Купить бумажную книгу

Labirint.ru 166 руб.
Ozon.ru от 159 руб.
Read.ru от 148 руб.
Eksmo.ru от 147 руб.

Скачать электронную книгу

ЛитРес 69 руб.

Описание

Что остается у людей, захлебывающихся в огненном водовороте войны? Что остается у людей, у которых отняли надежду, любовь — и, по сути, даже саму жизнь?
Что остается у людей, у которых не осталось просто НИЧЕГО? Всего-то — ИСКРА ЖИЗНИ. Слабая,но — негасимая. Искра жизни, что дает людям силу улыбаться на пороге смерти. Искра света — в кромешной тьме...

Содержание

Дополнительная информация об издании

История

Поделиться:

Лучшая рецензия

24 сентября 2012 г., 10:21

В концлагере Меллерн не было газовых камер, что являлось предметом особой гордости коменданта. Он с радостью подчеркивал, что в Меллерне люди умирают естественной смертью.

Германия, концлагерь, конец войны.. горы трупов, пытки, голод.. дружба, искра жизни, надежда. Великолепная книга. Книги о концлагерях всегда до боли обжигают душу, пронзаются в сознание. Мы никогда, никогда не должны забывать это.

Пятьсот девятый, Бергер, Бухер, Лебенталь, Агасфер и Левинский, Вернер.. Они не сломаются, они никогда не сломаются. Ведь они надеются, верят. Они не слабые (если только физически), они сильнее многих, и если хоть кто-то из них начнет терять веру, другой поможет ему. Они как семья. Они - братья. Они не бросят друг друга. Почти все они - обитатели 22 барака Малого лагеря, сброшенные со счетов эсэсовцами, но никак не расстающиеся с жизнью. Они столько пережили, что просто не могут позволить себе не узнать, что там будет дальше. Что будет после ада.
Для меня они стали родными. Героями. Людьми, которыми можно восхищаться. Они никогда не пересеклись бы в жизни (хотя двое из них знали друг друга и раньше), они все разные. Но они приспособились, переучились, они подстроились и они живут вместе. Каждый делает что умеет и помогает другому чем может. Они научились добывать еду, нашли слабые места у охранников. Просто они верят. А читатели верят, что они спасутся. Они не переступили через себя, они остались людьми. И это дает им силы жить.
Да, все они по-разному мечтают о будущем. Не мечтают. Верят, что отомстят. А кто-то верит, что месть - это замкнутый круг. У них разные взгляды на жизнь, но они сходятся в одном - Они хотят жить. Ведь пока в них теплится Искра жизни...

Ещё 113 рецензий
27 октября 2014 г., 12:23


"...лень души, страх… паралич совести — вот наше несчастье… "

Я отключила все мысли. И чувства.  Чувства в первую очередь. Не думать.  Не брать в голову.  Просто читать. 
Но нельзя читать эту книгу, не волнуясь и не переживая.  И её нельзя не читать.  Кто-то должен это знать. Кто- то должен это помнить. И этот "кто-то"- мы.  
Концентрационный лагерь Меллерн (читай Бухенвальд). Где-то там, внизу, пылает город. Война добралась и до мирных немецких жителей, теперь они тоже знают, что такое смерть, бомбёжка, разруха, потери близких.  Правда о голоде они не знают ничего.  Может они и несчастны, но сыты. А здесь, в аду на земле, несколько тысяч скелетов живут надеждой и мыслями о кусочке хлеба. Они давно уже забыли, что такое нормально спать, есть, ходить в туалет,- в общем всё, что в обычной жизни казалось естественным, здесь стало пределом мечтаний. 
Почему так случилось? Почему одни люди сочли себя богами и вершили судьбы других одним росчерком пера, одним движением руки. Почему, чтобы им жилось хорошо, миллионы должны были страдать?

