Побеждённые

ISBN: 5-8112-1835-4
Год издания: 2006
Издательство: Айрис-Пресс

HTML-код кнопки (для сайта/блога)
BB-код кнопки (для форума)

Теги

Описание

Роман "Побежденные" - это талантливое художественное воплощение той грандиозной трагедии, которую пережил весь русский образованный слой в результате революции 1917 г. и установления большевистской диктатуры. Автор романа - И. В. Головкина (урожденная Римская-Корсакова), внучка знаменитого русского композитора, родилась в 1904 г. в Петербурге и, как тысячи людей ее класса, испытала последствия лишения гражданских прав, ужас потери самых близких людей на фронтах Гражданской войны и в застенках ЧК, кошмар сталинских лагерей и жизни на поселении. Свой роман она посвятила памяти тех людей, которые в условиях постоянных слежек, доносительства, идеологического давления и бытового хамства, сумели сохранить высокое человеческое достоинство, не поступились своей совестью, не утратили любви к России и веры в ее грядущее возрождение. В 1970-е и 80-е годы роман распространялся в самиздате и впервые был опубликован лишь после краха коммунистической идеологии.

Эти книги тоже могут вас заинтересовать

Рецензии читателей

Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Побеждённые


19 ноября 2013 г., 23:15

Большевики молчат о том, что сделали в Крыму, и, кажется, надеются, что это забудется, и Европа никогда не узнает их подлостей... Не выйдет! Найдутся люди, которые помнят и не прощают! Они напишут, расскажут, закричат когда-нибудь во всеуслышание о той чудовищной, сатанинской злобе, с которой расправлялись с побежденными.


Я известный любитель советской литературы. Мне безумно нравятся страницы, пропитанные патриотизмом, советской пропагандой и просто трудовой советской жизнью. Я люблю все это – но это совсем не значит, что я не отдаю себе отчета в том, что было все далеко не так безоблачно, и ужасов там тоже творилось предостаточно, а уж скелетов в шкафу той эпохи – не перечесть.

В общем и целом, это тоже советская книга. Но это – взгляд с другой стороны. Взгляд полузадушенной аристократии, которая, скрепя сердце (а что делать-то?) пыталась выжить в новой, враждебной среде. Почти безошибочно узнаваемые дворяне на улицах непрестанно ловят пожелания отправиться на тот свет. О работе нечего и говорить. Приходится как-то перебиваться остатками былой роскоши – то, что сберегли чудом! Или сгибаться в три погибели, ставя на себе клеймо сломленного человека, отказываться от родственников и лепетать, что ты – пролетарий!..

А уж остатки белого сопротивления! Несчастные солдаты и офицеры – те немногие, что остались живы. Потрясенные жестокостью красных, которые не брезговали массовыми убийствами раненых, жестоко убивали гражданских только за их происхождение – мужчин, женщин, детей… - так вот, потрясенные всем этим, они отчаянно пытаются выжить. И снова – а что делать? Нещадно проклиная жесткость и угрюмость новой реальности, плача о гибели великой России, но все же – выжить.

- Царство тьмы! - сказала она и замолчала, так как по пустынному в этот час переулку прошла какая-то фигура. - Царство тьмы! - повторила она, когда фигура удалилась. - Они губят все лучшее, как светлое! К сожалению, еще не все осознали, что за ними безусловно стоит темнота, что их вожди - ее адепты. Им надо убить, понимаете ли, убить Россию, и в частности поразить ее мозг, русскую мысль, русское сознание. Для этого они губят носителей этого сознания. Ваше горе - горе России.


