Побеждённые

4.541 279 читателей 518 хотят прочитать
ISBN: 5-8112-1835-4
Год издания: 2006
Издательство: Айрис-Пресс
Язык: Русский
Серия: Белая Россия

Роман "Побежденные" - это талантливое художественное воплощение той грандиозной трагедии, которую пережил весь русский образованный слой в результате революции 1917 г. и установления большевистской диктатуры. Автор романа - И. В. Головкина (урожденная Римская-Корсакова), внучка знаменитого русского читать дальше...

Купить бумажную книгу

Ozon.ru от 841 руб.
Labirint.ru от 1152 руб.
Read.ru от 816 руб.

Скачать электронную книгу

ЛитРес от 439 руб.
Mybook.ru от 299 руб.

История

Ирина Владимировна Головкина работала над романом в конце 50-х – начале 60-х годов. В 1963 году он наконец-то был завершен. Для своей почти что автобиографии автор избрала название «Лебединая песнь».
Однако, впервые ее детище увидело свет только в 1992 г., и было напечатано оно в 9-ти номерах журнала "Наш современник" под иным заголовком: "Побежденные". Причем текст произведения был отредактирован и существенно сокращен до "журнального варианта".
В полной редакции и под авторским заглавием роман был выпущен только в 2008 г.
(по материалам интернет-источников)

еще...

Книга в подборках

Литература нравственного сопротивления
Всем известно, что в ссср вся издаваемая литература проходила жесткую цензуру. Издавались только те книги, которые прославляли советскую власть, написанные,…
Nato4ka777
livelib.ru
Из тьмы к свету
Всегда интересны истории, где герой "с косяками" или колоритный антагонист получает возможность измениться к лучшему. Давайте попробуем собрать книги, в…
LibWorm
livelib.ru
Книги, которые невозможно забыть
В книжном мире сотни авторов и тысячи книг... Мы читаем много и разное... Но есть книги, оставившие о себе неизгладимое впечатление. И это необязательно…
jump-jump
livelib.ru

Рецензии читателей

26 декабря 2015 г., 17:50
4 /  4.541

Сложное впечатление у меня осталось после этой книги.
Начну с небольшого (или большого, как получится оффтопа). В Советском Союзе идеальным социальным происхождением были рабоче крестьянские корни (в идеале - папа-сталевар и мама-доярка), октябренок-пионер-комсомолец-член КПСС, атеист, "предан делу Ленина и Коммунистической партии" итд. Правда, на излете СССР в реальной жизни все таки ценились больше папа-партработник и мама-завмаг, но официально вещали все о том же. Но вот, в конце 80-х - начале 90-х повеяло другим ветром и все поменялось. Бывшие первые секретари райкомов все вдруг стали истово верующими и глубоко православными и с такими же как на партсобрании протокольными харями неумело крестились в церкви. Бывшие экспедиторы, завхозы, завмаги стали завсегдатаями новообразованных "дворянских балов" и стали усиленно имитировать "салон Анны Павловны Шерер". Звезды шоу-бизнеса также подхватили модный тренд (кстати, по этому поводу в КВН была неплохая пародия, можно смотреть с 3:25), и по стране понеслись завывать поручик Галицын с корнетом Оболенским под хруст французской булки причитавших о "России, которую мы потеряли". Доходило до смешного - каждый более-менее известный человек в интервью считал своим долгом вставить, что вот на самом деле он и глубоко верующий (бабушка в детстве тайно покрестила), и вот предки его были из таких-то дворян (ну или на худой конец купцов), а все красно-коммунистическое он всю жизнь истово (хоть и очень тайно) ненавидел. Не сочтите за ерничество, но такой резкий поворот в сознании у меня лично вызывает некоторое чувство фальши. Однажды я прочитала очень точную и емкую фразу по поводу таких разворотов, что: "если прочесть некоторые нынешние интервью и изыскания, то создается впечатление, что до революции население Российской империи состояло исключительно из родовитого дворянства".
Ну да ладно, перейдем непосредственно к книге. Она ценна тем, что написана, во-первых, одной из представительниц того самого дворянства. Во-вторых, она написана не в годы гласности на волне мейнстрима, а тогда, когда о ее публикации не могло быть и речи, и иметь возможность ознакомиться с книгой могли только родственники и близкие друзья писательницы. В третьих, по утверждению писательницы - в книге нет ни одного выдуманного факта, все описанное происходило в действительности, хоть и необязательно все с одним и тем же человеком как в книге.
Хочу сразу предупредить тех, кто возьмет в руки эту книгу впервые. Не могу отдать должное книге, написана она хорошо, язык живой и образный, герои яркие, читается легко. Но вместе с тем, еще раз повторю, что надо иметь в виду, что написана книга строго с одной точки зрения и глубоко субъективна.
Немного ниже я напишу свое мнение о тех недостатках книги, о которых говорится во множестве рецензий на ЛЛ.
Итак, перед нами предстает картина Советской России конца 20-х годов и судеб остатков русской аристократии, тех, кому (пока еще) удалось уцелеть в вихре революции и гражданской войны, и у кого не хватило смелости или возможностей уехать за границу.
В Питер возвращается после ссылки на Соловках бывший белый офицер, князь Олег Дашков, ныне носящий имя Олег Казаринов. При помощи уцелевших друзей и родственников он получает жилье в бывшей роскошной аристократической резиденции, а ныне уплотненной коммуналке. Осколки бывшей аристократии стараются держаться вместе, и как возможно, сохранить уклад той, старой жизни. С "новым миром" по возможности они стараются контактировать как можно меньше, исполнены презрения к новой большевицкой элите, евреям, "захватившим все" и всяким там рабочим-крестьянам, которые в их глазах выглядят полнейшими дегенератами. В книге постоянно встречаются фразы "ах, какое у вас интеллигентное лицо, да таких лиц больше нет" или вроде того.
Разумеется, при бешеном дефиците "мужчин из бывших" Олег не может остаться без внимания. Он встречает ту, которая любила его уже много лет, медсестру, которая выхаживала его в Крыму в госпитале, Елочку (Елизавету). Елочка, тогда бывшая еще молодой романтичной девушкой, а теперь постепенно превращающаяся в старую деву влюбилась в Дашкова-Казаринова не просто как в мужчину, а как в символ "той, старой России".
Олег также втягивается в краткосрочную связь с бывшей аристократкой Мариной, которая теперь состоит в благополучном, но ненавистном браке со старым евреем Рабиновичем, и за это ненавидит и себя, и его и всех вокруг. Она буквально затаскивает Олега в свою постель (эх, сколько нынешних мужчин мечтали бы именно о таком внимании со стороны женщин - только плотское желание, только секас без обещаний и обязательств).
Ну а сам Олег влюбляется в юную Ксению, которую называют Асей. Восторженная, невинная, инфантильная, ну такой себе цветочек. Вот кстати, Ася, которая вроде подается как идеал женщины, и прекрасная со всех сторон, меня бесила всю книгу. Ну нельзя же быть совсем такой овцой!!! Все что она умеет - вздыхать, хлопать ресницами и строить из себя такую фею, к которой ничто земное не пристает. Да, можно понять Олега, который на это купился, такая свежесть и невинность посреди кровавого хаоса, но вот эта Асина беспомощность, инфантильность меня откровенно бесила, взрослеть надо, когда ты уже сама жена и мать, а не витать в облаках всю жизнь. Вот ее двоюродная сестра Леля, которая и выросла в таких же обстоятельствах, но жизнь ее плющить начала раньше, вот и пришлось взрослеть, мне была гораздо симпатичнее.
Теперь хочу остановиться на паре негативных моментов в книге.
В книге многовато пафоса и идеализации аристократии и русского офицерства. Ну вот просто через край хлещет, вот если это русский офицер (именно русский), то это обязательно рыцарь без страха и упрека, эдакий палладин весь в белом. Не гоните беса, армия (хоть царская, хоть советская, которую тоже идеализировали будь здоров) это такая же часть общества как и все остальные, и будут там всегда и храбрецы и трусы, гении и идиоты, и герои и мерзавцы, и бессеребренники и взяточники, и идеалисты и карьеристы. Для идеалистов рекомендую поискать материалы по масштабам воровства в царской армии, про недобросовестных интендантов, за взятки получавших подряды и дававших негодную обувь и одежду, несъедобную гнилую жратву и итд. И они не с неба на к нам упали, это все часть общества.
Еще один упрек (упоминается во многих рецензиях тут) - крайний антисемитизм и шовинизм в книге. Ну тут как обычно, евреи (или как их называют в книге жиды или еврейчики) во всем виноваты. Заняли все ключевые посты, все скупили, и Олег с негодованием думает даже о Рабиновиче (жену которого он трахал), хотя тот пошел на риск для себя - дал ему работу, выгораживал его во время чисток и проверок.
Ну и по поводу других национальностей тоже есть "приятные слова"