В лагере Меллерн есть ещё один лагерь- Малый. Сюда попадают те, кому жить осталось считанные дни, кто уже  не может работать, двигаться и иногда даже мыслить. Они "мусульмане", даже не третий сорт, не брак, их просто уж  нет, хотя они ещё живы. А среди них- небольшие искорки, горстка ветеранов, которые всеми силами поддерживают друг друга, потому что вызволение уже близко, потому что годы, проведённые здесь не позволяют им умирать безропотно, потому что смерть ушедших товарищей не должна быть бессмысленной, потому что они, не смотря ни на что,- люди, хоть с них годами пытались сделать бессловесный скот.  
509 (он давно уже не упоминает своего имени), Бергер, Бухер, Лебенталь, Агасфер, 11-летний поляк Карел, - делают всё, что в их силах, чтобы дожить до светлого дня. Чтобы не сломаться, они поддерживают друг друга, как могут: скудной пищей, драными одеждами умерших и просто словами надежды.  Они "сотрудничают" из сопротивлением из большого лагеря, прячут оружие, людей. Они  понемножку складывают костёр, который, придёт время, вспыхнет так, что тысячу искр осветят эту окровавленную землю и зажгут свет в глазах  несчастных скелетов, которые вновь станут людьми.  
Ремарк, как всегда, проникает в самое сердце. Ранит словами, обжигает образами 
Его немецкие офицеры, эсесовцы, да и вообще все те, кто издевался над заключёнными,- это не просто изнанка человеческой души, это её ад, её чернейшие стороны, о которых многие и не подозревали, пока не почувствовали власть. И даже понимая, когда иногда приходило прозрение, что зарвались, некоторые всё же находили объяснения своим чудовищным поступкам, как, например комендант лагеря, оберштурмбаннфюрер СС Бруно Нойбауер. Кажется, что он живёт в своём придуманном мире, где пьют французское шампанское, разводят примулы и тюльпаны, кормят кроликов и радуются каждому дню. То, что у вверенном ему лагере тысячами умирают пленные, это какое-то недоразумение, ведь он хороший начальник, и всего лишь исполняет приказы. Даже в критической ситуации он ещё надеется на то, что его поймут и простят. 

За все эти годы, когда любая критика была исключена, он привык считать фактом то, во что ему самому хотелось верить. Поэтому он и сейчас ожидал от заключенных, что они видят в нем того, кем он сам хотел казаться — человека, который по мере сил заботится о них, несмотря на трудные условия. О том, что это люди, он давно уже забыл.


Хочется несколько слов сказать о сопротивлении. Да только где найти такие слова, которые передали бы всю степень восхищения  людьми, которые даже в тех нечеловеческих условиях находили в себе силы и мужество бороться и поднимать других. Левинский , Вебер, - они сплотили вокруг себя массы, благодаря им многие заключённые дожили до освобождения. 
Но вот здесь чувствуется, что Ремарк не очень жалует  коммунистов. Он их почти сравнивает с нацистами, с людьми, которые за идею готовы на всё. Как показало время, не так уж и не прав оказался писатель. 

Такая страшная, очень тяжелая книга заканчивается на позитивной ноте. Конечно, не все дождались светлого часа, многие погибли в ту роковую для всех ночь. Но тех, кому посчастливилось выжить, ждёт будущее. Неважно какое, они об этом не думали, и, конечно же будет тяжело, но они свободны, они теперь люди не просто для себя, а для всех. И они не герои. Их не надо чествовать. Давайте просто помнить.  

Ф/М 2013
18/25

Книга в подборках

У многих их нас после прочтения интересной книги возникает желание почитать что-нибудь подобное.
Идея этой подборки заключается в том, чтоб советовать книги, похожие по жанру, стилю, атмосферности, сюжету.

Условия добавления книг в подборку:
1. Прочитали книгу и хотите почитать что-нибудь подобное?
2. Выкладываем ее в эту подборку
3. Читатели Livelib в комментариях порекомендуют книги, которые, по их мнению, смогут вас заинтересовать
4. Советуем те книги, которые вы уже прочитали

По оформлению комментария.
Желательно, чтоб он выглядел так:
Ссылка на книгу на лайвлибе (или на другой источник, если ее тут нет) Автор и название в кавычках, потом свой комментарий и ссылка на свой профиль (если есть желание оставлять каменты и ник =))
Пример:
Рэй Брэдбери "Вино из одуванчиков" - по атмосфере мне показались похожи RinaOva
____________________________________________________________________

Заходите в мою новую подборку Советуем похожие фильмы

Предлагаю сделать подборку книг с запоминающимся началом. От каждого в подборку - до 3-х книг. Одна книга - из таких, которые узнаются по первому предложению, даже если вы эту книгу не читали. Например:

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских.


Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина.


Вторая - пусть не такая известная, как первая, но в которую вы влюбились с первого предложения. Третья - бонусная, для тех, у кого самых-самых наберётся больше:)
В комментариях к книге прошу цитировать ту самую первую фразу.

