Я, Майя Плисецкая...

ISBN: 5-7020-0903-7
Год издания: 2006
Издательство: Новости

Так назвала свою книгу всемирно известная балерина. М.Плисецкая описывает свою жизнь, неразрывно связанную с балетом, подробно и со знанием дела пишет о главной сцене России - Большом театре, о том, почему его всемирная слава стала клониться к

Книга в подборках

Женские мемуары
В мемуарах история предстает не только в лицах, но и в подробностях быта, взаимоотношений и т.д. Особенно точно воспроизводят детали женщины. Их воспоминания…
biljary
livelib.ru
Женщина. Россия. Век двадцатый
Воспоминания и дневники женщин о двадцатом веке в России, Советском Союзе и снова России.
bonnie_parker
livelib.ru
Биография
Биография людей...
natali_
livelib.ru

Рецензии читателей

8 мая 2014 г., 12:25
3 /  4.281

Да простит меня великая русская балерина Майя Плисецкая за то, что я сейчас напишу. Но это то, что я увидела в ее книге; то, какой я увидела Плисецкую-человека.
А увидела я очень злого человека, зашкаливающе злого. Она ругает всех и вся, ругает балерин Большого театра, ругает чиновников, ругает всех, кроме парочки людей, видимо, наиболее близких себе (мужа своего - композитора Щедрина, например, очень хвалит; о Шагале по-доброму пишет, о Лиле Брик тоже, но это скорее исключения). Мне показалось, что это абсолютно некорректно, ну ладно там чиновников ругать, которые бедной Плисецкой за границу не давали ездить, но зачем же так грубо про балерин Большого говорить? Легко это делать, когда они уже умерли все к тому моменту, а в лицо бы смогла столько гадостей наговорить? Мне почему-то было наиболее обидно за Сержа Лифаря, который, как мне показалось из книги, прекрасно к Майе Михайловне относился, к Коко Шанель сводил, которая Плисецкую без подарка не оставила. А что балерина в ответ: " Лифарь танцовщик был плохой (Плисецкая, к слову, его как танцовщика не видела), даже Спесивцева об этом мне говорила".
Всем она недовольна, понятно, что жизнь у нее была не из легких, боролась она за свои выезды за границу, за свои новые постановки и т.д. Но ее отношение к той жизни меня отталкивает, отворачивает от нее.

"Вся наша жизнь той поры была гадостью, чудовищным абсурдом".


Не бывает в жизни только черного, а в ее книге черный - доминирующий цвет.
Забавно также, что власть она ругает, но чуть что, бежала жаловаться Хрущеву, Брежневу, Горбачеву. Еще и про домогательства Брежнева в машине написала. Ну а что? 1990-е годы, свобода слова.
Отношение к людям также поражает. Запомнился случай, когда она неудачно упала и повредила спину своему партнеру. О чем подумал бы нормальный человек в первую очередь? Как там партнер, серьезная ли травма и т.д. О чем думает Плисецкая?

"Я свернула Ефимову спину, автоматной очередью пронеслось у меня в мозгу. Не будет премьеры. Пропала моя Анна Сергеевна..."

Эгоизм повсюду, себя она с радостью превозносит на вершину Олимпа, говоря, сколько минут ей аплодировали и сколько раз она выходила на бис. А другие где-то там, внизу, так, мелкие сошки.
Любовь ее к деньгам также сквозит с каждой страницы. Каждый раз она говорит, что платили мало, целую главу посвящает каким-то подсчетам, сколько у нее отобрали и т.д. Противно, не смогла читать. А еще она подарки любит, неоднократно подчеркивала некоторые вещи, которые ей бесплатно достались.
В общем, может я излишне зло написала, но вот такое у меня впечатление от Плисецкой-человека остались. Ее балетные достижения я под сомнение не ставлю, она чудесная балерина. Но, как человек, она для меня навсегда потеряна. Наверное, не стоило читать эту книгу. Уважать Плисецкую не за что.

9 января 2016 г., 20:30
4 /  4.281

В этой книге воспоминаний много работы, труда, балета, и еще раз много работы. Конечно, этого и должно быть много в воспоминаниях великой балерины.
Много описаний обид и притеснений, которых натерпелась Плисецкая от власти. Да, наверное этого не избежать в мемуарах любого талантливого и достойного человека советской эпохи.