Хорошо, если среди русских, а то так загонят к киргизам или якутам… узкоглазые, грязные, твердолобые, тупоголовые уроды, которых я ненавижу!

Ну что могу по поводу этого сказать... Я понимаю, с одной стороны, возмущение тех, кто пишет о своем негодовании, а с другой стороны... Ребята, не надо быть пытаться быть святее Папы Римского... Антисемитизм был и в царской России, и после этого он никуда не делся (только принял более скрытые формы), да и чо там греха таить, великодержавный шовинизм живет и процветает до сих пор... Помню, как гости из Москвы в качестве комплимента Киеву где я живу сказали примерно так: "как у вас тут хорошо, чернож***ых почти нет, не то, что у нас". Или в разговоре по скайпу одногруппница мне говорит: "я не националистка, но пиндосов ненавижу". А уж сколько раз пришлось за последние пару лет "упреки" что "вы жидам продались" и счету нет...
А спросить их в лицо - считают ли они себя националистами, антисемитами, шовинистами, конечно нет! Все добрые и толерантные, как тут не вспомнить поговорку про соринку и бревно... Так что нечего удивляться, аристократия описываемая в книге всего лишь дети своего времени и верующая в догмы, которые им вдолбили.
Несмотря на все мои разгромные мысли тут, я все таки рекомендую прочитать эту книгу тем, кто интересуется этой тематикой. Книга большая, хэппи-энда в ней для героев нет (не сочтите за спойлер), но все таки она интересна как (пусть и очень субъективный) взгляд на социальную, политическую и личностную картину жизни "бывших" в постреволюционной России.

18 января 2015 г., 08:43
5 /  4.541

Эта книга, безусловно, далека от объективности. С каждой страницы - горечь за поруганную советами великую Россию, боль утраты потомственной аристократии страны, уничтожения на корню всех, кто имел хоть какое-либо отношение к дворянству, а вместе с ними - глубокой и развитой культуры, многовекового наследия. У побежденного класса нет надежды на выживание - ни одному из героев не даст шанса беспощадный строй. Гордые и безупречные гвардейцы, чистые и благовоспитанные смолянки, величавые бывшие фрейлины Государыни - без разбору и не давая себя труда задуматься о том, что опасного могут принести эти жалкие крохи прошлого, уничтожают их кровавые органы гепеу. И если вы не сочувствуете дворянству и интеллигенции, стертым с лица России, то, пожалуй, вам будет тяжеловато читать эту книгу. Возможно, есть некоторые перегибы в книге Головкиной (Римской-Корсаковой), но лично я не искала в ней полной и незамутненной исторической истины. Да и есть ли она?
Из неожиданных достоинств книги - она таинственным образом, через притягательные образы героев и в особенности героинь, настраивает на самовоспитание. Как будто находишься под крышей Натальи Павловны и невольно стараешься избегать вульгарных словечек, истерических ноток в голосе и прочего недостойного поведения. Этикет, воспитание, выдержка, достоинство - не через унылое морализаторство, а кожей въедаются в читателя.
О героях романа можно было бы говорить бесконечно. Но сейчас это кажется мне нетактичным и лишним перемыванием косточек близким людям. Воздержусь.