P.S. За идею спасибо Clickosoftsky

Как выяснилось, идея с ограничением количества добавляемых книг от одного человека была ошибочной.
Все ограничения снимаются!

Не нашла такую подборку, хотелось бы добавить. Уж очень нравится серия, буду благодарна за помощь))

Не нашла такую подборку, хотелось бы добавить. Уж очень нравится серия, буду благодарна за помощь))

Ещё 32 подборки

Рецензии читателей

20 октября 2013 г., 22:17

Для меня, как автомата, поглощающего чернуху достаточно спокойно и без того, чтобы во время чтения получить серьезные моральные травмы ну или хотя бы неотступные мысли об ужасах узнанного (хотя и такое бывало), было главным правильно отнестись к этому роману. Мне с самого начала было известно, что речь здесь не идет о мемуарах и разоблачениях, что автор никогда не был в концентрационном лагере, но что он использовал официальные отчеты и свидетельства. Так что я все-таки ожидала сборник зверств, может быть и похлеще автобиографических произведений. Со стороны оно получается многим живее и осмысленней, это естественно.

Но все получилось совсем не так, а даже и лучше. Плюсом романа стало как раз то, что он является чисто художественным произведением. Упор в нем сделан не на систему лагеря, не на описание зверств, не на вопиющие жестокость и несправедливость – в общем, ни на что из того, что и так всем известно. Никаких из ряда вон выходящих мерзостей, никаких красочных описаний, короче говоря, ни одной попытки шокировать читателя или выжать из него слезы. Это не значит, что во время чтения не испытываешь сильных чувств – совсем нет, даже наоборот, но они возникают сами собой, по мере восприятия общей картины, а не посредством нарочито расписанных ужасов. Это огромный плюс. Ну да кто поспорит с писательским мастерством Ремарка.

Так вот. Соль в том, что это роман о людях. Не о том, как они страдали, а о том, как они умудрялись выжить в этом страдании. Как пускали все силы на то, чтобы не быть сломленными. После многих лет, проведенных в лагере, уже и смерть далеко не так страшна, как опасность потерять самого себя и превратиться в опустошенную оболочку, неспособную не то что на сопротивление, а на хоть какие-то мысли и чувства, кроме потребности поесть и поспать. Далеко не всем удалось сохранить себя, далеко не все сумели продержаться до конца и пережить его. Но кто-то все-таки смог – не без мучительных трудов, но смог. Можно сколько угодно выбивать жизнь из человека, но даже после многих лет ада внутри него все-таки тлеет искра жизни. И если на нее повеет ничтожным ветерком надежды, она загорится чуть ярче. Но и тогда не так просто уберечь ее от угасания. Наоборот, сложнее, ведь так страшно потерять эту всполохнувшую искорку, что куда лучшим кажется умереть.

Также следует отдать Ремарку должное за описание нацистов. Не кажется приемлемым такое слово, но это здорово, в основном что касается коменданта. Просто потрясающе вырисовался этот человек – старавшийся быть во всем примерным, наивно убеждающий себя в том, что все делает правильно, похоронивший в глубине души все страхи и все то, о чем не хотелось думать. Уже не раз встречались мне на страницах книг такие люди, но все как-то мельком, а тут удалось подробно изучить душу подобного субъекта. Благодаря этому и отличное разделение проявилось: люди, благими убеждениями затолкавшие совесть куда подальше, и безмозглые трусы, которые, опьяненные возможностью безнаказанно убивать, превратились в ненасытных палачей. Ну а все вместе – встречайте, нацисты.

Вывод, в общем, очевиден: хороший роман. Мастерски написанный, сильный и трогательный.

8 января 2012 г., 16:27

Концлагерь Меллерн, март 1945 года. Действие разворачивается в Малом лагере. Официально его называли щадящем отделением, потому что туда попадали люди, которые не могли больше работать. Однако лишь единицы могли продержаться в "щадящем" режиме более одной - двух недель. Они попадали туда что бы умереть естественной смертью. Ведь отсутствие в концлагере Меллерн газовых камер являлось отдельным предметом гордости коменданта. Повествование ведется о немногочисленной группе людей, обитающей в двадцать втором бараке, которые упорно не желают умирать.

