Искупление

ISBN: 978-5-699-23781-4
Год издания: 2007
Издательство: Эксмо, Домино
Серия: Интеллектуальный бестселлер

"Искупление" - это поразительная в своей искренности "хроника утраченного времени", которую ведет девочка-подросток, на свой причудливый и по-детски жестокий лад переоценивая и переосмысливая события "взрослой" жизни. Став свидетелем изнасилования, она трактует его по-своему - и приводит в действие цепочку роковых событий, которая аукнется самым неожиданным образом через много-много лет...

читать дальше...

Дополнительная информация об издании

Переводчик: Ирина Доронина

Тип обложки: твердая
Количество страниц: 464
Тираж: 7 000 экз.

Сюжет

13-летняя Брайони обладает превосходным воображением и пишет пьесы. Она знает, что сын прислуги Робби влюблен в ее старшую сестру Сесилию и та отвечает ему взаимностью. Но когда ее кузина Лола становится жертвой насильника, Брайони уверенно показывает на Робби — ее воображение дорисовывает картину насилия. Робби отправляется в тюрьму, а Сесилия отказывается верить Брайони, рождая страшную вражду между сестрами. Действие книги начинается в 1934 году и разворачивается на фоне Второй мировой войны.

еще...

Награды

"Искупление" была номинирована на Букеровскую премию 2001 в области фантастики.
Была также в шорт-листе 2001 Джеймса Тейта.
В 2002 получила Национальную книжную премию критиков за Художественную литературу.
"Entertainment Weekly" назвал роман №82 в своем списке 100 лучших книг за последние 25 лет.
"Times" назвал его лучшим фантастическим романом года и включил его в свою "All-Time 100 Greatest Romans".

еще...

Экранизации

2007 — Искупление / Atonement
«Искупление» (англ. Atonement) — военная драма 2007 года, снятая режиссёром Джо Райтом по одноимённому роману Иэна Макьюэна совместно Великобританией и Францией. В главных ролях снялись Кира Найтли и Джеймс МакЭвой.
Предпремьерный показ фильма прошёл 29 августа 2007 года на открытии международного кинофестиваля в Венеции.Через неделю, 7 сентября, картина вышла на экраны Великобритании. Премьера в США состоялась 4 января 2008 года, хотя уже с 7 декабря 2007 года находилась там в ограниченном прокате. На российские экраны фильм вышел 17 января 2008 года.
13 января 2008 года фильм «Искупление» получил 2 премии «Золотой глобус» в категориях «Лучший фильм (драма)» и «Лучшая музыка». Кроме этого картина была представлена ещё в 5 номинациях.16 января фильм получил 14 номинаций на премию BAFTA, в двух из которых ему удалось выиграть, в том числе и как «Лучший фильм». Лауреат премии «Оскар» в номинации «Лучшая музыка».Всего фильм был представлен в 7 номинациях, среди которых номинация на «Лучший фильм».
Слоган фильма:«Обретенные любовью. Разлученные страхом. Спасенные надеждой.»

еще...

Книга в подборках

Mise en abyme
Здесь я собираю произведения, в которых есть рекурсия, где сюжет строится по принципу матрешки. Что я ищу: ✔ Рассказ о писателе, который пишет рассказ…
natasha1337
livelib.ru
Автор, пиши ещё!
Хочу собрать в подборке авторов, чьих новых книг мы с нетерпением ждем. Поэтому есть всего два условия включения книги в подборку: 1) вы ждете новых…
Anais-Anais
livelib.ru
Берегитесь женской мести
В мщении и любви женщина более варвар, чем мужчина. Ф. Ницше Собираем книги, повествующие об изощренной женской мести. Объект мести (предавший…
LibWorm
livelib.ru

Рецензии читателей

9 сентября 2015 г., 21:06
4.5 /  4.351

Иногда мне кажется, что писатель – это так и не выросший ребенок, предпочитающий жить в выдуманных мирах. Просто однажды наступает момент, когда такие миры он начинает создавать сам. Они не всегда лучше нашего, реального, частенько даже наоборот, но они однозначно ярче, эмоциональней и интересней. Писатель Макьюэн с поистине детской жестокостью создает для своих героев чудовищные ситуации и с любопытством наблюдает, как они будут выпутываться. Если в ранней его прозе жестокость чаще всего проявлялась в физиологических извращениях и аномалиях, то постепенно, взрослея, мальчишка Иэн перешел на опыты в психологии. Они и привлекательнее и ужаснее. На этот раз неутомимый Макьюэн зашел совсем уж далеко: пытка героев плавно и незаметно переходит в пытку читателя.