30 ноября 2014 г., 13:13
5 /  4.541

Это одна из тех книг, которые не отпускают и спустя годы. Я читала ее, я жила в ней целую неделю, меня буквально трясло, когда я не могла взять книгу в руки. Я забросила интернет, хобби, домашние дела, фильмы по вечерам: как же можно заниматься другими делами, когда они там без меня, а вдруг что случится, а я пропущу это... Как будто где то там разворачивается параллельный мир, люди со строк книг в самом деле двигаются, думают, живут, влюбляются, говорят о России-по-настоящему! Все, что мне было интересно ранее, заменила эта история, ее герои. Финал меня опустошил.

Я долго думала, говорила об этом времени с мужем, перечитывала рецензии, написанные ранее-в чем то соглашалась, в чем то нет. Я была твердо уверена, что перечитывать книгу больше не смогу-слишком больно и безысходно. Но чем больше проходит времени от момента прочтения, тем чаще я думаю о героях, о судьбах их и отечества. Это связано воедино и неизменно. Агония царской России. Ее величия, интеллекта, былой славы и доблести. И пусть моя рецензия будет длинной, но я выскажусь по этому поводу полностью.

Я никогда не скрывала своих политических взглядов, хоть и родилась в Советском Союзе. Почти на его осколках, конечно, но застала его былую славу, пионерию, нудные речи вождя на каком то съезде партии в черно-белом телевизоре, и не менее нудные их похороны с классической музыкой в этот день из каждого утюга. Во мне усиленно воспитывали дух патриотизма великому Ленину с помощью льстиво-приторных рассказиков о том, как маленький Вова Ульянов доедал кашу, сознавался в том, что разбил вазу и всегда поступал хорошо. Наверное в этот момент во мне уже зародилось отвращение к этому показушно- идеальному человеку. Став старше, начав читать и думать о судьбе нашей страны в контексте истории и революции, мне сразу стало очевидно, что идеальный путь развития России это был бы выход к Конституционной монархии. Власть монарха ограниченная Конституцией и Законодательными органами.

«Нужен строй, при котором наш великий народ действительно получил бы возможность выправиться и расцвести и развить свои лучшие свойства. Погибнуть в боях, которые сметут с лица земли это подлое цека — на три четверти нерусское, — вот все, чего я хочу для себя, в этом все мое честолюбие! Вы знаете, там, в лагерях, мне мерещилось иногда всенародное ополчение, подобное Куликовской битве или Смутному времени, — могучая, светлая устремленность всего народа, решающая великая битва, хоругви, знамена, звуки «Спаси, Господи, люди твоя» и колокольный звон!»


Но у нас же все всегда проходит через одно место и никогда не без людских жертв. У России свой, особый путь и так было всегда.

Святая! Любимая! Вечная! Какая нужна Тебе форма правления, какая? Либералы? Да им бы только чтоб все было как в Европе. Навпускают иноземцев, и те, как шакалы, бросятся расхватывать лакомые кусочки, они вернут Тебя к пределам времени Иоанна Грозного, наделают десятки русских республичек величиной со Швейцарию, чтобы удобнее было грабить. Исцели Свои раны силами Своего же народа, Сама, изнутри. И да не вступит никто, никто на Твою землю. Омой, очисти Себя Сама и роди нового Государя, Хозяина, любящего Тебя Господина!


Ну хорошо, примем как факт, без анализа первопричин (эта тема бесконечная и не относящаяся к книге) : настала революция, как мы ее помним из школьного курса истории "верхи не могут, низы не хотят". Царя убрали, уничтожили, чтобы никогда в дальнейшем никто из Романовых не мог претендовать на престол государства. К власти пришло временное правительство большевиков-"кухарка, дорвавшаяся до управления государством" (на чьи деньги и чьими силами было все организованно-тоже отдельный разговор). Из любой революции всегда,как следствие, вытекает гражданская война, и тут начинается самое страшное, не поддающееся никаким внутренним оправданиям и объяснениям: красный террор. Дворян уничтожили как класс, обезоружили и положили на обе лопатки. Касалось бы: все, враг повержен, старый мир разрушен до основания, живи в новом мире и радуйся, строй светлое коммунистическое будущее, деля квартиры и имущество кулаков, но нет! Надо обязательно преследовать и добивать тех, кто хоть как то выделяется из общей массы нового советского народа,даже спустя десятилетие после революции.

Я не удивлюсь, когда объявят военным преступником меня, и если в один прекрасный день военный трибунал вынесет смертный приговор князю Дашкову — активному белогвардейцу, — я найду его вполне заслуженным. Но, когда меня травят как Казаринова, который отбыл шесть с половиной лет лагеря за то только, что не выдал товарища, и когда я знаю, что в случае расправы со мной будут всячески преследовать и мучить до последнего вздоха мою жену и моего ребенка, — я не могу не думать, что ваш коммунизм — кровавое пятно в истории России. И вы уверяете при этом, что указываете путь к прогрессу и счастью, вы?!


То, что происходило в дальнейшем, можно назвать по настоящему страшными страницами Российской Истории. Не революция стала ими, отнюдь нет. Она свершилась быстро, стремительно, хоть и имела под собой многолетнюю подготовку, но все таки у нее не было столько жертв, как у дальнейшего красного сталинского террора. И самое ужасное было в том, что вся мощь агрессии властьимущих была направлена на собственный народ, не на иноязычного противника, которых пришел захватить земли, а на своих собственных людей, которые уже приняли новый строй, пытались приспособиться и выжить, на интеллигенцию и умнейших людей прошлого времени. Уничтожались, причем целенаправленно, под любым предлогом, врачи, ученые, изобретатели, писатели: все, что составляло бы в любом другом строе гордость и красу страны.

Я понимаю, что в самом принципе аристократизма есть нечто возмутительное, несправедливое в самом корне: небольшая часть общества оттачивает, утончает и облагораживает свои чувства и свой мозг в то время, как вся масса поглощена борьбой за существование. Но ведь положение, при котором возможно было это различие, уже отмирало, дворянство разорялось, оно уже потеряло свои привилегии. Еще две-три либеральные реформы — и с этим порядком было бы навсегда покончено. А те реки крови, в которых вы пожелали утопить людей, вместо того чтобы разумно использовать их, привели только к тому, что вы истребили интеллигенцию, во всяком случае, потомственную, рафинированную. Попробуйте обойтись без нее! У вас уже теперь не хватает «кадров», а чем дальше, тем будет хуже. Вам грозит полный застой мысли. Культура воспитывается поколениями, вы разрушили то, что создавалось веками!


