Дом на краю света

ISBN: 5-94145-320-5
Год издания: 2005
Издательство: Иностранка
Серия: Иллюминатор

HTML-код кнопки (для сайта/блога)
BB-код кнопки (для форума)

Теги

Описание

Роман-путешествие во времени (из 60-х в 90-е) и в пространстве (Кливленд-Нью-Йорк-Финикс-Вудсток) одного из самых одаренных писателей сегодняшней Америки, лауреата Пулицеровской премии за 1999 год Майкла Каннингема о детстве и зрелости, отношениях между поколениями и внутри семьи, мировоззренческой бездомности и однополой любви, жизни и смерти.

Эти книги тоже могут вас заинтересовать

Рэй Брэдбери - Марсианские хроники
Рэй Брэдбери 3247 читателей 141 рецензия 265 цитат
Фрэнсис Скотт Фицджеральд - Ночь нежна
Фрэнсис Скотт Фицджеральд 3518 читателей 242 рецензии 1026 цитат
Джек Керуак - В дороге
Джек Керуак 2192 читателя 150 рецензий 467 цитат

Рецензии читателей

Майкл Каннингем - Дом на краю света
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


17 октября 2012 г., 00:01

Галактики взрываются у него над головой, а он в одних трусах в горошек (с) - да ведь это же про меня. Что-то происходит, по сути происходит всё, а я не готова, или же ничего не происходит, а я подпрыгиваю от нетерпения - ну вот, вот, сейчас, ну же..облом. Так всегда, и только трусы могут быть и в цветочек, и в горошек, и в барашки - опционально.
Мы много что собираемся сделать. Скоро, через час-другой, вечером, завтра, на следующей неделе.
Собираемся, откладываем на потом, не пользуемся какими-то вещами - они ж чересчур хорошие, на лучшие времена отложить их; думаем, мол, надо восстановить отношения с теми и теми, а всё как-то некогда. И на переднем плане ты сам. А потом поздно. Грустно.
Герои Каннингема живут предварительной жизнью, в расчёте на то, что что-то настоящее, значительное - отношения, чувства, события - случится с ними потом, в будущем. А на самом деле, всё было вот сейчас, прямо сейчас.
Острое чувство бесприютности и одиночества. Женщины, мужчины очарованы, отравлены, заражены духом шестидесятых - потерянность, беспечность, ожидание перемен. А ведь они уже произошли, эти перемены, мало того - происходят каждую минуту, непрерывно. Только вы не заметили, вы всё ещё ожидаете чего-то несусветно-замечательного, неординарного и яркого. Не серого - индиго, электрик, фуксия.
Джонатан, Бобби, Клэр - любовный треугольник, но это совсем не история гомосексуальной любви, положившей на лопатки любовь гетеросексуальную, нет - просто история любви, подпорченной сомнениями и страхами.
Как это - быть Джонатаном - всю жизнь любить человека и не осмеливаться сделать решительный шаг навстречу, потому что это настоящее? это оно? может быть, нужно ещё немного подождать? ведь будет знак, да?
Как это - быть Клэр - одинокой женщиной, которая потихоньку перестала быть молодой, а потом полюбила неподходящего человека, даже двух - но не могла себе в этом признаться, а продолжала населять свой выдуманный мир иллюзиями семейной жизни - вроде бы да, почти, но нет, не то.
Как это - быть Бобби - человек-пластилин, добрый, гибкий, мечтательный. Он готов помочь, утешить, подставить плечо и спину, он любит всех - но Клэр просто любит, а без Джонатана не может жить.

Прекрасная книга. Отчаянная, грустная, правдивая. Это было больно и пронзительно хорошо.

Майкл Каннингем - Дом на краю света
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


22 июля 2011 г., 21:36

«Дом на краю света» я заранее представляла себе эдаким кинороманом. А весточка о том, что плотность геев на страницу текста сделает и гея гомофобом, заставила думать о Каннингеме как об Альмодоваре от литературы. Да и в процессе чтения ориентиры нашлись. «Баллада о Джеке и Роуз» (со стремлением удержать 60-е, инцестуальными порывами и обаянием американской глухомани) — для «Части первой». «Часть вторая» началась как какая-нибудь «Загадочная кожа» (с влюбленностью девушки в друга-гея, отъездом в Большой Город и беспорядочным съемом партнеров) — но тут же убедила меня в несостоятельности любых сравнений. Пушо, во-первых, Каннингем написал «Дом» задолго до повальной моды на выдавливание пост-хиппанских подростковых прыщей в кино.