«Искупление», как и всякий роман, претендующий на звание современной классики, очень неоднозначен и многогранен. Поначалу нам видится довольно занимательная и стремительно развивающаяся история нескольких дней с незамысловатым сюжетом и предсказуемой любовной линией. И тут вдруг вмешивается великий Демиург Макьюэн. Ну неинтересно ведь, когда все хорошо. Скуч-но! Бах, и вдруг стало очень и очень нескучно. Предательство, обвинение, и там, где еще несколько секунд назад возводились прекрасные стены на крепком фундаменте детской дружбы уже руины, среди которых белеют сломанные кости Надежды, Веры и Любви. И знаете, что самое отвратительное? Я тоже могла бы быть Брайони, которой достаются тапки, тухлые яйца и гниющие помидоры аудитории. Потому что ее глазами происходящее очевидно и правильно. Но неужели вся трагедия – дело рук тринадцатилетней девушки, мир которой так нестабилен и гормонально неустойчив? Безусловно, нет. Есть в этой истории люди пострашнее. Например, милая и скромная кузина Лола. Макьюэн, конечно, садист и испытатель, но он чуть ли не прямым текстом с самого начала кричит читателю, что со скромняжкой что-то не то, и она прекрасно знала кто и что. Каким отвратительным человеком надо быть, чтобы хладнокровно промолчать, наблюдая, как разрушается жизнь невиновного. А родители семейства как вам? Столько лет помогать одинокой маме и ее сыну, надев на лицо маску участия, но при первой же возможности оттолкнуть их, наверняка утешая себя тем, что в глубине души они всегда знали, что с бедными всегда что-то не так. На мой взгляд, их позиция в сто раз хуже, чем позиция Брайони, которая просто хотела защитить сестру и привлечь к себе еще чуть больше внимания. Ее, конечно, нельзя оправдывать, все-таки тринадцать лет уже не семь, и именно поэтому ей поверили. Но вся ее последующая жизнь, которая так и не стала жизнью, а лишь одной большой попыткой искупить свою вину перед самой собой, стоит ли она в результате хоть чего-нибудь?.. Я верю, что да.
В общем-то, вся история заключается именно в первой части. Она – шедевральная картина с фееричным «копанием» в чувствах героев. И тут с Макьюэном мало кто смог бы потягаться. Вторая, третья и четвертая части романа как прекрасная рамка к картине. Без них она бы смотрелась «голой» и неоконченной, но они всего лишь оттеняют ее красоту и безупречность. Макьюэн дает жадному читателю узнать продолжение, одновременно преподнося урок, что любые последующие события не так важны и слишком относительны (по-моему, очень похоже на финал «Любовницы французского лейтенанта» Фаулза).

Прочитана еще одна книга Макьюэна, пережита и осмыслена, и его странная улыбочка-усмешка приобретает новый характер. Он насмехается над читателем, над героями и над собой. Он сам не знает, что еще ему от себя ждать, какие опыты ему еще предстоит поставить. Потому что Макьюэн не автор одной книг. Он растет и развивается как писатель, вместе с ним стихийно меняются его книги. Такой разный и такой одинаковый мальчишка-садист Иэн Макьюэн.

3 апреля 2016 г., 14:53
4 /  4.351

«Несчастными людей делают не только порочность и интриги, недоразумения и неправильное понимание, прежде всего таковыми их делает неспособность понять простую истину: другие люди так же реальны»

Летом 1935 года все семейство Толлис было занято делами. Юная Брайони читала свои пьесы, в которых она потом играла главную роль. Сесилия постоянно ругалась с Робби либо бездельничала. Отец работал, а мать жаловалась на мигрень. Так проходили почти все будни семейства Толлис. В летний, жаркий день они любили посидеть у бассейна и поговорить, вечером они встречали гостей, угощали ужином и устраивали спектакли по пьесам Брайони. Их жизнь была беззаботна, приятна и легка.