Поощрялись доносы, кляузничество, шпионаж даже в собственной квартире. Мало того, что этих людей обокрали до самого последнего, что у них было, у них пытались забрать даже честь, заставляя доносить на своих же домашних. Противное, унижающее обе стороны действие. При том, что во времена царской России это испокон веков считалось подлостью.

Известен разговор Николая Первого с молодым Раевским. Император спросил: «И вы не сочли долгом сообщить мне?!» А тот ответил: «Такой поступок не вяжется с честью офицера, Ваше Величество!» И Николай пожал ему руку со словами: «Вы правы!»


А гонения на церковь? Веками люди верили в Бога, а тут пришла кучка людей и начала всем объяснять, что "Бога нет".

Конечно, я всегда готова исполнить свой долг по отношению к каждому, но души моей пусть с меня не спрашивают. Я вольна вложить ее куда сама захочу. Если Господь Бог вернется в Россию, то воскреснет сестра милосердия, а сейчас я — медсестра, и пусть этого довольно будет тем, кто так исказил, заштемпелевал и прошнуровал нашу жизнь!

Конечно, людьми без веры в душе легче управлять. Они уже грех за грех не сочтут, их моральные качества станут пластичными и можно будет вылепить что угодно. Создавалась новая вера- Культ Личности, которой теперь следовало слепо поклоняться и принимать любое действие для блага народа. Но, к сожалению, любой человек смертен, а с ним смертна и вера в него. Жаль только что не все из гонимого поколения дожили до этого момента. Как говорил оппонент князя Дашкова:

Не устрой мы красного террора — не устоять Советской власти.


Ладно, хватит о политике. Все равно у истории нет сослагательного наклонения. Страшное было время, страшные, трагические судьбы каждого, чье имя будет упомянуто в книге. Центральных действующих лиц здесь несколько-две семьи, связанные друг с другом причудливыми нитями, с их родственниками и знакомыми. Они держатся вместе, пытаясь устоять на ветру перемен, сберечь свою культуру, честь, любовь, право быть вместе, а порой и жизнь. В центре истории князь Дашков, белый офицер, раненый в Крыму, осужденный и отбывший наказание на каторге, пытающийся начать жизнь с чистого листа под другой фамилией. Почти нищий, часто болеющий, умнейший человек, но совершенно бесполезный со своими знаниями и уж тем более происхождением в этом новом мире. Его любимая Ася- талантливая пианистка, хрупкий и нежный цветочек, дочка своих родителей, рожденная для счастья, баловства, неги, оказавшаяся выброшенная в этот жестокий мир, где честной девушке, бывшей дворянке, везде вход заказан. В некоторых рецензиях ее осуждают за то, что она не смогла себя пересилить и с двумя голодными детьми пойти торговать на рынок мясом, а я почему то ее понимаю. Она как птенец, выброшенный из гнезда. В ней еще нет той защитной брони, которая позволила бы ей отгородиться от мира, очерстветь и сделать то, что ей надо. Даже если бы она пересилила себя и пошла, то представляю, как бы наторговала! Вообще все без исключения герои мне очень сильно напомнили потерпевших поражение южан из книги "Унесенные ветром". Люди, чей мир был снесен до основания, хватающиеся за осколки прошлого и испуганно озирающиеся по сторонам, даже не способные сопротивляться и перестраиваться под новые реалии. Ни одной Скарлетт на всю книгу. Даже благоразумная Ёлочка, чья судьба окажется более счастливой по сравнению со всеми остальными, все равно представитель того, уходящего поколения.

И все таки, двое героев из книги мне были наиболее симпатичны за цельность характера и свои убеждения. Мика и Мэри. Наиболее гармоничные и честные ребята. Знающие, чего хотят и идущие к своей цели несмотря ни на что. Пытающиеся сохранить Веру для будущих поколений, они становятся началом духовенства нашего настоящего. Для меня вопрос православия в каждой такой книге советского периода и про него очень важен. Я все время пытаюсь понять, за что России все это нужно было пережить и почему. И как жили священники и монахи все это гонимое время, откуда у них хватало сил верить и проповедовать, когда все было против, когда демоны владели Россией? Жить, вдали от всего, что любили, испытывая лишения и мучения, но все равно, не отрекаться и славить Господа, молится о спасении России.

Великое это утешение — церковь Божия. Как войдешь в храм — ровно душ принял, только душ не для тела, а для духа нашего.

Нам — христианам — дано великое счастье обновлять душу в Таинстве Причащения.


Книга очень многогранная. Помимо истории здесь очень много различных судеб. Не скажу, что каждая из ни вызывает симпатию. Очень много слабых духом людей, которые поступаются своими же ценностями, идут на предательство вольно или по глупости и наивности души. Много в ней антисемитизма, но я не могу за это осуждать героев, тем более сейчас, с высоты своего времени. В конце концов у каждого была своя правда и не доказано, что было иначе. Много в книге гордыни, подчеркнутого морального превосходства перед людьми, которые не дворянского происхождения, но и присутствует понимание того, что и среди простых людей есть честные и порядочные люди. В любом случае, книга очень сильная и цепляющая, дающая пищу для размышлений не только над судьбами и характерами людей в непростое время, но и всей России.

Пожалуй, я даже не хотел бы реставрировать монархический строй. Я был связан с ним семейными традициями и привязанностями, но этих людей уже нет, а действительность показала, что эта форма правления уже отжила. Или пока неуместна. Я думаю теперь только о России.
19 ноября 2013 г., 23:15
5 /  4.541
Большевики молчат о том, что сделали в Крыму, и, кажется, надеются, что это забудется, и Европа никогда не узнает их подлостей... Не выйдет! Найдутся люди, которые помнят и не прощают! Они напишут, расскажут, закричат когда-нибудь во всеуслышание о той чудовищной, сатанинской злобе, с которой расправлялись с побежденными.