Таков и один из главных героев, князь Олег Дашков. Вообще-то он бы предпочел умереть, однако с самоубийством – вот беда – не сложилось. Для суровой и гордой в своей любви к России Елочки он – не только любовь юности, но и слабая надежда на то, что еще не все потеряно. Да, пока гордый офицер вынужденно (но не слишком старательно – не пересилить себя) скрывается под маской пролетария, но взгляд его горит, осуждает, и однажды, быть может, он встанет, поведет за собой таких же, как он, и они продолжат борьбу. Не за царя, нет – за Россию, которую, по их мнению, вопиющим образом изничтожили.
Сам князь тоже об этом задумывается. Он отдает себе отчет в том, что перевернулась очередная страница истории, что, быть может, монархический режим действительно себя изжил, но ведь наверняка можно было найти другой выход… Не такой (и здесь он в очередной раз содрогается, вспоминая, как красные расстреливали раненых белогвардейцев, набивали колодцы еще живыми людьми и заколачивали их, как врывались дома, громили их и насиловали хозяек).
И все же кое-какой свет в окошке все еще был. Этим светом стала для Олега юная Ася – чудесное скромное создание, каким-то чудом сохранившееся от эпохи дворцов и балов, лучиком сверкающее среди разнузданных рабочих девок и чуть более приличных, но все же непривычно развязных новоиспеченных советских девчонок.

Да, товарищи, любовный треугольник. Елочка – Олег - Ася. Но, при всей моей нелюбви к подобным линиям, очень трогательный. Чувства-то какие, особенно у Елочки – не просто банальная любовь к мужчине, а вложенная в нее неисчерпаемая любовь к России. Но этим, конечно, сюжет не ограничивается – жизнь-то у них какая! Бесконечные ссылки и аресты. Угрозы расстрела. Страх за родных. Стук в дверь, предвестник будущих сталинских репрессий – едва ли не самый большой ужас в жизни… Ведь это, скорее всего, повестка. А потом, почти наверняка, ссылка или что похуже. Ну и по «мелочам». Безработица. Бесчисленные оскорбления. Ты аристократических кровей? Ты не человек. Ты мразь и должен умереть. Даже если в те времена ты вообще был несмышленышем.

Роман мне очень понравился и глубоко меня тронул. После массы литературы, в которой пострадавшими выступают рабочие, невыразимо странно прочитать подобное. Первое название романа – «Лебединая песнь», и, как мне кажется, оно более подходящее. Это действительно тоскливая песнь, полная боли измученных, погибающих поколений.

Затрагивать вопрос «кто прав, кто виноват» бессмысленно. Конечно, обе стороны были хороши. Но если со стороной красных волей-неволей все знакомы, то сторона белая в таких красках лично передо мной предстала впервые.

Так что мой вердикт – отличный роман, который безусловно стоит прочесть.

Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Побеждённые


20 ноября 2008 г., 21:17

Любимейшая книга!
Рекомендую всем тем, кого волнует судьба российской интеллигенции в один из самых страшных периодов нашей истории - гражданская война, годы репрессий 20-30хгг.

Сложнейшие судьбы главных и второстепенных героев: любовь, мужество, предательство, ужас потери самых близких людей на войне и в застенках ЧК, нечеловеческие условия в сталинских лагерях...


В каждой строке - боль за судьбу народа и любовь к родине. Именно так.
Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Побеждённые


6 октября 2010 г., 03:34

Я, признаться, не знаю, что писать об этом. Правда, у меня чуть ли не каждая рецензия как-то похоже начинается.

С одной стороны, вот она - трагедия сломанных жизней и, да, очень жаль героев - как людей, потому что можешь, вернее, наоборот не можешь представить себя на их месте. Человеческое сострадание к личности.

Но с другой стороны, черт возьми, снобизм, который у большинства персонажей как-то незаметно вытеснил благородство, а расистские, националистические, антисемитские комментарии, которые вложены в уста чуть ли не каждого из тех, о чьих судьбах мы еще и плакать должны?