Но в один день все рушится. Жизни многих людей ломаются, и изменить уже ничего невозможно. Юная Брайони опять попадает в центр внимания. Девочка любит писать пьесы и играть в них главные роли, но в этот раз она переиграла. Став свидетелем отношений Сесилии и Робби она толкует их совсем по - иному, и обвиняет Робби в преступлении. И теперь Брайони до конца своих дней пытается искупить вину.

Сюжет книги мне понравился, следить за развитием действий было интересно, но что действительно произвело впечатление так это концовка. Глубокая, эмоциональная, неожиданная, она возвращает в начало событий и накладывает новый отпечаток на ранее произошедшее.

В целом книга неплохая, интересная, жестокая, местами скучная, но после себя она, безусловно, оставляет множество различных эмоций.

13 апреля 2013 г., 14:14
5 /  4.351

Осторожно, спойлеры!

Я думаю, вы не поймете. Да, вы будете сопереживать, может, будете жалеть такую, как Брайони. Вы можете назвать ее мразью, можете считать ее воплощением зла и предательства. Да, вы можете. Но вы никогда не поймете, что чувствуют такие люди, как она.

А я знаю, о чем говорю.

Одна знаменитая актриса рассказала, как, стоя на похоронах у своей матери, она рыдала, а в это время ее мозг лихорадочно работал над тем, чтобы запомнить все ощущения и потом передать их на сцене или на экране. Чтобы люди смотрели на ее героиню и реально верили ей, даже не задумываясь о том, почему она так хорошо играет.

Ах да, к чему это я? Профессионализм превыше всего. Есть такие люди, для которых их дело - это их жизнь. Пусть это будет игра, как у этой актрисы, или писательство, как у Брайони. Когда дело жизни и сама жизнь сходятся, может случится невообразимое. Потому что невозможно понять, что важнее.

Я читала рецензии к фильму - к книге не рискнула смотреть. Люди ненавидят таких людей, как эта маленькая 13-летняя девочка. Они желают ей гореть в аду вместе со своей печатной машинкой и думают, что такого с ними никогда не произойдет. Ведь, в сущности, случилось вот что: желая спасти старшую сестру, героиня ее и погубила. Именно бесконечная любовь заставила ее совершить то, что она сделала. А то, что случилось потом... этого могло и не быть. Шаг Брайони - это всего лишь отправная точка. Случайность отчасти, хоть вы с этим и не согласитесь, скорее всего.

В книге есть такая фраза, что если бы она могла, она бы повернула время вспять и сделала все по-другому. Неужели раскаяние, неужели искупление длиною в жизнь в наше время уже ничего не стоит?

Макьюэн поднял очень важную тему о прощении. Но не о том прощении, что нам даруют другие, а о прощении, в первую очередь, самих себя. Готовы ли мы принять то, что случилось, и двигаться дальше? Или для общества мы больше не люди?

И для тех, кто читал...

Они бы все равно не были вместе. Его бы все равно унесла война, она бы все равно погибла в метро.

Он бы все равно ушел на фронт, но его желание вернуться было бы не таким сильным, потому что он хотел вернуться к ней, потому что не мог ее заполучить. Когда они встретились перед войной, они не понимали: было ли между ними что-то большее, чем письма и библиотека? А было бы, если бы он не сидел в тюрьме?

Никто не знает. А так - это великая история "любви", разлученных возлюбленных. Да не о том это! Не о том!

В этой книге не мифический сюжет, выдуманный богатым воображением автора. В этой книге - жизнь. Но когда мы это поймем, может быть уже слишком поздно...

(Извините, на комментарии к этой рецензии отвечать не буду.)

5 июля 2011 г., 13:13
5 /  4.351

Спасибо Ricka , если бы не она, я бы нескоро добралась до Искупления - очень уж не люблю разрекламированные книги, ожидаю от них слишком многого.