Но все-таки не хватило обычного человеческого тепла. Балерина Плисецкая провела блестящую и интересную экскурсию по своей жизни и работе. Но Майя как человек осталась где-то за скобками. Может быть она такая и была - закрытая, немного отстраненная, холодная, рассуждающая со страстью и горящими глазами лишь о работе. Наверное намеренно скрыла все о своей личной жизни, мужьях и друзьях (в конце концов, и не обязана, это ей решать во что посвящать читателей).
Но осталось ощущение светского приема, на котором хозяйка держит марку, а не радостно распахнутых дверей с приглашением в гости на дружеские и душевный посиделки с разговором по душам.

Ну и ладно. Попасть на прием к Плисецкой - само по себе замечательно и интересно.

1 июля 2015 г., 00:34
5 /  4.281

Я никогда не любила максимализма. Не принимала его в людях, отказывалась принять. Для меня это всегда был признак инфантильности. Как можно вообще рассуждать категорично? Как можно говорить, что все люди делятся только на плохих и хороших? Это высказывание простительно для тех кому 16, те кто еще не узнал жизнь, не понял, что человек гораздо сложнее этих ярлыков. И уж тем более как можно простить это человеку зрелому, состоявшемуся? Это может говорить только об одном – об ограниченности. Но как оказалось мое суждение не верно, это меня ограничивала моя категоричность….

Майя Михайловна Плисецкая, икона и дива, живой символ, кумир и идол, не просто человек, а восклицательный знак, веха и рубеж русского балета оказалось воплощение максимализма. И знаете, я поняла – что максимализм это то, что некоторые заслужили. Это привилегия тех, кто пережил не просто много, а столько, что и представить сложно…

«Что вынесла я за прожитую жизнь, какую философию?
Самую простую. Простую как кружка воды, как глоток воздуха. Люди не делятся на классы, расы, государственные системы. Люди делятся на плохих и хороших. На очень хороших и очень плохих. Только так…»

Повествование Плисецкой удивительно. Удивляет ее ровное, одинаково четкое восприятие жизни. То как она описывает совсем детские годы, юность, зрелость… Нет никаких сантиментов, каких-то эмоциональных взрывов и падений. Это ровное повествование – логичное и последовательное. Хотя возможно здесь будут со мной не согласные. В рассказе Плисецкой есть отступления, порой ранние воспоминания соседствуют с поздними. Но не суть важно. Она пишет так, словно внутри нее уже был написан эта автобиография, словно она уже существовала, была продумана и прописана, и ей оставалось только надиктовать это все, подобрать нужные слова, не забыть даты, фамилии, освежить события. И это не значит, что писал нам книгу какой-то робот, без эмоций и страстей. О, нет:) Плисецкая живет на страницах своей книги, ее мысли кипят и бурлят, она вспоминает о чем-то с теплотой, о чем-то с язвительной усмешкой, она любит и ненавидит на этих страницах. Но она смогла написать это так, что в памяти остается только единый яркий образ, без выраженных, преобладающих цветов/эмоций. Она рассказывает так, что остается независима даже в этом – в своих чувствах, их переживает она сама. А не читатель. Читатель может только наблюдать со стороны.

Ее судьба уникальна. Кажется, что она вечна. Пережить столько, быть свидетельницей самых страшных, самых памятных, самых знаменательных событий. Она была свидетельницей репрессий конца 30х, она пережила войну, она выступала в военных госпиталях, и начинала работать в Большом еще во время войны, она выступала перед Сталиным, она отстаивала себя перед Хрущевым, она жила в одно время с Брежневым, Черненко, Андроповым, Горбачевым, Ельциным. Это не женщина, это железная леди… Те с кем она была знакома, это вообще столь поразительный и именитый список, что писать его прост обессмыслено. Это женщина с удивительной судьбой. Столь многих подарила ей судьба, и столь многими ее же и наказала… Кажется, что читаешь, какой-то исторический экскурс – вроде «история СССР глазами очевидца». И как бы я не учила историю, многое из того, что написала Плисецкая удивило, открыло нового. Да, история СССР, эта «адская машина» тоталитаризма изучена вдоль и поперек. Но о некоторых мелочах можно узнать только так – читая современников…

Ее называют злой, упрямой, своенравной. Я не могу говорить за этих людей, но скажу за себя – она может быть какой угодно. Ей это простительно. И можно ли сохранить доброе, теплое отношение к власти, если она расстреляла твоего отца, а мать отправила в тюрьму? Можно ли любить такую власть, которая надела на тебя ошейник и держит на привязи? Мне безумно понравились ее меткие, хлесткие характеристики этой власти. Сразу в точку. Безжалостное разоблачение. Безжалостные характеристики. «Впервые вижу совсем вблизи Маленкова, Кагановича, Шепилова, Первухина. Рассматриваю их откормленные, геморроидальные физиономии, виденные тысячу раз в газетах. Какие отталкивающие лица…», «На поклонах я силилась разглядеть лица, сидевших в зале людей. Люди ли?...». Конечно, книга вышла в свет в 1994 г., эпоху, когда развенчивать мифы и ругать советское прошлое, было в моде. Но поверьте мне это не то. Это не дань моде, это крик души. «А мы были зачаты страхом, покорностью, молчанием трусостью, послушанием, рабством. Мы вытянули свой жребий, родившись в тюрьме…»И я не могу назвать ее злой – она не такая – она прямолинейная, она просто с хорошей памятью. И да, она известна. А оборотную сторону этой медали может представить каждый.