Во-вторых, сила воздействия не сравнима с любой фильмой. Он пишет так ловко, почти не скатываясь в пошлую афористичность «за жизнь», что мысли надолго входят в эту надеждую колею. То и дело ловишь себя на том, что подмечаешь какие-то вещи в стиле, характерном для героев. Наконец, падение интереса к роману вовсе не прямо пропорционально времени, прошедшему с финала. Я не заставила себя расстаться с книгой даже в материальном плане — болтается в сумке; не говоря уж о том, что с некоторыми вещами так и не смирилась. С тем, например, что взрослая Ребекка вряд ли вспомнит (или узнает), как слабый Эрик плясал для нее с игрушечной обезьянкой. А болезненнее всего те вещи, которые легко пропустить. Вот паника Боба, когда Джонатан прыгает в ледяную воду («увидел взметнувшиеся вверх осколки») — это боязнь потерять друга или ретроспективный ужас из-за брата, взметнувшихся осколков вокруг тела которого когда-то не успел испугаться? Или то, как неуловимо автор состаривает героев, делая их похожими на родителей. В этом издании все сопровождается дикими переводами названий рок-хитов («Пурпуровая мгла» — спасибо, что не «Сиреневый туман»), и это придает легкий налет веселого фамильярного кретинизма.

И через всю книгу — не новая, но нужная мысль об исконном одиночестве человека из-за его способности посочувствовать чужой боли, но неспособности ее почувствовать. Нет ведь никаких «ангелов с одним крылом, которые могут летать лишь обнявшись». Есть слепые и хромые, которые ведут друг друга. И никакой это не кинороман, а самый настоящий роман-роман со сложной генеалогией проблем и таким чистым их видением, что хочется непременно дать книгу своим консервативным родителям. И да не убоятся они нетрадиционной любви — тем более, любовь главных героев скорее внеземная, чем нетрадиционная.

Майкл Каннингем - Дом на краю света
написал рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


31 июля 2012 г., 00:08

Долго мечтал познакомиться с прозой Каннингема. С тех самых пор, как влюбился в фильм "Часы", снятый по его роману. И все-таки для первого знакомства я выбрал иной роман - первый, с чарующе-тоскливым названием. "Дом на краю света".
Это одна из немногих книг, из которой не хочешь возвращаться в реальность, по которой скучаешь, когда она окончится, героев которой не хватает, как старых друзей (только вот Клэр не смог простить). Книга настолько же светлая, насколько и грустная. И безумно красивая книга. Давно не читал настолько красивой прозы. Целые сцены застревают в сознании и не отпускают.
Звездное небо над пустыней в Аризоне, по которой бредут два одиноких человека - и звезды падают над ними. Вечерний Нью-Йорк, небоскребы, озаренные золотом заката, и снова двое - опасливо прикасающиеся друг к друг льдинками. Белый ангел на кладбище, хранящий покой ушедших, и целое море люцерны где-то на краю света. И дом - источенный термитами, наскоро отремонтированный неумелой рукой, оберегаемый от разрушений надеждой на пристанище и бегство. Дом в поле люцерны. Почти нерреальный, кажущийся миражом, но такой необходимый.
И несмотря на то, что именно Дом вынесет в заглавие романа, он о другом - о бездомности. Нашей всеобщей бездомности. Бесприютности и сиротливости. Каждого и всех. Человечества.
Человек в пространстве романа заблудился, не найдя приюта. Он заблудился в себе самом, потеряв этого самого себя, в поисках чего-то настоящего, другой жизни, более осмысленной, более счастливой. Или же заплутал в целой вселенной. Как часто частный план меняется на общий. Двое беседуют в спальне, а над ними бесконечно проносятся самолеты, из ниоткуда и в никуда, вестники других судеб, хранители далекого. Над головой человека взрываются галактики, рождаются звезды, засасывают свет и время черные дыры, а он все такой же - одинокий, растерянный и немного смешной, потерянный в бесконечности мира. Пройдет время и прах его тоже потеряется - "в карликовом мире муравьев и неуклюжих бронированных жуков". Мы все блуждаем с одной тоской - о Доме. Пытаемся иногда ухватиться друг за друга, чтобы удержаться, не пытаясь найти даже любви, нет - просто ухватиться, ведь вдвоем идти уже не так невыносимо. И все же мы бесконечно одиноки в своей неспособности слышать другого. Так и бредем, глухие, застрявшие среди мира жуков и мира галактик, вдруг осознавшие, что жизнь совсем не та, как нам казалось или хотелось, что мир красив, но красотою жестокой. И какой-то эфемерный призрак дома на краю света, который мы обретем когда-нибудь - мы ведь все в него верим, и только поэтому и идем еще по дороге, бездомные, немножко нелепые и такие уставшие... Да, он там - на краю света, в поле люцерны, которая светится под полной луной. Для нас горит окно. Нас ждут и любят. И самое главное - дойти. Но просто ли, возможно ли?