Где то далеко уже проходят победные марши, война близится к завершению. А что происходит с людьми, которые пробыли в концлагерях не один год? С теми кто отказался от надежды, что бы не потерять рассудок. Они уже не ждут спасения. И однажды, прорываясь сквозь вечность и отчаяние, подул ветер перемен. Что он принес узникам? Надежду рука об руку с осознанным страхом смерти, жажду жизни и жажду мести, а еще мечты о столь неясном будущем. Как дожить до освобождения? Ведь не смотря на эхо победы, они все еще рабы, нелюди, мишени под прицелом. И в любой момент их жизни могут оборваться. Но ветер дует для всех, что он принесет свободным людям маленького городка расположенного недалеко от концлагеря? Пересказывать больше не имеет смысла, нужно читать. Читать и не жалеть себя. Ради тех людей которые прошли через этот Ад. Мне кажется, читая такие книги, мы можем неким образом выказать уважение всем тем кто столкнулся лицом к лицу с войной.

Маршируя по улицам, заключенные уже не чувствовали себя только пленными. Каким то странным образом они, не воюя, одержали победу, и годы плена казались им уже не годами безоружного поражения, а годами борьбы. Главное, что они остались в живых


Прочитайте об их победе и цене, которую они за нее заплатили. Запредельная сила духа и тела этих людей и их жажда жизни, вызывает восхищение. Но Ремарк не даст вам надежды на безоблачное будущие даже в финале, потому что его не было.

8 апреля 2013 г., 11:18
Внешне все лагеря на территории Германии в военные годы производили
вполне гуманное впечатление. В основном в них умерщвляли людей газом, забивали
насмерть и расстреливали или заставляли работать до изнеможения, до голодной смерти.
— Э. М. Р., «Искра жизни»


На тему этой книги можно сказать (да и было уже неоднократно сказано) множество ненужных фраз.
Длинных, сложных предложений, в которых обильно рассыпаны слова «ужас», «боль» и «страх»; предложений замысловатых и пугающих, создающих с разной степенью правдоподобия совершенно ложную иллюзию того, будто пишущий понимает, о чем говорит.
Но это неправда: даже прочтение этой книги от корки до корки не дает вам больше, чем какой-то сотой доли понимания, одной крошечной толики впечатления, адекватного тогдашней реальности, а попытки облачить это понимание в слова урезают его еще вдесятеро.

Поэтому я не буду даже пытаться сказать многое о смысловом содержании романа и его сущностном наполнении. Если максимально кратко, то его дух можно передать идиоматическим выражением «пиррова победа». С огромным, чудовищным, колоссальным весом слова «пиррова» — но все-таки решающим акцентом на слове «победа».
Это все, что я могу позволить себе сказать о сути самой книги, далее же — лишь очень отвлеченные и опосредованные соображения. Уж извините.

Первое: ...

11 сентября 2011 г., 00:19

Флешмоб-2011, 29/31, рекомендация Julianna

Нет. Мы не вправе этого забывать. Однако мы не должны делать из этого культ. Иначе мы навсегда останемся в тени этих проклятых сторожевых башен. (с) Бергер



Лагеря Меллерн, об узниках и охранниках которого пишет Ремарк в этой книге, никогда не существовало. Но название лагеря, описания которого послужили основой для романа, знакомо всем. Бухенвальд.

Тяжелая, но правдивая книга. Сколько бы не спорили о ее достоверности (а особенно относительно того, принизил или все таки нет Ремарк роль советских войск в победе над Германией), "Искре жизни" не занимать пронзительности.

Весна 45-го года. Где-то вдали, за линией горизонта уже полыхают зарницы и вдалеке едва слышно рокочут артиллерийские залпы. А люди в лагере продолжают умирать. Каждый день - сотни человек. Просто от голода, в лагере не пользуются газовыми камерами. Но люди все равно не сдаются. Даже вынужденные передвигаться на четвереньках или по стенам, окончательно ослабевшие от голода, они борются. Молча прячут тех, кого должны казнить. Темными ночами добывают кусок хлеба себе или своей женщине. Идут на саботаж. Но только когда войска освободителей приблизятся к лагерю почти вплотную, узники осмелятся мечтать о том, как будут жить по ту сторону проволоки.

А по другую сторону баррикад – немцы, убежденные в том, что действовали по приказу. Они не чувствуют за собой ни личной, ни человеческой вины. Они считают убийство такой же работой, как, например, продажа недвижимости или торговля мясом.