Да с такой элитой, которая ядом плюется, что отдельные (не все - многие-то все равно как гнили себе в бедности черт знает где, так и остались гнить) личности из народа поднялись совсем чуть-чуть и оскорбляют их тонкую натуру одним своим присутствием - с такой элитой удивительно, что кто-то не придумал еще раньше учинить эти страшные расправы. Я их вовсе не оправдываю... Просто жалеть героев книги больше, чем других, - лицемерие какое-то. В общем, когда припирало бедных ci-devant совсем к стенке - я сочувствовала. Поэтому и к концу книги показалось, что скорее понравилось, чем нет.



Ты забыть не можешь, что девяносто лет назад твоего прадеда помещик в карты проиграл, а у меня вот родной отец убит вашими коммунистами, которые пришли отнимать имение.



Конечно, что там - человека продать - фигня. Как рука поворачивается написать такое.

Я бесчувственная, наверное, и мои ощущения совсем не совпадают с мыслями в других отзывах.

Понравилась Елочка, которая сначала представлялась такой сахарной героиней Чарской, а потом выросла в один из самых любимых моих литературных типажей.



Я не могу позволить себе истерику, как Леля, — около меня никто не сядет на диване и некому отпаивать меня водой.


Но и ее, к сожалению, не оставили без кажущихся мне сейчас дикими редких выражений типа "принадлежность к отсталой расе".

Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Побеждённые


14 апреля 2013 г., 21:55

Грустная книга об истреблении российской аристократии в 20-30 гг. прошлого столетия. В книге рассказывается о тех трудностях, с которыми пришлось встретиться аристократии в период правления вождя всех времен и народов товарища Сталина, о ссылках, контрационных лагерях и расстрелах. Но как бы ни была тяжела судьба интеллигенции, в их жизни так же оставалось место простым радостям и печалям, победам и поражениям, любви и предательствам, надежде и разочарованиям.
Книга интересная, но мое впечатление от нее очень двояко. С одной стороны, рассказ о судьбах аристократии, об их жизни, традициях и нравах мне очень понравился. Было интересно следить за жизнью этих нескольких семей. А с другой стороны, меня очень возмущала навязываемая мне мысль, что все аристократы кристально честны, добры, умны и благородны. Зато все пролетарии тупые хамы-выскочки, не знающие, что такое честь и достоинство, кашу едят лаптем, стучат на приличных соседей. Да, и чуть не забыла, все пролетарки – падшие женщины, которые ходят на аборты, как на работу и разводят грязь на кухне. А к этому прибавьте неправильных форм черепа пролетариата и некрасивые лица, разве они могут родить нормальных детей? И продолжать можно до бесконечности.
Видимо, внучке великого композитора Римского-Корсакова очень тяжело жилось в советское время и затаилось много обид, которые нашли отражение в этой книге.

Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Лебединая песнь


1 февраля 2014 г., 01:07

Сложная, спорная, интересная и самобытная книга.

Бралась за нее с предвзятым чувством симпатии (просто из-за того, что она написана внучкой одного из моих любимых композиторов). Но об этой родственности я скоро забыла, ибо о Николае Андреевиче в книге не оказалось ни строчки. И чувства, которые я обнаружила здесь, оказались не теми, что я ожидала. Несмотря на это, "Лебединая песнь" великолепна и познавательна. Меня несколько смутило и даже расстроило надменное отношение носителей благородных кровей к плебсу - уж очень эта тема педализируется на протяжении всего романа. Несколько досадно это. С другой стороны, здесь нет однозначно "хороших" и "плохих" - у всех своя гнильца) Имея ввиду, что книга отчасти автобиографична, я до последнего подозревала автора в замороженной и одновременно восторженной (как так бывает?!) старой деве, и была очень удивлена, что Ирина Головкина писала "с себя" совсем другую героиню. И еще "Песнь" оказалась для меня не сказанием о репрессиях, как мне ее представляли многие, а скорее, о быте и особенностях мышления (что, впрочем, для меня намного ценнее).

В общем, вещь ещё не на одно перечитывание; вопросов после прочтения больше, чем ответов, а удовольствия и пользы больше, чем недоумения и досады))) Хотелось бы что-то еще разузнать о книге, но ничего путного пока не нашла. Зато блаженно провела, зарывшись в ароматные страницы, дюжину вечеров-ночеров.

Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Побеждённые


5 декабря 2012 г., 06:34

Мы — дети страшных лет России
Забыть не в силах ничего.
А. Блок
Когда с детства и большую часть жизни читаешь литературу, описывающую жизнь тех, кто «был ничем и станет всем», когда в голове еще живы тараканы, запущенные туда изучением в институте истории КПСС, истмата, атеизма и научного коммунизма, то чтение книг последних 15-25 лет о тех, кто был всем и стал ничем, вызывают в душе и сердце такую бурю самых разнообразных эмоций, что трудно четко формулировать свои впечатления.
Не могу сказать, что роман Ирины Головкиной «Побежденные», попал на нетронутую целину моих представлений об этом периоде. Нет, почва была вполне подготовлена эмигрантской литературой, Булгаковым («Белая гвардия», а еще ранее - пронзительный фильм «Бег», «Собачье сердце»…). Но этот роман окончательно расставил все акценты.
Основу сюжета составляет жизнь нескольких семей, протекающая на фоне исторических событий 20-30-х годов прошлого столетия. У каждого из героев романа своя судьба, свои жизненные приоритеты, но всех их можно объединить одним словом: «бывшие» - обреченные на забвение и гибель.
Роман о судьбе дворянства при новой власти, о предательстве, о любви, о смерти. Но прежде всего, это роман о жизни. О жизни целого поколения людей, которому не суждено было передать свой дух следующим поколениям. И о войне власти с собственным народом. Название романа «Побежденные» неслучайно. Для чего надо было побеждать (истреблять)? Как случилось, что предательство, отречение от своих родных, доносительство в одночасье были возведены новой властью в ранг добродетелей?
Велики страдания тех, кто был отнесен к разряду «бывших»:

«Весь мир превратился в поминки. Трудно вообразить, что на него можно смотреть радостными глазами».


С другой стороны, многие из них понимали, что:

«в самом принципе аристократизма есть нечто возмутительное, несправедливое в самом корне: небольшая часть общества оттачивает, утончает и облагораживает свои чувства и свой мозг, в то время как вся масса поглощена борьбой за существование».


Да и сама аристократия в романе при всех ее страданиях, не всегда вызывает сочувствие. Снобизм, удивительное нетерпение и презрение к необразованности «товарищей», наконец, открытый национализм и антисемитизм добавляют большую ложку дегтя в характеристику некоторых ГГ.
И хотя история не терпит сослагательного наклонения, не дает покоя мысль ГГ князя Дашкова, что многое в России можно было бы изменить более мирным, бескровным путем:

«Но ведь положение, при котором возможно было это различие, уже отмирало, дворянство разорялось, оно уже потеряло свои привилегии. Еще две-три либеральные реформы — и с этим порядком было бы навсегда покончено. А те реки крови, в которых вы пожелали утопить людей, вместо того чтобы разумно использовать их, привели только к тому, что вы истребили интеллигенцию, во всяком случае, потомственную, рафинированную. Попробуйте обойтись без нее! У вас уже теперь не хватает «кадров», а чем дальше, тем будет хуже. Вам грозит полный застой мысли. Культура воспитывается поколениями, вы разрушили то, что создавалось веками!»


Застоя мысли не случилось, но снижение уровня культуры и другие последствия управления кухаркой государством до сих пор ощутимы во многих сферах нашей жизни.
Можно писать еще и еще, но лучше читать сам роман.

Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Побеждённые


4 марта 2012 г., 21:10

Чисто русский горький роман, в традициях русской же литературы. Множество тщательно прописанных героев, сложные взаимоотношения между ними семейные, любовные, дружеские и беспросветная темнота вокруг. Это как если бы Достоевский и Толстой попробовали написать что-то вместе. Нет, я не сравниваю таланты классиков и Головкиной, они и рядом не стояли, к сожалению, я сравниваю манеру подачи, общее настроение, мысли и ощущения после прочтения.