Светились окна жилого комплекса. Совсем близко, но до них нельзя было дотянуться - для этого они были какими-то слишком реальными. Они были похожи на дыры, проделанные в темноте, чтобы пропускать свет из другого, более одушевленного мира. На какой-то миг я ощутил, что значит быть привидением: вот так же - только вечно - брести сквозь невероятную тишину, чувствуя близость, но так и не достигая никогда огней родного дома.


А может, стоит просто остановиться и прислушаться? К стрекоту, который издает при вращении Земля. К душе другого, идущего рядом и нуждающегося в нас? Помнится мне, героиня одной уильямсовской пьесы находила Дом в сердце этого другого и идущего рядом. Кто знает...
Когда-нибудь - дойдем.

Майкл Каннингем - Дом на краю света
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


22 марта 2012 г., 19:27

Думаю, не стоит говорить, что в этом произведении речь пойдет о геях. Об этом говорят все, нет, почти все рецензии на эту книгу.
Но я всё же скажу: я не увидела в них геев, они скорее маленькие, одинокие дети, которым не хватает тепла. Они нашли друг друга и со свойственным детям любопытством начали изучать своё тело и...увлеклись.
А ещё, я не увидела Бобби, одного из главных героев, так, как мне хотелось. Он был мне знаком, близок. Но не только потому, что в моей жизни был человек, со схожей судьбой... он был мне симпатичен. Сначала он вселял в меня боль, страх, потом уважение, и, наконец, восхищение. Он мечтал, хотел и добивался.
Загадкой для меня остается ещё и то, чего испугался брат Бобби, когда побежал от кладбища домой. Я рассчитывала, что Бобби отыщет его девушку и спросит, что же он тогда говорил, почему он побежал...
Но Майкл Каннингем оставил место для размышлений.

А так история необычна и привлекательна.
Каннингем пишет так легко и непринужденно, что ты не сразу осознаешь какие страшные темы он поднимает. У тебя лишь замирает сердце, ты перестаешь дышать и жадно пожираешь предложения, но страх появляется только тогда, когда ты прокручиваешь в голове то, что прочитал.
В этой книге есть многое: есть любовь. Дружеская любовь, платоническая любовь ,любовь к близким, любовь к ребенку,любовь к делу, любовь к жизни и к своему месту в жизни. Смерть. Внезапная смерть, естественная смерть, смерть которая тебя стережет, но упускает, и смерть, которая дышит тебе в затылок. А ещё в этой книге есть дом. В доме, поселился треугольник, но не "Необычный любовный треугольник" из двух мужчин и женщины (без учета ещё двух людей) ,а другой, более естественный, но так ярко выраженный именно здесь - жизнь, смерть и любовь.

2482d18ddb932058ecf4f58e47b93f11.gif

Майкл Каннингем - Дом на краю света
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


11 марта 2012 г., 20:01

Флэшмоб 2012, 3/12.

  Ну, начну с того, что на этой книге стоило бы жирными красными (или другими любыми яркими буквами) написать: Гомофобам вход воспрещен!!! Мне же очень и очень повезло – я не гомофоб, да и похлеще читала. Вообще, если бы меня, так сказать, заранее не подготовили мои друзья своими фанфиками об однополых отношениях, я бы наверняка бросила эту книгу, даже не дойдя до середины. И зря. Эта книга стоит того, чтобы ее дочитать.
 «Дом на краю света» поразил меня своей неспешностью. Каннингем никуда не торопится, и рассказывает о своих героях максимально много. Это очень увлекает, с каждой страницей в голове все четче и четче складываются образы героев, и от романа просто невозможно оторваться. Каждый из них имеет свои заморочки (кто-то гей, кто-то мечтает уйти от мужа, а кто-то любит сразу двоих и живет с двумя геями), свои проблемы, но все вместе они составляют одно черное пятно. В том смысле, что все они несчастны (может не всегда, но большинство времени). Так же не могу не отметить то, что история рассказывается от разных лиц, что делает роман еще более интересным, ведь всегда увлекательнее смотреть под разными углами, нежели под одним.
  Ставлю книге 10/10.