Я известный любитель советской литературы. Мне безумно нравятся страницы, пропитанные патриотизмом, советской пропагандой и просто трудовой советской жизнью. Я люблю все это – но это совсем не значит, что я не отдаю себе отчета в том, что было все далеко не так безоблачно, и ужасов там тоже творилось предостаточно, а уж скелетов в шкафу той эпохи – не перечесть.

В общем и целом, это тоже советская книга. Но это – взгляд с другой стороны. Взгляд полузадушенной аристократии, которая, скрепя сердце (а что делать-то?) пыталась выжить в новой, враждебной среде. Почти безошибочно узнаваемые дворяне на улицах непрестанно ловят пожелания отправиться на тот свет. О работе нечего и говорить. Приходится как-то перебиваться остатками былой роскоши – то, что сберегли чудом! Или сгибаться в три погибели, ставя на себе клеймо сломленного человека, отказываться от родственников и лепетать, что ты – пролетарий!..

А уж остатки белого сопротивления! Несчастные солдаты и офицеры – те немногие, что остались живы. Потрясенные жестокостью красных, которые не брезговали массовыми убийствами раненых, жестоко убивали гражданских только за их происхождение – мужчин, женщин, детей… - так вот, потрясенные всем этим, они отчаянно пытаются выжить. И снова – а что делать? Нещадно проклиная жесткость и угрюмость новой реальности, плача о гибели великой России, но все же – выжить.

- Царство тьмы! - сказала она и замолчала, так как по пустынному в этот час переулку прошла какая-то фигура. - Царство тьмы! - повторила она, когда фигура удалилась. - Они губят все лучшее, как светлое! К сожалению, еще не все осознали, что за ними безусловно стоит темнота, что их вожди - ее адепты. Им надо убить, понимаете ли, убить Россию, и в частности поразить ее мозг, русскую мысль, русское сознание. Для этого они губят носителей этого сознания. Ваше горе - горе России.


Таков и один из главных героев, князь Олег Дашков. Вообще-то он бы предпочел умереть, однако с самоубийством – вот беда – не сложилось. Для суровой и гордой в своей любви к России Елочки он – не только любовь юности, но и слабая надежда на то, что еще не все потеряно. Да, пока гордый офицер вынужденно (но не слишком старательно – не пересилить себя) скрывается под маской пролетария, но взгляд его горит, осуждает, и однажды, быть может, он встанет, поведет за собой таких же, как он, и они продолжат борьбу. Не за царя, нет – за Россию, которую, по их мнению, вопиющим образом изничтожили.
Сам князь тоже об этом задумывается. Он отдает себе отчет в том, что перевернулась очередная страница истории, что, быть может, монархический режим действительно себя изжил, но ведь наверняка можно было найти другой выход… Не такой (и здесь он в очередной раз содрогается, вспоминая, как красные расстреливали раненых белогвардейцев, набивали колодцы еще живыми людьми и заколачивали их, как врывались дома, громили их и насиловали хозяек).
И все же кое-какой свет в окошке все еще был. Этим светом стала для Олега юная Ася – чудесное скромное создание, каким-то чудом сохранившееся от эпохи дворцов и балов, лучиком сверкающее среди разнузданных рабочих девок и чуть более приличных, но все же непривычно развязных новоиспеченных советских девчонок.

Да, товарищи, любовный треугольник. Елочка – Олег - Ася. Но, при всей моей нелюбви к подобным линиям, очень трогательный. Чувства-то какие, особенно у Елочки – не просто банальная любовь к мужчине, а вложенная в нее неисчерпаемая любовь к России. Но этим, конечно, сюжет не ограничивается – жизнь-то у них какая! Бесконечные ссылки и аресты. Угрозы расстрела. Страх за родных. Стук в дверь, предвестник будущих сталинских репрессий – едва ли не самый большой ужас в жизни… Ведь это, скорее всего, повестка. А потом, почти наверняка, ссылка или что похуже. Ну и по «мелочам». Безработица. Бесчисленные оскорбления. Ты аристократических кровей? Ты не человек. Ты мразь и должен умереть. Даже если в те времена ты вообще был несмышленышем.

Роман мне очень понравился и глубоко меня тронул. После массы литературы, в которой пострадавшими выступают рабочие, невыразимо странно прочитать подобное. Первое название романа – «Лебединая песнь», и, как мне кажется, оно более подходящее. Это действительно тоскливая песнь, полная боли измученных, погибающих поколений.

Затрагивать вопрос «кто прав, кто виноват» бессмысленно. Конечно, обе стороны были хороши. Но если со стороной красных волей-неволей все знакомы, то сторона белая в таких красках лично передо мной предстала впервые.

Так что мой вердикт – отличный роман, который безусловно стоит прочесть.

31 мая 2014 г., 13:33
5 /  4.541

Вы знаете, чем закончится эта книга.
Нет, дело даже не в том, как она называется.
Мы это слышали, мы это читали, мы это учили в школе.

Меня нельзя упрекнуть в том, что я не люблю советскую литературу. Наоборот, я достаю советские романы каждый раз с каким-то мне непонятным ощущением восторга, я люблю бывать в советском кафе и жалею, что нельзя заглянуть и посмотреть, как это было. И тем более я не собираюсь менять своего отношения к Советскому Союзу после этой книги, однако вас никто не просит это делать.

Наверное, это первая книга, где советский народ - не един. Наверное, это первая книга, которая сумела раскрыть все то плохое, на что способны люди, когда прикрываются новым режимом. Все новое всегда дает шанс кому-то неизвестному проявить себя, и это не всегда люди добрые. Мне трудно описать, насколько мастерски эта книга проводит через главную мысль, которую не нужно искать в снах, в обрывках фраз или построении предложения. Вот они - аристократы и интеллигенты, вот она - их ненависть, вот он - советский народ, настроенный против. Аристократы возмущают, ведь большей частью мы и есть потомки уже тех, кто Советский Союз строил, и поначалу я не стану отрицать недовольства и недоверия главными героями. Удивительно, как незаметно в меня вложили понимание того, что тогда происходили, скорбь по человеческому фактору, который имеет место быть вне зависимости от того, какова цель жестокости - благая или нет. Незаметно я полюбила каждого, ведь это живые люди с недостатками характеров, особенностями яркими и не очень, уникально описанные всего лишь несколькими штрихами... Да и не нужно более, ведь их так много, что может поначалу смутить.

