Василий Теркин

Год издания: 1951

История

Работу над поэмой и образом главного героя Твардовский начал в 1939—1940 году, когда он был военным корреспондентом газеты Ленинградского военного округа «На страже Родины» в ходе финской военной кампании. Имя героя и его образ родились как плод совместного творчества членов редколлегии газеты. Тёркин стал сатирическим героем нескольких небольших стихотворений-фельетонов Твардовского, написанных для газеты. Писали о Тёркине и другие авторы. Совпадение имени главного героя с именем героя романа писателя XIX века П. Д. Боборыкина чисто случайное.

Красноармеец Тёркин уже тогда начал пользоваться определённой известностью у читателей окружной газеты, и Твардовский решил, что тема перспективна, и её необходимо развить в рамках произведения крупной формы.

22 июня 1941 года Твардовский сворачивает мирную литературную деятельность и на следующий день уезжает на фронт. Он становится военным корреспондентом Юго-Западного, а затем 3-го Белорусского фронта. В 1941—1942 годах вместе с редакцией Твардовский оказывается в самых горячих точках войны. Отступает, оказывается в окружении и выходит из него.

Весной 1942 года Твардовский возвращается в Москву. Собрав разрозненные записи и наброски, он снова садится за работу над поэмой. «Война всерьез, и поэзия должна быть всерьез» — пишет он в своём дневнике. 4 сентября 1942 года началась публикация первых глав поэмы (вступительная «От автора» и «На привале») в газете Западного фронта «Красноармейская правда».

Поэма получает известность, её перепечатывают центральные издания «Правда», «Известия», «Знамя». Отрывки из поэмы читают по радио Орлов и Левитан. Тогда же начали появляться известные иллюстрации, созданные художником Орестом Верейским. Твардовский сам читает своё произведение, встречается с солдатами, посещает с творческими вечерами госпитали и трудовые коллективы.

Произведение имело большой успех у читателей. Когда в 1943 году Твардовский хотел закончить поэму, он получил множество писем, в которых читатели требовали продолжения. В 1942—1943 году поэт пережил тяжёлый творческий кризис. В армии и в гражданской читательской аудитории «Книгу про бойца» принимали на ура, но партийное руководство раскритиковало её за пессимизм и отсутствие упоминаний о руководящей роли партии. Секретарь союза писателей СССР Александр Фадеев признавался: «поэма отвечает его сердцу», но «…надо следовать не влечениям сердца, а партийным установкам». Тем не менее, Твардовский продолжает работу, крайне неохотно соглашаясь на цензурную правку и купюры текста. В итоге поэма была завершена в 1945 году вместе с окончанием войны. Последняя глава («В бане») была закончена в марте 1945 года. Ещё до окончания работы над произведением Твардовский был удостоен Сталинской премии.

Заканчивая работу над поэмой, Твардовский ещё в 1944 году одновременно начинает следующую поэму, «Тёркин на том свете». Первоначально он планировал написать её как последнюю главу поэмы, но замысел вырос в самостоятельное произведение, в которое также вошли некоторые не прошедшие цензуру отрывки из «Василия Тёркина». «Тёркин на том свете» вышел в середине 1950-х и стал ещё одним программным произведением Твардовского — ярким антисталинским памфлетом. 23 июля 1954 секретариат ЦК под председательством Н. С. Хрущёва принял постановление, осуждающее Твардовского за подготовленную к публикации поэму «Тёркин на том свете». Во время кампании по «разоблачению Сталина», 17 августа 1963 года поэма была впервые опубликована в газете «Известия». В военное же время поэму ( а точнее её отрывки) заучивали наизусть, передавали друг другу вырезки из газет, считая её главного героя образцом для подражания.

еще...