Ремарк пишет восхитительно. Мне встречалось крайне мало авторов, которые настолько реалистично, настолько не сопливо и не попсово описывают такие страшные события, которые знакомят с персонажами настолько яркими и живыми, что книгу можно было бы написать о каждом из них...О скелете №509, об оберштурмбаннфюрере СС Бруно Нойбауере, Бергере, Бухере, Рут, Лебентале, Агасфере и его овчарке, Левинском, 11-летнем поляке Кареле...

Правдивая и честная книга об ужасах войны.

29 апреля 2013 г., 11:22

Первый мой Ремарк. Ну, здравствуй, Эрих Мария!

И - второй образец лагерной прозы, первым был недавно прочитанный "Один день Ивана Денисовича" Солженицына, так что невольное сравнение одного с другим просто неизбежно.

Короткий "Один день..." (страниц мало, а читала будто тысячу) и "Искра жизни" - это один мир с двумя выходами. У Солженицына, конечно, есть перспектива, но она ограничена куском рыбёшки в супе, обломком ножовки, найдённой на стройке; перспектива сиюминутная - очень важная, разумеется - но она никогда не выйдет за пределы лагеря.

У Ремарка же надежда такая неистовая и сокрушающая: пленникам вдруг есть к чему стремиться, они снова постепенно становятся людьми, и это такой восхитительный процесс возрождения, что роман не оставляет гнетущего чувства отчаяния.

Значит, будем жрать надежду, если нет ничего другого, - сказал Пятьсот девятый. - Будем жрать все остатки надежды, которые только сможем наскрести.


Единственное, что мне не понравилось у Ремарка - манера героев думать. Они думают странными, связными монологами, будто выступают на сцене, это чудовищно неестественно и почему-то наблюдается и у заключённого, и у начальника лагеря. Я надеюсь, что этот недостаток встречается только в этом романе, а в других всё в порядке. Но, в любом случае, знакомство признано успешным и Ремарка буду читать ещё.

27 июля 2014 г., 15:32

От этой книги болит сердце, натягиваются все нервы. Кажется, что страница за страницей Ремарк срезает сантиметр за сантиметром твою кожу. Страшная, безжалостная, жуткая, беспощадная и неотвратимая и сверхчеловеческая проза жизни в которой царит сплошная смерть.

"Слишком много смерти пролегло между прежде и теперь."

После таких книг не знаешь, как жить. Как договориться со своей совестью? Как убедить себя, что ты, коткретно ты не виноват в том, что случилось? Что ты не имел возможности это предотвратить.
Я знаю только один выход - просто молиться о всех сожженных в аду тех крематориев.
И помнить, чтобы ложь не получила вновь победу в сердцах и душах современных "добропорядочных граждан", безоговорочно верящих в следующее:

"Приказ есть приказ, для нашей совести этого вполне достаточно."

картинка Virna
Від цієї книги болить серце, натягуються всі нерви. Здається, що сторінка за сторінкою Ремарк зрізає сантиметр за сантиметром твою шкіру. Страшна, безжалісна, жутка, безпощадна і невідворотня та надлюдська проза життя в якому панує суцільна смерть.

"Слишком много смерти пролегло между прежде и теперь."

Після таких книг не знаєш, як жити. Як договоритись із своєю совістю? Як переконати себе, що ти, коткретно ти не винен в тому, що сталось? Що ти не мав можливості цьому зарадити.
Я знаю лиш один вихід - просто молитись за всіх спалених у пеклі тих крематоріїв та інших пеклах. І памятати, щоб брехня не отримала знов перемогу в серцях і душах сучасних "добропорядний громадян", що беззастережно вірять в таке:

"Приказ есть приказ, для нашей совести этого вполне достаточно."
22 июня 2011 г., 17:07

- Нам надо будет снова встретиться. После всего, что было здесь.
- Когда-нибудь.
- Нет.
Бухер поднял глаза.
- Нет, - повторил Бергер. - Мы не вправе это забывать. Однако мы не должны делать из этого культ. Иначе мы всегда останемся в тени этих проклятых башен.