Дальше...

22 января 2013 г., 22:43
5 /  4.281

Знаете, а мне очень понравилась книга! Захватила полностью! Конечно же, я согласна, что каждый должен заниматься своим делом, и текст слегка суховат и слишком "сгущены тучи" над советской действительностью,но я очарована. Ведь это уже история! Великолепная Майя - история! (на минутку, а ведь ей 87 лет!)
И вообще, я воспринимаю Плисецкую, как кого-то или что-то истинно русское,неотделимое от нашей необъятной,непонятной страны, как символ, как матрёшку, валенки или как самовар.
Ни в одной строчке не разглядела жалоб или унижения, писала как было. Поистине великая русская балерина и женщина, восхищаюсь ею и её талантом, характером, упорством. Талантливейшая личность и легендарная балерина!

"Генетический код, выскажусь по-научному, - тут как тут. Куда от него денешься" (с) Майя Михайловна

b198b8380497.jpg

4 июля 2013 г., 20:20
4 /  4.281

Автобиография очень неоднозначный жанр: сам себе автор, сам герой. Отбор материала и оценка событий очень субъективны: "Я хочу, чтобы вы, мои зрители (читатели, слушатели, почитатели...), любили меня именно таким. Именно такой я настоящий, а не такой, каким вы меня для себя придумали - нравится вам это или нет". Книга Плисецкой вполне подходит под эти заявленные условия. Она очень интересно рассказывает о своей жизни, но, на мой взгляд, эта книга все-таки о профессиональном пути балерины. Для меня здесь слишком мало Плисецкой женщины, а есть в основном Плисецкая - балерина. Но с другой стороны, она сама в себе женщину и уничтожила, посвятив всю свою жизнь искусству. Поэтому для тех, кого интересует история балета, в особенности ХХ века, история создания и путь к зрителю балетных спектаклей, поставленных в то время и станцованных Плисецкой, эта книга может быть хорошим справочником. Тем более, что Майя Михайловна не была просто исполнительницей, а во многих случаях она - идейный вдохновитель.
Еще я люблю автобиографии за возможность окунуться в среду жизни героя, возможность посмотреть на других известных людей глазами неофициальной хроники. И пусть эти мнения абсолютно субъективны, но тем они и интересны. А здесь собран весь балетный цвет. Доверять мнению Плисецкой или нет? Это личное дело читателя, но однозначно, это очень занимательно.
Особо хочется сказать о том, как написана книга. Основная мысль, проходящая через всю книгу, это неприятие советского режима и ее "сопротивление" ему. Автобиография написана в начале 1990-х годов, когда ругать советское время было хорошим тоном, изобличать руководителей и власть имущих любого ранга, а тем паче высокого - это основная тема публицистического жанра того времени. И мне кажется, что книга Плисецкой своеобразная дань тому времени, тем более когда на это имеются личные причины. И если бы она была бы написана в другое время, то этот тон не был бы таким резким.

30 января 2016 г., 13:47
3 /  4.281

Книга оставила очень двойственное впечатление, и я вряд ли захочу ее перечитывать.

С одной стороны бесценное свидетельство целой эпохи: Сталин, война, оттепель, застой, железный занавес, перестройка - все здесь есть, все от первого лица, по собственному опыту. Все мытарства семьи, попавшей в машину репрессий и войны. Множество мелких деталей с фактами и цифрами, показывающих изнанку счастливого советского строя даже для людей не из серой массы.

С другой стороны персонифицированный контент можно выразить одной фразой: «Все вы *овны, а я одна в белой пачке стою». Плисецкая пишет озлобленно, ядовито и уничижительно обо всех, кроме себя и своей семьи и редких исключений в лице тех людей, которые где-то когда-то ей помогли. Власть поливает грязью на чем свет стоит и тут же в следующей главе бежит к этой власти за помощью и требует особого к себе отношения. Нещадно критикует своих балетных коллег, но про себя подробно рассказывает, сколько минут аплодировали и сколько раз вызывали на бис, как блистала и как все завидуют. Самолюбование и эгоизм просто зашкаливают в каждой строчке: меня притесняют, я борюсь с системой, я танцую лучше всех, я, мне, меня... Впрочем, название книги говорит само за себя. Поневоле создается впечатление, что весь советский балет был представление одной-единственной балериной, а все остальные так, приставлены быть на подхвате.