Сюжет

Поэма состоит из 30 глав, пролога и эпилога, условно разделяясь на три части. Каждая глава — небольшая новелла об эпизоде из фронтовой жизни Тёркина, не связанная с другими каким-либо общим сюжетом. Василий Тёркин — балагур и весельчак, душа своего подразделения. В бою — пример для всех, находчивый воин, который не растеряется в самой сложной ситуации. На привале вокруг него всегда собирается компания — Тёркин споёт и сыграет на гармони, никогда не полезет в карман за острым словом. Будучи раненым, на волоске от смерти (глава «Смерть и воин»), находит силы собраться и вступить в схватку со Смертью, из которой выходит победителем. При встрече с мирным населением ведёт себя скромно и с достоинством. Отдельные новеллы в поэме были созданы по мотивам реальных событий войны (глава «Кто стрелял»). Некоторые истории рассказывают о победах, а некоторые о тяжёлых поражениях (глава «Переправа»).
В четырёх авторских главах-отступлениях — рассуждения о войне, нелёгкой солдатской доле и намёки на то, как шла работа над книгой.
Повествование поэмы не связано с ходом военной кампании 1941—1945 годов, но в нём присутствует хронологическая последовательность; упоминаются и угадываются конкретные сражения и операции Великой Отечественной войны: начальный период отступления 1941—1942 года, битва у Волги, переправа через Днепр, взятие Берлина.

еще...

Критика

А всего иного пуще
Не прожить наверняка —
Без чего? Без правды сущей,
Правды, прямо в душу бьющей,
Да была б она погуще,
Как бы ни была горька.

От автора (пролог к поэме)




Как такового сюжета в поэме нет («На войне сюжета нету»), но она построена вокруг связующей идеи военной дороги, по которой Тёркин вместе со всей советской армией идёт к цели. Недаром центральной главой большинство критиков считает главу «Переправа». В начале поэмы хорошо заметна преемственность с предыдущим произведением Твардовского — утопической поэмой «Страна Муравия», которая также начинается с рассказа о дороге, по которой предстоит пройти герою. Роль авторских отступлений в повествовании также очень важна. Своеобразный диалог автора с главным героем занимает значительное место в тексте поэмы.

Тёркин в поэме выступает как собирательный образ, воплощающий лучшие черты, присущие советскому солдату. Окружающие Тёркина герои безымянные и абстрактные: сослуживцы бойца, генерал, старик и старуха, Смерть — словно позаимствованные из народной сказки (фактически это полное переосмысление поэмы «Аника-воин» с противоположным исходом: даже служащие Смерти ангелы — принявшие будничный вид похоронной команды — на стороне Воина). Язык поэмы, несмотря на внешнюю простоту, — образец узнаваемого стиля поэта. Он питается от народной, устной речи. Интонационно богатый текст произведения пересыпан фразами, звучащими, как поговорки и строки частушек. («Хорошо, когда кто врёт весело и складно», «Молодец, а будет много — сразу две. — Так два ж конца…»). Автор передаёт точным и взвешенным слогом речь Тёркина, лирически возвышенное описание природы и суровую правду войны.

Выбор в качестве размера поэмы четырёхстопного хорея не случаен. Именно такой размер характерен для русской частушки и хорошо соответствует повествовательному ритму поэмы. Критики также считают, что в «Василии Тёркине» отчётливо ощущается влияние русских народных сказок, в частности, «Конька-Горбунка» Ершова.

Отличительной особенностью произведения, напоминающего сказание о народном герое, стало отсутствие идеологического начала. В поэме нет обычных для произведений тех лет славословий Сталину. Сам автор отмечал, что ритуальное упоминание о руководящей и направляющей роли партии «разрушало бы и замысел, и образный строй поэмы о народной войне». Данное обстоятельство впоследствии создало большие проблемы для публикации и задержало издание окончательного варианта поэмы.



Секрет творчества Твардовского не только в лёгкости ритма, виртуозном использовании разговорного языка, но и в безошибочном чутье писателя, позволившем удержаться на правильной стороне в пропагандистской войне, не поддаваясь соблазну лжи. В книге сказано настолько много правды, насколько позволяли обстоятельства.