Роман о выживании русского дворянства во время репрессии почти сразу после революции. Бывшие князья ютятся в коммуналках, их дети растут в нищите и с клеймом классового врага, я бы никому не пожелала такой жизни. Страшное и тяжелое время и благородные воспитанные герои, которых буквально сминает машина советской власти, уничтожает просто потому, что ОНИ пережиток ТОГО режима, той России, которая лежит в могиле, но никак не хочет подыхать.

Но я так и не смогла понять Головкину, я пыталась, я перечитала роман два раза, но не смогла. Она пытается казаться беспристрастной (или мне так показалось), но все время скатывается в идеализацию дворян. Умные, честные, образованные, нес давшиеся (хоть и побежденные) они так цепляются за прошлое и рады бы служить России, пусть и советской, но Советской России они не нужны. Самое страшно - быть никому ненужным, не иметь крова над головой и бродить по улицам, как собака бездомная. И вчерашние баловни судьбы жмутся на обочине жизни, надеясь, что пощадит и не тронет страшная непонятная чужая страна, вчера бывшая своей. Жмутся и не замечают, как сами же подводят себя. В своей идеализации Головкина будто и сама не замечает, как дворяне идеальные с понятием чести отказывают друг другу в помощи, как бабка одно из героинь (бывшая княгиня) выгоняет внучку с детьми из дома и пересчитывает яйца, вдруг съест, как принимают они подчас самоубийственные решения, чтобы сохранить это понятие честь. Головкина восхищается мужественными поступками своих героев - жизнь за родину? Да пожалуйста! Драться с красными? Хоть сейчас! Плюнуть на своих детей и признать, что вышла замуж за дворянина и отправится в ссылку? Дайте вещички соберу! А дети? Что дети? Как-нибудь выживут, им же полтора года одной и пара месяцев другому! Справятся!

Почему-то ее герои не понимают, что подчас отдать одно лишнее яйцо, защитить детей отказавшись от любимого человека - это, может быть, и более сложный подвиг, чем пойти под пули. Под пули идешь один раз, а с предательством, пусть оправданным, придется жить.

Конечно, все кончиться плохо. Я бы сказала: "трагично". Неприспособленные к жизни умрут, сильные выживут, но не было среди героев этих сильных. Они не выживали, не цеплялись за жизнь обеими руками, он просто умирали, как умели, во славу того, что уже и не ценилось. И больше всего меня поразили громкие слова, возвышенные порывы и абсолютная неприспособленность к жизни и желание пожертвовать собой во что бы то не стало. А дети? Плевать на детей. А старики? К черту стариков. А Россия? Ненужны мы ей, дайте уж помереть спокойно. И красиво. А жизнь? Жизнь пусть идет. Скучная она эта ваша жизнь, серая, со звериным оскалом и дикая. Не хотим мы жить.

Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Побеждённые

2 декабря 2013 г., 19:59

Первая книга, которой я не могу поставить оценку. Обычно все достаточно просто: решаешь понравилось/не понравилось и выставляешь заветные звездочки. Здесь все немного иначе. Прошло уже достаточно много времени после прочтения, а определиться с оценкой никак не получается, настолько двоякие впечатления оставило после себя произведение Ирины Головкиной.

По своей сути - это невероятно страшная и грустная страница нашей истории. Массовое истребление людей только за их происхождение. Уничтожение практически всей аристократии, интеллигенции Российской империи. Мрачный предвестник кровавого истребления уже советской интеллигенции, которое состоится чуть больше, чем через десяток лет. Судьбы людей, обреченных на смерть или нищету только за собственных предков.

"Мы хотим жить, учиться, быть счастливыми, но мы уже приговорены — вопрос о сроках только."