К концу их все меньше и меньше. И вот они, маленькие девочки Ася и Леля, по сути, главные - из пустоголовых, но хороших девушек, которые могут чуточку раздражать, становятся взрослее, меняются, но в чем-то приятно остаются самими собой. Можем ли мы сейчас понять, как можно было всю жизнь убивать на музыку и удовольствия, благодаря своему происхождению, и не уметь при этом ничего делать реального? Вряд ли. Однако даже сквозь это время советской идеологии, этой вынужденности труда, этой пришедшей за всем власти денег, автор удивительно тонко и понятно, маленькими шагами, увлекает нас в эту трагедию, где, пусть и есть периоды затишья и безопасности, порой даже счастья, нас, совершенно других русских людей, да так умело, что начинает рвать душу, а страницы листаются все быстрее и быстрее, лишь бы...

Лишь бы осталась надежда. Ведь вся книга пропитана надеждой, верой, любовью и привязанностью к родным людям, которые не исчезают даже в новом режиме, которым подвержен даже Вячеслав, который, казалось бы, уже тот самый советский человек, не любящий аристократию... Как незаметно белое смешивается с красным, как незаметно все становится смешано, неправильно, опасно.

И хотя нам кажется, что все эти маленькие трагедии связаны лишь с Асей и Лелей, за кадром, как и по своей жизни, остается великий и мудрый по своему существу человек, Елочка. Уникальная девушка, каких, пожалуй, рождается, пожалуй, одна на миллион. Эта девушка похожа чем-то на всю Россию, к которой была так близка. Она переживала ее боль, она сравнивала, описывала, влюблялась в прошлое в лице Олега... И осталась ей верна в конце. Только лишь благодаря Елочке эта книга - не просто роман на фоне смерти и доносов, слезливый романчик о том, как все пытаются строить свое счастье, но нет, лишь из-за Елочки эта книга становится глубже во много раз. Как объяснить то уникальное ощущение истинного патриотизма, ту трезвость мысли, с которой описывается плюсы и минусы советского народа, та расчетливость, с которой им давали еще пару дней, месяцев, лет пожить, прежде чем они будут побеждены и не нужны? Я написала бы рецензию больше, чем вся книга, но я точно могу сказать кратко лишь одно - более живой, более многогранной и трагичной книги я еще не видела.

Как говорил мой историк, "хотели как лучше, а получилось как всегда".

2 декабря 2013 г., 19:59

Первая книга, которой я не могу поставить оценку. Обычно все достаточно просто: решаешь понравилось/не понравилось и выставляешь заветные звездочки. Здесь все немного иначе. Прошло уже достаточно много времени после прочтения, а определиться с оценкой никак не получается, настолько двоякие впечатления оставило после себя произведение Ирины Головкиной.

По своей сути - это невероятно страшная и грустная страница нашей истории. Массовое истребление людей только за их происхождение. Уничтожение практически всей аристократии, интеллигенции Российской империи. Мрачный предвестник кровавого истребления уже советской интеллигенции, которое состоится чуть больше, чем через десяток лет. Судьбы людей, обреченных на смерть или нищету только за собственных предков.

"Мы хотим жить, учиться, быть счастливыми, но мы уже приговорены — вопрос о сроках только."

«Да, я боролся за Россию. Да, мы бесстрашно шли в бой. Но те, кто видел, как мы умирали на фронте, дали себя распропагандировать, пошли на поводу у мерзавцев. С нас, офицеров, срывали погоны, нас расстреливали, словно каких-нибудь предателей или дезертиров. И это — за окопы, за битвы, за раны — так нас отблагодарили! А теперь те из нас, кто чудом уцелел, томятся в лагерях… За что? За доблесть, за любовь к Родине, за верность долгу и присяге! Ты завидуешь моим воспоминаниям! А я хотел бы вырезать их из сердца, да не могу. Они преследуют меня днем и ночью, с ними невозможно жить!»


Жестокая, тяжелая жизнь...

При этом сложно сосчитать, сколько раз за время чтения хотелось выбросить, отложить "Побеждённых" и больше к ним не возвращаться. Да, каждый судит со своей колокольни. Да, происхождение и наверное жизнь в советское время Римских-Корсаковых могут объяснить отношение автора к своим героям. Но у читателя совсем не факт, что есть подобный багаж. У меня вот его нет. И читать о том, какие все аристократы прекрасные и благородные, а окружающая их чернь жалка и заслуживает презрения - сомнительное удовольствие.
Большинство персонажей - настоящие тепличные цветы. Мир изменился, надо бороться, выживать. Драться со всеми на свете ради собственной семьи, детей. Но нет. Они живут воспоминаниями прошлого, отказываясь что-либо менять и без сомнений вычеркивая из своего круга любого, кто попробует приспособиться к изменившейся реальности. Зачастую тот же самый Дашков напоминает Эшли из "Унесенных ветром". Плыть по течению - выбор достойный благородного офицера, не правда ли? Никогда не понять мне Асю: как можно, выбирая между относительно нормальной жизнью для своих маленьких детей и призрачной честью, выбрать второе?

«Меня беспокоит сейчас только одно: будешь ли ты по-прежнему брать меня на колени, называть Кисанькой, сажать на плечо и носить по комнате? А вдруг ты решишь, что если я уже мама, значит я — большая, и станешь со мной деловым и строгим? Это было бы ужасно!»


Национализм, антисемитизм, самолюбование и спесь всё это с избытком находится в большинстве главных героев. Сочувствовать и сопереживать им после этого сложновато.

"Советские девушки отдаются за билеты в театры и новые туфли, но по влечению. "


Благородная сестра-милосердия Елочка:

«— Как дежурство? Разве после прихода красных госпиталь еще функционировал?
— А как же! У красных свои раненые были и солдаты наши еще лежали.
— И вы остались работать? Это беспринципно, простите!»