The secret of Tvardovsky’s, beside his easy rhythms is his virtuosic command of colloquial Russian and his unerring tact in staying on the right side of the propaganda line of the moment without telling outright lie, while also propounding as much of the truth as was at all possible under the current circumstances.
Чарльз Мозер

еще...

Награды

1945 — Сталинская премия I степени.

еще...

Экранизации

Поэма неоднократно становилась литературной основой для спектаклей. Наиболее известные постановки:

• 1961 — Театр имени Моссовета, постановка А. Л. Шапса / Василий Тёркин — Юрий Кузьменков.
• 1979 — моноспектакль, читает Олег Табаков.
• 2005 — МХАТ, постановка Т. Дорониной / Василий Тёркин —

Экранизации

• 2003 — «Василий Тёркин» (мультфильм, реж. Роберт Лабидас

еще...

Ссылки

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%A2%D1%91%D1%80%D0%BA%D0%B8%D0%BD

еще...

Книга в подборках

Литературные герои, удостоенные памятников

Подборка книг, героям которых установили памятники, известные и малоизвестные. Вы не поверите, но существует даже памятник Человеку-Невидимке! Да, он…
hooook
livelib.ru
Народный герой
По возможности реальные, а не павлики морозовы
Shishkodryomov
livelib.ru
Порохом пропах....
Парад книг, которые читаем в честь Дня победы объявляю открытым!


Подборка бонусная. Читаем книги советских авторов о войне. Добавляем звёздочки,…
sireniti
livelib.ru

Рецензии читателей

16 октября 2013 г., 11:32
5 /  3.980

Я понимаю, почему Теркин стал знаменит еще до того, как Твардовский завершил свою поэму. Потому что уже тогда, в то время требовалось какое-то произведение о войне, которое все же не будет нагнетать, не будет тяготить. Ну и жанр, конечно, этому способствовал.

Конечно, как ни крути, поэма серьезнейшим образом выбивается из тех произведений, которые, рассказывая о войне, стараются приблизиться к исторической правде. В "Теркине" и войны-то не очень много, и "большого сабантуя" почти не видим. А все-таки от поэмы не оторваться. Легкость, непритязательность... да что об этом говорить! Кто читал, тот знает.

В поэме Теркин выглядит в какой-то степени этаким супергероем, которого ни огонь, ни вода, ни пуля, ни сама Смерть взять не могут. Только в отличие от большинства известных супергероев он самый что ни на есть человечный. Ну, какой еще супергерой сыграет на гармошке, а? Или будет шутить в бою, но не цинично (типа, щас мы их наизнанку вывернем и посмотрим, какого цвета их потроха), а тоже душевно, искренне, с настоящим юмором.

Наш он. Родной.

В свое время мне довелось до работе брать интервью у солдат и офицеров, побывавших на чеченской войне. Так вот, солдаты одной из мотострелковых частей рассказывали, как их командиры заставляли читать и заучивать отдельные главы из "Василия Теркина". Так вот, в этой части количество дезертиров, самоубийц и тех, кто "сошел с катушек" было меньше, чем в других подразделениях.