«Да, я боролся за Россию. Да, мы бесстрашно шли в бой. Но те, кто видел, как мы умирали на фронте, дали себя распропагандировать, пошли на поводу у мерзавцев. С нас, офицеров, срывали погоны, нас расстреливали, словно каких-нибудь предателей или дезертиров. И это — за окопы, за битвы, за раны — так нас отблагодарили! А теперь те из нас, кто чудом уцелел, томятся в лагерях… За что? За доблесть, за любовь к Родине, за верность долгу и присяге! Ты завидуешь моим воспоминаниям! А я хотел бы вырезать их из сердца, да не могу. Они преследуют меня днем и ночью, с ними невозможно жить!»


Жестокая, тяжелая жизнь...

При этом сложно сосчитать, сколько раз за время чтения хотелось выбросить, отложить "Побеждённых" и больше к ним не возвращаться. Да, каждый судит со своей колокольни. Да, происхождение и наверное жизнь в советское время Римских-Корсаковых могут объяснить отношение автора к своим героям. Но у читателя совсем не факт, что есть подобный багаж. У меня вот его нет. И читать о том, какие все аристократы прекрасные и благородные, а окружающая их чернь жалка и заслуживает презрения - сомнительное удовольствие.
Большинство персонажей - настоящие тепличные цветы. Мир изменился, надо бороться, выживать. Драться со всеми на свете ради собственной семьи, детей. Но нет. Они живут воспоминаниями прошлого, отказываясь что-либо менять и без сомнений вычеркивая из своего круга любого, кто попробует приспособиться к изменившейся реальности. Зачастую тот же самый Дашков напоминает Эшли из "Унесенных ветром". Плыть по течению - выбор достойный благородного офицера, не правда ли? Никогда не понять мне Асю: как можно, выбирая между относительно нормальной жизнью для своих маленьких детей и призрачной честью, выбрать второе?

«Меня беспокоит сейчас только одно: будешь ли ты по-прежнему брать меня на колени, называть Кисанькой, сажать на плечо и носить по комнате? А вдруг ты решишь, что если я уже мама, значит я — большая, и станешь со мной деловым и строгим? Это было бы ужасно!»


Национализм, антисемитизм, самолюбование и спесь всё это с избытком находится в большинстве главных героев. Сочувствовать и сопереживать им после этого сложновато.

"Советские девушки отдаются за билеты в театры и новые туфли, но по влечению. "


Благородная сестра-милосердия Елочка:

«— Как дежурство? Разве после прихода красных госпиталь еще функционировал?
— А как же! У красных свои раненые были и солдаты наши еще лежали.
— И вы остались работать? Это беспринципно, простите!»

«Сенаторская внучка, а хохочет по коридорам, как советская школьница, и позволяет плебеям ухаживать за собой!» — подумала она,»


Любящая сестра брату, который подростком в одиночестве выживал несколько лет после революции, смог выбиться в люди, получить образование, найти работу, но отказался поддерживать отношения с нескрывающими своих корней родными.

"— Ася, ты обиделась, и совершенно напрасно. Мне тоже очень больно. От всех прелестей жизни я стал неврастеником и уже знаю, что не засну всю ночь. Ты многое недооценила: другой на моем месте стал бы вором или гопником, или просто спился.
— Лучше бы ты спился, Миша. Будь счастлив, если можешь. Прощай!"


Блестящий офицер, главный герой всего романа:

"Хорошо, если среди русских, а то так загонят к киргизам или якутам... узкоглазые, грязные, твердолобые, тупоголовые уроды, которых я ненавижу!"

"Что за количество еврейских лиц! Откуда повыползли? Здесь, кажется, весь Бердичев!"

«— А кому предназначается вторая порция? — спросил Олег, уверенный, что она ответит «тебе», и уже готовый сказать «отказываюсь в пользу моей Кисы», но она только нахмурилась.
— Ты кажется, забыл, что в квартире не один больной ребенок, а двое?
— А! Понимаю! Опять на сцену маленький выродок с черепом отсталой расы. Таких черепов никто еще никогда не видел у русских детей, — сказал он с оттенком досады.»