Как хорошо, что этот роман попался мне в руки не первым у Ремарка. И как хорошо, что он мне все-таки попался. В нем - целый мир, замкнутый до размеров концлагеря, тем более сконцентрированный, благодаря "герметичности" обстановки. И сами заключенные ощущают это. Для них нет ничего за пределами концлагеря "Меллерн". Среди них - евреи, коммунисты, социал-демократы, прочие политические преступники, и также уголовники. Последним легче, как всегда было легче и в советских исправительно-трудовых лагерях. Ведь уголовники - не враги народа, не враги государства. Их не подвергают таким преследованиям, не пытают, не уничтожают. А вот все прочие... Кто из них выживет? Многие уже превратились в "мусульман", покорных, растоптанных, не думающих ни о чем. А та крошечная часть "ветеранов", которые находятся в лагере много лет, нет это уже не просто люди, каждый из них представляется образцом мужества и стойкости, Сверхчеловеком. Они противостоят голоду, грязи, пыткам, избиениям. А главное - унижению. С ними делали то, что никто не имеет права делать с человеческими существами. И главное - за что? Кто кому дал эти права? И почему одна группа людей позволяла себе так поступать с другими?

У узников на это нет ответа, да они его и не ищут. Иначе бы они сошли с ума. Они стараются лишь остаться людьми хотя бы на том уровне, что им еще доступен - поддерживать друг друга, делиться едой, прятать тех, кому грозит смерть... На большее у узников Малого лагеря уже просто нет физических сил, но морально они все-таки не сломлены. Пятьсот девятый, один из героев романа как раз пример такой жизнестойкости. Физически он угасает - но зато живет напряженной силой духа, и конце концов именно он в прямом смысле спасает заключенных Малого лагеря.

Интересно, что коммунисты показаны Ремарком практически "наследниками" нацистов. Такая же тоталитарная власть, которая, вырвавшись из концлагеря, тот час же откроет свой и посадит туда всех, кто не с ними. Или вообще поставит к стенке. И несмотря на мужество коммунистов - Левинского и Вернера, мы понимаем, что они по сути ничем не отличались бы от палачей-нацистов, если бы были на их месте.

Как это не банально, но в конце романа трудно удержаться от слез. И смерть Пятьсот девятого, и освобождение заключенных, до которого он не дожил всего несколько часов, и такой грустно-светлый конец: Рут и Бухер, рука об руку уходящие из ненавистного места. Им придется учиться жить заново. Освободиться от того кошмара, в котором они провели несколько лет. Но в тоже время они не имеют права все забыть.

"Наверное, именно так все должно начинаться, - подумал Бухер. - С самого начала. Не с озлобления, воспоминаний и ненависти. С самого простого. С ощущения жизни. Не с того, что ты все же жив, как в лагере. Просто, что продолжаешь жить"...
- Как-то странно вдруг оказаться наедине, Рут.
- Да. Словно из всех людей мы остались последними.
- Не последними. А первыми.

17 апреля 2015 г., 07:29
Скелет номер 509 медленно приподнял голову и открыл глаза.

Так начинается эта книга. И продолжение не менее страшно, чем ее начало. У меня книга вызвала массу эмоций, а на устах одно: "страшная книга".
Фашистский концлагерь, обычный, не лагерь смерти, где уничтожение поставлено на поток. Комендант даже считал его очень гуманным.

Газовых камер в Меллерне не было. Комендант этим обстоятельством особенно гордился. Он с удовольствием повторял — у них, в Меллерне, умирают только естественной смертью.

Вдобавок конец войны сделала его еще более мягким.

К тому же за десять лет существования отлаженный механизм концлагеря Меллерн все-таки подустал и разболтался, — ведь даже новоиспеченному, идеологически выдержанному и фанатично преданному идеалам эсэсовцу со временем прискучивает истязать скелеты. Они недолго выдерживают, да и реагируют как-то вяло.


Однако в целом за годы войны немецкие концлагеря стали, пожалуй, даже гуманными. Теперь людей здесь почти не мучили — всего лишь травили в газовых камерах, забивали насмерть, расстреливали или измочаливали на тяжких работах, а потом морили голодом. А если иной раз и сжигали кого в крематории заживо, так это не по злому умыслу, а скорее, по недосмотру, от переработки, а еще потому, что иные из этих скелетов очень уж не любят двигаться