Меня вот удивляет, когда в рецензиях к Искуплению начинают называть Брайони дрянью, предвещать ей муки загробной жизни и все такое прочее.
Как будто роман в самом деле о несчастной любви Робби и Си.
Дудки, народ.

Это лучшая книга о том, что такое писательство из всех, что мне до сих пор встречались. Невозможно сопереживать Робби и Сесилии по-настоящему, потому что с самого начала не отпускает ощущение, что они - персонажи, не больше. Да и Брайони в первой части - тоже марионетка авторского желания, которой поклоняются игрушки и подчиняются словари.

Она проходит путь от сказок к психологической прозе, потом перегружает свое восприятие мерными волнами дисциплины, чужой боли и сострадания в больнице, и только в третьей части вдруг становится живой и оказывается, что она всего лишь автор.

Это не о несчастной любви.

Это о том, существуют ли границы, которые непозволительно переходить. О том, как из озарения, что между жизнью и фантазией нет различия, приходит понимание того, что различие это есть: это два совсем разных мира, но только первым управляет невесть кто, а вторым - сам автор. Он виноват. Он ответственен. Он будет искупать все ошибки.

Знаете, в нашей, забытой даже самими нами, литературе, был писатель, написавший рассказ "Цвет яблони". В нем дочь главного героя - писателя - умирала, угасала с каждой минутой. А он горевал, отвлекался на бытовые мелочи и, ненавидя себя, подсознательно запоминал каждую мелочь. Вот это чувство, думал он, я вставлю в один из своих романов. И запомнить, как свет пробивается сквозь листья, и запомнить этот весенний аромат, который диссонирует с ощущением скорой смерти.

Как он ненавидел себя. Как проклинал.
Но поделать ничего не мог.

Какие бы ошибки Брайони не совершала, как бы ни ненавидела себя, как бы не понимала, что ничего исправить не сможет - она не оставит попыток.
Ведь там, в мире слов, она может все исправить.

Она все исправит.
Они будут счастливы вечно.

23 июля 2014 г., 12:54
4.5 /  4.351

Вот так просто, вереница слов переносит тебя в жаркий летний день 1935 года, где мы наблюдаем типичную для английской литературу «классическую» семью: мать, которая невыносимо страдает мигренью и большинство времени проводит в своей комнате; отец, вечно занят своими делами; дети, которые в сущности сами себе предоставлены. Один день, события которого переворачивают все с ног на голову и перечеркивают все планы, стремление и мечты. В сущности, все эти события – это реакция одаренного, впечатлительного ребенка на чуждую и непонятную еще реальность, реакция, за которую очень дорого придется заплатить. Вообще, первая часть романа моя самая любимая - медленное, с акцентом на детали, повествование, тонкая психологичность, импрессионистический стиль, который прекрасно демонстрирует мысли и переживания маленькой Брайони, ее стремление вникнуть в мир человеческих душ, разобраться в хаосе чужих поступков.

Как бы парадоксально это не звучало, но Брайони - мой любимый персонаж. Можно бесконечно долго нападать на нее, ругать, осуждать, чего она, конечно, заслуживает, а можно просто попытаться понять. Как часто у взрослых людей восприятие реальности перечеркивается воображением, фантазиями, «больными» мыслями, а если еще добавить обстоятельства, способствующие этому. Я ни в коем случае, не оправдываю поступки Брайони, просто пытаюсь поставить себя на ее место.

Дальше вся эта романтичность сменяется жестким реализмом. Война, трупы, окровавленные тела, события, которые меняют, ломают людей навсегда и никогда не забываются. Тут мы уже видим другую Брайони, которая пытается искупить свои грехи, быть честной по крайней мере перед собой, да только другим от этого не легче. Ведь все имеет свои последствия, и искупление чаще всего иллюзорно.

Хотелось бы, конечно, добавить немного плавности в повествовании. Чтобы те пять лет, которые разделяют прошлое и настоящее, не прошли для нас незаметно. Интересно, как именно Брайони осознала, что натворила, что она чувствовала и думала при этом, что творилось в голове у других персонажей, но тут Макьюэн предоставляет нам полную свободу и простор для воображения.

