Сакура и дуб

ISBN: 5-9555-1034-6
Год издания: 2006
Издательство: Дрофа
Серия: Калейдоскоп историй

HTML-код кнопки (для сайта/блога)
BB-код кнопки (для форума)

Теги

Описание

В том включены две наиболее известные книги Всеволода Овчинникова, удостоенные Государственной премии: "Ветка сакуры" (рассказ о том, что за люди японцы, дополненный 30 лет спустя) и "Корни дуба" (впечатления и размышления об Англии и англичанах). Опубликованные впервые в журнале "Новый мир", они имели большой успех, в том числе в Японии и Англии.

Содержание

Ветка сакуры
стр. 9-254
Корни дуба
стр. 255-506

Эти книги тоже могут вас заинтересовать

Альберто Васкес-Фигероа - Туарег
Альберто Васкес-Фигероа 245 читателей 54 рецензии 70 цитат
Агата Кристи - Десять негритят
Агата Кристи 4667 читателей 213 рецензий 71 цитата
Вадим Смоленский - Записки гайдзина
Вадим Смоленский 140 читателей 17 рецензий 15 цитат

Рецензии читателей

Всеволод Овчинников - Ветка сакуры
написала рецензию на книгу
Всеволод ОвчинниковВетка сакуры


13 апреля 2013 г., 22:07

Прежде чем судить о зарубежной действительности, надо постараться понять, почему люди в других странах порой ведут себя иначе, чем мы.

Книга, которая будет интересна не только японистам, а и простому обывателю, интересующемуся, чем же "дышат" японцы. Давно мечтала прочитать книгу, которая по существу расскажет о самых характерных чертах японской нации и объяснит их. И желательно, чтобы это была книга, без выделения - чтобы не восхваляла Японию, сетуя на свой образ жизни, и не с целью доказать, что Япония не права, а мы верной дорогой шагаем. Вот книга Овчинникова "Ветка сакуры" оказалась именно такой, какой хотелось бы - только факты, а эмоции каждый оставляет при себе.

В принципе, книга состоит из небольших фрагментов, на основе выдержки, с воспоминаний Марко Поло о своем путешествии у берегов древней Японии, с записок московского посла в Пекине Николая Сафария, с различных японских литературных источников и львиная доля приходится на «Записки капитана В. М. Головнина в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах». Информации в себе книга содержит обилие - и особенности национальной жизни японцев, в сфере их работы, семьи, досуга и образования, их моральных ценностей, их искусства, "древнем, как мир, и современном, как электроника", о неповторимой японской кулинарии, и даже немного о промышленности, экономике, политике и небольшие очерки Японии в военные годы. Изучать Японию невероятно интересно, ведь их мировоззрение такое необычное для европейского человека, и тем не менее, оно вызывает симпатию и даже уважение. Япония, страна, которая через века сохранила свое историческое наследие, которое с масштабной эволюцией технологий, сохраняет за собой неотъемлемое место в жизненном укладе каждого японца. До сих пор там люди измеряют помещение в татами, по вечерам женщины наряжаются в кимоно и делают себе высокие прически, в точности, которые раньше делали их прабабки, до сих пор вечером на каком-ни будь приеме можно увидеть гейшу.

Особенно восхитила способность японцев жить в гармонии с природой, ведь они связали с ней не только свои философские и религиозные взгляды, а и искусство и образ жизни. Японская архитектура призвана вписываться в окружающую среду (а не так, как принято в наших странах: вырубим лес - проведен магистраль!), становится ее составляющей формы, а материал, из которого будет выстроено здание, должен подчеркивать свою истинную сущность. Японские сады хоть и рукотворны, они также должны соблюдать первостепенный дух природы, "дерево в руках садовника должно расти так, как его вырастила бы сама природа". Только в Японии существует праздник Любования Сакурой и он считается выходным.

В общем, в книге великое множество интересных моментов из жизни японцев и описаний их великолепного колорита. Прочитать все это было невероятно интересно, но уверена, увидеть это своими глазами было бы еще интересней.