«Сенаторская внучка, а хохочет по коридорам, как советская школьница, и позволяет плебеям ухаживать за собой!» — подумала она,»


Любящая сестра брату, который подростком в одиночестве выживал несколько лет после революции, смог выбиться в люди, получить образование, найти работу, но отказался поддерживать отношения с нескрывающими своих корней родными.

"— Ася, ты обиделась, и совершенно напрасно. Мне тоже очень больно. От всех прелестей жизни я стал неврастеником и уже знаю, что не засну всю ночь. Ты многое недооценила: другой на моем месте стал бы вором или гопником, или просто спился.
— Лучше бы ты спился, Миша. Будь счастлив, если можешь. Прощай!"


Блестящий офицер, главный герой всего романа:

"Хорошо, если среди русских, а то так загонят к киргизам или якутам... узкоглазые, грязные, твердолобые, тупоголовые уроды, которых я ненавижу!"

"Что за количество еврейских лиц! Откуда повыползли? Здесь, кажется, весь Бердичев!"

«— А кому предназначается вторая порция? — спросил Олег, уверенный, что она ответит «тебе», и уже готовый сказать «отказываюсь в пользу моей Кисы», но она только нахмурилась.
— Ты кажется, забыл, что в квартире не один больной ребенок, а двое?
— А! Понимаю! Опять на сцену маленький выродок с черепом отсталой расы. Таких черепов никто еще никогда не видел у русских детей, — сказал он с оттенком досады.»


Худший образ белой гвардии. Не впечатляющий язык. Невыносимо страшная действительность начала прошлого века, которую нельзя забыть или оправдать. Так много и так мало в одном тысячестраничном томе. Помнить об этом надо, но лучше сделать это без труда Головкиной. Слишком много яда и пафоса для одной книги.

1 февраля 2014 г., 01:07
5 /  4.541

Сложная, спорная, интересная и самобытная книга.

Бралась за нее с предвзятым чувством симпатии (просто из-за того, что она написана внучкой одного из моих любимых композиторов). Но об этой родственности я скоро забыла, ибо о Николае Андреевиче в книге не оказалось ни строчки. И чувства, которые я обнаружила здесь, оказались не теми, что я ожидала. Несмотря на это, "Лебединая песнь" великолепна и познавательна. Меня несколько смутило и даже расстроило надменное отношение носителей благородных кровей к плебсу - уж очень эта тема педализируется на протяжении всего романа. Несколько досадно это. С другой стороны, здесь нет однозначно "хороших" и "плохих" - у всех своя гнильца) Имея ввиду, что книга отчасти автобиографична, я до последнего подозревала автора в замороженной и одновременно восторженной (как так бывает?!) старой деве, и была очень удивлена, что Ирина Головкина писала "с себя" совсем другую героиню. И еще "Песнь" оказалась для меня не сказанием о репрессиях, как мне ее представляли многие, а скорее, о быте и особенностях мышления (что, впрочем, для меня намного ценнее).

В общем, вещь ещё не на одно перечитывание; вопросов после прочтения больше, чем ответов, а удовольствия и пользы больше, чем недоумения и досады))) Хотелось бы что-то еще разузнать о книге, но ничего путного пока не нашла. Зато блаженно провела, зарывшись в ароматные страницы, дюжину вечеров-ночеров.

12 июня 2015 г., 05:33
3.5 /  4.541

Длинный роман «про жизнь» - мой любимый формат, двадцатые годы — моя любимая тема, да и хвалебных отзывов о книге предостаточно, поэтому читать ее я начала, предвкушая удовольствие не на один вечер.

Реакция после первых прочитанных глав — разочарование. Похоже, я вляпалась в слезливый дамский роман с придыханиями и восклицательными знаками на каждой странице, в котором каждому персонажу отведена своя роль и он будет пребывать в ней неизменно до самого конца повествования. Demoiselle en détresse будет очаровывать всех своей хрупкостью и неземной красотой, chevalier sans peur et sans reproche будет образцом всех мыслимых мужских добродетелей, благородная матрона будет моральной опорой, старая дева будет резонировать и курощать, все остальные персонажи — такие же маски. А музыкальная подложка - «как упоииииительны в России вечераааа!» (были раньше). И неважно, что главная героиня играет Шопена. Тем более, что в голове тут же невольно вступает вторая музыкальная тема: Королева играаала в башне замка Шопэээна/И внимая Шопэээну, полюбил ее паж — такая же пошлая, впрочем.

Но я упорная, я продолжаю читать. В какой-то момент мне показалось, что мелодраматические эффекты используются для усиления гротеска и на самом деле роман — гиньоль, жесткая, даже жестокая сатира на «бывших», «новых» и всю эту жизнь. Но штампов в книге слишком много и они слишком откровенны, поэтому версия, что это не сознательная игра стилями, а последствия запойного чтения Чарской и ей подобных кажется более вероятной. Боюсь даже представить, что было в авторском, неотредактированном варианте романа.

На последних главах, где описаны самые страшные круги ада, литературный критик и сноб, разумеется, отключается и действует чистая эмоция. Больно было потом читать в некоторых отзывах комментарии, которые можно свести к «сами виноваты»: пусть виноваты, но ведь эти люди заплатили за все сполна, и жуткую цену, может быть, через 80 лет пора забыть о классовой ненависти? И милость к падшим призывал...

И все же это не литература с большой буквы, и даже не с маленькой. Беллетризованные псевдо-мемуары, старательно раскрашенные в "правильные" краски начиная с титульной страницы: это жеманное "урожденная Римская-Корсакова", при том, что Ирина Головкина была урожденной Троицкой, а Римская-Корсакова — девичья фамилия ее матери. Негоже отказываться от имени отца, даже если фамилия дедушки на обложке сулит больше внимания.

Дневники Шапориной , которые в общем-то о том же и о тех же людях, - тоже не образец высокого стиля, но они другие, более искренние, страстные, даже саморазоблачающие, что ли, и эта искренность пробирает намного сильнее. Правда, там нет ни щелкающих каблуками аристократов, ни сияющих лучей, льющихся из глаз, ни прочей гимназической восторженности.