Я не просто так все время говорю лишь о Брайони. Мне кажется, что любовь, война, другие события романа – всего лишь фоновые, второстепенные, все они вертятся вокруг главного персонажа – Брайони. И суть произведения для меня, именно во взрослении и становлении писателя, и в первую очередь, человека.

25 февраля 2013 г., 02:33
5 /  4.351

Для меня это не история любви. И не история писательства. Не история предательства. Это история изломанных жизней.

Самая главная мысль, которая бьется у меня в голове - каждое наше решение несет за собой целую волну последствий, и последствий не только для нас, но и для всех с кем мы связаны. Мы никогда не бываем одни - мы всегда с кем-то. Каждое слово, каждая наша мысль и движение - все влияет на жизни тех, кого мы любим, а особенно на жизни тех, кто любит нас...

Вторая мысль - с детьми обязательно нужно разговаривать. Если ребенок живет в мире взрослых, занятых своими делами, и если он привык к тому, что от него отмахиваются и просят выйти из комнаты, если он боится или просто не догадывается даже подойти к маме или старшей сестре и задать вопрос - а почему так? А что это было? Это страшно. И для самого ребенка, и для окружающих его взрослых. Если бы Брайони только могла подойти к кому-то из своих бездельников-родных и посоветоваться. Но она одинока ровно настолько же насколько и талантлива. Мне так жаль этого ребенка, который оказался ввязан в игры взрослых. Всем было удобнее свалить это тяжелое решение на ее плечи. Ты же видела? Вот и ладненько, состряпаем обвинение, уберем неугодного и забудем.

Бедная вялая Сесилия, бедный наивный Робби, бедная фантазерка Брайони... И при этом Брайони вызывает у меня ярость и отвращение. Как и любой человек, который мнит себя вершителем судеб. И неважно ребенок это или семидесятилетняя старуха. И она не искупила свою вину. Замарать бумагу романом, который перевирает истину - это не искупление. Но еще большее отвращение вызывает ее мать, которая вместо того, чтобы подумать о дочерях лежит целыми днями в мягких подушках и размышляет о том, что велеть прислуге приготовить на ужин. Женщина-лень, женщина-сноб, которая старается переложить любые хлопоты на плечи других людей, но при этом мнит себя чудесной хозяйкой и матерью семейства. Единственное что ей было не лень и чему она отдавалась с рвением - это терпеть боль, ждать боль, думать о боли.

По сути единственный человек, который вызвал у меня симпатию - Робби. И не потому что он весь такой положительный и никому не сделал плохого. Просто он не такой как они. Совсем другой, настоящий, живой и сильный. Как же жаль, что его затянуло в это болото, в эту семью...

У меня возникла аналогия с моим любимым романом "Унесенные ветром". Степенный семейный уклад довоенного времени, когда каждый взгляд и вздох имеет значение, когда все думают о том, что надеть и как себя подать, потягивают виски и ведут разговоры ни о чем... И тут война и лишения. И вчерашняя барышня с белоснежными ручками уже простая медсестра в заляпанном переднике, а вчерашний романтичный герой - изувеченный и снаружи и внутри солдат... Падение старого мира и крушение всех надежд. Только вот в чем разница - этого всего могло бы и не быть, если бы не Брайони, Лола, этот мерзкий мужчина и глупая тяга к тому, чтобы тебя хоть кто-то выслушал и пожалел... Война не гналась за нашими героями, как за Скарлетт О'Хара, сбегающей из пылающей Атланты - их в нее швырнул случай, истеричный и ничего не стоящий. И как же тяжело читать эту сцену, когда трое виновных встречаются на улице будучи уже дряхлыми стариками, и все у них сложилось. все у них было. А у Робби и Сесилии не было ничего. Их жизнь не сбылась. И никакие выдумки тут не помогут.