Майкл Каннингем - Дом на краю света
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


21 марта 2013 г., 22:37

Трудно избежать чувства одиночества. Где бы ты ни находился.


Очень люблю, когда в лотерее "Дайте две!" выпадает на прочтение книга, которую ты сам давно занес в перечень ближайшего, но все по каким-то причинам откладывал. А тем более если это Майкл Каннингем. "Дом на краю света" - один из первых его романов, в котором уместилось многое. Без перегибаний палки, самое то, словно весами отмеряли.
Примечательно, что путешествие по страницам романа идет легко и не обременяет - ты просто послушно следуешь туда, куда отведет тебя автор, эпизод за эпизодом узнавая все ближе главных действующих лиц и то, что составляет их каждый день и каждый час, их мечты и чаяния. Внезапно откуда-то появляется безграничное терпение, хочется сперва дослушать эту историю до конца, и только потом делать выводы. А рассуждать есть о чем, для меня вообще загадка, как Каннингем это делает, как ему удается прятать среди строк важные истины, а иногда целые пространные рассуждения. Как он это делает, как ему это удается?

"Дом на краю света" - это целое полотно, в котором нити семьи и одержимости семьей, любви, одиночества, падения и возрождения собраны воедино. Непростой контекст - гомосексуализм и необычный любовный треугольник - не только внезапно не помешали воспринимать эту историю, а в какой-то степени даже помогли ей раскрыться, показать на полную и без прикрас, насколько человек может быть одиноким и неприкаянным, если он не понимает, где его место в этой жизни. Кто-то скажет, чего ему не хватало, зачем этот бред в его голове?! Джонатан, прекрати маяться дурью и иди работать как все! Но я прекрасно понимаю Джонатана, не смогу понять его ситуацию в плане действующих лиц и обстоятельств, но легко могу понять то щемящее чувство, когда вот есть ты, такой отличный парень и весь из себя, ты молодец, но почему-то даже на самой шумной улице, даже в кругу людей, которым ты небезразличен, ты все равно один. Ужасное ощущение, и не каждому удается найти в себе силы его победить.

Отдельным пунктиком романа Каннингема, конечно же, является семья. Какой должна быть идеальная семья? Какими должны быть идеальные отношения в семье и должны ли они быть идеальными вообще? Автор не наседает, не навязывает читателю мысли, просто дает пищу для размышлений и пару зарисовок для примера. Словно учитель, который мягко поясняет, что жизнь и учебник - это не одно и то же. Здесь, думаю, каждый найдет что-то особенное для себя. Кто-то посочувствует родителям Джонатана, кто-то примет сторону Бобби и его непростой семьи (вспомнить хотя бы влияние брата), кто-то пустится в критику отношений Джонатан-Бобби-Клэр, а кто-то просто отвернется от всех них, и в чем-то тоже будет прав. Здесь нет одной правды, лишь семья и множество путей, по которым семья может развиваться.

Как итог - после прочтения в голове все еще крутится ворох мыслей на тему семьи, не остановить. Вот ворох, но какой-то при этом систематизированный, без беспорядка и хаоса, просто система мысль - пример из жизни. А тема одиночества...надеюсь, со временем я лучше научусь с ним справляться. Или хотя бы просто не показывать окружающим, как порой бывает больно, если тебя не слышат.

Майкл Каннингем - Дом на краю света
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


30 сентября 2012 г., 02:10

Ночь - прожитых дней вуаль,
Ночь - грешной души печаль,
Ночь - прошлое гонит прочь
В ночь, темную ночь...

