительная, окончание жесткое и безкомпромиссное.
Какая же кругом пустота, тоска, скука, безысходность. Деньги ничего не дают этим людям, наоборот.

Деньги, как гангрена, порождают своего рода бесчувственность.

Можно ли считать хорошим воспитание, в результате которого человека тошнит в обществе себе подобных?

Людей не трогают несчастья, о существовании которых они не подозревают. Незнание порождает блаженное бесчувствие. В бедном квартале насчастья не скроешь. Жизнь слишком у всех на виду. Люди все время упражняют свои добрососедские чувства.
25 июля 2015 г., 21:07
4 /  4.188
Литература должна быть как музыка. Не так как у символистов, подчинявших звуку смысл. Но в большем масштабе, в композиции.

Книга в невзрачной коричневой обложке много лет обреталась на полке в родительском книжном шкафу. Она ни раз, и ни два попадалась мне на глаза и ни разу у меня не возникло желания заглянуть внутрь. По невежеству своему я думала, что "Контрапункт" - это что-то из жизни контрабандистов, а вовсе не музыкальный термин, как оказалось.

Целая гамма мыслей и чувств, но все они органически связаны с глупым мотивчиком вальса. Дать это в романе. Как? Резкие переходы сделать не трудно. Нужно только достаточно много действующих лиц и контрапункт параллельных сюжетов.


И вот они явно проступают сквозь мешанину лиц: сюжет о беспутном романтичном Уолтере Бидлейке, который увел Марджори у супруга-пьянчуги, и вдруг обнаружившем, что этот романчик надо было оставить на бумаге - в письмах и дневниках.
Сюжет о Филиппе и Элинор Куорлз, о холодном рассудочном Филиппе и пылкой, романтичной Элинор, и об их любви.
Сюжет о прожигательнице жизни - Люси Тентемаунт, молодой веселой вдовушке, носящей свой траур из-за того, что он ей к лицу.
Повествование движется вперед, словно шары в русском биллиарде - один персонаж как бы случайно (намеком, междометием, вопросом) "толкает" следующего на сцену. И вот когда все шары разлетелись по зеленому сукну, тогда и начинается великосветская чехарда, когда сюжет мечется по пространству романа словно стайка расшалившихся детей. Но этого же просто не может быть, что человек, написавший "О дивный новый мир" просто взял бы, да и состряпал бы романчик про высший свет! И ожидания меня не обманули, ибо фабула есть только предлог, чтобы поговорить об экономике, политике, религии и искусстве. Каждый персонаж - типаж, с четким амплуа - нет похожих персонажей-приятелей, нет единомышленников вообще - все спорят со всеми. В романе много столкновений - плотского, духовного и интеллектуального. Они никак не могут ужиться "в одном флаконе".
Может быть я ошибаюсь, но самого Хаксли в романе представляет Филип Куорлз - писатель, разрабатывающий идею романа в романе, романа с биологическим параллелями - когда высший свет рассматривается в сопоставлении с поведением животного мира.

Когда тело насыщено, сознание перестает думать о еде или женщинах. Но жажда денег - явление чисто психологическое


"Контрапункт" произвел на меня смешанное впечатление, и чтение было странным - начав читать, сложно было оторваться, но закрыв книгу, мне порой было не заставить себя взяться за чтение вновь. Притом ни один персонаж не вызывает однозначных симпатий, но книгу можно легко разобрать на множество забавных цитат, которыми будет приятно козырнуть при случае.
В плане языка - это классика, точность и изящество формулировок, ни одно лишнего слова.
Читайте и наслаждайтесь!

все 48 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
Осталось
239 дней до конца года

Я прочитаю книг.