Всеволод Овчинников - Сакура и дуб
написала рецензию на книгу
Всеволод ОвчинниковСакура и дуб


28 ноября 2010 г., 22:21

"Ветка сакуры"... - вдумчивое толкование Японии человеком, пожившим в стране семь лет. Для японцев книга эта - зеркало, которое позволяет нам критически взглянуть на самих себя.
Газета "Тосе симбун".

Вот, по-моему, лучший комплимент, который я мог бы сделать этой книге: я часто забывал, что писал ее не англичанин.
Джеймс Олдридж, газета "Санди Таймс".

"Сакура и дуб" состоит из двух томов, которые практически всегда печатаются вместе, — уж очень похожи, хотя и рассказывают о двух совершенно разных странах. У меня и сейчас где-то далеко на книжных антресолях валяется старая подшитая роман-газета семидесятых годов, где в одном номере напечатана "Ветка сакуры", а во втором — "Корни дуба". Жутковатая эта роман-газета на вид, поэтому я взяла почитать одно из новых переизданий книжки, по словам предисловщиков — чем-то дополненное. Вполне логично, если учесть, что книжка-то довольно старая.

Первый раз я читала эту книжку еще в школе, правда, не из-за первой ее части про Японию, а из-за второй. Теперь же я добралась до нее уже из-за первой части. Издательство "Дрофа" очень меня удивило своей обложкой для книги — ну, ладно, японская дама с какого-то старого изображения, а где же про Англию? А, вон из-за спины дамы виднеется затененный британский флаг, словно эта несчастная дама предала родину. И совсем непонятно почему — анимешная девочка на заднем фоне. Нет, понятно, что аниме и Япония каким-то таинственным образом связаны между собой, вот только в книге про аниме не говорится ни слова. Да-да, вы не ослышались, в книге про Японию ни слова не говорится про аниме.

А про что же там говорится? Как ни странно, про всевозможные экзотизмы и реалии тут говорится достаточно редко, зато интересно и всегда к месту. По большей части автор рассказывает о японском характере, о японских профессиях и совсем чуть-чуть о традициях — правда, тоже в том контексте, в каком они влияют на японский характер. По сути, эта книга вовсе не про Японию, а про японцев. Обо всех же любопытных вещах вроде устройства котацу или хибати читатель узнает как-то походя, мельком. Очень подробно рассказывается про работу и бизнес в Японии. Даже, я бы сказала, занудно — впрочем, это весьма субъективно, потому что лично мне такие сведения неинтересны, а вдруг кому-то они очень нужны?

Дополнительный небольшой плюс: автор в конце (реже — в середине) каждой главы дает цитаты из других авторов (отечественных и зарубежных) на ту же тему. Иногда интересные, иногда не очень, но по ним очень просто понять, будешь ли ты искать книгу этого процитированного человека или нет. Я вот, например, еще больше хочу добраться сейчас до Ильи Эренбурга.

Вторая книга — "Корни дуба" построена примерно так же, как и первая. Рассказывается не столько об Англии, сколько об англичанах. О других частях Соединенного Королевства почти не упоминается, зато "любопытных фактов" вроде особенностей умывания, воспитания, обучения и прочих различий в быту гораздо больше.

Вообще, как мне показалось, обе книги направлены на построение образа эдакого усредненного жителя Японии и Англии без оглядки на национальные стереотипы, некоторые из которых автором отвергаются, а некоторые - принимаются.

Почитать — стоит. Даже, наверное, больше как развлекательно-познавательное чтение, чем что-либо еще. Забавно: в издании многоуважаемой "Дрофы" есть загадочная опечатка, в которой утверждается, что японцы очень любят "больные танцы".

Интересно, что бы написал Всеволод Овчинников об этих странах сейчас — тридцать с лишним лет спустя?