Худший образ белой гвардии. Не впечатляющий язык. Невыносимо страшная действительность начала прошлого века, которую нельзя забыть или оправдать. Так много и так мало в одном тысячестраничном томе. Помнить об этом надо, но лучше сделать это без труда Головкиной. Слишком много яда и пафоса для одной книги.

Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Побеждённые


23 декабря 2010 г., 11:58

прочитано в рамках флэшмоба, по совету margo000
книга вызвала интерес. но умеренный и отстраненный. тема жертв революции, белогвардейцев-монархистов и прочего-прочего вызывала резонанс только в "Белой гвардии".
здесь же... сложно сказать. какие-то эпизоды захватывали, заслоняли реальный мир, все как полагается. а порой много абзацев подряд продиралась сквозь текст, подавляя зевоту. далеки от меня Ася, Дашковы, Елочка. слишком далеки, чтобы я могла сопереживать (а это зачастую главное для меня в книге).

но с познавательной точки зрения - очень полезное чтение. за это большая моя благодарность margo000

Ирина Головкина (Римская-Корсакова) - Лебединая песнь


21 сентября 2012 г., 20:39

Три звездочки ставлю потому, что до самого конца книги колебалась между "2" и "4". Очень противоречивая книга. Трудно рассказать о ней несколькими словами. Ах да, спойлеры, такие спойлеры.

Я начала её читать после "Воспоминаний" Тэффи. Белогвардейская тема, изгнание, разгром, конец света. Сразу же оказалось, что это было ошибкой. Начало "Лебединой песни" выглядит как "Сумерки", встречающие Лидию Чарскую. Причем на своей территории. Контраст с Тэффи убийственный.

Первая героиня - Елочка - старая дева, причем "по призванию". Воспитанная в пуританско-"либеральной" семье, сухая, чуткая как полено. В качестве компенсации отсутствующей личной жизни у нее - восхищение "славой русского оружия" (что означает - героями-офицерами). И все бы ничего, в водоворот революции и Гражданской войны попали и демоническая Гиппиус, и стрекоза Тэффи, и старая дева Елочка, но тут ведь и стиль "стародевский". Самый мягкий эпитет, который я заготовила для автора этого опуса, был "писатель букв руками".


"томик "Нивы" и ваза с засушенным вереском вносили тонкую струю в это заброшенное под рукой нужды и горя жилье"
"Он стоял, слегка закинув голову, и провожал меня взглядом, и из глаз его шли на меня большие, светлые, длинные лучи, которые ласкали и золотили".
"Ее возвышенная душа оставила после себя неуловимый след - чистую струю, которой он иногда умел коснуться внутренним напряжением".
"между ними можно было заметить большой процент интеллигентных личиков".


Патриотическое чувство слишком ясно подпитывается восхищением этими стройными, блестящими, учтивыми, гвардейскими душками-офицерами с прекрасными манерами. Когда в госпиталь, где она работает сестрой (да-да, это Крым, белые отступают, вокруг трагедия) с ранами головы и груди поступает симпатичный офицер, сладкие вибрации в ней будит - подумайте только - удлиненные клыки, боится дневного света перстень Пажеского корпуса. И это так написано. Представьте "Белую гвардию", написанную Э. Л. Джеймс. Взрывающая мозг смесь.

Как пелевинская лисичка А Хули, думаю сразу три мысли:
- как же досадно, когда молодая жизнь так бездарно усыхает на корню;
- тупые чопорные золоченые гвардейские попугаи - профукали Россию;
- как можно так отвратительно писать на такую тему? Это явно не "Окаянные дни".

И когда эта обладающая "высокой интеллигентностью" Елочка приходит в "большое зало музыкальной школы", то я уж не знаю, что и думать. Ирина Головкина тоже ведь, по идее, обладает высокой интеллигентностью. Как же так?