Не могу судить о Плисецкой-балерине, поскольку не знакома близко с этим видом искусства, чтобы судить о технике или одаренности. Но Плисецкая-человек оставила очень неприятное впечатление желчной особы из породы «Мне все должны». Да, протанцевала по балетным меркам целый мафусаилов век. Да, была обожаема балетоманами и мужем. Но вот вопрос: что не так было с Майей Михайловной? Какой дефект души заставлял ее так ненавидеть почти всех вокруг? И видела ли она хоть что-то хорошее через свое искаженное восприятие? К сожалению, мы этого уже никогда не узнаем.

22 мая 2015 г., 10:49
5 /  4.281

Только великие люди могут быть так откровенны.Удивительная книга,чтение заставило на многое посмотреть другими глазами.
Спасибо Майя!

27 ноября 2013 г., 18:03
4 /  4.281

Тяжело далась мне эта книга.

Очень много в ней желчи и злости. Однако я тут же задаю себе вопрос, имею ли я право судить. И я, конечно, не имею.

Чисто субъективно: не понравился излишне грубый и сухой язык и не понравилось бесконечное, мелочное часто, копание в каких-то прошлых обидах. О советской действительности, в частности бюрократии, здесь много и весьма подробно.

Но на фоне упомянутых копаний масса интресных фактов, и за них книгу не ценить невозможно. Встреча с Шанель, с эмигрировавшим Лифарем, работа с Якобсоном, обучение у Вагановой, вообще уклад балетной школы того времени, история создания Карденом балетных костюмов для Плисецкой, общение с Брик, Эльзой Триоле...

Как художественное произведение - оценка отрицательная, как сборник интересных фактов и историй, как возможность представить себе, хотя бы отдаленно, какова она - гениальная Майя Плисецкая, как возможность услышать ее настоящий голос - замечательно.

18 марта 2013 г., 22:29
5 /  4.281

        Вот каюсь: о Плисецкой я раньше хуже думала. Т.е. как балерина она сомнений не внушала: да, редкий талант и темперамент. Не гений и не единственная в своем роде (как по мне(!) Максимова ее могла за пояс заткнуть), но одна из сильнейших. А уж выигрышные темпераментные партии типа Кармен, Одиллии, Мирты и прочих непокорных и гордых ей удавались чрезвычайно и так, что незаметно было ее несовершенных физических данных. Но вот обрывки ее высказываний о той же Улановой создавали неприятное впечатление. Там Майя Михайловна не стеснялась высказываться так, как Галина Сергеевна не позволяла никогда и ни о ком. А уж тошнотворная книжка Лагунова и вовсе ее представляла во всей красе.
        Так что к мемуарам ее я приступала с предвзятостью. И первое, что сделала - это прошерстила поиском по слову "Уланова", чтоб, в случае чего, закрыть книгу и не открывать ее никогда. Но внезапно здесь все уважительно, сдержанно и где-то даже с пиететом. И впрямь, что им было делить? Они прекрасно уживались вместе в той же Жизели. Как Уланова, Жизель не танцевал никто - она была гениальна. Но вместе с ней Плисецкая прекрасно танцевала Мирту, вполне себе выигрышную партию. Наоборот было невозможно. Да и Лебединое озеро, по правде сказать, им надо было вдвоем танцевать. Плисецкая - скучная Одетта, зато Уланова там - сама нежность. Зато черный акт Уланова не тянула по темпераменту, да и не танцевала в итоге в постановке Вагановой
        Первый этап был пройден, можно было безбоязненно читать дальше. И вот дальше был мой личный катарсис.
Учитывая то, что Майя Михайловна получила от сталинского режима, остаться лояльной к эм.. верхушке она не могла. Принять строй, который убивал, растаптывал свободу, совесть, человеческое достоинство, убил ее отца, обрек на страдание мать, она не могла. Ну как было возможно ей уживаться с последующими поколениями трусов, ханжей, маленьких гитлеров от минкульта? А ведь все, чего она добивалась - выступать, танцевать, протаскивать в Большой какой-никакой свежий репертуар.
Но балет в книге не главное. Тут Майя Михайловна яростно борется? ругает? клеймит? унизительность положения советского (а после российского и снг-шного) человека, который по каким-то идиотским причинам не может свободно отправиться в любую точку мира. Жизнь которого не стоит ничего.
        Это все очевидные вещи - бюрократия, идиотизм и ханжество гос.аппарата. Всем нам знакомо. Плисецкая из этих баталий выходит победителем: с огромным трудом, но ставятся Болеро, Кармен, Анна Каренина. Она сумела сделать очень сложное: разбавить монументальный репертуар Григоровича более-менее актуальными постановками, успела станцевать где только можно и какие только можно партии. Ее вклад в балет велик. И человеком она осталась достойным. Где-то Майя Михайловна излишне резка, но вот кто-кто, а она имеет на это право.