Всеволод Овчинников - Сакура и дуб. Ветка сакуры. Корни дуба


11 декабря 2013 г., 23:08

Прочесть эту книгу посоветовала моя преподавательница английского в институте. Мы, великовозрастные студенты, очень уважаем её и прислушиваемся к её советам, так что пройти мимо этой книги у меня шансов не было)

На самом деле, здесь два произведения: "Ветка сакуры" - про Японию и "Корни дуба" - про Англию. Всеволод Владимирович Овчинников по несколько лет провёл в обеих этих странах в качестве корреспондента советской газеты "Правда", так что в книге - отнюдь не поверхностные впечатления туриста. Он много рассказывает об истории и традициях, на которых зиждется вся современная действительность в этих странах, объясняет, чем вызваны те или иные особенности человеческих характеров, удивляет интересными фактами из нынешней жизни. Но больше всего восхищает то уважение, с которым ведётся рассказ. Автор не допускает никакой иронии, объясняя странные и непонятные нам вещи, и просит смотреть на всё с открытым сердцем, не подходя со своей меркой к совершенно иной культуре. Овчинников любит не только свою профессию - журналистику, но и эти чужие ему, казалось бы, страны и этих людей. Он пытается и нас заразить этой любовью, ну или хотя бы уж заинтересовать. Он не просто рассказчик, он - исследователь, которому любопытно докопаться до сути, но делает он это осторожно, если не сказать - трепетно.

Помимо истории, культуры и повседневной жизни обывателей в книге есть некоторое количество политической и экономической информации. Если экономика ещё так-сяк, то политика меня совершенно не волнует, так что политические страницы читались долго. Хотя во многих случаях политика неотделима от истории. В "Ветке сакуры" этого не так уж много, а вот "Корни дуба" сполна изобилуют ею.

Стоит отметить, что оба эти произведения увидели свет в 70х годах 20 века, то есть это не самый современный взгляд. Правда, в части про Японию есть позднейшие добавления, сделанные в 2000х годах. Тем не менее, это фундаментальный труд, если это выражение можно применить к популярной литературе, который будет интересен всякому, кого манят дальние страны и новые открытия.

Всеволод Овчинников - Ветка сакуры
написал(а) рецензию на книгу
Всеволод ОвчинниковВетка сакуры


2 марта 2010 г., 12:43

Книжка советского журналиста, прожившего долгое время в Японии, о японцах и их менталитете.

Первая половина текста очень интересная: он пишет об их привычках, поведении, типичных мыслях и реакциях - почему они вежливы и учтивы только со знакомыми, как они относятся к природе, почему они не могут сказать "нет", о боязни "потерять лицо", в каких домах они живут и чем является их быт, как организованы их города. Определяющая черта всего японского, по мнению автора, - это двойственность, разделение мира на внутренний и внешний, грубо говоря. Соответственно, во внутреннем мире - семье, своем доме, круге знакомых - японцы ведут себя разительно иначе, чем в мире внешнем, где они толкаются, мусорят и вообще как-то фигово себя ведут.
Короче говоря, эта часть текста являет собой зарисовки о культуре повседневности, написанные хорошим языком и поэтому легко и с большим интересом читающиеся.

Вторая половина текста очень "советская": повседневность заканчивается, начинаются проблемы трудового населения, ужасные капиталисты, дьявольские американцы и прочее идеологическое противостояние. Всё понятно, книга написана издана в 70-х годах, без этого никуда, но осилить это невозможно.
Всеволод Овчинников - Ветка сакуры
написала рецензию на книгу
Всеволод ОвчинниковВетка сакуры


3 января 2013 г., 02:30

Наш этикет начинается с изучения того, как предлагать человеку веер, и заканчивается правильными жестами для совершения самоубийства. (с)


А новый год у меня начался, что удивительно, не с художественной литературы, а с книги советского журналиста Всеволода Овчинникова, который описал в своей книге "Ветка Сакуры" быт Японии, вкусы японцев, их нравы, их мораль.

Я, честно признаюсь, сама бы взялась за эту книгу очень бы не скоро: с одной стороны я люблю читать про Японию, её народ, традиции, но с другой стороны, я всегда предпочитаю художественную литературу публицистике.