16 февраля 2016 г., 18:00
4.5 /  4.351

Эту книгу я прочитала по совету в игре в рубрике "Книга с неожиданной или шокирующей концовкой, после которой будешь сидеть с открытым ртом".
Не так уж много таких книг, от которых действительно остаешься сидеть с открытым ртом, так что к чтению я приступала с некой опаской.
И, как оказалось зря. Книга действительно оставила меня в шоке, и закрыв последнюю страницу (условно говоря, в действительности отложив планшет) я еще долго пыталась собраться с мыслями.
Сюжет я описывать и спойлерить не буду (желающие могут ознакомиться на страничке книги или почитать рецензии), но вот книга действительно потрясающая, вызывает бурю чувств и эмоций. Она обо всем - о любви, дружбе, прощении, предательстве и верности, войне, человеческих слабостях и пороках, об ошибках и подлости, о том, как просто ненароком сломать жизнь кому-то своим поступком. Вспомнилось почему то, как в "Завтра была война" директор школы учил учеников, что "убивает не только пуля, убивает и слово" (не ручаюсь за точность цитаты, но смысл такой).
Отличная книга, о многом заставляет подумать.
UPD. Посмотрела экранизацию
Отличный фильм, один из тех случаев, когда экранизация не хуже фильма, а может даже и лучше. Фильм не портит даже анорексично тощая Кира Найтли, которой весь фильм хотелось всунуть бутербродик, и не один.
Хочу отметить то, что часто в фильмах пропускают - просто великолепная операторская работа, углы съемки, панорамы, эффекты - все добавляет эффектности и впечатлений к фильму. Потрясяюще снята война - без пафоса, "красивостей", вот ровно так чтобы прошибло до глубины души точностью и правдивостью.

20 марта 2014 г., 18:10
5 /  4.351

Я дочитывал эту книгу, уже практически сидя на полу, но не потому, что сидеть было негде, а потому, что до этого пришлось переменить столько телоположений и совершить телодвижений, что ничего другого не оставалось. Не каждая книга вынуждает меня совершать такие манипуляции от сопереживаний. А тут же Макьюэн, да тем более его «Искупление», такое пронзительное и объемлющее произведение, очень неровное и в некоторых местах расплывающееся, но всё равно цельное. Макьюэн опять удивляет, рассказывая непростую историю, поначалу немного обманывая читателя и устраивая ему испытательный срок в несколько страниц, мол, выдержишь ― будешь вознаграждён. Первый раз я этот срок не выдержал и был временно отлучён от роли читателя, спустя несколько месяцев, решительно настроившись, я уже ощущал себя в этой книге, став сторонним наблюдателем. Но простым сторонним наблюдателем быть у Макьюэна нельзя: он обязательно вовлечёт в круговорот событий, и вот ты уже стоишь рядом с героями, видишь последние отсветы заката, идёшь, замечаешь нюансы. Такая скрупулёзность описаний и выверенность деталей, вплоть до обонятельных, когда ощущается аромат растоптанных мяты и ромашки под ногами, точную передачу характеров, мнение о которых читатель составляет сам, а автор только предоставляет всё, как есть, очень ценима и важна.

Первая часть романа смотрится на фоне остальных двух как предвестник изменений, изменений личного характера и, если смотреть шире, то ― мировых. Мир стоит на пороге новой войны, о чём не подозревают герои, и жизнь каждого из них будет изменена войной, в независимости от планов, мечтаний и устремлений. Но этот роман не о войне как таковой, он даже больше не о войне. Отсылая привет веку девятнадцатому в первой части, с его семейными социальными романами и делая ему ручкой, автор, вводит в текст реалии века двадцатого. В семье обыкновенной, из разряда тех, в которых все, вроде, вместе, но каждый сам по себе, в которой все разные по характеру, и поэтому, как часто бывает, несхожесть порождает разногласия, начинает происходить неладное. Непонимающая мать и занятой отец, у которых самостоятельные дети, стоящие на перепутье в силу особенностей возраста. Недомолвки, недоговорки, так часто встречающиеся в нашей жизни, воображение и псевдо-понимание, нашедшее неверное русло ― чем не плодородная почва для развития сюжета? Роман даже частично о творчестве, и чем дальше, тем больше: от неуверенных движений пальцами, полностью подчиняющимися созданию творца этого движения до искусственного создания судеб. Так что сможет остановить романиста? Он же бог и создатель, ему не требуется искупления вины перед своими несуществующими героями, но один человек никогда не вправе создавать свой сюжет в реальной жизни, даже без оглядки на возраст.