12 октября 2013 г., 05:54
5 /  3.980

Честно говоря, я не очень люблю поэзию и придерживаюсь мнения, что это своего рода ограничение. Мне почему-то упорно кажется, что автор частенько склонен изменить свою мысль из-за удачно рифмующегося слова или использовать всякие образные средства, так и не доходя до сути повествования. Лишь бы рифма, ритм, размер и что-то там еще.
И тут мой воинственный скепсис потерпел первое значительное поражение: бесстрашный Василий Теркин нанес сокрушительный удар по левому флангу моих убеждений, прорвал линию обороны прочитанной прозы и героически бросился освобождать постыдно малое количество поэм и стихов, замученных в тылу врага.
Такой кристальной стройности и слаженности слов я давненько не встречала (особенно хорошо это чувствуется после почитывания относительно современной относительно альтернативной относительно литературы). Проще, проще нужно братцы: не морочить голову бесконечными метафорами про кишки и внутреннее состояние героя, а бодренько описывать самые худшие страдания так, чтобы даже самый преданный поклонник Антонена Арто выскочил из психушки и кинулся своим хиленьким бледным тельцем защищать Отечество.
Кстати, в произведении никакой советчины, идеологические лозунги не замечены.
Ни для кого не секрет, что во время Великой Отечественной существовало множество супергероев, о которых ходили байки из отряда в отряд, которых чествовали по радио за подвиги, которые становились примером для подражания и вдохновляли (или стыдили) бойцов. Многие, наверное, были вымышленными, но сути это не меняет: люди хотят верить в Капитана Советский Союз, Непобедимого Василия, Железного Теркина, Человека-Снайпера и Фантастический Партизанский Отряд, и такая вера дает им силы.
Теркин - очень положительный супергерой, при этом он настолько свой, что и мысли не возникает превозносить его: идет плечом к плечу с простыми солдатами в бой, чинит малознакомой бабуле часики, шутит с генералом. Но на него хочется равняться. Знакомство с ним вызывает гордость.
Поэма состоит из нескольких эпизодов, в ней нет начала и конца. В каждой главе Василий Теркин показывает какую-то положительную черту собирательного образа русского человека, не просто солдата, наверое, поэтому он так близок читателю. Зайди он ко мне сейчас внезапно в гости-не стала бы задавать лишних вопросов: накормила бы борщом и уселась поудобнее послушать отличных историй. Других-то у него, будьте уверены, нет.
Я очень надеюсь, что с победой он вернулся не в сожженный пустой дом, а если и так, то моментально окружил себя женой, детьми, курами, коровами, огородами, банками соленых огурцов и живописными ландшафтами. Он, конечно же, может и завод возвести в степи, и сто домов отстроить за неделю, но он свое дело сделал и заслуживает честный отдых. Простому человеку - простые радости.

24 января 2013 г., 22:32
5 /  3.980

Отдельные отрывки читал, когда их публиковали в "Правде", а когда появилась роман-газета с "Василием Теркиным", то она была прочитана за одни сутки на ура. Какие-то места сразу отложились в памяти и часто декламировались мною перед приятелями, например: Нет, ребята, я не гордый, я согласен на медаль.
Василий Теркин не просто балагур и весельчак, каким он кажется с первого взгляда. В главе "На привале", где он впервые рассказывает о себе — молодом бойце, узнаешь, что ему уже порядком досталось от войны. Он был трижды в окружении: "Был рассеян я частично, А частично истреблен... Но, однако, жив вояка". Теркин может провести короткую и простую, выражающую самую суть, "политбеседу":

Я одну политбеседу повторял: — не унывай,
Не зарвемся, так прорвемся.
Будем живы — не помрем.
Срок придет, назад вернемся,
Что отдали — все вернем.


Он не теряется ни в какой обстановке. Вот он шуткой смягчает рассказ о трех "сабантуях"; вот он ест "со смаком" солдатскую пищу; вот невозмутимо укладывается на сырой земле под дождем, укрывшись "одной шинелькой".
Поэма настолько глубоко заходит в сердце, что даже закрыв книгу, продолжаешь мысленный монолог с этим с одной стороны реальным русским солдатом, а с другой - сказочным героем-богатырем:

Богатырь не тот, что в сказке —
Беззаботный великан, -
А в походной запояске,
Человек простой закваски...
В муках тверд и в горе горд
Теркин жив и весел, черт!


44a097d5ece2.jpg
Памятник Теркину и Твардовскому в Смоленске
Читать можно всегда, везде и бесчисленное количество раз. И все равно будешь получать истиное наслаждение.