Сперва все пошло очень бодренько, я, читавшая прежде различные статьи про Японию, забрала себе в копилку с десяток интересных фактов. Некоторые цитаты хотела бы привести здесь:

Назначение адзи-но-мото – усиливать присущие продуктам вкусовые особенности. Если, скажем, бросить щепотку этого белого порошка в куриный бульон, он будет казаться более наваристым, то есть более «куриным». Морковь подобным же образом будет казаться более «морковистой», фасоль – более «фасолистой», а квашеная редька станет еще более ядреной.


Для меня это все ощущается описанием какого-то волшебного порошочка, мне сложно представить такое замечательное свойство приправки в реальной жизни, но очень бы хотелось попробовать, ага.

У японских живописцев есть крылатое выражение: «Пустые места на свитке исполнены большего смысла, нежели то, что начертала на нем кисть». У актеров издавна существует заповедь: «Если хочешь выразить свои чувства полностью, раскрой себя на восемь десятых».


Японский минимализм, восхищающий меня до глубины души. С моей-то фантазией, только и нужно, что давать толчок к размышлениям, а не все готовое и на ложечке.

Японский школьник вряд ли ответит, кто из его сверстников первый ученик и кто, наоборот, тянет класс назад. Если педагог хвалит или журит кого-то, он всегда исходит из способностей и прилежания данного ребенка, сравнивая его нынешнюю успеваемость с его же прежней и старательно избегая противопоставления одних учеников другим.


В школьной системе Японии есть многое, что мне, привыкшей к европейскому образованию, сложно принять и понять, но этот пункт я бы боготворила. Сколько детей страдают из-за учительской субъективности, а как бы шикарно было, если бы Идеальный Учитель существовал. Меня всю мою жизнь бьет по больному это самое сравнение с кем-то, а ведь так просто поменять методу - закончить сравнивать с другими.

Нежелание «потерять лицо» подчас мешает японскому врачу отказаться от ошибочного диагноза. По той же причине преподаватели не любят, когда ученики обращаются к ним с вопросами.


Не уверена, конечно, что все из книги соответствует действительности и сейчас, но если эта цитата не пустой факт, а реальная повсеместность, я поражена в негативном смысле этого слова.

Вторая часть книги читалась тяжко и, я заметила, не только мне вторая часть показалась нудноватой. Если в первой части все было коротко, но с изящными примерами, то вторую часть можно сравнить с длинными и нудными статьями по теме. Не хочу кривить душой, скажу, что поставила б и три балла за вторую часть, не позволившую мне дочитать книгу и в три дня, но очень уж тематика по мне.

Так кто же такие японцы?

Японцы – загадка нашего века, это самый непостижимый, самый парадоксальный из народов. Вместе с их внешним окружением они столь живописны, театральны и артистичны, что временами кажутся нацией позеров; весь их мир – как бы сцена, на которой они играют. Легкомысленный, поверхностный, фантастичный народ, думающий лишь о том, чтобы понравиться, произвести эффект. Здесь невозможны обобщения, ибо они столь различны и противоречивы, столь непохожи на все другие азиатские народы, что всякие аналогии отпадают. Это натуры самые чуткие, живые, артистичные и в то же время самые невозмутимые, тупые, примитивные; самые рассудочные, глубокие, совестливые и самые непрактичные, поверхностные, безразличные; самые сдержанные, молчаливые, чопорные и самые эксцентричные, болтливые, игривые. В то время как история объявляет их агрессивными, жестокими, мстительными, опыт показывает их покладистыми, добрыми, мягкими. В те самые времена, когда складывалась изысканная утонченность чайного обряда, проявляли ни с чем не сравнимую жестокость. Те самые люди, которые провели половину жизни в отрешенном созерцании, в сочинении стихов и в наслаждении искусством, посвятили другую половину разрубанию своих врагов на куски и любованию обрядом харакири.
Всеволод Овчинников - Сакура и дуб
написал рецензию на книгу
Всеволод ОвчинниковСакура и дуб