Если бы этот роман попался мне лет в пятнадцать, скорее всего, отзыв был бы совсем другим. Но я сегодняшняя вижу и рыхлый сюжет, и картонных персонажей, и экзальтированность, которую автор пытается выдать за высокий пафос греческой трагедии. И самое главное, мне очень не по душе сентиментальность и мелодраматизация — трагедия нации в результате превращается, пусть и против воли автора, в предмет дамского романа.

14 апреля 2013 г., 21:55
4 /  4.541

Грустная книга об истреблении российской аристократии в 20-30 гг. прошлого столетия. В книге рассказывается о тех трудностях, с которыми пришлось встретиться аристократии в период правления вождя всех времен и народов товарища Сталина, о ссылках, контрационных лагерях и расстрелах. Но как бы ни была тяжела судьба интеллигенции, в их жизни так же оставалось место простым радостям и печалям, победам и поражениям, любви и предательствам, надежде и разочарованиям.
Книга интересная, но мое впечатление от нее очень двояко. С одной стороны, рассказ о судьбах аристократии, об их жизни, традициях и нравах мне очень понравился. Было интересно следить за жизнью этих нескольких семей. А с другой стороны, меня очень возмущала навязываемая мне мысль, что все аристократы кристально честны, добры, умны и благородны. Зато все пролетарии тупые хамы-выскочки, не знающие, что такое честь и достоинство, кашу едят лаптем, стучат на приличных соседей. Да, и чуть не забыла, все пролетарки – падшие женщины, которые ходят на аборты, как на работу и разводят грязь на кухне. А к этому прибавьте неправильных форм черепа пролетариата и некрасивые лица, разве они могут родить нормальных детей? И продолжать можно до бесконечности.
Видимо, внучке великого композитора Римского-Корсакова очень тяжело жилось в советское время и затаилось много обид, которые нашли отражение в этой книге.

14 ноября 2014 г., 22:54
В комитет цензуры тов. Октябреву.

Особая метка: спойлеры


Уважаемый, Михаил Израилевич!
По Вашему указанию мной был прочитан труд гражданки Головкиной. Книга была мной изучена на предмет наличия антисоветской контрреволюционной пропаганды. Ответственно заявляю, что книгу категорически нельзя допустить к печати. Во-первых, в книге показана жизнь приспешников царского режима: дворян, гвардейцев, фрейлин царицы, помещиков и прочего отродья прежнего времени. Более того, если бы они были показаны с комической стороны или, как это следует, как враги народа, или хотя бы кающимися, книгу с определенными редакторскими правками можно было бы пустить в печать. Однако главные герои представлены в положительном ключе, их спесь, манерность, гордость, изнеженность и слабость в книге представлены как достоинства. Данные факты, безусловно, будут иметь совершенно негативное влияние на неподготовленного читателя. Если книгу прочтет человек с шаткой жизненной позицией, человек, не убедившийся в правильности коммунистической идеи, он вполне может подумать, что все эти враги народа, которых гражданка Головкина имеет наглость выводить в виде заглавных персонажей, являются вполне достойными людьми. Меж тем даже в самой книге упоминаются преступления упомянутых персонажей против советского государства, пролетариата, революции и идей классовой борьбы. Так, например, гражданин Дашков, белогвардеец, командир «роты смерти», подпольно скрывающийся под фамилией «Казаринов» лично приказал расстрелять восемь борцов за дело революции. Другой пример, Михаил Александрович Огарев, член тайной религиозной организации, не скрывает своих преступных наклонностей, совершает приготовления к покушению на представителя власти, а также ведет подрывную деятельность против советской агитации. И это при том, что советская власть дала ему возможность бесплатно получить среднее образование. Этот персонаж совершенно дискредитирует комсомольскую организацию. Его поступки и мотивы могут смутить молодые умы.
Далее: гражданкой Головкиной были совершенно извращены советские идеалы. Классовая борьба, стремление к равенству прав и свобод, она безосновательно называет террором и травлей! Трудолюбивых пролетариев она сравнивает с животными, а в нескольких местах через своих персонажей она называет их представителями низшей расы. А это уже шовинизм.
Кроме того, уважаемый Михаил Израилевич, персонажи неоднократно проявляют ярый антисемитизм. Евреев называют жадными и хитрыми, их обвиняют в беспринципности и эгоизме.
Совершенно абсурдным и недопустимым являюеся сравнение сотрудников главного политического управления со змеями и хищниками. Товарищи, которые посвящают целиком себя благородной цели искоренения врагов народа, личностей, стремящихся подорвать незыблемые устои нашего советского строя, заслуживают самого искреннего уважения и никак не могут вызывать страха у честных советских граждан.
Особое внимание комитета цензуры нужно обратить на персонажа по фамилии Корсунский. Данная личность согласно представленной рукописи работает цензором и контролирует соответствие выпускаемых в свет произведений искусства. Персонаж представлен в уничижительном виде, глупым. Действия его называют предательскими, а поведение – хамским. Данный персонаж дискредитирует сотрудников комитета цензуры, а фамилия персонажа недвусмысленно намекает на известного нам с Вами, уважаемый Михаил Израилевич, коллегу.
Помимо всего прочего необходимо упомянуть несколько фактов из биографии самой гражданки Головкиной. Я понимаю, что детально данные факты будет изучать сотрудники политуправления. Но чтобы избежать ненужных вопросов от органов ГПУ хотелось бы сообщить, что Ирина Головкина является потомственной дворянкой. Муж ее Капитон Головкин возглавлял «роту смерти», активно участвовал в белогвардейском движении, а также в контрреволюционной деятельности.
Дабы не быть заподозренным в пристрастности и необъективности мне стоит все-таки упомянуть о нескольких положительных деталях. Несмотря на в целом негативное отношение к советскому строю и результатам революции, гражданка Головкина отмечает, что наконец права и возможности всех граждан стали равными, медицина наконец стала бесплатной, а государство наконец стало заботиться о своих гражданах. К сожалению, эти честные факты тонут в океане контрреволюционной лжи.
Считаю, что произведение не может быть допущено к печати.

С уважением, специалист-цензор Георгий Кораблев.

Копию письма направить в Отделение Главного политуправления.
Октябрев М.И.
все 46 рецензий
Осталось
323 дня до конца года

Я прочитаю книг.