Всегда трогательны моменты, связанные с изменением в возрасте, старением тех героев, с которыми ты провёл столько разных минут. Любопытно наблюдать, что вместе с взрослением физическим приходит взросление психические и осознание своих ошибок, например, того, что не всё в жизни так гладко и беспрепятственно, как завершаются инфантильные «Злоключения Арабеллы».

5 мая 2015 г., 11:28
5 /  4.351

Местами немного спойлерно!

"...я совершила последний акт милосердия, попыталась противостоять забвению и отчаянию."

В этом ее искупление, наверно. Она попыталась все изменить, хотя бы там в запределье, в мире вымышленной реальности, ведь что-то изменить в реальности было невозможно уже очень давно.
Юная писательница, выдумщица пьес для детских постановок. Вся ее жизнь была игрой и театром. Она так к ней относилась поначалу. К близким людям, как к куклам, к персонажам. А она вершительница судеб, писательница, почти Бог. Ей нравилось играть, нет, она совсем не печалилась о своих чувствах к Робби, они как дымка, детский лепет... ей просто хотелось писать книгу наяву...Поиграть, а потом все вернуть на свои места, как в книге, придумать им новую судьбу, счастливую, все переиначить. Но дано только первое, она могла только губить, не очень думая о последствиях. Могла ли о них думать тринадцатилетняя девочка? И да, и нет. Такая, как она, наверно, могла бы, но не видела так далеко, не заглядывала. Сначала упивалась своей властью, которую подарил ей случай, а она цепко ухватилась, а потом поняла, что отпустить не может, не сбросив себя с пьедестала, как точно заметил писатель, именно как та невеста, у которой все готово к свадьбе, но она в сомнениях, и так хочется все отменить, но уже никак и не получается - накрыт стол, гости приглашены, белое платье висит в шкафу... Вот и она, наша писательница, засомневавшись, уже ничего не смогла с собой поделать, не смогла свернуть с этого пути клеветы и наговора. Тут необходима особая воля. Она давно уж натешилась. Она сама себе не рада. Но жизнь людей, их судьбы уже разрушены.

Одно словечко... и все завертелось. Виновата не только она, но и Лола, конечно. Ей просто было легче сказать, что ничего не видела, ничего не знает, не слышала.... А вот юная писательница свидетельствовала в суде...
Все же какая огромная ответственность у человека за его слова и поступки, за действия и бездействия, как по отношению к себе, так и по отношению к другим. Нельзя заигрываться, нельзя путать реальную жизнь с фантазией. В вымышленном мире ведь все можно повернуть вспять, даже если это не логично, в вымышленном мире так много допущений. Просто... давайте представим, что так... они счастливы, все преодолели... А жизнь... жизнь крайне редко возвращает людей в исходную точку, даже если и дает новый шанс, он будет дан уже при других условиях, а может и не будет дан... В жизни совсем не обязательно, чтобы побеждала любовь, добро, счастье, созидание, это в книгах все это побеждает почти всегда, потому что очень нужно человеку надеяться и верить, и человек пишущий тоже об этом знает, и ему ведь нужно. А жизнь не сказка... Да, бывает зачастую, что и в жизни люди преодолевают и становятся счастливыми, но ведь для этого надо что-то менять, делать, шевелиться, меняться.

Честно, мне жаль Брайони... Я не люблю манипуляторов... Но в ее манипуляциях было больше ошибки, чем злого умысла. И я почувствовала, что вся ее дальнейшая жизнь и была своего рода искуплением, она не тешила себя мыслями, что ей все равно. Мне показалось, что она переживала... Конечно, для испорченных судеб переживать- это мало... Конечно... ведь не изменишь... И в этом тоже наказание, почти непереносимое, в том, что ничего уже не изменишь... ушли все возможности, а возможности были только тогда, когда ей было тринадцать лет...