13 апреля 2011 г., 21:56

      С удовольствием перечитал книгу Овчинникова – журналиста-путешественника о двух островных культурах. Выписал приличное количество замечательных цитат, которые будет приятно перечитать через некоторое время. Приводить в рецензии цитаты из книги не буду (кому интересно – прочитает в разделе цитат), они все интересны и заняли бы слишком много места. Приведу только основную мысль книги:



      Нельзя мерить чужую жизнь на свой аршин, нельзя опираться лишь на привычную систему ценностей и критериев, ибо они отнюдь не универсальны, как и грамматические нормы нашего родного языка. Прежде чем судить о зарубежной действительности, надо постараться понять, почему люди в других странах порой ведут себя иначе, чем мы…


      Автор проработал журналистом семь лет в Японии и пять - в Англии. Поэтому в книге он постарался коснуться всех сторон жизни этих стран, глубоко анализируя национальный характер и внутренний мир, идеалы искусства, гармонии и красоты, устройство дома, быта, политическое устройство и др.
      От «Ветвей сакуры» я в полном восторге, каждая глава безукоризненно интересна. В «Корнях дуба» главы, в которых описывается политическое устройство Англии, на мой вкус, значительно уступают описанию нравов, образа жизни и т.п. простых англичан.
      (На «прояпонских» форумах встречал мнение россиян, живущих в Японии, что написанное Овчинниковым о Японии устарело и не соответствует современной действительности, о том, что он ни словом не обмолвился об анимэ и других «фишках» современной Японии. Ну что ж, можно и Дюма с Верном упрекнуть, что они, описывая Францию, ни словом не обмолвились об Эйфелевой башне. Читая «Сакуру и дуб», нужно делать скидку на то, что первая часть написана сорок лет назад, вторая – тридцать. Поэтому воспринимайте книгу как исторический экскурс в культуру Японии и Англии. О современности есть другие книги.)
      Вот что хотелось бы отметить. В книге автор частенько сравнивает японские привычки, характер, нравы с китайскими, а англичан сравнивает с французами, противопоставляя островную культуру материковой. Иногда Япония или Англия противопоставляются в книге Америке. А мне все-таки постоянно хотелось примерить ситуацию на себя (на свой аршин - вопреки завету автора), сравнить эти культуры с родной (русской, российской, моей). Я пытался определить свою координату на оси Япония-Китай, или Англия-Франция, или Япония-Англия. Любопытно, но в большинстве случаев наш характер, понятие чести, чувство причастности, смысл жизни, как мне кажется, ближе к японским, чем к китайским, ближе к английским, чем к французским. Ни в коем случае наше поведение не похоже на американское. На японцев мы похожи больше, чем на англичан. (Ну, по крайней мере, в ситуациях сравнения, встречающихся в книге.)
      К чему бы это? Если на основные черты национального характера накладывает отпечаток территориальная изолированность страны, то почему многие черты островитян я нахожу и у нас. Что за остров такой – Россия?

Всеволод Овчинников - Ветка сакуры
написала рецензию на книгу
Всеволод ОвчинниковВетка сакуры


22 мая 2014 г., 00:13

На Западе люди либо говорят вам правду, любо лгут. Японцы же почти никогда не лгут, однако им никогда не придет в голову говорить вам правду.

Трудно сказать, в который раз я уже перечитываю эту книгу. Уже много лет "Ветка сакуры" для меня настольное произведение. В прямом смысле слова. Всегда под рукой. Полюбила я ее в пору расцвета интереса к Японии. Только только начинала осваивать японский язык и меня нестерпимо тянуло к проникновению в японскую культуру и в японский менталитет.
Япония глазами европейца это зрелище всегда по-своему захватывающее и интересное. Помню, что после приезда в Японию постоянно ловила себя на мысли "а он знал, о чем писал". Несмотря на то, что за последние десятилетия многое изменилось в стране восходящего солнца, книга Овчинникова до сих пор остается буквально пропитанной настоящим японским духом.