25 февраля 2013 г., 20:31
4 /  4.281

Она, Майя Плисецкая.

На уме такие вот фразы: Красота - в движении. Танец – это жизнь. Балет – апогей всего танцевального искусства, его пик, вершина.
Балетные идеально и пропорционально сложены, крепки, стройны, эстетичны.
Я обожаю балет, и, наткнувшись на книгу Майи Михайловны Плисецкой, не могла не прочесть ее.
В сознании многих Плисецкая олицетворяет балет, если просить перового встречного прохожего назвать балерину, он без запинки произнесет – Плисецкая.
Как же не прочесть про эту выдающуюся женщину, которую восторженная публика буквально забрасывала дождем из цветов.
Плисецкая решила написать о себе сама, говорить правду и только правду, смело. Много страниц посвятила политике, а также механизму работы учреждения «Госконцерт», отбиравшего все валютные гонорары советских артистов. М.М. постоянно находилась под присмотром КГБ, была политически не благонадежна. На жизни ее семьи отложил свой отпечаток сталинский режим. Об этом как-то никогда не задумываешься, видя Плисецкую на сцене. Все мирское оставлено в кулисе - на сцене полное перевоплощение, энергия, образ.
С профессиональной точки зрения современного балета она не была совершенной танцовщицей, не все делала чисто и не имела достаточных природных данных. М.М. пишет, что оканчивая балетное училище, весь ее выпуск знал, что их зачислят в Большой театр, была война, артисты отправлены на фронт, эвакуированы и пр. Сейчас совсем другое дело по окончании училища в Большой или Мариинский берут единиц, лишь самых одаренных учеников, конкуренция жесточайшая.
Плисецкая обращает внимание в книге, что под влиянием спорта, балет шагнул вперед в плане техники, но потерял в драматургии и эмоциональности. Пожалуй, с этим необходимо согласится. Уже только выбег М.М. на сцену срывал бурные аплодисменты, Плисецкая обладала аурой, умением приковывать к себе взгляды, вводила публику в транс, который неизменно завершался овациями и просьбами бис.
Плисецкая танцевала необычайно долго, выходила на сцену после 60, что уникально. Станцевала «Лебединое озеро» более 800 раз. Имела балетмейстерский талант.

В книге Плисецкая делится и подробностями из личной жизни, но все как-то вскользь. Конечно, она рассказывает о нежных чувствах к супругу Родиону Щедрину, талантливому композитору. Но совсем не упоминает о первом браке с Марисом Лиепой, премьером Большого, партнером по сцене. Прочтя, книгу я была уверена, что у Плисецкой был только один муж, а открыв Википедию, узнаю, что Щедрин уже второй.
Почему-то утаила. А меня это жутко разочаровало, могла и другое припрятать.
Детей у Плисецкой нет, хотя могли бы быть, об этом в книге М.М. упоминает, но как-то также невзначай.
На первом месте - всегда был танец, гастроли, поездки, публика, приемы, друзья. Среди которых, между прочим, Лиля Брик, Арагон, Пьер Карден, Роберт Кеннеди.
Больше всего в жизни М.М. любила сцену Большого и московскую публику. Любовь была взаимной.

Скажу честно, прочтя более четырехсот страниц текста, многое узнала, размышляла над словами балерины, но полно ощутить каким она была человеком так и не смогла.

...Дам вам совет, будущие поколения. Меня послушайте. Не смиряйтесь, до самого края не смиряйтесь. Даже тогда - воюйте, отстреливайтесь, в трубы трубите, в барабаны бейте, в телефоны звоните, телеграммы с почтамтов шлите, не сдавайтесь, до последнего мига боритесь, воюйте. Даже тоталитарные режимы отступали, случалось, перед одержимостью, убежденностью, настырностью. Мои победы только на том и держались. Характер - это и есть судьба…
все 18 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
Осталось
219 дней до конца года

Я прочитаю книг.