Всего лишь... Вот это всего лишь и показано в книге. Даже не все, лишь очень маленькая толика этого "всего лишь". И это местами просто невозможно читать, настолько это страшно. Как может человек превратиться в такой скот, что начинает такое вытворять над другими людьми. И эта книга, написанная совсем не советским автором, даже не любящим коммунистов (в книге об этом ясно сказано, наверное, поэтому книгу и не переводили в советском союзе), свидетельство бесчеловечности той войны. Свидетельство того, что уничтожались не только евреи. Потому что сейчас бытует такая точка зрения, что евреев - да, уничтожали, а всех остальных нет. Конечно, нет, их "всего лишь забивали насмерть, расстреливали или измочаливали на тяжких работах, а потом морили голодом". Нет, вы не подумайте, мне и в голову не приходит отрицать Холокост и то, что евреев и цыган планово уничтожали, это просто отголосок спора, который Я вела с одним человеком в жж, который мне доказывал, что евреев уничтожали, а для всех остальных чуть ли не рай был. Поэтому мне кажется, что эту книгу надо читать всем. Чтобы не приходилось вести такие споры. Чтобы люди ПОМНИЛИ. Хотя о чем Я говорю, эту тему поднимал еще и тогда сам Ремарк в книге:

Все вот это будут отрицать и постараются забыть. И нас тоже. И многие из нас тоже захотят все забыть.

И как удобно уже тогда было списывать все на приказ, что мне приказали. А этого вот я не знал (ну или не хотел знать, какая разница). И уже тогда можно было сказать:

Германия, которая всегда стремилась только к миру, подвергается жестокому и вероломному нападению. Неприятель, видя, что на поле брани он терпит поражение, в отчаянии хватается за последнее средство: вопреки всем нормам международного права он самым подлым образом бомбит мирные немецкие города. Разрушает церкви и больницы. Убивает беззащитных женщин и детей. Впрочем, ничего другого от этих недочеловеков и выродков ждать не приходится.

Это ж очень удобно видеть только те несправедливости, совершенные по отношению к ним. Правда уже тогда находились люди, которые начинали понимать.

— Мы их тоже бомбили. — Альфред неотрывно смотрел на дорогу. — И первыми начали. Я сам летал. На Варшаву, Роттердам, Ковентри. Это уж потом меня ранило, ну и демобилизовали.
Нойбауэр, не веря своим ушам, воззрился на шофера. Да что это такое творится сегодня? Сперва Сельма, теперь вот водитель! Неужто и впрямь больше никто не боится?
— Это — совсем другое дело, Альфред, — сказал он. — Совсем другое. То была стратегическая необходимость. А тут самое настоящее убийство.

Много страшного в этой книге. И вместе с тем книга на удивление светлая. Все-таки удивительное отношение у Ремарка к людям. Оно прослеживается во всех книгах. Он верит в людей, как мне кажется. Нет, он не приглаживает действительность. Да, у него в книгах, в том числе и в этой, описаны и дружба, и взаимовыручка, но он также описывает и поступки людей, которые возмущают до глубины души. Как развращает власть, как можно предавать своих товарищей, пытаться отобрать у них крохи еды. Он все это знает, видит, не закрывает на это глаза, несет и это в своих книгах, и вместе с тем он не осуждает их, он не ненавидит их. Он ненавидит такие поступки, однозначно их оценивает, поступки, но не людей, их совершивших.
И даже среди описаний всего этого ужаса находится место для крох юмора, для любви. И для нормальных человеческих чувств, последние следы которых пытались вытравить из людей фашисты.

Ведь это тоже очень важно… что-то давать…

Что-то давать, даже когда у тебя самого ничего практически нет. Чтобы остаться человеком.
Отзыв получился очень сбивчивым и почему-то совершенно сухим. Наверное, такое бывает, когда эмоции настолько переполняют, что выразить их просто нет никакой возможности.

eщё 104 рецензии
Осталось
221 день до конца года

Я прочитаю книг.

История

bez_nika
С самого начала. Не с озлобления,воспоминаний и ненависти. С самого просто. С ощущения жизни
Эту книгу я прочла в переломный момент своего существования. Эта книга дала надежду и силу двигаться...
Читать дальше
Ещё 2 истории

Книгообмен

Forestal

100 рублей.
Книга новая.
====================================================

Отправка книги почтой. Почтовые расходы оплачиваются отдельно, в зависимости от веса книги и вида почтового отправления.
перейти

JulyDelMomsen

Твердых переплет. Состояние отличное. Продам за 150:)
перейти

Gaki

перейти

Ещё 1 объявление