Я все-таки советский ребенок, лишний раз это осознала. Первая часть книги не привносит в образ "бывших" вообще и белых офицеров в частности ничего нового по сравнению с "Приключениями неуловимых" и "Короной Российской империи". Как нарочно, самые одиозные клише: самодовольное презрение ко всем, кто не принадлежит к их узкой прослойке, барство, надутая позолоченная пустота, неспособность к любому практическому делу, вырождение и бледная немочь.

Черты лица его были довольно правильны, но в них не было той законченности и тонкости линий, которую дети дворянских семей наследуют при рождении <...>

Даже советскому кинематографу случалось создавать и более привлекательные образы белых.

И жиды. Это вообще отдельная песня.

Что за количество еврейских лиц! Откуда повыползли? Здесь, кажется, весь Бердичев! Одеты добротней русских, а вот здороваться не умеют <...>

Редкий благородный дворянин удерживается от подобных причитаний. Жизнь под жидовско-пролетарской оккупацией вообще не сахар. Все объяснимо, но каждый раз, когда встречается "врач-еврейчик", хочется просто взять... и не читать.

Если все-таки собрать волю в кулак и продолжать чтение, можно наблюдать одновременно три процесса:
- автор учится писать прямо у нас на глазах. Скоро авторский стиль уже не мешает воспринимать смысл текста;
- увеличивается дистанция между автором и персонажами (сопливые пролетарские дети и жиды. Самая положительная - Ася (такая Наташа Ростова этого романа) - их людьми признает, сочувствует);
- дела у "бывших" идут все хуже и хуже, и на рассуждения о распоясавшихся жидах уже не хватает досуга. Все больше короткими предложениями: "продала", "уволен", "скрылся", "выслан".

Потом начинается последний акт трагедии: ссылка, ссылка, лагерь, ссылка, лагерь, расстрел. Когда полугодовалого ребенка выбивают прикладом из рук у матери, ничто остальное уже не имеет значения.

Наверное, один из смыслов этого текста: претензии к бывшим можно было предъявлять только за прошлое, за то что обанкротились, проворонили, довели. Теперь уже без разницы: кадет-профессор, монархист-черносотенец, эсерка-еврейка - все будут в одной яме. Их просто не должно быть. Какая разница, может ли по своим убеждениям бывший гвардеец подать стакан морса пятилетнему "пролетарию" или побрезгует? Да пусть он хоть пиво ставит "работягам". Когда вся его жизнь уже взвешена и определена - десять, пятнадцать лет, "пока не подготовим собственные кадры". Их не должно быть, никаких. Прошло пятнадцать лет - и их не стало.

Но даже в камере смертника:

Хорошо, если среди русских, а то так загонят к киргизам или якутам... узкоглазые, грязные, твердолобые, тупоголовые уроды, которых я ненавижу!

Это наш страдалец. Это как понять? Это в Пажеском так учили? Поделом тогда.

- Приклеили мне контрреволюцию за то только, что позволил себе несколько неосторожно высказаться по поводу черепов отсталых рас, а именно отметить некоторое различие в их строении с черепами русских. Обвинили в злостном раcизме, - и ученый усмехнулся.


Молодость - доблесть - Вандея - Дон. Без комментариев.
Два из трех эпизодов в камере посвящены этому. Почему, из всех возможных собеседников, она решила столкнуть своего героя именно с этим? Она же понимала, что из всех прочих вариантов, именно этот смертный приговор выглядит... ну, наименее диким. Может, автор считала, что это единственная претензия, имеющая смысл по гамбургскому счету? То, что можно предъявить самим себе. Первородный грех, который не скрыть, и поэтому так акцентировала его. Ведь не могла же она писать такое на полном серьезе? Заканчивала она роман в 63 году, когда про черепомерки уже все было понятно.

Книга очень тяжелая. Раздражающая, непонятная, заставляющая думать о себе. И все-таки не советую читать это после Булгакова, Бунина, Тэффи. Может не хватить смирения преодолеть первую треть этого кирпича.

Все рецензии читателей...