22 декабря 2014 г., 15:42
4 /  3.980
Переправа, переправа!
Берег левый, берег правый,
Снег шершавый, кромка льда...

Эти строки я помню еще со школы!
Твардовского очень легко и приятно читать.
По этой книги можно узнать о войне, о быте, о геройских поступках.

9/10

17 августа 2015 г., 16:10
4.5 /  3.980

О войне читать всегда очень сложно - очень больно, грустно, обидно.
Но эту книгу я читала без слез на глазах, без желания создать машину времени и закончить войну, не дав ей начаться.
Главный герой - Василий Теркин, живой пример человека, который мог бы море переплыть, посмеявшись над ним.
То есть, он не грустит. У него есть цель, которую он так хочет исполнить - спасти и сохранить свою Родину.
Отважный, честный, храбрый, верный своей Отчизне - герой!
Эта книга в свое время была поддержкой, опорой для тысяч людей, боровшихся за свою землю.
Книга очень понравилась - включаю в список "Любимое".
А что на счет продолжения? Почему бы не продолжить эту книгу? Мол, о том, что Теркин стал обучать молодое поколение, или о том, как он создал семью?
Но Твардовский уже не раз отвечал на этот вопрос так:
"Теркин" - книга, родившаяся на войне, она не может быть продолжена на ином материале, требующем иного героя. Я ссылаюсь на строки из заключительной главы:

Песня новая нужна,
Дайте срок, придет она.
5 января 2014 г., 18:28
1 /  3.980

Боже! Наверное, я никогда не смогу слышать название "Василий Тёркин" равнодушно! В шестом классе, в седьмом классе, в восьмом классе, в девятом классе, и даже представьте себе - в одиннадцатом классе, мы проходили этого несчастного Тёркина по два-три месяца!!!
Да, я много переезжала, и переходила из школы в школу, но всё же... Что, что такого выдающегося в этой книге? Ну частушки для поднятия боевого духа, ну мило. Но за это время можно было бы уже "Войну и мир" наизусть выучить!
Понимаю, что Твардовский здесь не виноват, и наверное, стоило этот крик души к историям отнести, а не к рецензиям, но когда я встречаю людей, которые начинают превозносить эту книгу до небес, я готова упасть в обморок (((

17 ноября 2014 г., 13:20
4.5 /  3.980

Писать о войне страшно, так, чтобы картины перед глазами и ком в горле - это искусство.

Писать о правде войны с добродушной улыбкой, но органично и уместно - высшее мастерство.

Я думала, эту книгу нужно осилить. Нет. Она - удовольствие.

28 октября 2013 г., 17:18
5 /  3.980
Я мечтал о сущем чуде:
Чтоб от выдумки моей
На войне живущим людям
Было, может быть, теплей…


Как хорошо было в детстве…
Деревья тогда были большими, фашисты (= немцы) – злыми, глупыми, невоспитанными, одним словом - плохими, а «наши» - добрыми, смекалистыми, веселыми, одним словом - хорошими. Из игр в войну я узнала несколько немецких слов (Hände hoch, Schwein, Achtung! Achtung!, Heil - и все они звучали как ругательство), русское слово «вероломно», а еще стишок про Гитлера с хвостом, которого изловили «под мостом».
Прошло не много времени, и самые продвинутые в нашем детском саду узнали, что «немец» - это необязательно «фашист», что немцы тоже могут быть хорошими. И теперь только лузеры могли, говоря о фашисте, умудриться назвать его немцем.
Еще несколько лет – мы стали умнее, научились читать и узнали из книг, что «наши» были разными – и грустными, глупыми, предателями в том числе. Что есть такое понятие, как «маленький человек», винтик в большой машине, что «фашистом» можно было оказаться не по своей воле. А потом закончилось советское время, появились новые книги. И мы узнавали, узнавали, узнавали… Разные версии о начале войны, о количестве жертв с обеих сторон, о настроениях на фронте, о судьбе советских военнопленных. Мы узнавали — и становились взрослыми.