Сергей Трофимов


Ночь за окном. Я перевернула последнюю страницу. Пребываю в прострации минут 10, не меньше – не двигаюсь, не думаю, не чувствую – вакуум. Ночь обволокла, заворожила, черной бархатистой вуалью смахнула многолетнюю пыль с моего бренного земного тела… Сегодня и вчера я – апрельская ведьма Акссельсон, которая глубокими ночами проникает внутрь телесной оболочки, всасывая, вбирая в себя всю суть, эго, «я» человека. Я – сэр Макс Макса Фрая, считывающий информацию о жизни, чувствах, мыслях человека в одно мгновение - пока щелкает затвор фотоаппарата. Я прожила эту книгу. Первые два дня я глотала ее, давясь и захлебываясь, вторые два – растягивала удовольствие, наслаждаясь каждой новой строчкой, рождающей новую эмоцию…
Ни один персонаж мне не близок. Я могла бы быть каждым из них. Что странно: чувства каждого героя понятны, близки, не осуждаемы мною, ханжой – откуда такое противоречие? Каннингем, безусловно, творец – он создал не книгу, не историю, но саму жизнь, протекающую изначально в холодном мрачном Кливленде, затем в коричневом неуёмном Нью-Йорке, близ внеземной мощи Аризонской пустыни, под конец в «кратере потухшего вулкана» - мирно посапывающем Вудстоке. И куда бы не занесла жизнь двух взрослых мужчин Джонатана и Бобби, два мальчика – Джонатан и Бобби – будут вместе. Всегда. Где бы они ни находились. Потому что они – единое целое. Потому что любовь их не знает географических названий и не считает верст. Потому что детство навсегда остается с нами…

Майкл Каннингем - Дом на краю света
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


13 июня 2013 г., 19:15

Одиночество.

Задумывались ли вы когда-нибудь об одиночестве? О всех тех людях, которые утром выбираются из постели, собираются и едут на работу в транспорте, окруженные толпами таких же не до конца проснувшихся полузомби. На работе за чашкой кофе они перебрасываются анекдотами и сплетнями с людьми, с которыми вынуждены проводить 8-9 часов в одном помещении. Вечером в пятницу они встречаются с давними знакомыми за бокалом-другим пива, перемывают кости знакомым и строят очередные планы на будущее, которым не суждено сбыться. А потом возвращаются к людям, с которыми делят дом и постель, но которые точно так же, как и все остальные, встреченные за день, чужие. Либо стали ими, либо были таковыми всегда.

Сколько их, таких вокруг? Маскирующих свое одиночество за ширмой из дорогих шмоток, девайсов и пригласительных в модные клубы? Тех, кто так и не встретил, или встретив не сумел рассмотреть того, кто сумел бы заполнить пустоту в жизни и наполнить ее смыслом. Или встретил, но так и не сумел признаться сам себе, что именно этот человек, вопреки всем предрассудкам бурлящим в обществе, и есть тот самый?

Каннингем отнюдь не пропагандирует гомосексуализм, как может показаться посмотрев на содержание романа беспощадно вываленное на всеобщее обозрение в аннотациях и рецензиях. Это намного более глубокая история о пустоте, безнадежности, упущенных возможностях и опустившихся руках. Она не только о поколении детей Вудстока и их собственных детей, она и о нашем поколении, которое все так же готово сидеть и ждать с моря погоды, не предпринимая ни малейших усилий для того, чтобы пробить эту стену неудовлетворенности собственной жизнью.

Очень красиво написанная грустная, но в тоже время светлая история.

Хочу теперь фильм посмотреть, но боюсь разочароваться, потому что абсолютно не представляю себе, как можно перенести это на экран не растеряв по пути половину очарования этого романа.

ФМ-2013: 7/19

Майкл Каннингем - Дом на краю света
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


28 декабря 2011 г., 02:35

      - Надеюсь, что теперь ты счастливее, чем раньше
      - На самом деле нет, но это может произойти в любой момент

Я не знаю, как написать хоть что-нибудь о сюжете, чтобы не проспойлерить. Даже просто перечислить главных героев – и уже получатся не просто намёки, а остов. Хотя это настолько не имеет значения, что расскажи я даже всю книгу от первой до последней страницы, всё равно вы о ней ничего не узнаете. Потому что не это здесь главное, а то, что изнутри и между ними. Не кто, а почему; не где, а как и зачем. Мотивы, поступки, мысли. Глубина, психологизм.