О любви ли эта книга? Честно скажу, для меня не очень. Любовью Робби и Сессилии я не прониклась, однако же прониклась их покореженными судьбами. О войне? Да, местами... Война здесь была... Не во всем виновата наша писательница, была еще и война, которая сама кидала людей, куда ей вздумается и корежила и меняла их судьбы. Книга о писательстве? Да, безусловно. О роли писателя, о том, как "слово наше отзовется". Об ответственности человека. О выборе морали. С детства. Люди - не игрушки, даже если жизнь - игра. Пусть это будет Божья Игра, Игра Судьбы, но не конкретных людей, таких же, как мы с вами.
И писатель ведь, Макьюэн, ее, наверно, точно простил, он подарит ей потерю памяти... как ни странно выглядит такое прощение, но ведь она и себя замучила тем, что всегда жила с мыслью, что ошиблась, что поступила неправильно, что нарушила естественный ход событий.

17 июля 2012 г., 00:05
5 /  4.351

Я в восхищении. Браво, автор!!! Я покорена, ошарашена, удивлена! Это несказанная удача - первая книга автора и такой просто бешеный восторг!
И как всё-таки здорово, что начала я читать книгу в выходной. Потому что оторваться от неё я не могла. Один присест вчера до половины пятого утра и второй сегодня на работе и пошливсевсад. Благо, "всех" как раз в окружении не оказалось.
Я попробую сейчас выразить свои впечатления и ощущения. И, скорее всего, здесь будут спойлеры!
Потому что иначе получится как в книге у Брайони - многочисленные и великолепные описания воды, луны и природы, но не хватает стержня, идеи (почти (с) И тут я позволю себе процитировать Arlett , потому что я тут мучилась, писала, накропала довольно длинно и не слишком вразумительно. А потом случайно наткнулась на то, как хотелось бы сказать мне - ёмко и всего парой предложений:

Не читайте эту книгу. Это больно.
Она безжалостна в своем реализме. Здесь не восторжествует справедливость, зло и подлость не будут наказаны и любовь не преодолеет все преграды на пути к счастью. Она умрет по дороге к нему в муках и конвульсиях. Концовка бьет по оголенным нервам читателя жестокой реальностью, причиняя почти физическую боль. Призрачная надежда на хотя бы малость "хэппи" в "энде" сметается под корень одним единственным абзацем. И остается только скрипеть зубами в бессильной ненависти к рассказчице. Вся книга идет от третьего лица и лишь в самом конца от первого. От лица, мать ее, Брайони, для которой черти в аду уже наверняка приготовили большую сковородку.


Ох, как же я надеялась! Как же я радовалась, что ведь вот всё-таки! Что может быть и в таких историях красивый финал. И только маааленькое такое сомнение закралось - почему-то не объяснили, не рассказали, а как оно всё к этому красивому финалу пришло. Так вот НЕТ!!! Потому и не объяснили, потому и не рассказали, что не может тут быть никакой красоты! Она была бы тут не к месту, она была бы совершенно нереальна и по-дурацки сказочна. Потому что в реальной жизни, к сожалению, не бывает чудес.
Я не могу оправдать Брайони. Я тысячу раз пыталась убедить себя, что она была ребёнком, что обстоятельства и так далее....но нет. Может, я излишне жестока. Может, толстокожа и не хочу понять, что она якобы страдала потом всю жизнь. Я не увидела этого.... Благополучная писательница, прожившая долгую и безбедную жизнь, дожившая до глубокой старости среди любящих родственников. И придумавшая для собственного успокоения красивый финал своему роману. Я ненавидела Лолу и Маршалла, которые так же прожили свою шикарную жизнь и которых было ничем не пронять. Я удивлялась родителям Брайони, Леона и Сесилии, точнее, их отцу - ну, как? Почему? Скорее всего, так было удобно... И закрыв последнюю страницу я для себя сделаю вид, как-будто я не чиатала одного из последних абзацев. Я ведь могла впопыхах читать невнимательно и его пропустить? Вполне... И я буду верить, что Сесилия и Робби всё-таки целуются у себя на кухне...что она бережно берёт его лицо в ладони, а он забывает все пережитые страхи. Я хочу и буду верить, что эта любовь победила!..

все 361 рецензия

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
Осталось
241 день до конца года

Я прочитаю книг.