«Василий Теркин» – это возвращение в детство, чистое и ясное. Потому что тут можно, забыв все тонкости и сомнения, гордиться родиной (забытое чувство!), верить в русского человека (еще одно, забытое).
Здесь почти нет эпичности, зато есть «на войне живущие люди» - живущие и по-настоящему живые. Что удивительно: даже идеальный Теркин, и тот живой. А все дело в небольших деталях:

…И друзей и близких лица,
Дом родной, сучок в стене…


Половина стихов из «Василия Теркина» вошла в пословицу. Иначе как объяснить, что, читая книгу впервые, давно и прочно (с того самого детства) знаю наизусть некоторые из них:

Смертный бой не ради славы,
Ради жизни на земле.

Так скажу: зачем мне орден?
Я согласен на медаль.

Переправа, переправа!
Берег левый, берег правый,
Снег шершавый, кромка льда…

С первых дней годины горькой,
В тяжкий час земли родной,
Не шутя, Василий Тёркин,
Подружились мы с тобой.

Вот стихи, а всё понятно,
Все на русском языке.


P. S. А кстати, моя бабушка, которая 15-летней девочкой оказалась на территории, занятой фашистами (несколько из них жили в ее доме), рассказывая о том времени, говорила о них в точно такой же манере – глупые, невоспитанные, неумелые. Было страшно, да. Но – смеялись над ними.

8 декабря 2014 г., 11:58
4 /  3.980

Необходимость поэмы Александра Твардовского "Василий Тёркин" была продиктована временем - в течение всей Великой Отечественной Войны автор писал эту книгу про бойца, чтобы воодушевлять солдат на фронте, поднимать боевой дух, взывать к патриотическим чувствам народа. В произведении нет какой-то сюжетной линии (Словом, книга про бойца без начала, без конца.), оно состоит из отдельных глав. В целом суть поэмы строится вокруг дороги, по которой русский солдат шёл к победе, а главы - это отдельные стихотворения о разных эпизодах фронтовой жизни.

Общее впечатление от книги получается восторженное, но несколько разрозненное. Думаю, в те времена книга шла на ура - это обусловлено временем: уставшему солдату на привале приятно почитать юмористические стихи, восхваляющие русского бойца. Жёнам в тылу тоже успокоение видеть в лице Тёркина-героя своего мужа. Полезное было произведение, нужное! Но сейчас, когда ужасы войны остались далеко позади, больше внимания обращаешь на рваный ритм и стиль повествования, нежели тогда, что несколько уменьшает хорошее впечатление от прочтения. Язык у автора простой, много разговорной речи - это и понятно, писалось ведь для народа, даже размер большинства стихов - четырёхстопный хорей, как и в частушках. Много и интересно описан быт солдат, их радости горести, мысли и переживания - несколько идеалистично, но всё-таки произведение призвано поднимать боевой дух! Не забыл автор и о тех, кто ждёт дома - о жёнах, проводивших мужей на войну (Да, друзья, любовь жены, - кто не знал - проверьте, - на войне сильней войны и, быть может, смерти.)

Ну и пусть некоторые моменты в книге могут раздражать спотыкающимся ритмом, неподходящей рифмой, ненужными (как кому-то может показаться) повторениями. Но главная цель автора была достигнута, я считаю. Ведь писалась книга не столько для будущих поколений, сколько для своих сослуживцев, чтобы помочь им преодолевать тяготы войны, для женщин, оставшихся в тылу и переживающих за своих родных, для народа, ведущего бой не ради славы, ради жизни на земле! И с этой задачей поэма справилась на отлично.

17 сентября 2013 г., 18:48
5 /  3.980

Любовь к Василию Тёркину привязал мне мой любимый дедушка. В свои 81 год он читал его наизусть и без всяких подсказок и запинок!

все 30 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
Осталось
246 дней до конца года

Я прочитаю книг.