Чёрт, Каннингем, как тебе это удаётся? Такое обстоятельное, неспешное течение, неспешно-обволакивающее повествование, даже созерцательность, без надрыва и надлома – и такая мощь! Откуда?! Как?! Я потрясена... Были моменты, напрочь выбивавшие меня из колеи, вгонявшие в ступор, моменты, просто вынуждавшие остановиться, сделать вдох (потому что я забывала, что нужно дышать), принять – и только потом идти дальше. Всё-таки я люблю писателей-мужчин. Ну не смогла бы женщина так написать, так цепко и проникающее, не скатившись к излишней чувственности и нежности. Только вот откуда он так понимает, так знает изнутри о женском?..

Целые потоки мыслей, но без абстрактной банальной афористичности, безумно красивые образы и сравнения, интересные и точные в своей необычности фразы:

... Я еду на плечах у отца — одновременно всадник и пленник его огромности.

... На понимание этого ушло почти шестьдесят лет. Я хотела сказать ему, что мёртвым мы должны еще меньше, чем живым, и что наша единственная, хотя и весьма сомнительная, возможность счастья – в безусловном приветствии перемен.

... А знаешь, если казаться не тем, кто ты есть на самом деле, можно получить не ту работу, не тех друзей, бог знает что еще. Не свою жизнь.

... Я смотрю в её испуганное стареющее лицо. Мне кажется, я понимаю, что ужасает её сильнее всего: утерянная возможность выдумывать своё будущее. Теперь мы лишь исполнители того плана, который созрел на автостраде по пути в Пенсильванию. Теперь хорошее – это ожидаемое, а непредвиденное, как правило, означает неприятности.

... Мы ехали по Пенсильвании, раскручивающейся перед нами как бесконечный бумажный рулон.

... За годы раздельной жизни мы потеряли чувство естественной неизбежности чужого присутствия. Мы были как родственники двух умерших друзей.

... Крупные, как десятицентовые монетки, снежинки, мерцая, порхали вокруг фонарей. Владельцы соседних магазинов с таким остервенением расчищали тротуар, словно это были не сугробы, а ошибки молодости, настигшие их в самый неподходящий момент.


Еще одна. И вот еще. Снова. Но однажды я просто плюнула и перестала помечать цитаты – так можно полкниги заморозить. Лучше я когда-нибудь просто перечитаю. Наверняка перечитаю.

---
Спешно вылив свои первые, самые ценные впечатления (пока они не обтесались временем и размышлениями), читаю чужие рецензии. А внутри дрожь. Такая мощная книга. Невероятная.

Дом — это тоже способ бегства. Он наш, он дам нам, чтобы мы могли уходить и возвращаться.
Майкл Каннингем - Дом на краю света
написала рецензию на книгу
Майкл КаннингемДом на краю света


14 февраля 2013 г., 18:47

Да уж, в писательском мастерстве Каннингему не откажешь! Так остро, пронзительно и красиво написать об одиночестве среди людей, поисках себя и своей дороги в жизни, о любви и нежности, о дружбе, дано не каждому!
Но мне книга не очень понравилась, она просто не моя. Я не гомофоб и не ханжа, меня она не смутила, не возмутила и не поразила. Читала я и более откровенные вещи. Но вот история мне не понравилась. Чувства, мысли, как рассказано — да, а персонажи и сюжет — нет. Бывает же!
В моем обывательско-мещанском мирке нет места такому образу жизни, отношению к ней, свободе в таких проявлениях. Я не отрицаю, что это существует, что все живут и чувствуют по-своему, ни в коем случае! Я говорю, что мне это не близко! Я верю, что и однополая любовь может быть стабильной, красивой и умиротворенной. Счастливой, одним словом.
Честно говоря, я не знала какую оценку поставить: пока читала, металась от двух до пяти. По окончании поставила тройку. Но вот прошло несколько часов, а книга не отпускает. Я точно знаю, что перечитывать я ее никогда не буду, друзьям советовать — тоже. Но роман я запомню, это точно! Книга не оставила равнодушной, чем-то все-таки зацепила, а значит автор сумел написать нечто неординарное, что даже если отрицаешь — тебя все равно притягивает. И оценка "три" уже кажется мне несправедливой!
Разноплановые, сумбурные впечатления. Странные отношения — странная книга. Но талантливо! Хотя дальнейшее знакомство, скорей всего, не состоится!

Все рецензии читателей...