Всеволод Овчинников - Корни дуба
написал рецензию на книгу
Всеволод ОвчинниковКорни дуба


4 сентября 2013 г., 18:48

Почти через 30 лет после прочтения книги, которая в те годы (да и сегодня, несмотря ни на какие уступки - вынужденные или нет - тех лет) вызвала просто фурор, я встретился с однокурсником наследника престола Соединенного королевства принца Чарльза и задал ему тот же вопрос о смесителях и пробках. Как всегда в жизни - всё прозаично в объяснении причин того или иного устройства, тем более, касающихся быта людей.
Так вот, книга вызвала необычайный резонанс (сначала была опубликована в каком-то толстом журнале). И это можно понять и объяснить: Овчинников настолько талантливо сломал существовавшие в международной журналистике штампы в описаниях "их мира", "их нравов", что на самом деле перед читателем предстает живой народ, нация мастерской мира. Кстати, настоятельно рекомендую для англофилов, тех из них, кто ещё не прочел, "Кротовые норы" Фаулза. Там откровений об англичанах не меньше, чем для советского человека в "Корнях".
Авторский приём - через "мелочи" к сути - сработал на 100. Потому как в массовой литературе на тему "их нравы" было совсем по-другому - скучно и неинтересно, запредельно предсказуемо лексически, фразеологически, идеологически. Здесь же была жизнь. Так же, как в "Сакуре". Интересны сопоставления: англичане и японцы - нации островные. Отражается ли это как-то на национальном характере. В Англии и Японии - правостороннее движение. Совпадение? Закономерность?
Что касается классовости в советской идеологии и литературе. Не буду тратить ни своего, ни времени других на всякие там "разоблачения" или приколы. На самом деле именно Англия "виновата" в возникновении марксизма, именно там Маркс увидел просто чудовищные язвы мира капитала (не оправдываю Маркса, он в этом не нуждается, но отнюдь не он придумал, а старина Диккенс описал каторгу работных домов). Это - как пример. В одной из рецензий на книгу есть цитирование авторской трактовки свободы, равенства в возможностях английского общества. Сегодня, возможно, это не вызывает каких-то особых мыслей, но тогда подобное - на грани фола.
Талантливый автор, тонкий и умный наблюдатель. Интереснейшая книга, настоятельно рекомендую к прочтению.

Всеволод Овчинников - Ветка сакуры
написал рецензию на книгу
Всеволод ОвчинниковВетка сакуры


8 июля 2013 г., 21:15

Читал книгу с большим интересом. В то время, когда она была опубликована в первый раз, мы знали о Японии не так уж и много. Овчинников раскрыл многие стороны жизни, нравов и обычаев японцев, о которых мало было известно в Советском Союзе. Думаю, книга представит интерес и для современного читателя.

Всеволод Овчинников - Корни дуба
написала рецензию на книгу
Всеволод ОвчинниковКорни дуба


26 августа 2011 г., 11:11

Нельзя мерить чужую жизнь на свой аршин, нельзя опираться лишь на привычную систему ценностей и критериев, ибо они отнюдь не универсальны, как и грамматические нормы нашего родного языка. Прежде чем судить о зарубежной действительности, надо постараться понять, почему люди в других странах порой ведут себя иначе, чем мы…

Интересная книга, раскрывающая особенности жизни, специфику характера и тонкости традиций жителей Туманного Альбиона. Овчинников написал обо всем: начиная от устройства умывальника, заканчивая политическим устройством в стране. Путь книга была написана в Советские времена, это не делает ее менее увлекательной, да и характер, традиции англичан вряд ли поменялись с тех пор кардинальным образом.
Кроме того, это пример талантливой публицистики, которая будет интересна самому массовому читателю: и туристам, которые смогут лучше понять эти страны и обратить внимание на многие вещи, которые могли бы ускользнуть и тем, кто никогда не побывает в Англии.
Жалею, что не читала эту книгу, находясь в Лондоне, чтобы читать, наблюдать, сравнивать, чувствовать, понимать.

Все рецензии читателей...